Модель правового регулирования деятельности третейских судов в Российской Федерации

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 

юрисконсульт ЗАО « Институт региональных экономических исследований»

Аннотация: 

В статье раскрывается единая модель правового регулирования деятельности третейских судов, включающая несколько этапов, которая существует с учетом потребностей субъектов третейского разбирательства и реально сложившихся отношений в соответствии с принципами права на основе межотраслевых связей.

Ключевые слова: 

третейские суды, третейское судопроизводство, альтернатива государственному правосудию, правовое регулирование

В настоящее время порядок организации деятельности третейских судов, находящихся на территории Российской Федерации регулирует Федеральный закон от 24.07.2002 № 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" (далее – Закон о третейских судах).
В соответствии с данным законом процесс разрешения экономических споров и рассмотрения иных дел (отнесенных к компетенции третейских судов ГК РФ, Законом о третейских судах и другими федеральными законами) должен осуществляться по Правилам третейского суда, которые выступают в качестве неотъемлемой части третейского соглашения (ч. 3 ст. 7, ст. 19 Закона о третейских судах).
В практической деятельности третейских судов такими правилами являются:
1. Положение о третейском суде;
2. Регламент третейского суда, который устанавливает процедуру и порядок разрешения споров[1]. Он как бы выступает аналогом гражданского процессуального и арбитражного процессуального кодексов РФ.
В случае если, правила третейского разбирательства согласуются сторонами, то они не должны противоречить основным началам и смыслу (основополагающим правилам) Закона о третейских судах, а также Положения о третейском суде, Регламента третейского суда.
Третейское разбирательство оформляется в виде решения третейского суда, которое может быть оспорено участвующей в деле стороной путем подачи заявления об отмене решения в компетентный суд в течение трех месяцев с момента его получения. Данные действия возможны в том случае, если в третейском соглашении не предусмотрено, что решение третейского суда является окончательным (ст. 32, 40 Закона о третейских судах).
Производство по делам об оспаривании решений третейских судов осуществляется в порядке, предусмотренном положениями ст. 41 Закона о третейских судах, § 1 гл. 30 АПК РФ и гл. 46 ГПК РФ, из которых особое внимание стоит уделить нормам, регулирующим основания для отмены решений третейских судов.
В ст. 41 Закона о третейских судах, ст. 421 ГПК РФ и ст. 233 АПК РФ императивно закреплено то, что решение третейского суда может быть отменено компетентным судом только в исчерпывающих случаях, если:
1. Сторона, обратившаяся с заявлением об отмене решения третейского суда, представит доказательства нарушения ее прав и законных интересов, а именно того, что:
1.1. Третейское соглашение недействительно по законным основаниям. Этот критерий важен, поскольку одним из оснований для рассмотрения спора в третейском суде является наличие третейского соглашения, легально заключенного сторонами;
1.2. Сторона не была должным образом уведомлена об избрании (назначении) третейских судей или о третейском разбирательстве, в том числе о времени и месте заседания третейского суда, либо по другим уважительным причинам не могла представить третейскому суду свои объяснения;
1.3. Решение третейского суда вынесено по спору, не предусмотренному третейским соглашением или не подпадающему под его условия, либо содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения;
1.4. Состав третейского суда или процедура третейского разбирательства не соответствовали соглашению сторон или гл. 3 и 4 Закона о третейских судах.
Из общих положений Закона о третейских судах можно выделить критерии действительности третейского соглашения.
Во-первых, необходимо волеизъявление сторон о передаче спора на разрешение третейского суда (ч. 2 ст. 1 Закона о третейских судах).
Во-вторых, предметом третейского соглашения должны быть все или определенные споры, которые возникли или могут возникнуть между сторонами в связи с каким-либо конкретным правоотношением (ч. 2 ст. 5 Закона о третейских судах).
В-третьих, третейское соглашение в отношении спора, который находится на разрешении в суде общей юрисдикции или арбитражном суде, должно быть заключено до принятия решения по спору компетентным судом (ч. 4 ст. 5 Закона о третейских судах).
В-четвертых, должны быть соблюдены форма и содержание третейского соглашения. Так, если иная форма третейского соглашения не предусмотрена Законом о третейских судах или ФЗ от 21 ноября 2011 г. № 325-ФЗ "Об организованных торгах", то оно считается заключенным в письменной форме при условии:
- если содержится в документе, подписанном сторонами;
- либо заключено путем обмена письмами, сообщениями по телетайпу, телеграфу;
- или заключено с использованием других средств электронной или иной связи, обеспечивающих фиксацию такого соглашения.
Примечательно, что ссылка в договоре на документ, содержащий условие о передаче спора на разрешение третейского суда, является третейским соглашением при условии, что договор заключен в письменной форме и данная ссылка такова, что делает третейское соглашение частью договора (ч. 1 ст. 7 Закона о третейских судах).
2. Спор, рассмотренный третейским судом, в соответствии с законом не может быть предметом третейского разбирательства, например:
а) дело о банкротстве - в соответствии с ч. 3 ст. 33 ФЗ от 26 октября 2002г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»;
б) дело об обжаловании отказа в государственной регистрации - в соответствии со ст. 2, абз. 4 ч. 3 ст. 20 ФЗ от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»;
г) и др.
3. Решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права.
Можно заметить, что перечень таких принципов в законе не указан. Курочкин С.А. объясняет это тем, что квалификация тех или иных обстоятельств в качестве нарушений основополагающих принципов российской правовой системы должна осуществляться компетентным судом в ходе рассмотрения дела самостоятельно, с учетом существенности самого нарушения для сохранения баланса прав и обязанностей участников правоотношений. Именно поэтому арбитражный суд не может ограничиться простым указанием на нарушение, а при вынесении определения об отмене решения третейского суда должен указать, нарушения каких именно основных принципов российского законодательства были допущены третейским судом[2]. Он также полагает, что нарушения могут касаться основополагающих принципов как материального, так и процессуального права, ориентированного на защиту материальных прав и законных интересов. Например, под нарушением основополагающих принципов следует понимать повторное рассмотрение третейским судом спора, ранее разрешенного другим юрисдикционным органом в установленном законом порядке (тождественного иска)[3], а также, если решение основано на подложных документах (по аналогии закона)[4].
