Правовое развитие и «конституция независимости» 1963 г. Республики Кения

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 

Мустафаева М.М. - Ассистент кафедры судебной власти, правоохранительной и правозащитной деятельности РУДН (0,7 авт.) Галушкин А.А. - Старший преподаватель кафедры судебной власти, правоохранительной и правозащитной деятельности РУДН, Научный сотрудник НИЛ ЮТ МГППУ, Независимый эксперт Минюста России (0,1 авт.)

Аннотация: 

Статья «Правовое развитие и «конституция независимости» 1963 г. Республики Кения» посвящена вопросу правового развития Кении в период борьбы за независимость. В статье рассматриваются развитие национально-освободительное движение за независимость Кении и положения шесть конституций (в 1948, 1952, 1954, 1957, 1960 и 1962 гг.) предоставленных Кении колониальными властями, а также положения «конституции независимости» Кении, принятой английским парламентом и введенным в действие приказом английской королевы в Совете 12 декабря 1963 года.

Ключевые слова: 

Кения, независимость, конституция 1963 года.

Национально освободительное движение за независимость Кении в своем развитии прошло ряд исторических этапов. Со времени назначения первого кенийца депутатом в законодательный совет (парламент) в 1944 г. и до получения независимости в декабре 1963 г. колониальные власти предоставили Кении шесть конституций (в 1948, 1952, 1954, 1957, 1960 и 1962 гг.). Отличались они тем, что число депутатов-кенийцев в парламенте постепенно увеличивалось. Так, в 1948 г. кенийцы имели четыре депутатских места, по конституции 1952 г. число их возросло до шести, а в 1954 г. африканцы были представлены уже восьмью депутатами[1]. Подъем национально-освободительной борьбы вынудил колонизаторов искать более гибкие формы управления, чтобы сохранить свои позиции в Кении. Зная силу и влияние трайбализма среди кенийских племен, под предлогом расширения африканского представительства в законодательном совете колонизаторы назначили в 1945 году в его состав депутата Одеда, представлявшего второе по численности населения племя луо. В дальнейшем его на этом посту сменил Оганга. Колониальное правительство предпринимало комплекс мер и средств для сохранения своего господства - от вооруженного подавления выступлений африканцев до сталкивания различных этнических групп. Назначение африканцев имитировало защиту интересов африканского населения национальными депутатами, а фактически это не могло повлиять на работу законодательного совета. В 1948 году англичане увеличили число депутатов-африканцев в законодательном совете до четырех. В это время законодательный совет состоял из 16 английских чиновников (официальные члены) и 22 неофициальных членов, из числа которых 11 европейцев, 5 индийцев и 1 араб избирались по куриальной системе. Депутатов-африканцев, число которых увеличили до четырех, назначал губернатор по его собственному усмотрению. В соответствии с введенной в 1952 году «конституцией Гриффитса» увеличивалось число членов законодательного совета с 38 до 54 человек.[2] Это расширение членства предусматривало, что 9 членов совета (высшие колониальные чиновники) входили в его состав в силу занимаемых должностей. Кроме этого, губернатор назначал еще 18 членов совета. Неофициальные члены совета по «конституции Гриффитса» избирались по куриальной системе в количестве 21 депутата. Неофициальные члены совета от африканцев в количестве 6 человек назначались губернатором. В то время как число европейцев в совете увеличивалось на 13 человек, число депутатов-африканцев увеличивалось всего на два человека. Колониальные власти уравняли неофициальных членов в Совете от европейцев и неевропейцев. Таким образом, английское правительство стремилось подчеркнуть расовое сотрудничество в Кении. Однако африканцев уже не могли удовлетворить частичные уступки колонизаторов. Поднимался вопрос о том, чтобы все неофициальные депутаты (21 человек) избирались по общим спискам, а не куриальным. К этому времени в Кении еще не было создано общенациональной политической партии, но требование относительно представительства африканцев в законодательном совете уже заявлялось с общенациональных позиций. Основной политической целью «конституции Гриффитса» было отвлечь внимание африканцев от борьбы за независимость, но эта попытка уже не имела успеха, так как в стране нарастал подъем национально-освободительной борьбы. 1952 год стал для национально-освободительного движения Кении переломным. Началась вооруженная борьба, а главное, как результат предыдущих лет сопротивления, возросла организованность и стремление к объединению в борьбе против колониальной зависимости. Под напором национально-освободительного движения, английские власти ввели новую конституцию в 1954 году.