Реформа досудебного производства в уголовном процессе Украины – тенденции и перспективы

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 

Доцент кафедры уголовного права и процесса Российского университета дружбы народов кандидат юридических наук, доцент

Аннотация: 

В настоящей статье анализируются ключевые новеллы уголовно-процессуального кодекса Украины 2012 года в области досудебного производства, а также оцениваются тенденции и перспективы изменения модели уголовного процесса Украины в связи с указанной реформой.

Ключевые слова: 

досудебное производство, Украина, Уголовно-процессуальный кодекс, реформа, следователь, прокурор, возбуждение уголовного дела, уголовное преследование

13 апреля 2012 года в Украине был принят новый уголовно-процессуальный кодекс. Принятие настоящего кодекса серьёзно реформировало украинское уголовное судопроизводство, и знаменовало собой отход от советской модели уголовного процесса. Наиболее ярко данная тенденция проявилась в досудебном производстве. 1.УПК Украины 2012 года изменил структуру досудебного производства. Советская модель уголовного судопроизводства (старый УПК Украины 1961 г., УПК РФ 2001 г.) предполагает наличие двух досудебных стадий – возбуждения уголовного дела и предварительного расследования, которое в свою очередь, реализовывалась в форме предварительного следствия или дознания. Новый УПК Украины вслед за УПК Казахстана отказался от стадии возбуждения уголовного дела, заменив её процедурой внесения сведений об уголовных правонарушениях в Единый реестр досудебных расследований. Предварительное же расследование в свою очередь хотя и сохранило обе формы расследования, но жёстко разграничило их по категориям расследуемых уголовного наказуемых деяний – предварительное следствие проводится только по делам о преступлениях, а дознание – только по делам о проступках (ст. 215 УПК Украины). Такое изменение структуры досудебного производства было воспринято в научно среде и практическими работниками неоднозначно. Противники данной новеллы указывают на то, что отказ от стадии возбуждения уголовного дела и расследование всех зарегистрированных заявлений и сообщений повлечёт необоснованное увеличение уголовных дел за счёт отсутствия фильтра для проверки информации, которая не содержит сведений о событии преступления. Тем самым, следователи и дознаватели, по их мнению, будут перегружены в ходе расследования лишней работой по заявлениям и сообщениям, не имеющей криминального значения, что существенно снизит эффективность их работы при расследовании серьёзных преступлений[1]. Кроме того, по их мнению, проведение расследования без предварительной проверки исходных сведений об уголовном правонарушении может повлечь за собой грубые нарушения законности, поскольку именно эта стадия направлена на приведение всего механизма уголовного процесса в действие. Более того, она закладывает правовую основу для выполнения процессуальных действий на последующих стадиях судопроизводства[2]. Проведение же досудебного расследования без доследственной проверки заявлений и сообщений о преступлениях и установление поводов и оснований для его возбуждения приведет к необоснованному применению к определенному кругу лиц мер процессуального принуждения и незаконного ограничения других конституционных прав граждан, то есть до произвола и беззакония[3]. В свою очередь, сторонники отказа от стадии возбуждения уголовного дела (к которым относится и автор) аргументируют свою поддержку данной новеллы оптимизацией и ускорением досудебного производства, позволяющей не дублировать проверочные действия в стадии возбуждения уголовного дела и следственные действия в ходе предварительного расследования. Кроме того, в случае обязательности расследования по всем заявлениям и сообщениям об уголовных правонарушениях снимается проблема необоснованных отказов в возбуждении уголовного дела. Ещё одним аргументом за отмену стадии возбуждения уголовного дела является её отсутствие в других моделях уголовного процесса, которых придерживаются ведущие страны мира. Вместо данной стадии там присутствует процедура дознания, целью которой является установление полицией события преступления и лица, его совершившего. Мало того, сама стадия возбуждения уголовного дела в советской модели явилась следствием перерождения процедуры дознания в Российской империи, изменившей в 30-50-е годы 20 века свою сущность и содержание. К настоящему времени государства, ранее придерживавшиеся советской модели досудебного производства, постепенно отказываются от стадии возбуждения уголовного дела (Румыния, Болгария, страны Балтии, Казахстан, Молдова, Грузия). Даже в Российской Федерации, являющейся оплотом советской модели уголовного судопроизводства, идёт дискуссия об эффективности и целесообразности существования данной стадии, что обуславливает её нестабильность и постоянные изменения в правовом регулировании. Довод же о возможном нарушении прав участников уголовного судопроизводства вследствие ликвидации стадии возбуждении уголовного дела представляется неубедительным, так как данные меры применяются только при наличии предусмотренных законом оснований и, в ряде случаев, только с санкции суда. Необоснованное же применение мер принуждений возможно как при отсутствии, так и при наличии стадии возбуждения уголовного дела, так как зависит не от структуры уголовного судопроизводства, а от доказательств, имеющихся в распоряжении органов предварительного расследования. 2.Согласно ст. 38 УПК Украины предварительное расследование и в форме дознания и в форме предварительного следствия осуществляют следственные органы (органы досудебного расследования) в лице следователей. Тем самым украинское уголовное судопроизводство отказалось от ведомственного дуализма в расследовании, объединив процессуальные статусы следователей и дознавателей. При этом отделы дознания упраздняются и должностные лица бывших органов дознания согласно ст. 41 УПК Украины могут теперь осуществлять только оперативно-розыскную деятельность в рамках уголовного судопроизводства, а также осуществлять следственные и розыскные действия по письменному поручению следователя или прокурора. Процессуальных же полномочий по самостоятельному проведению следственных и розыскных действий или даже инициирование их проведения перед следователем или прокурором у сотрудников оперативных подразделений нет. Следует обратить внимание, что согласно п. 2 ч. 1 ст. 40 УПК Украины следователи в рамках предварительного расследования уполномочены осуществлять как следственные, так и розыскные действия. Данное положение, с одной стороны, сохраняет преемственность с советской моделью расследования. Однако, с учётом лишения следователей функции уголовного преследования можно также говорить о том, что процессуальныйстатус и объём полномочий украинского следователя приблизился к процессуальному статусу полицейского детектива в континентальной Европе, деятельность которых направлена на розыск, а не на преследование[4],[5]. Предполагается, что процессуальные различия между следственными и розыскными действиями при переходе уголовного судопроизводства Украины на другую модель будут постепенно стираться. Первым шагом к этому стало включение в УПК Украины понятия «негласные следственные (розыскные) действия» (гл. 21 УПК) которые по содержанию фактически являются не процессуальной, а оперативно-розыскной деятельностью. 