Смертная казнь. Правозащитные аспекты международных обязательств России

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 

Виноградова Е.В.
Учёная степень:
доктор юридических наук
Учёное звание:
профессор

Виноградова С.А./Vinogradova S.

сотрудник правового Департамента МИД России.

Как показывает опыт многих стран, процесс отмены смертной казни проходит достаточно сложно и болезненно. Даже в тех странах, где отказались от смертной казни (Великобритания, Канада и др.), общественное мнение, озвученное лидерами страны, периодически ставит вопрос о ее восстановлении.
28 апреля 1983 г. в Страсбурге на Совете Европы был подписан Протокол N 6 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод[1].
Начавшийся в январе 1996 г. процесс вступления России в Совет Европы создал новую правовую ситуацию. 28 февраля 1996 г. Российская Федерация подписала Протокол N 6. Подтверждением Россией своих намерений, высказанных при приеме в Совет Европы, стал Указ Президента РФ от 16 мая 1996 г. N 724 "О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы". В нем Правительству РФ было поручено в месячный срок, подготовить для внесения в Госдуму проект федерального закона о присоединении России к этому Протоколу[2].

Существует точка зрения, признающая невозможным в ближайшей перспективе отказ от использования смертной казни в установленных ч. 2 ст. 20 Конституции РФ пределах - за особо тяжкие преступления против жизни. Более того, настойчиво высказывается мысль об установлении смертной казни за некоторые другие особо тяжкие преступления, хотя непосредственно и не посягающие на жизнь человека, но вызывающие повышенную социальную нетерпимость (в частности, терроризм, изготовление и распространение в крупных размерах наркотиков, изнасилование малолетних).
По мнению сторонников смертной казни, она по самой своей природе - в связи с угрозой лишения жизни осужденного - в гораздо большей мере, чем другие виды наказания, способна предупреждать преступления.
Однако такая оценка предупредительных свойств смертной казни основана скорее на интуитивном, нежели конкретно-правовом подходе. Во всяком случае, корректные научные данные относительно превосходства предупредительного потенциала смертной казни по сравнению с любыми другими уголовными наказаниями отсутствуют. Напротив, при отмене смертной казни статистически зафиксирован "обратный" результат: уровень преступлений, за которые она прежде могла назначаться (в частности, убийств), снижается[3]. Так, после отмены смертной казни в СССР в 1947 году до ее введения в 1950 году количество убийств и других преступлений, за которые она могла назначаться несколько снизилось. Аналогичная картина наблюдалась в Украине после отмены смертной казни в 2001 году. Даже на территории одного государства (США) в регионах, где смертная казнь de jure и de facto существует, уровень соответствующих преступлений зачастую выше, чем там, где она отменена или фактически не применяется.
Устрашающее, предупредительное воздействие любой меры государственного принуждения главным образом определяется степенью ее неотвратимости. Аксиоматичность вывода, что не суровость наказания, а реальное применение уголовного закона формирует у людей психическую установку на соблюдение уголовно-правовых норм, что именно неотвратимость наказания есть основной фактор предупредительного потенциала уголовного закона, многократно подтверждена отечественными и зарубежными криминологами.
Высокую превентивную роль смертной казни как ее достоинство неизменно отмечают представители правоохранительных органов. Поэтому отказ от нее в современных условиях борьбы с преступностью, учитывая трудности в изобличении лиц, виновных в совершении особо тяжких преступлений против жизни, рассматривается ими как явно необоснованный шаг.

Для России ратификация Протокола N 6 (который, кстати, кроме нее ратифицировали все государства-участники) вызывает большие трудности. Так, 15 февраля 2002 г. Госдума приняла постановление N 2483-IIIГД с обращением к Президенту РФ В.В. Путину о преждевременности ратификации Протокола N 6. В нем депутаты выражали крайнюю обеспокоенность социальной напряженностью в обществе, связанной с готовящейся отменой смертной казни в России.
В пользу сохранения смертной казни зачастую приводятся доводы, которые отражают не столько юридическую суть проблемы, сколько политико-философский аспект.
Говоря о юридической стороне проблемы нелишним, на наш взгляд, будет напомнить, что необходимо теоретически осмыслить многие аспекты смертной казни.
Прежде всего, взаимосвязь с целями наказания, задачами и принципами уголовного закона, результатами практического применения.
О судьбе смертной казни в России явно некорректно рассуждать, отвлекаясь от того, что в течение последних десяти лет (со второй половины 1996 г.) это наказание фактически не применяется. Можно напомнить, что последствия отмены смертной казни в связи с обязательствами, взятыми на себя Россией при вступлении в Совет Европы, прогнозировались чуть ли не в виде катастрофы[4].

