Институт особого мнения в арбитражном процессе

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 

Доцент кафедры гражданского процессуального права
ДФ ГОУ ВПО Российская Академия Правосудия
Веретенникова Ирина Петровна, ведущий специалист
управления Судебного департамента в Хабаровском крае

Аннотация: 

Статья посвящена процессуальной роли института особого мнения судьи в арбитражном процессе. На основе исследования законодательных актов, научных источников и учебно-монографических пособий автор раскрывает процессуальное положение данного документа, и приводит доводы в пользу обнародования особого мнения судьи.

Ключевые слова: 

особое мнение судьи, независимость, судопроизводство, аналогичный спор, обжалование.

Идея независимого суда провозглашена Конституцией РФ и является тем общественным идеалом, к которому стремится любое государство, провозгласившее себя демократичным. В связи с претворением этого идеала в жизнь возникает немало проблем, от решения которых зависит беспристрастность и справедливость судебных актов, вынесенных судом.
Принцип независимости судебной власти имеет три аспекта:
1) самостоятельность судебных органов, которая реализуется в силе судебных решений (их не может отменить или игнорировать ни один орган, представляющий другие ветви власти), а также в их уникальном полномочии официально толковать закон;
2) независимость судьи как центральный элемент его правового статуса;
3) независимость суда как принцип процедуры судопроизводства.
Эти три аспекта существуют в тесной связи и взаимозависимости и могут быть разграничены преимущественно в аналитических целях[1].
Мы рассмотрим независимость суда в рамках процедуры судопроизводства, а именно, как свободу судьи от воздействия должностных лиц и органов судебной системы при рассмотрении дел коллегиальным составом. Право судьи коллегиального состава на особое мнение закреплено в статье 20 АПК РФ и является важной гарантией независимости судей и принципа оценки доказательств по своему внутреннему убеждению. Документальным подтверждением этой независимости является такой процессуальный документ, как «особое мнение судьи».
Основная трудность во всем мире состоит в достижении должного равновесия между двумя конкурирующими ценностями - обеспечением существенного уровня защиты судей от посторонних воздействий и созданием таких условий, чтобы осуществление судьями своих полномочий не выходило за рамки общественного консенсуса[2].
По мнению Т.Г. Морщаковой, внутренняя сторона судейской независимости предполагает субъективно независимую внутреннюю позицию: выступая в личном качестве, судья выражает только свое мнение, его позиция должна быть чисто правовой. Судья не может принимать какие-либо решения, подчиняясь постороннему влиянию[3].
Закон ограничивает судью определенными рамками при принятии решения по делу, но в пределах этих рамок судья свободен и может вынести решение по своему усмотрению, то есть по внутреннему убеждению.
До недавнего времени особое мнение судьи было мертвым документом и не играло никакой процессуальной роли. Отсутствие реальной значимости особого мнения судьи, по сути, делало данный институт эфемерным. О существовании особого мнения судьи стороны рассматриваемого дела часто даже не догадывались, по той простой причине, что при вынесении решения соблюдается правило тайны совещания, когда разглашение позиций отдельных судей по принимаемому решению не допускается. Регламентом Арбитражного суда запрещалось знакомиться с особым мнением всем, за исключением судей.
Закрепленное в части 5 статьи 167 АПК РФ положение о том, что изложение особого мнения судьей, не может рассматриваться как нарушение тайны совещания судей, предполагает возможность ознакомления с данным документом всех заинтересованных лиц, а не только судей. Но запрет на оглашение особого мнения при объявлении решения, наложенный статьей 20 АПК РФ, как может показаться на первый взгляд, по-прежнему, оставляет особое мнение судьи «бесполезным» документом, но это не так.
В судебном заседании, в котором закончено рассмотрение дела по существу оглашается, как привило, резолютивная часть решения – принятая большинством и, в обязательном порядке, подписанная всеми судьями, участвовавшими в принятии решения, в том числе судьей, имеющим особое мнение (ч. 3 ст. 169, ст. 176 АПК РФ). Объявленная резолютивная часть решения приобщается к делу. Особое мнение судьи также приобщается к материалам дела, но не оглашается. И это надо признать разумным.
Решение принимается именем Российской Федерации, принимается большинством голосов. При вынесении решения судьи руководствуются нормами действующего законодательства, а также общепринятой практикой применения норм материального и процессуального права. Данный документ ни в коем случае не должен играть роль негативного фактора, затягивающего процесс и вносящего в него «сумятицу»; он является доказательством реально существующего принципа независимости судьи и реализации права судьи на выражение личного мнения по рассматриваемому делу.
Следует отметить, что закрепленная в раннее действующей редакции п. 44 Регламента арбитражных судов «закрытость» особого мнения (обязанность запечатывать особое мнение в конверт, запрет на ознакомление с ним иных лиц, кроме судей) от лиц участвующих в деле, в настоящее время устранена[4].
Федеральный закон от 27 июля 2010 г. № 228-ФЗ внес поправки в ряд статей действующего АПК РФ. Такие как: приобщение особого мнения судьи к материалам дела - статьей 20 АПК РФ, закрепление права лиц участвующих в деле на ознакомление с особым мнением судьи по делу - статьей 41 АПК РФ - что оживило данный институт и заставило его работать, в первую очередь, на лиц участвующих в деле. Теперь при обжаловании судебных актов, лица участвующие в деле (прежде всего, недовольная сторона) могут использовать доводы профессионала юриста, изложенные в его особом мнении.