3.Ещё одной важнейшей новеллой уголовно-процессуального кодекса Украины стало изменение модели уголовного преследования применительно к досудебному производству. В ранее действовавшем УПК Украины действовала советская модель уголовного преследования, согласно которой следователь сначала возбуждал уголовное дело, затем в рамках отдельной процедуры предъявления обвинения предъявлял обвинение, а потом по окончании предварительного расследования составлял обвинительное заключение, утверждаемое прокурором. В свою очередь новая украинская модель досудебного производства вообще исключила из досудебного производства все процедуры связанные с уголовным преследованием, перенеся их в судебные стадии. Так УПК Украины 2012 г., кроме отказа от стадии возбуждения уголовного дела (об этом уже сказано выше) отказался также от процедуры предъявления обвинения в ходе предварительного расследования уголовного дела. В результате украинский следователь был фактически исключён из категории лиц, уполномоченных осуществлять уголовное преследование – теперь следователь только уведомляет подозреваемого о наличие в отношении него подозрения в совершении преступления (гл. 22 УПК) и по окончании расследования составляет обвинительный акт (ст. 291 УПК Украины), который вместе с материалами дела передаётся прокурору для утверждения и последующего предъявления обвинения в суде. Указанные действия не носят характер преследования, так как согласно континентальной доктрине преследования (и романской и германской), уведомление о подозрении – это обязанность административных структур (полиции), а не прокуратуры, осуществляющей преследование, составление же обвинительного акта не означает реализации полномочий по преследованию, а только суммирует собранные в ходе расследования доказательства. 4.Реформа уголовно-процессуального законодательства Украины также серьёзно изменила баланс властных полномочий при осуществлении досудебного производства. Речь идёт о существенном изменении процессуального статуса прокуроров и руководителей следственных органов в данной сфере. Если проанализировать ст.ст. 36 и 39 УПК Украины, то можно сделать вывод что украинский законодатель пошёл не по российскому пути административизации досудебного производства, где основная роль принадлежит руководителю следственного органа, а по европейскому пути, предусматривающему процессуальное руководство прокурора досудебным расследованием[5], оставляя руководителям следственных органов управленческие и методические полномочия. Так, ст. 36 УПК Украины предусматривает, что прокурор в ходе досудебного производства уполномочен: начинать досудебное расследование; поручать органу досудебного расследования проведение досудебного расследования; поручать следователю, органу досудебного расследования проведение в установленный прокурором срок следственных (розыскных) действий, негласных следственных (розыскных) действий, иных процессуальных действий или давать указания относительно их проведения; поручать проведение следственных (розыскных) действий и негласных следственных (розыскных) действий оперативным подразделениям; отменять незаконные и необоснованные постановления следователей; согласовывать или отказываться в согласовании ходатайств следователя к следственному судье о проведении следственных (розыскных) действий, негласных следственных (розыскных) действий, иных процессуальных действий в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, или самостоятельно подавать следственному судье такие ходатайства; уведомлять лицо о подозрении; утверждать или отказывать в утверждении обвинительного акта, вносить изменения в составленный следователем обвинительный акт. В то же время полномочия руководителя следственного органа сводятся только к назначению следователей для производства предварительного расследования и отстранения их от расследования. Конечно руководитель следственного органа в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 39 УПК Украины вправе давать следователю письменные указания по вопросам расследования, однако данные указания не могут противоречить процессуальным указаниям прокурора по данным вопросам. Кроме того, в отличие от Российской Федерации, где указания прокурора (кроме указаний об отмене постановления о приостановлении уголовного дела), для руководителя следственного органа обязательными не являются, ч. 3 ст. 39 УПК Украины прямо ставит руководителя следственного органа в подчинённое отношение к прокурору, обязав его выполнять под угрозой ответственности все письменные поручения и указания надзирающего прокурора. При этом возможности обжалования вышестоящему прокурору не устраивающих следователя или руководителя следственного органа поручений или указаний прокурора уголовно-процессуальное законодательство Украины больше не предусматривает. Указанные новеллы позволяют сделать вывод об отходе досудебного производства Украины от советской модели уголовного судопроизводства и постепенного его приближения к европейской модели расследования и уголовного преследования. В то же время представляется, что модель досудебного производства, появившаяся в результате реформы, является промежуточной и преследует цель постепенной адаптации правоохранительных органов Украины к континентальной модели судопроизводства с последующим реформированием досудебном производства по европейскому (скорее всего германского типа) образцу. [1] Михайленко О.Р. Про осiб доказувания за новим Кримiнальным процесуальним Кодексом Украiни. Материалы международной научно-практической конференции Доказательства и доказывание по новому Уголовно-процессуальному кодексу Украины». 6-7 декабря 2012 г.г. Киев. КНУ им Т. Шевченко. 2012. [2] Лазарева В. А. Возбуждение уголовного дела как акт правового регулирования на преступные посягательства: Автореф. Дис. … канд .юрид. наук: 12.00.09 / В. А. Лазарева. – Саратов, 2001. [3] Юрчишин В.Н. Новый УПК Украины уполномочил прокурора быть процессуальным руководителем досудебного расследования. Материалы МАСП. http://www.iuaj.net/node/1191 [4] ст. 41 УПК Франции 1958 года. [5] ст. 152, 163, 160 УПК ФРГ 1877 года