[3] По сравнению с предыдущими актами колониального управления «конституция Литтлтона» содержала два новых момента. Во-первых, впервые предусматривалось избрание, а не назначение африканских депутатов в законодательный совет. Во-вторых, в состав исполнительного совета – так называемого колониального правительства, предусматривался пост министра для африканцев. Внешне были соблюдены основные признаки конституционных начал для коренного населения Кении – право выбора своих представителей в «высший законодательный орган» колонии и замещение министерского поста в «высшем исполнительном органе» страны. Предусмотренные «конституцией Литтлтона» права для африканского населения имели своей целью закрепить расстановку классовых сил, сложившуюся к 1954 году, однако, рамки норм этой конституции не могли уже сдержать развития национально-освободительного движения. Африканцы отказались от должности министра в исполнительном совете, но использовали предоставление права голоса для подготовки к выборам и создания африканских региональных политических ассоциаций (создание общенациональных африканских ассоциаций и партий в этот период для африканцев было запрещено) Нормы представительства в законодательном совете, установленные «конституцией Литтлтона», были следующими: для африканцев один депутат от 750 тыс., от индийцев один депутат от 35 тыс. человек и для европейцев один депутат от 3,5 тыс. избирателей. Впервые в истории Кении африканцы в соответствии с «конституцией Литтлтона» избирали своих депутатов. Были установлены следующие цензы позволявшие иметь активное избирательное право: возраст не младше 21 года, 8-летнее образование или годовой доход в размере 120 английских фунтов стерлингов, владение собственностью на сумму 500 фунтов или 5 лет службы в армии или полиции, или наличие непрерывного стажа работы в сельском хозяйстве или не менее 7 лет в промышленности.[4] Наряду с возрастным, образовательным и имущественным цензами предусматривалось условие, в соответствии с которым представители племен кикуйу, меру и эмбу, как наиболее активно участвовавшие в национально-освободительной борьбе, должны были представить при регистрации в качестве избирателя, удостоверение о лояльности, которое выдавала колониальная полиция. С учетом всех ограничений из 6 миллионов кенийцев в списки для голосования было внесено только 126,5 тыс. человек.[5] Выборы проводились с 9 до 11 марта 1957 года. Африканцы получили 8 мест из 59 в законодательном совете. Европейцы, общая численность которых составляла 58 тыс. человек, получили 38 мандатов. А.М. Глухов давал такую оценку «конституции Литтлтона»: «при видимости уступки требованиям коренного африканского населения «конституция Литтлтона» означала прежде всего уступку требованиям европейских фермеров и плантаторов, стремившихся в будущем полностью взять в свои руки управление колонией и ввести открыто расистские порядки в стране по примеру ЮАС или Южной Родезии».[2] Выборы африканских представителей способствовали расширению политической агитации и объединению усилий кенийцев в борьбе за депутатские мандаты. Однако во вновь избранном законодательном совете африканские депутаты заявили, что никто из них не займет министерского поста до тех пор, пока действует «конституция Литтлтона». Кроме того, депутаты-африканцы требовали увеличения числа мест неофициальных членов законодательного совета до 15 человек, введения всеобщего равного избирательного права, передачи неиспользованных земель африканцам, введения восьмилетнего обучения для детей, эффективного представительства для африканцев в провинциальных и окружных советах, освобождения всех осужденных по закону о чрезвычайном положении, отмены чрезвычайного положения и ликвидации военных баз на территории Кении. В результате возникшего конституционного кризиса в августе 1957 года в Лондоне были начаты переговоры между представителями африканцев и министром колоний Великобритании Аланом Т.Леннокс-Бойдом по поводу подготовки новой конституции для Кении. Характеризуя деятельность колонизаторов по выработке очередной конституции, африканцы заявили, что « ... Леннокс-Бойд прибегнул к устаревшей колониальной и империалистической практике, которой пользовались в прошлом, чтобы охранять колониальный режим, а в данном случае пользуется, чтобы обеспечить в дальнейшем свое господство».