Проблема защиты прав человека в контексте совершенствования регламентации СНГ об охране здоровья граждан

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 

Cлушатель Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации.

Аннотация: 

В настоящей статье рассматривается проблема защиты прав человека в контексте совершенствования регламентации СНГ об охране здоровья граждан. Приводятся модельные законы СНГ в области охраны здоровья граждан и анализ действующего медицинского права. Выносится вопрос о предоставлении гарантий и обеспечении охраны и защиты прав пациентов. Автором проанализированы общие положения уголовных кодексов стран СНГ и модельные положения медицинского кодекса. Приводится статистика смертей пациентов, вследствие халатного обращения врачей. Также подробно раскрыт вопрос о ненадлежащем распределении медикаментов первой необходимости для граждан. Уделяется внимание, закреплению норм, определяющих условия предоставления паллиативной помощи безнадежным больным. Закреплена авторская позиция, касательно разработки в Российской Федерации нового нормативно-правового акта, содержащего элементы новизны в вопросах о предоставлении пакета прав пациентам и потребителям, а также, привлечения к мерам ответственности медицинского персонала за грубое нарушение своих профессиональных навыков.

Ключевые слова: 

Защита прав человека, СНГ, охрана здоровья граждан, медицинский кодекс, гарантии пациентам, Устав Всемирной организации здравоохранения, этические нормы, врачебная тайна, медицинское право.

