Предпосылки реформы судебной власти в Бразилии

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 
  •  
  • Гребенников Валерий Васильевич - заведующий кафедрой судебной власти, правоохранительной и правозащитной деятельности Российского университета дружбы народов доктор юридических наук, профессоор, Заслуженный юрист Российской Федерации;
  • Марчук Николай Николаевич - профессор кафедры судебной власти, правоохранительной и правозащитной деятельности Российского университета дружбы народов доктор исторических наук, профессоор, Почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации;
  • Галушкин Александр Александрович - старший преподаватель кафедры судебной власти, правоохранительной и правозащитной деятельности Российского университета дружбы народов, старший научный сотрудник.
Аннотация: 

Крупнейшая латиноамериканская страна достойна изучения российскими авторами, прежде всего, потому, что успела накопить ценнейший полувековой опыт осуществления неолиберальных реформ вообще и судебной реформы в частности. Данная статья посвящена осмыслению правоведами Бразилии причин судебной реформы, идущей в стране с момента принятия Конституции 1988 г. и конституционной поправки № 45 от 2004 г. Одни правоведы полагают, что лежащая в основании реформы отсталость судебной системы есть продукт развития последних десятилетий, другие – что это отпечаток всей 500-летней истории страны. Третьи обусловливают необходимость реформы потребностью построения «правового демократического государства». Однако наиболее полную картину причин судебной реформы в Бразилии дают те исследователи, которые помещают ее в общемировой контекст экономических, социальных и политических преобразований неолиберального толка.

Ключевые слова: 

Бразилия, судебная власть, реформа, судоустройство, судебная реформа, военная диктатура, причины, предпосылки.

   Опыт судебной реформы в Бразилии заслуживает внимания по многим причинам, не последней из которых является региональная принадлежность страны. Ибо, к несчастью для народов Латинской Америки, общественная практика именно этого региона чаще всего оказывается объектом испытания для новомодных теоретических изысков. Так было с «шоковой терапией» в условиях военных диктатур 1970-1980-х годов. И так было с построением на континенте «правового государства», рецепты которого тоже диктовались региону из Всемирного банка, Международного валютного фонда, Межамериканского банка развития и прочих международных инструментов Запада.

   Поэтому нет ничего удивительного в том, что вслед за неолиберальной трансформацией экономики при военной диктатуре (1964-1985) Бразилия вместе с другими латиноамериканскими странами приступила к соответствующей реформе политико-юридической надстройки. Поскольку общая конъюнктура 2000-х годов не позволяет утвердиться в этом регионе чисто либеральной демократии, Бразилию можно причислить к «розовым» странам, занимающим промежуточное положение между странами «красного пояса» (Венесуэла, Боливия, Эквадор, Никарагуа, Куба и др.) и странами с «бледно-розовыми» режимами (Мексика, Чили, Колумбия и т.д.). Однако даже в таком варианте Бразилия накопила серьезный опыт в реформировании государственных институтов и далеко продвинулась в строительстве «правового государства», в том числе отвечающей современным потребностям судебной ветви власти.

   Судебная власть Бразилии столкнулась с валом критики на рубеже 1980-1990-х годов, когда опросы населения показали, что 58% рядовых жителей страны считало бразильское правосудие некомпетентным, а медлительным – 89%. Фактически две трети бразильцев в конфликтных ситуациях предпочли бы не прибегать к правосудию. Предприниматели тоже главным пороком судебной власти страны называют ее медлительность. Правда, мелкие предприниматели на первое место ставят завышенную стоимость судебных процессов. Крупные предприятия стремятся вообще не и меть с нею дела, за исключением налоговых конфликтов, когда медлительность судебной власти им выгодна [1].

   По словам М.А. Алаора Димиса Гранжейи, «судебная проблема превратилась для нации в настоятельную потребность. Она вышла за рамки узкого круга судей, прокуроров и адвокатов. Речь больше не шла о дискуссиях и достижениях компромиссов между этими действующими лицами. Речь больше не шла о пространстве каждой из ветвей власти республики. Тема вылилась на улицы. Граждане требовали результатов. Они жаждали судебной системы без подаяний и администраторов. Системы, которая служила бы нации, а не своим собственным членам. Нация жаждет судебную систему, которая отвечала бы трем требованиям: 1) доступности для всех; 2) предсказуемости ее решений; 3) вынесению решений в разумные сроки и за разумную плату» [2].

   В объяснении причин, вызвавших необходимость судебной реформы, большинство бразильских авторов ограничиваются перечислением недостатков этой ветви власти, ставших очевидными сегодня. С их точки зрения, «пороки судебной власти обусловлены глубоко укорененными причинами, а именно: исторически сложившимся институциональным и административным профилем. Эти проблемы, проистекающие от исторической матрицы, также обостряются нестабильностью юридического каркаса страны, архаизмом и чрезмерным формализмом процессуальных кодексов, а также негодным способом формирования значительной части судов и подготовки «работников права»: прокуроров, адвокатов и функционеров различных органов правовой системы». На взгляд многих аналитиков, бразильская Судебная Власть несет на себе глубокую печать этих исторических корней, медлительность и глубоко бюрократический и формалистский характер ее функционирования сохраняются сегодня как культурные черты, а в таких условиях низка вероятность изменений на основе только эндогенных факторов [3]

   В подтверждение таких рассуждений приводятся статистические данные, например, о том, что в Бразилии 1 судья приходится на 12.967 жителей, между тем как в Германии – только на 3.000, а в Португалии – на 6.600 человек.