[6] В 1957 году африканцы требовали не просто уступок, а ставили вопрос о лик­видации всей системы колониального управления в Кении. В 1957 году была введена «конституция Леннокс-Бойда». Кроме увеличения числа африканских представителей в законодательном совете с восьми до четырнадцати, эта конституция предусматривала дополнительное избрание в законодательном совете 12 депутатов - так называемых специальных избираемых членов, по 4 депутата от европейцев, африканцев и азиатов. Политичес­кая цель "конституции" была в том, чтобы создать условия для раскола единства национально-освободительных сил, втянув их в борьбу за дополнительные четыре места в совете. Кроме этого, колонизаторы таким образом стремились создать в совете про­слойку из депутатов, избранных на межрасовой основе и через них повлиять на депутатов от кенийского населения, избранных по куриальной системе. Конституция предусматривала создание государственного совета, состоящего из лиц, назначаемых губернатором, который имел право вето. Совет был учрежден, якобы, для соблюдения и охраны прав любой расовой группы населения. В действительности этот орган должен был обеспечить контроль деятельности законодательного совета со стороны колонизаторов. Эта колониальная конституция создавала условия для развития межрасовых связей, однако, такая политика была несостоятельна, т.к. афри­канцы не шли на подобные выборы межрасовых депутатов и бойко­тировали заседания законодательного совета вплоть до апреля 1959 года, т.е. времени, когда снова встал вопрос об измене­нии конституции. Таким образом мы можем сделать вывод, что степень изменения колониальных конституций зависела от развития национально-освободительной борьбы. Подъем национально-освободительного движения заставлял колониальные власти приспосабливать конституции к условиям изменяющейся обстановки. В то же время они на смогли достичь целей по ослаблению национально-освободительного движения или созданию в законодательном совете "межрасовой прослойки" как базы для активной деятельности межрасовых политических партий. Например, в феврале 1959 года африканцы с тем, чтобы не дать возможности провести выборы в законодательном совете межрасовых депутатов отозвали 14 своих депутатов из совета, заявив, что они не вернутся туда до тех пор, пока не будет установлена дата новой конституционной конференции.[7] Также кенийцы требовали предоставления права голоса всем африканцам и составления общих избирательных списков. Это политическое требование африканского населения было поддержано проживающими в Кении индийцами. Они также отозвали из законодательного совета 4 своих представителей. По собственной инициативе в знак поддержки требований африканцев, из совета вышел англичанин С.В.Кук.[7] Однако английское правительство продолжало упорствовать и не соглашалось на проведение конференции, хотя отказ от уча­стия в работе законодательного совета девятнадцати избираемых, членов из тридцати шести создавал значительные трудности. Только после того, как африканцы, вопреки запрету губернатора Кении отправили в Лондон свою делегацию в составе 8 человек во главе с Огинга Одинга, министр колоний Алан Т. Леннокс-Бойд заявил 22 апреля 1959 года, что конференция но поводу введения новой конституции состоится накануне всеобщих выборов следующего года. С 18 по 21 января 1960 года в Лондоне проходила конференция по поводу принятия новой конституции для Кении. 25 февраля 1980 года была опубликована "Конституция Маклеода", в которой предлагалось избрание законодательного совета в количестве 65 членов. Причем 33 депутата должны были избираться на основании прямых выборов и кроме них дополнитель­но избирались 12 человек так называемых «общенациональных де­путатов», которые избирались самими членами совета: в обяза­тельном порядке избирались по куриальной системе 10 африканцев, 8 азиатов и 2 араба. Остальные 32 депутата избирались по общим спискам, Общенациональные члены законодательного совета должны были быть избраны в следующем составе: 4 от африканцев, 4 от европейцев, 2 от азиатов немусульман, 1 от арабов и 1 от азиатов мусульман. Активное избирательное право представлялось лицам отвечающим одному из следующих цензов: умение читать и писать или возраст 40 лет; или работа в центральном пли местном госу­дарственном аппарате; или годовое доход не менее 75 английских фунтов стерлингов. Предусматривалось создание совета министров в количестве 12 человек: 4 из числа африканцев, 3 от европейцев, 1 от азиа­тов - это неофициальные министры, т.