Межпарламентская Ассамблея государств – участников Содружества Независимых Государств (МПА СНГ) постепенно своей модельно-законодательной практикой формирует все более устойчивое поле взаимодействия законодательств государств - участников СНГ и, соответственно, основу для интеграционных процессов. Однако по вопросам охраны здоровья граждан и прежде всего – защиты прав пациентов, считаем, МПА СНГ продвигается недостаточно эффективно. Следует признать, ко дню сегодняшнему МПА СНГ принято достаточно много актов. В числе таковых: Модельный закон СНГ «О защите прав и достоинства человека в биомедицинских исследованиях в государствах – участниках СНГ» от 18.11.2005[1], Модельный закон СНГ «Об основах медико-социальной защиты граждан, больных сахарным диабетом» от 04.12.2004[2], Модельный закон СНГ «О государственном социальном страховании» от 06.12.1997[3]. Принята Концепция модельного закона «О противодействии ВИЧ/СПИДу в государствах – участниках СНГ»[4] Сегодня на рассмотрении МПА СНГ находятся проекты модельных законов «О народной медицине», «О страховой медицине», «О защите репродуктивных прав граждан»[5] Однако заявленный к рассмотрению и обсуждавшийся проект Медицинского кодекса для государств – участников СНГ постановлением Совета МПА СНГ от 02.12.2009 № 45 был исключен из повестки рассмотрения и планов модельно-законодательной деятельности МПА СНГ[6]. Среди многочисленных вопросов, которые ожидаемо могли найти свое отражение в указанном, к сожалению, снятом с повестки дня, проекте Медицинского кодекса для государств – участников СНГ, следует особо отметить вопроса защиты прав пациентов. Это, полагаем, сегодня одна из важнейших проблем современного медицинского права и не только модельного законодательства СНГ, но, в первую очередь, национальных законодательств участников СНГ. Неудачная попытка принятия указанного акта на уровне СНГ актуализирует необходимость обращения к опыту реформирования законодательства о здравоохранении на уровне конкретных государств – участников СНГ. Задача совершенствования законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, получившая новый импульс в связи с обсуждаемым проектом Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»[7], актуализирует вопрос о содержании понятий «права пациента» и «защита прав пациента», а также о полноте существующих гарантий защиты прав пациента в Российской Федерации. В общем виде, Словарь русского языка С.И. Ожегова определяет пациента как больного, лечащегося у врача[8]. Исходя из устоявшегося более глубокого понимания указанного понятия, следует отметить, что правоотношения между учреждением здравоохранения (или врачом) и пациентом являются более узкими, нежели отношения по охране здоровья в целом, являются несколько обособленными и специфическими. Охрана здоровья не исчерпывается только лишь мероприятиями лечебного или медико-реабилитационного характера, но включает мероприятия также в области экологии, обеспечения безопасности воды и продуктов питания, целый ряд различных социальных прав, в частности – прав отдельных категорий населения (беременных женщин, несовершеннолетних и др.). Одной из важнейших задач государства в области здравоохранения является гарантирование, обеспечение, охрана и защита прав пациентов. Актуальность научных исследований, посвященных защите прав и законных интересов пациентов в процессе оказания медицинской помощи, связана с повышенной социальной значимостью исследуемой проблемы. Здоровье каждого является защищаемым Конституцией РФ благом. Современное состояние обеспечения соблюдения прав пациентов, юридические гарантии их реализации, к сожалению, не в состоянии свести к минимуму возможные нарушения в исследуемой сфере. Согласно статье 1 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22.07.1993 № 5487-I (с последующими изменениями), охрана здоровья граждан – это совокупность мер политического, экономического, правового, социального, культурного, научного, медицинского, санитарно-гигиенического и противоэпидемического характера, направленных на сохранение и укрепление физического и психического здоровья каждого человека, поддержание его долголетней активной жизни, предоставление ему медицинской помощи в случае утраты здоровья. Предметом гарантий прав пациента являются общественные отношения, связанные с оказанием человеку медицинской помощи. А потому содержание понимания, толкования и реализации прав пациента и объема их гарантий зависит от степени научно-медицинского, научно-технического и культурного развития общества. Человек, обратившийся за помощью в медицинское учреждение, становится в этих отношениях пациентом, создает договорные отношения с этой организацией, а следовательно – приобретает права в пределах отношений с указанной организацией. При этом обращающийся в медицинское учреждение пациент обладает и множеством иных прав, связанных с его личностью, с его статусом (инвалид, несовершеннолетний, беременная). Указанные права человека сопряжены с правом пациента, а в широком понимании последнего своими элементами входят в его структуру. С другой стороны, человек, не приобретший договорных отношений с какой-то медицинской организацией, вследствие этого не может быть не признан пациентом в случае необходимости оказания ему экстренной медицинской помощи. Следует также выделить и права потребителя. Поскольку таковые проистекают из природы оказания медицинской услуги. Так, по мнению А.В. Тихомирова, в качестве потребителя услуг пациент обладает следующими правами: «1) право на безопасность услуг (статья 7 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» от 07.02.1992 № 2300-1 (с последующими изменениями)); 2) право на информацию об исполнителе и об услугах (статьи 8–10 Закона РФ «О защите прав потребителей»). Право пациента на информацию об исполнителе и об услугах не тождественно праву на информацию о собственном здоровье; 3) право на соблюдение исполнителем сроков оказания услуги (статья 27 Закона РФ «О защите прав потребителей»). Применительно к оказанию медицинских услуг сроки их оказания имеют значение прежде всего в контексте своевременности; 4) право на соблюдение исполнителем качества оказываемых услуг и отсутствие недостатков оказанных услуг (статьи 29 по смыслу статьи 4 Закона РФ «О защите прав потребителей»); 5) право на информацию об обстоятельствах, которые могут повлиять на качество оказываемой услуги (статья 36 Закона РФ «О защите прав потребителей»); 6) право не обладать специальными познаниями о свойствах и характеристиках услуг (пункт 2 статьи 12 Закона РФ «О защите прав потребителей»); 7) право на выбор и использование применимых санкций за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору: безвозмездного устранения недостатков, соответствующего уменьшения цены оказанной услуги, возмещения понесенных расходов