Часть 9 статьи 303 АПК РФ дополнилась следующим содержанием: «Судья, несогласный с мнением большинства членов Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, вправе изложить свое особое мнение, которое приобщается к материалам дела и подлежит опубликованию вместе с постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Судья, голосовавший за принятое постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по существу рассматриваемого дела, но оставшийся в меньшинстве при голосовании по мотивировке принятого постановления, вправе изложить в письменной форме свое особое мнение. В таком случае особое мнение судьи также приобщается к материалам дела и подлежит опубликованию вместе с постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации»[5].
В соответствии со ст. 307 АПК РФ, Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации подлежит опубликованию в «Вестнике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации», и размещается на официальном сайте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».
Тем самым особое мнение судьи становится доступным для всего человеческого сообщества, и это лишь одна из мер, направленных на развитие открытости и гласности судебной системы в целях реализации Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» от 22.12.2008 N 262-ФЗ.
Открытость особого мнения в полной мере обеспечивает реализацию принципа публичности судебного разбирательства, повышает возможность контроля со стороны общества за качеством судебных решений и, несомненно, должна повысить доверие к правосудию[3].
Теперь с доводами, изложенными в особом мнении судьи, могут ознакомиться не только все участники конкретного процесса, но и иные лица, интересующиеся различными правовыми позициями по аналогичному спору. Но это относится лишь к узкой категории дел рассматриваемых Высшим Арбитражным Судом по первой инстанции, и делам, обжалуемым в надзорном порядке. Особое мнение судьи по всем нижестоящим инстанциям остается доступным лишь для лиц участвующих в деле и судей вышестоящих инстанций - но как показывает практика: для судей вышестоящих судов особое мнение не представляет интереса, «на практике конверт с особым мнением иногда так и остается нераспечатанным»[6].
Думается, что позиция судей вышестоящих инстанций по отношению к особому мнению неверна. Было бы логично, законодательно обязать суды вышестоящих инстанций знакомиться с содержанием этого процессуального документа: проверять и обсуждать обоснованность изложенных в особом мнении доводов и с их учетом выносить свои постановления.
Рост числа «недовольных» прямо пропорционален степени закостенелости и неповоротливости проводимой государством политики, в том числе и в сфере законодательства. Эта формула выведена самой историей развития общества и государства, и вполне, применима к рассматриваемым нами отношениям. Официальной статистики по изложению особого мнения нет, поэтому мы не можем отследить количество «несогласных» судей и тем самым опосредованно дать качественную характеристику действующего законодательства.
Обращение внимания ВАС РФ на участников «марша несогласных» и начавшиеся сдвиги по практическому применению особого мнения дают основание делать оптимистические прогнозы на дальнейшую судьбу этого института и отечественного законодательства в целом.
Отношение к этой тенденции, как теоретиков, так и практикующих юристов неоднозначно. Одни видят в ней подрыв стабильности существующего законодательства и сложившейся судебной практики, другие – движущее начало к изменению нормативной базы в соответствии со стремительно изменяющейся действительностью и практическими потребностями общества.
Стагнация никогда не была прогрессивной, а единообразие не дает толчка для развития. Стабильность арбитражной системы всегда была ее сильной стороной. Но времена меняются, меняются реалии экономической жизни. Стабильность арбитражной системы должна гармонично сочетаться с возможностью учитывать изменения общественных отношений. Особое мнение судьи, отличное от единообразной судебной практики, может стать стимулом не только к изменению данной практики, но и к совершенствованию законодательства.
Определив роль особого мнения судьи, как процессуального документа, думается, законодателю, наряду с закреплением сроков изготовления особого мнения в статье 20 АПК РФ (пять дней с момента принятия решения по делу), необходимо определить его форму и содержание, дополнив главу 20 АПК РФ, а также пополнить статьи о судебных актах арбитражных судов. Вопрос о размещении (наряду с решениями) особого мнения судей всех инстанций на сайтах судов считаем преждевременным, требующим тщательного анализа и обсуждения не только теоретиками, но и всеми действующими судьями, а также практикующими юристами.
Окончательный вывод о законности принимаемого решения остается за Высшей инстанцией. В соответствии со статьей 10 ФКЗ РФ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» от 28 апреля 1995 года № 1-ФКЗ, Высший Арбитражный Суд РФ обращается в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности закона, применяемого арбитражными судами, изучает и обобщает практику их применения, дает разъяснения по вопросам судебной практики. За ним же закреплено право законодательной инициативы. Высший Арбитражный Суд - это тот орган, который обязан следить за законностью всей арбитражной системы, за самим Законом, применяемым всеми инстанциями. Закон должен быть справедливым, Закон должен соответствовать требованиям своего времени.
Думается, что нынешняя позиция законодателя по отношению к особому мнению судьи оправдана, и он нашел тот самый баланс между старым и новым, который не погубит все то ценное, что успела накопить арбитражная система и арбитражное законодательство за 20 лет своего существования.
Все новое пугающе, а если учесть, что история института особого мнения не так уж и нова, можно сказать, что сложившаяся ситуация была ожидаема. Остается надеяться на разумность нашего законодателя: ведь закон диктуется самой жизнью - остается лишь внимательно к ней присмотреться.