е. представляющие расовые группы населения страны. Остальные 4 так называемых официальных министра являлись европейцами и также, как первые восемь министров, назначались губернатором. Арабскому населению пред­оставлялось право иметь одного наблюдателя на заседаниях сове­та министров. В отличие от законодательного совета, существовавшего до «конституции Маклеода», число депутатов уменьшилось на 26 человек, кроме этого сокращался совет министров на 4 человека; в то же время возрастало число избираемых членов на 17 чело­век и упразднялись члены законодательного совета, назначаемые губернатором. Изменения, предусмотренные конституцией, были вынужденными уступками африканскому населению, однако, позиции английских властей позволяли им еще контролировать политическое положение в стране. При решении вопроса о включении в конституцию раздела о правах человека английская делегация настаивала на упомина­нии права собственности на землю, в то время, как африканцы требовали возврата захваченных земель и всеобщего избиратель­ного права по принципу "один человек - один голос".[8] Несмотря на возражения африканской делегации, английские власти объявили о четырехгодичном сроке действия конституции.[8] Основная борьба политических партий и группировок на февральских выборах 1961 года развернулась по поводу 33 так называемых "незарезервированных" мест. Английские власти, несмотря на значи­тельный нажим африканцев по поводу проведения в жизнь принци­па "один человек - один голос", постепенно шаг за шагом, от­ступая перед кенийцами, стремились как можно дольше произво­дить "конституционные" маневры. Разделив депутатские места на две группы (33 места и 32 места) и заранее определив расовый состав "меньшей части", авторы конституции делали расчет на то, чтобы перессорить в ходе выборов соперничавшие группы и расколоть единый фронт национально-освободительных организа­ций в стремлении получить большее число мест из незарезервированных мандатов. На выборах в законодательный совет 1961 года КАНУ получил 65% голосов всех африканцев, участвовавших в воборах. Остальные голоса были распределены между КАДУ, Политическим союзом балухиа и другими более мелкими политическими группами.[8] Итогом борьбы африканцев за политическую независимость Кении в этот период стало то, что им удалось расширить избирательный корпус до 1,5 млн. человек, получить четыре министерских поста и завоевать большинство в законодательном совете.[9] Несмотря на победу африканцев на выборах, они отказались участвовать в формировании «правительства», требуя освобождения из ссылки осужденных лидеров национально-освободительного движения. Наряду с этим кенийцы требовали предоставления стране независимости. Английские власти под предлогом решения вопроса о прибрежной зоне[10] и, ссылаясь на соглашение с племенем масаев 1911 года[11], по которому англи­чане получили право владения обширными районами страны, отклонили требование двух основных политических партий КАНУ и КАДУ о предоставлении Кении независимости в 1961 г. на основе ре­зультатов прошедших выборов. Следует отметить, что главным результатом национально-освободительного движения в 1959-1961 годах явилось разруше­ние политической системы колонизаторов в Кении. В этих условиях основная политическая партия африканцев - КАНУ бойкотировала участие в работе правительства и тре­бовала пересмотра «конституции Маклеода». В феврале 1962 года английские власти вынуждены были пойти на переговоры о новой конституции, которые продолжались семь с половиной недель и закончились лишь 6 апреля. Эта очеред­ная лондонская конференция вошла в историю национально-освободительного движения Кении под названием «Операция Великого разделения». Новая конституция - "консти­туция Моудлинга" была введена под давлением англий­ских властей на делегацию африканцев. Выступая 21 марта 1962 года на заседании конференции, министр колоний Реджинальд Моудлинг изложил положения конституции и предупредил делегацию кенийцев, что в случае отклонения этих предложений конференция будет закрыта 4-го апреля и новая конституция будет введена автоматически.[12] В соответствии с решением конференции 2 апреля 1963 года приказом в совете конституция вводилась в действие. С 1-го июня Кения становилась самоуправляющейся колонией в со­ставе Британского Содружества наций. В стране учреждался двух­палатный парламент: сенат - 41 депутат и палата представи­телей - 117 депутатов. В соответствии с новой конституцией в стране оста­вался английский губернатор, который назначал и смещал глав­ного министра и министров кабинета, ведал вопросами обороны, внутренней безопасности и внешних сношений.[13] Было создано шесть регионов, столица - Найроби выделялась в особый район. Каждый регион имел право исполнительной и законодательной власти, свои полицейские силы и автономную гражданскую администрацию. "Конституция Моудлинга" ставила своей целью разжечь еще больше трайбалистические страсти, перес­сорить кенийские племена и таким путем сохранить колониальный I контроль. Эти расчеты английских властей имели известные основания. Например, председатель законодательного собрания провинции Рифт-Валли - Дашэль Мой угрожал согнать с земли сельскохозяйственных рабочих из племени кикуйю. Лидер КАДУ в Момбасе, Сэмми Омар, требовал увольнения с работы африканцев – выходцев из северных районов страны.