по устранению недостатков своими силами или третьими лицами, расторжения договора и полного возмещения убытков»[9]. Вместе с тем, право пациента – существенно шире права потребителя. Часть 1 статьи 41 Конституции Российской Федерации гласит: «Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь». Согласно части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. В частности, пункт 1 статьи 12 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах от 16.12.1966 гарантирует право каждого человека на «высший достижимый уровень физического и психического здоровья». Гражданский кодекс Российской Федерации (пункт 1 статьи 150 Гражданского кодекса Российской Федерации) ставит здоровье человека в ряд важнейших, принадлежащих человеку от рождения неотчуждаемых нематериальных благ. Статья 30 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан определяет нижеследующие права пациентов и гарантии таких прав (правда, с уточнением «при обращении за медицинской помощью и ее получении»): 1) уважительное и гуманное отношение со стороны медицинского и обслуживающего персонала; 2) выбор врача, в том числе врача общей практики (семейного врача) и лечащего врача, с учетом его согласия, а также выбор лечебно-профилактического учреждения в соответствии с договорами обязательного и добровольного медицинского страхования; 3) обследование, лечение и содержание в условиях, соответствующих санитарно-гигиеническим требованиям; 4) проведение по его просьбе консилиума и консультаций других специалистов; 5) облегчение боли, связанной с заболеванием и (или) медицинским вмешательством, доступными способами и средствами; 6) сохранение в тайне информации о факте обращения за медицинской помощью, о состоянии здоровья, диагнозе и иных сведений, полученных при его обследовании и лечении, в соответствии со статьей 61 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан; 7) информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство в соответствии со статьей 32 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан; 8) отказ от медицинского вмешательства в соответствии со статьей 33 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан; 9) получение информации о своих правах и обязанностях и состоянии своего здоровья в соответствии со статьей 31 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, а также на выбор лиц, которым в интересах пациента может быть передана информация о состоянии его здоровья; 10) получение медицинских и иных услуг в рамках программ добровольного медицинского страхования; 11) возмещение ущерба в соответствии со статьей 68 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан в случае причинения вреда его здоровью при оказании медицинской помощи; 12) допуск к нему адвоката или иного законного представителя для защиты его прав; 13) допуск к нему священнослужителя, а в больничном учреждении на предоставление условий для отправления религиозных обрядов, в том числе на предоставление отдельного помещения, если это не нарушает внутренний распорядок больничного учреждения. Следует отметить, что данный перечень не является закрытым, исчерпывающим. Так, указанная статья 30 (последний абзац) Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан устанавливает, что в случае нарушения прав пациента он может обращаться с жалобой непосредственно к руководителю или иному должностному лицу лечебно-профилактического учреждения, в котором ему оказывается медицинская помощь, в соответствующие профессиональные медицинские ассоциации либо в суд. Это одновременно и одно из прав пациента, и одна из гарантий прав пациента. Статья 31 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан детализировано устанавливает право пациента на получение информации о состоянии его здоровья и гарантии этого права. К правам пациента обоснованно также отнести право на врачебную тайну (тайну информации, содержащейся в медицинских документах гражданина, информации, известной медицинскому персоналу о состоянии его здоровья и о производимом лечении). Детально понятие и гарантии врачебной тайны закреплены в статье 61 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан. В указанной статье так же обозначены случаи, когда допускается предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина. Незаконное распространение сведений, составляющих врачебную тайну с учетом причиненного гражданину ущерба влечет дисциплинарную, административную или уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Статья 33 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан определяет основания и правовые возможности для отказа от медицинского вмешательства, дает право гражданину отказаться от медицинского вмешательства или потребовать его прекращения; при этом пациенту в доступной для него форме должны быть разъяснены возможные последствия. По данным общероссийской общественной организации «Лига защиты пациентов» причины обращений, связанные с нарушением прав граждан как пациентов, можно классифицировать следующим образом: 1) нарушение этических норм: грубость врача, нежелание объяснять риски, комментировать состояние здоровья, показывать альтернативы и т.п.; 2) необеспеченность лекарственными средствами в поликлиниках по льготам и в стационарах по программе госгарантий (лекарства малодоступны из-за цен на них); 3) очереди к специалистам и отсутствие ряда специалистов в поликлиниках; 4) невозможность получить копии медицинских документов; особенная проблема, не урегулированная законодательством, — родственники погибших не могут получить ни документы, ни их копии; 5) жалобы инвалидов: не дают группу или не ту группу, снимают инвалидность или группу; 6) легальное и нелегальное взимание денег за медпомощь, входящую в базовую программу госгарантий; 7) жалобы на качество медпомощи, включая «врачебные ошибки», вред здоровью или жизни; 8) отказы в медицинской помощи по причине отсутствия полисов ОМС; немотивированные отказы в медпомощи: не забирает «Скорая», отказ от госпитализации в стационары; проблемы с устройством в федеральные учреждения из регионов; 9) невозможность сменить лечащего врача и/или медицинское учреждение; 10) проблемы с наличием (или использованием) оборудования в поликлиниках и стационарах; 11) отсутствие ухода в стационарах за больными, взимание денег за уборку палат, смену белья; 12) затянутость судебных разбирательств и низкая компетентность юристов; 13) использование неразрешенных лекарственных средств, БАДов; 14) нежелание страховых компаний защищать пациента, особенно в судах; 15) некомпетентность или нежелание сотрудников правоохранительных органов разбираться в вопросах врачебных правонарушений; 16) отсутствие независимых экспертов.