Предсказывался "обвальный" рост убийств, совершенных при отягчающих обстоятельствах. Но вот результат: рост насильственной преступности нельзя назвать обвальным, уровень убийств хотя и относительно высок (особенно в сравнении с теми странами, которые отменили смертную казнь), но практически стабилен.
Мораторий на исполнение смертной казни, который начал действовать в 1996 г., нигде не был опубликован и соответственно не является юридически действующим. Следует отметить, что ни Конституцией РФ, ни каким-либо иным российским законом объявление моратория на применение того или иного федерального закона в части или в целом специально не предусматривается. Вместе с тем согласно смыслу Конституции РФ действие отдельных положений или федерального закона в целом может быть отменено только посредством другого закона, изданного в установленном порядке Федеральным Собранием. Решение подобного вопроса на основании подзаконного акта (или актов) недопустимо.
Поэтому единственным безупречным с точки зрения юридических аргументов, основанием для неприменения смертной казни было Постановление Конституционного Суда Российской Федерации, с просьбой о разъяснении положений которого обратился ВСРФ 29.10.09.
Если иметь в виду глобальные мировые тенденции в практике применения смертной казни, то можно констатировать, что человечество последовательно идет к ее все более заметному ограничению. Весной 1999 г. число стран, отказавшихся от смертной казни (107, в том числе 82 - юридически и 25 - де-факто), впервые заметно превысило число стран, где ее применение еще сохранилось (87). В декабре 1998 г. мораторий на исполнение смертных приговоров объявили даже те государства, которые еще накануне были намерены расширить сферу применения этой меры (например, Кыргызстан и Туркменистан). В феврале 1999 г. смертная казнь де-факто отменена в России; вскоре от применения этой меры отказались Латвия, Грузия и Армения, а в канун 2000 года такое решение приняла и Украина.
Однако при всей очевидности указанной тенденции эволюция в этом направлении еще не является повсеместной. Так, в ряде стран расширена сфера применения смертной казни (например, в Узбекистане), в других странах и без того высокое число казней значительно возросло (в США - на 20%, в Саудовской Аравии - на 30%).
Следует напомнить, что 3 мая 2002 г. в Вильнюсе был открыт для подписания Протокол N 13 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, который предусматривает отмену смертной казни в любых обстоятельствах, не признавая никаких исключений. Государства-участники, будучи убеждены, что право каждого человека на жизнь - фундаментальная ценность в демократическом обществе, а отмена смертной казни - основное условие защиты этого права и полного признания достоинства, присущего всем человеческим существам, желая усилить защиту права на жизнь, гарантированного Европейской конвенцией, отмечая, что Протокол N 6 к Конвенции, касающийся отмены смертной казни, не исключает ее применение за действия, совершенные во время войны или неизбежной угрозы войны, преисполнены решимости сделать последний шаг - отменить смертную казнь в любых обстоятельствах.
Из 43 государств - участников Протокола N 6 42 страны, отменившие у себя смертную казнь, были готовы к такому шагу и соответственно к ратификации Протокола N 13, который вступил в силу 1 июля 2003 г.
Государство, убивающее преступников (своих граждан), не может ожидать улучшения моральной атмосферы в стране. Всякая казнь снижает иммунитет к насилию. Провозглашение возможности насилия со стороны государства, порождает терпимость к любым нарушениям прав человека.
Изложенный подход меняет расстановку акцентов в анализе и оценке проблемы смертной казни, меняет угол зрения на перспективы ее решения.
Исключение смертной казни из Уголовного кодекса РФ даже многие принципиальные противники смертной казни видят только как результат постепенного процесса сокращения пределов и оснований применения смертной казни в национальном законодательстве. Этот процесс должен сопровождаться усилиями в различных направлениях.
По повышению результативности деятельности уполномоченных органов в случаях совершения преступлений против жизни, так как плохая работа органов уголовной юстиции объективно снижает потенциальную превенцию любого вида наказания, предусмотренного уголовным законом. Очевидно, что проблемной ситуацией в раскрытии преступлений, является отнюдь не мягкость уголовного закона, а факторы иного порядка.
Убеждение в том, что именно результативность деятельности органов уголовной юстиции является решающим условием улучшения криминогенной обстановки в сочетании с возрастанием гуманистических начал в жизни общества в зарубежных государствах, прежде всего европейских, обусловило отказ от смертной казни[5].
По окончательному формированию судебной системы. Общеизвестно, что сейчас начат процесс по ее реформированию.
По созданию системы применение наказания, которое обеспечивает сохранение человеческого достоинства. Если при нынешнем положении дел ратифицировать Протокол N 6, Россия будет обязана внести изменение в уголовное законодательство, исключающее наказание в виде смертной казни. Потребуется замена смертной казни иной мерой наказания. Но какой?.. Самый простой ответ - пожизненным заключением. Однако состояние российской пенитенциарной системы плачевно: переполненные тюрьмы, скудное финансирование, полуголодное существование заключенных и пр.
Так, согласно докладу о деятельности Уполномоченного по правам человека в России (за 2001 г.) около 60% зданий, в которых размещаются арестованные и осужденные, построено до 1917 г. Еще 20% сооружено до Великой Отечественной войны, многие из них с тех пор капитально не ремонтировались. А между тем Федеральная программа строительства и реконструкции следственных изоляторов и тюрем, а также строительства жилья для персонала этих учреждений на период до 2000 г., утвержденная постановлением Правительства РФ от 3 ноября 1994 г. N 1231 при потребности в 41,1 млрд руб. за весь период действия была профинансирована менее чем на 5%. В таких условиях, надо полагать, пожизненное заключение будет фактически более жестокой мерой наказания, чем смертная казнь.
Такие принципы уголовной политики, как гуманизм, целесообразность и эффективность применения наказания, особенно применительно к смертной казни, являются универсальными. Из этого исходят и правовые системы тех государств, где от применения смертной казни давно отказались. Несмотря на существующее в российском обществе представление об эффективности смертной казни в борьбе с наиболее опасными преступлениями, многочисленные исследования не подтверждают такого рода корреляции. Более того, они показывают, что там и тогда, где и когда смертная казнь не применялась, уровень тяжких преступлений был более низким.
Очевидно, что в перспективе смертная казнь будет отменена и в России. Это программное положение нашло свое закрепление в Конституции Российской Федерации, ст.20 которой гласит: "Смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни".
Однако, в решении подобных проблем важен учет национальных особенностей, гибкость и поэтапность.
В России разработка законодательных актов об отмене смертной казни должна идти параллельно с тщательно продуманной государственной политикой, направленной на повышение уровня правосознания населения, на четкое понимание им нравственных устоев современного демократического гражданского общества. Все это должно помочь россиянам преодолеть мнение относительно рациональности данного вида наказания и убедить их в том, что государство отменяет смертную казнь отнюдь не с целью удовлетворения требований международных организаций, а исходя из потребностей общества, переживающего процесс укрепления демократических основ.