[14] Однако национально-освободительное движение удержало страну от регионального распада. Прогрессивные силы в лице партии КАНУ вошли в так называемое коалиционное правительство с тем, чтобы помешать английским властям провести в жизнь принципы "конституции Моудлинга". Навязанное представителям политических партий Кении обязательство войти на "равных нача­лах" в коалиционное правительство не отражает действительного соотношения сил в стране.[15] В мае 1963 года в Кении состоялись выборы в парламент а в законодательные провинциальные ассамблеи. Из общего числа мест в сенате – 41, блок КАНУ получил 20 мест; КАДУ и его сторонники получили – 18 мест. В палате представителей КАНУ и блокировавшиеся с ним партии получили 83 мандата; КАДУ и его сторонники получили лишь 41 место. В провинциальных ассамблеях КАНУ имел 158 мест то время, как КАДУ получил лишь 51. В результате выборов было сформировано впервые в истории Кении национальное правительство в следующем составе: премьер-министр – Джомо Кениата, министр внутренних дел - Огинга Одинга, министр юстиции и конституционных дел – Том Мбойя, министр финансов и экономического планирования – Джеймс Гичуру, министр образования - Джозер Очиенде, министр по делам провинций и местного самоуправления - С.О.Айодо, министр торговли и промышленности - Г.Киано, министр связи и общественных работ - Д.Мваняумба, министр труда - Н.Мвендва, министр земель естественных ресурсов - Л.Г.Сагини, министр здравоохранения Нжороге Мунгаи, министр информации, радио и туризма – Р. Ачиенг Онекоко, государственный министр (по делам канцелярии премьера) Джозеф Мурумби, государственный министр (по делам стран Африки) - П.М.Коинанге, министр сельского хозяйства - Брюс Маккензи (англичанин), министр земли и поселений Дх.Х.Ангаини. Кроме этого из числа избранных членов Национального собрания было назначено 13 парламентских секретарей. Основные усилия африканского национального правительства в 1963 году были сосредоточены на борьбе за укрепление цент­ральной власти и ликвидации независимого положения созданных английскими властями провинций-регионов. Состоявшаяся с 25 сентября по 19 октября 1963 года по­следняя конституционная конференция в Лондоне известна, как «конференция независимости». Блок КАНУ, как наиболее сильная политическая организация краны, был представлена 10 делегатами. КАДУ имел 5 представителей. Европейское население Кении на базе межрасовых партий получило право послать в Лондон 3-х человек. Основная цель, стоявшая перед национальными силами на конференции, состояла в том, чтобы добиться укрепления позиций центрального правительства. КАНУ удалось лишить регионы самостоятельного руководства полицией и административной службой. Были созданы общенациональные комиссии по делам гражданской службы и полиции. На этой же конференции Кения получила статус британского доминиона и была установлена дата получения независимости, 12 декабря 1963 года.[8] В то же время вплоть до конца 1983 года кенийские регионы сохраняли за собой право издавать свои собственные законы, консолидированными фондами, распоряжались самостоятельно области здравоохранения и образования. Однако право получения займов из-за границы было изъято у регионов и передано центральному правительству. Кроме этого, африканцам удалось получать возможность вносить в конституцию изменения. Так, в случае отклонения конституционной поправки палатой представителей правительство могло обратиться к избирателям непосредственно и провести в стране референдум. Если за поправку подавалось три четверти голосов, участвовавших в референдуме избирателей, она принимались несмотря на то, что палата представителей колониального парламента отклонила ее или вовсе не рассматривала. Эта возможность создавала для африканского правительства условия, при которых оно могло не прибегать к помощи колони­ального парламента, добиваться принятия конституционных изменений. С целью давления на правительство Великобритании в деле принятия поправок к "конституции независимости" исполнявший обязанности премьер-министра Джозеф Мурумби заявил, что если будут приняты преклонения КАНУ на проходившей в Лондоне конференции, то 20 октября в одностороннем порядке будет провоз­глашена независимость Кении в день 11-летия движения «Мау-Мау». КАДУ который в это время контролировал Прибрежную, Западную. Центральную и Северо-Восточную провинции, угрожал расколом страны в случае принятия предложений, выдвинутых на переговорах в Лондоне делегацией КАНУ. Начиная с апреля 1962 года, в Кении на протяжении почти двух лет, т.