[1] Михайловская И.Б. Суды и судьи: независимость и управляемость. - М: "Проспект", 2010 г.

[2] Соломон-мл. Питер Г. Судебная реформа Путина: не только независимость, но и подотчетность судей // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. 2002. N 2 (39). С. 33.

[3] Морщакова Т.Г. Конституционная защита прав и свобод граждан судами Российской Федерации // Сравнительное конституционное обозрение. 2004. N 4 (49). С. 127.
[4] Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) (под ред. В.В. Яркова). - 3-е изд., перераб. и доп. - "Инфотропик Медиа", 2011 г.
[5] Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ (с изм. от 8 декабря 2011г.) // Система ГАРАНТ, 2012 г.

[6] С. Удальцова Новый статус особого мнения в арбитражном процессе // Новое Законодательство и юридическая практика, N 2, февраль 2009 г.

ЛИТЕРАТУРА: 

[1] IB Mikhailovskaya Courts and judges: independence and control. - M: "Prospect", 2010
[2] Solomon Jr.. Peter G. Judicial reform Putin not only independence but also the accountability of judges / / Constitutional Law: East European Review. 2002. N 2 (39). S. 33.

[3] T. Morshchakova Constitutional protection of human rights and freedoms by the courts of the Russian Federation / / Comparative Constitutional Review. 2004. N 4 (49). S. 127.

[4] Comment on the Arbitration Procedural Code of the Russian Federation (itemized) (ed. Yarkova VV). - 3rd ed., Rev. and add. - "Infotropik Media", 2011

[5] Code of Arbitration Procedure of the Russian Federation of July 24, 2002 N 95-FZ (as amended. Dated December 8, 2011.) / / System GARANT, 2012

[6] S. Udaltsov new status of the dissenting opinion in the arbitration process / / The new legislation and legal practice, N 2, February 2009

Заголовок En: 

Institute of dissent in the arbitration process

Аннотация En: 

The article is devoted to the role of the Institute procedural dissent sous-di in the arbitration process. Based on a study of legislative ac-ing, research sources and teaching aids monographic author disclosed Vaeth procedural status of this document, and argues in favor of the publication of dissenting opinion.

Ключевые слова En: 

Dissenting opinion, independence from, legal procedure, similar dispute, appeal