Интересно отметить последствия отмены решения третейского суда. Так, на основании ст. 43 Закона о третейских судах, в случае отмены решения третейского суда компетентным судом любая из сторон в соответствии с третейским соглашением может обратиться в третейский суд. Исключением из этой нормы является решение третейского суда, которое отменено компетентным судом полностью или частично вследствие:
а) недействительности третейского соглашения;
б) или потому, что решение принято по спору, не предусмотренному третейским соглашением или не подпадающему под его условия;
в) либо содержит постановления по вопросам, не охватываемым третейским соглашением.
В случае если, вступившее в законную силу решение третейского суда добровольно не исполняется, то сторона, в пользу которой принято данное решение, имеет право обратиться в компетентный суд с заявлением о выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (ст. 45 Закона о третейских судах, ст. 423 ГПК РФ и ст. 236 АПК РФ).
Если компетентный суд вынес определение о выдачи исполнительного листа, то условия и порядок принудительного исполнения решения третейского суда будут определяться на основании ФЗ от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ "Об исполнительном производстве", квинтэссенцией которого являются:
1) законность;
2) своевременность совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения;
3) уважение чести и достоинства гражданина;
4) неприкосновенность минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи;
5) соотнесение объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения (ст. 4).
Интересно заметить, что основания для отказа компетентным судом в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда совпадают с основаниями, рассмотренными выше (т.е. основаниями для отмены решений третейских судов) – ст. 46 Закона о третейских судах, ст. 426 ГПК РФ и ст. 239 АПК РФ. Важно заметить, что перечень случаев для данного отказа является закрытым.
На основании сложившийся практики рассмотрения арбитражными судами дел о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в своем информационном письме от 22 декабря 2005 г. № 96 выработал рекомендации для арбитражных судов. Так, в случае если арбитражный суд установит, что:
а) в качестве третейского судьи, назначенного одной из сторон (в том числе и при коллегиальном рассмотрении дела), выступал ее учредитель, что будет подтверждаться протоколом собрания учредителей, учредительным договором и уставом общества, то он, сославшись на ст. 8, 10, 11, 19 и 46 Закона о третейских судах, ч. 2 ст. 239 АПК РФ однозначно откажет в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (п.24 информационного письма);
б) лицо, выступающее в качестве третейского судьи, которое в соответствии с законодательством Российской Федерации не вправе быть третейским судьей, то он, сославшись на статью того закона, нормы которого нарушены, а также на пункт 4 части 2 статьи 239 АПК РФ однозначно откажет в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Например, если в качестве третейского судьи выступает лицо не только указанное в ч. 6,7 ст. 8 Закона о третейских судах, но и лицо, замещающее должность государственного служащего в судебном органе. Поскольку такое лицо нарушает ст. 11 Федерального закона от 31.07.1995 г. № 119-ФЗ "Об основах государственной службы Российской Федерации", согласно которой государственный служащий не вправе заниматься другой оплачиваемой деятельностью, кроме педагогической, научной и иной творческой деятельности (п.25 информационного письма);
в) третейский суд рассматривает вопросы публично-правового характера, в частности, обязывает регистрирующий орган зарегистрировать право собственности на недвижимое имущество за стороной третейского разбирательства, то компетентный суд, сославшись на ст. 1 Закона о третейских судах, ч. 6 ст. 4 АПК РФ, ст. 2, абз. 4 ч. 3 ст. 20 ФЗ от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" также откажет в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (п. 27 информационного письма).
Однако с вынесением Конституционным Судом РФ Постановления от 26 мая 2011 г. № 10-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 2 статьи 1 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации", статьи 28 Федерального закона "о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним"…» позиция, изложенная в данном пункте, была признана незаконной, поскольку КС РФ считает, что "публично-правовой характер споров, предопределяющий невозможность их передачи на рассмотрение третейского суда, обусловливается не видом имущества (движимого или недвижимого), а спецификой правоотношений, из которых возникает спор относительно данного имущества, и составом участвующих в споре лиц". При этом требование государственной регистрации недвижимого имущества связано лишь с определенными характеристиками объекта правоотношения. Таким образом, на основании абз. 3 ст. 79 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ», п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ и п. 3 ч. 3 ст. 311 АПК РФ перед лицами, участвовавшими в конкретном деле, открываются процессуальные возможности по пересмотру вступивших в законную силу судебных актов по новым открывшимся обстоятельствам. Бежан А.В. полагает, что позиция Конституционного Суда РФ, изложенная в Постановлении от 26 мая 2011 г. № 10-П вероятно, повлечет за собой новый виток развития правовых схем, связанных с использованием третейских судов для изменения права на объекты недвижимого имущества[5].
Из сказанного выше напрашивается общий вывод о том, что правовое регулирование деятельности третейского суда, как одного из институтов арбитражного и гражданского процессуального права начинается с Закона о третейских судах, затем переходит в сферу правового регулирования других отраслей, таких как гражданское право, административное право, конституционное право и др.
Таким образом, современная юриспруденция предлагает субъектам третейского разбирательства единую модель правового регулирования, включающую несколько этапов (витков), которая существует с учетом их потребностей и реально сложившихся отношений в соответствии с принципами права на основе межотраслевых связей.