е. до декабря 1963 года, колониальная конституция постоянно изменялась, сохраняя в стране колониальное господство. Конституция независимости Кении была принята английским парламентом и вводилась в действие приказом английской королевы в совете с 12 декабря 1963 года. Получив независимость, Кения осталась английским доминионом. Королева Великобритании являлась главой нового африканского государства.[16] По объему и содержанию кенийская конституция напоминала конституции Индии и Замбии, причем многие статьи этих консти­туций были сходны между собой, что свидетельствовало о едином авторстве, которое принадлежало министерству колоний Великобритании. Кроме этого, кенийская конституция имела большое количество бланкетных и отсылочных норм и целый ряд пояснений. Вводя кенийскую конституцию независимости, английские власти надеялись, что форма осуществления принципов, указанных в кон­ституции, позволит им сохранить свой позиции прежде всего в области политического контроля. Поэтому не случайно, что о генерал-губернаторе, как представителе английской короны в конституции Содержались три статьи (31,32,33). Однако это краткое положение о представителе главы государства в дальнейшем было Развито в 5 главе, а из последующих положений конституции следовало, что права генерал-губернатора были широки и разнообразны. Генерал-губернатор имел свою канцелярию и оставался главнокомандующим, назначал и смещал премьер-министра и министров кабинета, созывал и распускал парламент, утверждал законы, мог назначить в любой кенийский регион своего представителя для управлений на срок до шести месяцев, принимал непосредственное участие в назначении всех высших чиновников и имел право получать информацию о деятельности национального правительства (ст.73, 76, 79.80,160, 162). Генерал губернатор подчинялся только короне (ст. 31) и в случае если по каким-либо причинам он не ног осуществлять свои полномочия, его функции автоматически переходили к главному судье Кении, который также был англичанином.[8] Генерал-губернатор принимал активное участие в вопросах формирования всех основных административных звеньев государственного аппарата. Так, он назначал судей и высших полицейских чиновников. При любых, самых незначительных коллизиях между правительством и парламентом, между правительством страны и исполнительными властями провинций, генерал-губернатор вмешивался и на основании права, данного ему конституцией, решал вопросы по своему усмотрению. Национальное собрание Кении состояло из двух палат: верхней - сената (41 депутат) и нижней - палаты представителей (117 депутатов) Кроме этих депутатов, членами Национального собрания являлись, так называемые, «специально избираемые депутаты». Они избирались на первом заседании парламента в количестве 12 человек. Пассивным избирательным правом по выборам в Национальное собрание обладали граждане Кении, достигшие 21 года и отвечавшие имущественному цензу и цензу оседлости. Кандидат в депута­ты должен был знать английский язык. Сенаторы избирались сроком на шесть лет, но каждые два года состав сената обновлялся на 1/3 депутатов, хотя сенат не мог быть распущен досрочно. От каждого района страны избирался сенатор (всего в Кении было 40 районов плюс один особый район Найроби). Палата представителей избиралась сроком на пять лет по мажоритарной системе относительного большинства. Членом Национального собрания не могли быть избраны лица,если о них имелись какие-либо данные, что они подданные какого-либо иностранного государства, лица, не уплатившие по своим обязательствам - банкроты или если они имели какие-либо интересы по контракту с правительством, или занимали посты, или работали в каком-нибудь правительственном или провинциальном учреждении. Все члены Национального собрания должны были быть британскими подданными или лицами, находящимися под британским протекторатом Избирательная комиссия создавалась из двух председателей, одного члена, назначаемого губернатором после консуль­тации с премьер-министром, и имела в своем составе по одному члену от каждой провинции, назначаемому губернатором после консультации с председателем соответствующей провинциальной ассамблеи. Комиссия определяла количество и границы избиратель­ных округов по выборам в палату представителей не чаще, чем через каждые восемь лет, и не реже, чем через каждые десять. Решения комиссии являлись окончательными, но вступали в силу только после очередного роспуска палаты представителей. Законодательная процедура строилась в соответствии с принципами "вестминстерской системы", т.