[10] Указанный выше, широко обсуждаемый ныне законопроект «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» определяет пациента как «человека, нуждающегося в медицинской помощи, получающий медицинские услуги или обратившийся за оказанием медицинских услуг независимо от наличия у него заболевания» (пункт 9 статьи 2 законопроекта). Однако общий объем и мера детализации закрепляемых этим законопроектом гарантий прав пациентов, по нашему мнению, не отвечает современным требованиям и существенно хуже, чем в аналогичных законах европейских стран (например, во Французском Кодексе здравоохранения). Следует безусловно позитивно оценить то, что в законопроекте «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» закреплена гарантия: «Проведение мероприятий по охране здоровья не должно носить бесчеловечный характер или унижать честь и достоинство граждан» (часть 2 статьи 5), – в отличие от действующих Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22.07.1993 № 5487-I (с последующими изменениями), где подобных норм не было. Но никакого развития этого подхода далее в законопроекте мы не обнаруживаем. Отсутствуют комплекс норм о деонтологических основаниях медицинской деятельности, нормы, гарантирующие реальную бесплатность и своевременность (не через полгода или несколько лет ожидания «в очереди» на дорогостоящую процедуру или дорогое редкое лекарство) лечения тяжело больных детей. В принципе, в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденной Распоряжением Правительства Российской Федерации от 17.11.2008 № 1662-р, справедливо говорится: «Чтобы улучшить ситуацию с состоянием здоровья граждан, необходимо обеспечить качественный прорыв в системе здравоохранения. Отрасли нужны инновационные разработки в сфере профилактики, диагностики и лечения заболеваний (включая восстановительное), эффективная система подготовки и переподготовки медицинских кадров, современные высокотехнологичные информационные системы». Однако же основной и главнейшей проблемой современной системы оказания медицинской помощи в России мы видим нравственное состояние врачебного корпуса и его отношение к больным, а также к тем своим представителям, кто отступает от нравственных требований и ограничений врачебной профессии. Поэтому усиление корпуса норм о гарантиях защиты достоинства пациента во время медицинских манипуляций мы считаем совершенно назревшим сегодня. Особенный внимание, на наш взгляд, следовало бы уделить закреплению норм, определяющих условия предоставления паллиативной помощи безнадежным больным (речь ни в коем случае не об эвтаназии, напротив – об особом уходе за такими больными). Законопроект касается вопроса паллиативной медицинской помощи (пункт 3 части 1 статьи 27 и целая статья 42), но это всего лишь по большей части декларативные рамочные нормы. Тогда как, к примеру, во Французском Кодексе здравоохранения этому вопросу уделено несопоставимо большее внимание. Согласно определению Всемирной организации здравоохранения от 2002 года, паллиативная помощь - направление, целью которого является улучшение качества жизни инкурабельных больных и их семей посредством предупреждения и облегчения их страданий, благодаря раннему выявлению, тщательной оценке и купированию боли и других физических симптомов, а также помощь в решении психосоциальных и духовных проблем[11]. Многие из тех, кто сталкивался с содержанием и качеством оказания медицинской помощи онкологическим больным в России, однозначно негативно оценивают существующую систему такой помощи. И одной из причин, полагаем, является именно несовершенство законодательства Российской Федерации, обходящего молчанием права онкобольных и равно особые обязанности медицинских работников по обращению с такими больными. Но и указанный выше законопроект не предлагает решений по этим вопросам. «Здоровье является состоянием полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствием болезней или физических дефектов», – так гласит одно из положений Устава (Конституции) Всемирной организации здравоохранения. Анализ существующих социологических исследований в области удовлетворенности оказанием медицинских услуг гражданами Российской Федерации[12], содержания и последствий реальных инцидентов в области нарушения прав пациентов дает необходимые и достаточные основания для вывода о том, что несмотря на наличие довольно обширной законодательной базы, регулирующей отношения в сфере охраны здоровья граждан, в том числе и права пациентов, на данный момент в России не урегулированы должным образом многие нюансы, что приводит к социальной незащищенности граждан как пациентов. ЛИТЕРАТУРА -------------------------------------------------------------------------------- [1] Модельный закон СНГ «О защите прав и достоинства человека в биомедицинских исследованиях в государствах – участниках СНГ» от 18.11.2005 // Информационный бюллетень. – 2006. – № 37. . (Последнее посещение 10.10.2011). [2] Модельный закон СНГ «Об основах медико-социальной защиты граждан, больных сахарным диабетом» от 04.12.2004 // Информационный бюллетень. – 2005. – № 34. . [3] Модельный закон СНГ «О государственном социальном страховании» от 06.12.1997 // Информационный бюллетень. – 1998. – № 16. . [4] . [5] . [6] . [7] Проект Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» // . (Последнее посещение 10.10.2011). [8] Ожегов С.И. Словарь русского языка: Ок. 60 000 слов и фразеол. выражений / Под общ. ред. Л.И. Скворцова. – 25-е изд., испр. и доп. – М.: Оникс; Мир и образование, 2007. –С. 660. [9] Тихомиров А.В. Права пациента // Здравоохранение. – 2001. – № 2. – C. 159–168. . (Последнее посещение 20.09.2011). [10] Саверский А.В. Права пациентов на бумаге и в жизни. – М.: Эксмо, 2009. – С. 21–24. [11] Цит. по: . (Последнее посещение 10.10.2011). [12] Всероссийское социологическое исследование мнения населения о доступности и качестве медицинской помощи // Заместитель главного врача: лечебная работа и медицинская экспертиза. – 2010. – № 4. . – 05.05.2010. Частично эти вопросы затронуты в: Понкина А.А. О проблеме врачебной ошибки // Наркология. – 2011. – № 9. – С. 88–91; Понкина А.А. Правовая суть врачебной ошибки: постановка задачи системного исследования // Юрист ВУЗа. – 2011. – № 9. – С. 61–64; Понкина А.А. Врачебная ошибка: постановка научной проблемы // Государственное управление и право. Вып. 10, 2010 / Под общ. ред. И.Н. Барцица. – М.: Изд-во МосГУ, 2010. – 184 с. – С. 174–177; Понкина А.А. Дефект медицинской помощи // Право и экономика: Сб. науч. трудов. – Вып. 1, 2011 / Под ред. Н.Н. Косаренко. – М.: Социум, 2011. – 78 с. – С. 53–61; Понкина А.А. Конституционно-правовые гарантии прав пациентов // Нравственные императивы в праве. – 2011. – № 2. – С. 77–86; Понкина А.А. Врачебная ошибка и врачебная халатность: проблема разграничения // Государственное строительство и право. Вып. 28, 2011 / Под общ. ред. Г.В. Мальцева; отв. ред. О.Н. Доронина. – М.: Изд-во МосГУ, 2011. – 197 с. – С. 186–190.