1.Бежан А.В. Новые компетенции третейского суда в свете Постановления Конституционного Суда РФ от 26 мая 2011 г. N 10-П // Администратор суда. 2011. N 3. С. 7 - 11.
2.Курочкин С.А. Третейское разбирательство гражданских дел в Российской Федерации: теория и практика. - "Волтерс Клувер", 2007 г. – С. 425;
3.Постатейный комментарий к арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. П.В. Крашенинникова. – М.:. Статут, 2007.- С. 419;
4.Арбитражный процессуальный кодекс РФ – правовая база «Консультант плюс»;
5.Гражданский процессуальный кодекс РФ – правовая база «Консультант плюс»;
6.Федеральный закон от 24.07.2002 № 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" - правовая база «Консультант плюс»;
7.Федеральный закон от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" - правовая база «Консультант плюс»;
8.Федеральный закон от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" - правовая база «Консультант плюс»;
9.Федеральный закон от 26 октября 2002г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» - правовая база «Консультант плюс».
10.Постановление ФАС Поволжского округа от 19 февраля 2004 г. N А06-1779У-4/03 - правовая база «Консультант плюс»;
11.Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 22 декабря 2005 г. N 96 - правовая база «Консультант плюс»;
12. http://a-tsm.ru
13.Постановление Конституционного Суда РФ от 26 мая 2011 г. № 10-П - правовая база «Консультант плюс».

ЛИТЕРАТУРА: 

1.Bejan A.V. New of the competence of the arbitration court in the light of the Decision of the Constitutional Court of the Russian Federation from May, 26th, 2011 N 10-P//the Manager of court. 2011. N 3. With. 7 - 11.
2. Kurochkin S.A. Arbitration trial of civil cases in the Russian Federation: the theory and practice. - "Wolters Kluwer", 2007 – With. 425;
3. The comment to the arbitration remedial code of the Russian Federation / under the editorship of P.V.Krasheninnikov. – М:. The statute, 2007. - With. 419;
4. The arbitration remedial code of the Russian Federation – legal base «the Adviser plus»;
5.The civil remedial code of the Russian Federation – legal base «the Adviser plus»;
6.The federal law from 24.07.2002 № 102-FZ "About the arbitration courts in the Russian Federation" - legal base «the Adviser plus»;
7.The federal law from October, 2nd, 2007 N 229-FZ "About executive manufacture" - legal base «the Adviser plus»;
8.The federal law from 21.07.1997 N 122-FZ "About the state registration of the rights to real estate and transactions with it" - legal base «the Adviser plus»;
9.The federal law from October, 26th 2002г. № 127-FZ «About an inconsistency (bankruptcy)» - legal base «the Adviser plus».
10.Decision FСС of Volga region district from February, 19th, 2004 N А06-1779У-4/03 - legal base «the Adviser plus»;
11.The circular of Presidium YOU the Russian Federation from December, 22nd, 2005 N 96 - legal base «the Adviser plus»;
12. http://a-tsm.ru
13. The decision of the Constitutional Court of the Russian Federation from May, 26th, 2011 № 10-P - legal base «the Adviser plus».

Заголовок En: 

Model of legal regulation of activity of the arbitration courts in the Russian Federation

Аннотация En: 

In article the uniform model of legal regulation of activity of the arbitration courts, including some stages which exist taking into account requirements of subjects of arbitration trial and really developed relations according to principles of the right on the basis of interbranch communications reveals.

Ключевые слова En: 

The arbitration courts, arbitration legal proceedings, alternative to the state justice, legal regulation