е. имелись три чтения законопроектов, существовал "час вопросов" и другие атрибуты английской парламентской демократии. Парламент не имел, например, права принимать законы, касающиеся всей территории Кении учета без перечня вопросов, указанных в 1 части 1 приложения конституции (ст.66 п.2), т.е. его компетенция была строго определена законом. Национальное собрание имело право остаточной компетенции в отношении семи кенийских регионов. В том лишь случае, когда одному и тому же вопросу мог быть принят законопроект как парламентом, так и провинциальной ассамблеей, конституция предусматривала приоритет общенационального парламента. Разграничение законодательной компетенции подобным образом подчеркивало независимое положение провинций от органов центральной власти. В условиях Кении, где имели место трайбалистические идеи у ряда племен, подобное разграничение компетенции в законо­дательстве создавало условия для развития национального государства на принципах федерации. Английские власти боялись автономии племен и именно поэтому включили в конституцию ряд оговорок. Так, например, центральное правительство имело право объявлять чрезвычайное положение на всей или части территории Кении и на этом основании центральные законодательные органы могли издавать законы даже по вопросам, по которым в другое время исключительная компетенция принадлежала провинциальным собраниям. Кроме этого, центральные законодательные органы могли взять на себя законодательные права и исключительные полномочия провинциального собрания в том случае, если провинциальное собрание препятствовало или наносило ущерб осуществлению исполнительной власти центрального правительства или не подчинялось закону, изданному центральными законодательными органами. Таким образом, конституция, во-первых, сохраняла контроль английских властей в лице генерал-губернатора и его канцелярии за деятельностью всех национальных законодательных и исполнительных органов, и, во-вторых, местные органы власти-регионы сохраняли за собой права, предусмотренные планом «операции великого раз­деления» 1932 года, когда они были учреждены и получили само­стоятельные законодательные и исполнительные функции. Правительство состояло из 15 министров во главе с премье­ром и имело в своем составе одного англичанина Брюса Маккензи (министр сельского хозяйства). Премьер-министр Кении назначался генерал-губернатором из числа избираемых депутатов палаты пред­ставителей и должен был быть лидером парламентского большинства. Глава об основных правах и свободах граждан являлась одним из основных завоеваний. Семнадцать статей этой главы самым подробным образом устанавливали и регламентировали такие непривычные в прошлом гарантии права на: жизнь (ст.16), личную свободу (ст.16) , защиту от рабства и принудительного труда (ст.17)[1], защиту от бесчеловечного обращения (ст.18), неприкосновенность жилища (ст.20), свободу совести (ст.22), свободу выражения мнений (ст.23), свободу собраний и объединений (ст.24), свободу передвижения (ст.25), защиту от дискриминации по мотивам расы и т.д. Детализация прав и свобод граждан является характерным для Восточной Африки в целом. Это является результатом национально-освободительного движения. ЛИТЕРАТУРА -------------------------------------------------------------------------------- [1] Заварнов Н. А. Некоторые тенденции конституционного развития Республики Кения. Правоведение. -1968. - № 4. - С. 67 - 74 [2] А.М. Глухов «Британский империализм в Восточной Африке» М. 1962. С. 213, 217 [3] Colonial Reports. Kenya. 1955. London 1956. p. 158 Appendix № 6 [4] Шебанов А.Ф. Возникновение и сущность государства стран, освободившихся от колониальной зависимости. М. 1968. С. 12 [5] Антиимпериалистическая революция в Африке. Наука. М., 1967, С. 45 [6] Colonial Office. Kenya Proposal for New Constitutional Arrangements. London. 1959. [7] Kibwana, Kivutha .Constitutionalism In East Africa: Progress, Challenges, and Prospects. Uganda. 2001. P. 30, 34 [8] J.B. Ojwang. Constitutional development in Kenya institutional adaptation and social change. Nairobi. 1990. P. 53, 55, 60, 67, 72 [9] African World Annual 1961. London. p. 19 [10] Новейшая история Африки. Изд-во АН СССР Институт Африки, М., 1964. стр. 319. [11] The New Kenya. Special Issue. 1962. Cairo. p. 32. [12] Kenya Constitutional Conference Statement by British Secretary of State. 1962. London. p.p. 1-9. [13] Заварнов. Н. А.Некоторые тенденции конституционного развития Республики Кения. Правоведение. -1968. - № 4. - С. 67 - 74 [14] Новое время.1963. №43. стр.12 [15] Политика Англии в Африке. Наука, М., 1967, стр. 152 [16] Nwabueze B.O.Constitutionalism in Emergent States. London: Hurst & co. 1973 Р. 156