[1] предусматривавший обязательную отмену смертной казни (ст. 1). И лишь за преступления, совершенные во время войны либо в условиях, когда грозит ее приближение, ст. 2 Протокола разрешала государствам-участникам вводить смертную казнь.

[2] Распоряжение Президента РФ N 267-рп проект Федерального закона "О ратификации Протокола N 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (относительно отмены смертной казни) от 28 апреля 1983 года,"
[3] О.Ф. Шишов в своей статье, вошедшей в книгу "Смертная казнь: за и против" (М., 1989).

[4] сборник "Право на смертную казнь" (под ред. А.В. Малько. М., 2004).

[5] Протокол N 13 (2003 г.) к Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года.

ЛИТЕРАТУРА: 

[1] provides for the mandatory death penalty (Article 1). And only for crimes committed during the war, or in circumstances where it threatens the approximation of Art. 2 of the Protocol allows States Parties to introduce the death penalty.

[2] Order of the President of the Russian Federation N 267-p draft federal law "On ratification of the Protocol N 6 to the Convention for the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms (concerning the abolition of the death penalty) of 28 April 1983,"
[3] O. Shishov in an article included in the book "The Death Penalty: Pros and Cons" (Wiley, 1989).

[4] collection of "eligible for the death penalty" (ed. A. Malko. M., 2004).

[5] Protocol N 13 (2003) to the Convention on the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms of 1950.

Заголовок En: 

The death penalty. Human rights aspects of Russia's international obligations.