ЛИТЕРАТУРА: 

[1] CIS model law "On protection of human rights and dignity in biomedical research in the states - participants of CIS" from 18.11.2005 / / Newsletter. - 2006. - № 37. . (Last visited 10.10.2011). [2] CIS model law "On the basis of medical and social protection of citizens suffering from diabetes" from 04.12.2004 / / Newsletter. - 2005. - № 34. . [3] CIS model law "On State Social Insurance" of 12/06/1997 / / Newsletter. - 1998. - № 16. . [4] . [5] . [6] . [7] The project of the Federal Law "On the basis of health protection in the Russian Federation» / / . (Last visited 10.10.2011). [8] S. Ozhegov Russian dictionary: Approx. 60,000 words and frazeol. Expressions / Ed. Ed. LI Skvortsov. - 25 th ed., Rev. and add. - New York: Onyx, Peace and Education, 2007. -C. 660. [9] A. Tikhomirov Patient rights / / Health. - 2001. - № 2. - C. 159-168. . (Last visited 20.09.2011). [10] AV Saversky Patients' rights on paper and in life. - New York: Penguin Books, 2009. - S. 21-24. [11], p. by: . (Last visited 10.10.2011). [12] All-Russian sociological study of public opinion about the availability and quality of health care / / Deputy chief physician: clinical care and medical expertise. - 2010. - № 4. . - 05.05.2010. Some of these issues addressed in: AA Ponkin The problem of medical error / / Addiction. - 2011. - № 9. - S. 88-91; Ponkin AA The legal nature of medical error: problem statement system research / / Lawyer university. - 2011. - № 9. - S. 61-64; Ponkin AA Medical error: setting the research problem / / Public administration and law. No. 10, 2010 / Ed. Ed. IN Bartsits. - Moscow: Publishing House of MosGu, 2010. - 184 p. - S. 174-177; Ponkin AA Defect health care / / Law and Economics: Sat. scientific. works. - Issue. 1, 2011 / Ed. NN Kosarenko. - New York: Society, 2011. - 78 p. - S. 53-61; Ponkin AA Constitutional and legal guarantees of the rights of patients / / moral imperatives in law. - 2011. - № 2. - S. 77-86; Ponkin AA Medical errors and medical negligence: the problem of demarcation / / State building and law. No. 28, 2011 / Ed. Ed. GV Maltsev; hole. Ed. ON Doronin. - Moscow: Publishing House of MosGu, 2011. - 197 p. - S. 186-190.

Заголовок En: 

Problem of human rights protection in the context of CIS regulation on health protection of citizens improvement

Аннотация En: 

The article covers some roblems of human rights protection in the context of CIS regulation on health protection of citizens improvement.

Ключевые слова En: 

Protection of human rights, CIS, health protection of citizens.