ЛИТЕРАТУРА: 

[1] Zavarnov N.A. Some tendencies of Republic Kenya constitutional development. Jurisprudence.-1968. - No. 4. - Page 67-74 [2] Gluhov A.M. «The British imperialism in East Africa», Moscow 1962. Pages 213, 217 [3] Colonial Reports. Kenya. 1955. London 1956. Page 158 Appendix № 6 [4] Shebanov A.F. Emergence and state essence of countries released from colonial dependence. Moscow. 1968. Page 12 [5] Anti-imperialistic revolution in Africa. Science. Moscow, 1967, Page 45 [6] Colonial Office. Kenya Proposal for New Constitutional Arrangements. London. 1959. [7] Kibwana, Kivutha .Constitutionalism In East Africa: Progress, Challenges, and Prospects. Uganda. 2001. Pages 30, 34 [8] J.B. Ojwang. Constitutional development in Kenya institutional adaptation and social change. Nairobi. 1990. Pages 53, 55, 60, 67, 72 [9] African World Annual 1961. London. Page 19 [10] The contemporary history of Africa. Publishing house of Academy of Sciences of the USSR Institute of Africa, Moscow, 1964. Page 319. [11] The New Kenya. Special Issue. 1962. Cairo. p. 32. [12] Kenya Constitutional Conference Statement by British Secretary of State. 1962. London. Pages 1-9. [13] Zavarnov N.A. Some tendencies of the constitutional development of Republic Kenya. Jurisprudence.-1968. - No. 4. - Pages 67-74 [14] New time.1963. No. 43. Page 12 [15] Policy of England in Africa. Science, Moscow, 1967, Page 152 [16] Nwabueze B.O. Constitutionalism in Emergent States. London: Hurst & co. 1973. Page 156

Заголовок En: 

Kenya's legal development and «constitution of independence» of year 1963

Аннотация En: 

Article «Kenya's legal development and «constitution of independence» of year 1963» it is devoted to a question of legal development of Kenya in fight for independence. In article six constitutions (years: 1948, 1952, 1954, 1957, 1960 and 1962), provided to Kenya be the colonial authorities, and also provisions of the «constitution of independence» of Kenya adopted by English parliament and signed by the English queen in Council on December 12, 1963 and the development of the national-liberation movement for independence of Kenya are considered.

Ключевые слова En: 

Kenya, independence, constitution of year 1963.