ЛИТЕРАТУРА: 

[1] Mikhailenko O.R About osib dokazuvaniya for Novi Kriminalnym protsesualnim Code Ukrainy. Materials of the International Scientific Conference Evidence and proof of the new Criminal Procedure Code of Ukraine. "6.7 December 2012 GG Kiev. KNU Shevchenko. 2012. [2] V.A Lazarev institute criminal proceedings as an act of legal regulation to criminal assault: Author. Dis. ... Candidate. Jurid. Sciences: 12.00.09 / VA Lazarev. - Saratov, 2001. [3] V.N Yurchishin The new Code of Criminal Procedure authorized the prosecutor to be the head of pre-trial procedure. IMTA materials. http://www.iuaj.net/node/1191 [4] Art. 41 Code of Criminal Procedure in France in 1958. [5] Art. 152, 163, 160 German Code of Criminal Procedure 1877

Заголовок En: 

The reform of preliminary proceedings in a criminal process in Ukraine - trends and prospects

Аннотация En: 

This article analyzes key novels Criminal Procedure Code of Ukraine in 2012 in the preliminary proceedings, and evaluate the trends and prospects of changing the model of criminal procedure of Ukraine in connection with this reform.

Ключевые слова En: 

Ukraine, preliminary proceedings, the Criminal Procedure Code, the reform, the investigator, the prosecutor, the prosecution, prosecution, investi