   Правда, этой разницей вряд ли можно объяснить пороки и оправдать преобразование бразильского правосудия, потому как в гораздо более благополучных странах соотношение численности судей и населения еще ниже: в Испании – 1 : 13.333, в Великобритании – 1 : 27.777, а в Японии – 1 : 44.561 [4]. Кроме того, по состоянию на 2004 г. в Бразилии количество рассматриваемых судами дел таково, что 1 процесс приходится на каждые 7 жителей страны. На первый взгляд, эта впечатляющая цифра создает ощущение, будто бразильское население действительно реализует свое право на обращение к правосудию, однако это не так. Однако в действительности резкое увеличение загруженности судов связана с чрезмерной концентрацией процессов вокруг интересов крупных предпринимательских корпораций и органов управления на уровнях федерации, штатов и муниципалитетов [5].

   Но такие факты мало смущают основную массу исследователей, которые позволяют С.Р. Тамму Рено заключить, что «неповоротливость правосудия, отсталость, неэффективность и слабая прозрачность государственной машины на службе у Судебной Власти, – вот лишь некоторые проблемы, которые оправдывают необходимость реформы» [6]. Более того, частое и продолжительное упоминание указанных пороков, растиражированное средствами массовой информации, уже давно успело сформировать устойчивое негативное представление о судебной власти страны в широких слоях населения. Не случайно «Газета штата Минас-Жерайс» еще в 1991 г. заявляла, что население штата считает правосудие «отсталым», «неадекватным», «медлительным», «элитарным», «непрозрачным» и «неэффективным» [7].

   На наш взгляд, такая постановка проблемы означает простую констатацию необходимости реформы вследствие, непонятно откуда взявшейся, утраты судебной властью своей репутации, скверной реализации основных прав человека и плохого функционирования правовой системы. Если с точки зрения «кризиса судебной власти» посмотреть на дореформенную судебную систему Бразилии, то остается только гадать, как удавалось стране с такой негодной системой просуществовать 300 лет колониального периода, не говоря уже о 200 годах после завоевания независимости.

   Реже судебные реформы страны рассматриваются в контексте построения «правового демократического государства». «Прочная и эффективная правовая система, - пишет, в частности, К. Пелузу, - обеспечивает юридическую безопасность и быстрое разрешение споров. Демократия, утвердившаяся в правовом Государстве, обеспечивает прозрачность решений правительства, “accountability” властей и лучшее вложение государственных затрат и социальных инвестиций. Юридические институты функционируют как фактор производительных инвестиций с порождением прибыли и улучшением социальных условий. Опыт показывает, что странам с прочными конституционными и демократическими структурами удается сдерживать политическое измерение экономических и социальных конфликтов у себя дома и находить законные и эффективные решения своих проблем [8].

   А.И. Мариньо Фалкао обращает внимание на то, что устарел сам тип государства, существовавший не только в Бразилии, но и в развитых странах. «Мы вынуждены признать, - пишет он, - что банкротство системы, составляющей правительственный аппарат Государства в виде триады ветвей действующей власти… уже не отвечает потребностям общества, потому что речь идет об архаичной и исчерпавшей себя структуре, основанной на модели, которая задумывалась в XVIII веке для совершенно других реалий, нежели мы имеем сегодня. Стоит помнить, что в ней только малая часть населения была субъектом права, в то время как сегодня, напротив, всякий, кто рождается и живет на планете, какого бы цвета кожи он ни был и каким бы социальным положением ни обладал, является субъектом прав и может осуществлять их» [9].

   В таком же ключе к судебной реформе подходит Ж.П. Шавес, который вспоминает, что еще в 1958 г. Ассоциация адвокатов Бразилии на своей I национальной конференции в Рио-де-Жанейро занималась вопросами быстроты в применении законов. В 1963 г. Ассоциация даже представила свой проект реорганизации судебной власти Специальной комиссии Палаты Депутатов. Наконец, на сессии 27 сентября 1982 г. тогдашний Федеральный Советник Эвандру Линс и Силва объявил, что необходимость реформы Судебной Власти пришла из далекого прошлого, из 1920-х годов, и настаивал на необходимости имплементации «судов мелких дел» и даже выдвигал структурную реформу Судебной Власти как средство решения трудностей тогдашней Власти [10].

   Ему вторит М. Сантос, который утверждает: «Чтобы воплотить принципы и основы Демократического Государства, право в процессе эволюции стремится идти в ногу с изменениями в меняющемся обществе. В этом примере мы улавливаем, что бразильское право пережило в последние десятилетия четкую и глубокую мутацию, проистекающую из пережитого юридического развития. Это подтверждается в конституционном контексте, который в настоящий момент достигает собственной зрелости стран с длительным конституционно-демократическим опытом. Как никакая другая отрасль юридической науки, наше конституционное право испытало воздействие последовательных и резких политических преобразований, результатом которых стали не менее семи Конституций, не считая конституционные поправки и революционные акты конституционного характера, как в 1930 и 1964 гг. В таком контексте не будет преувеличением сказать, что, несмотря на принятие североамериканской модели, дух нашего конституционного права оставался более близким к латиноамериканским источникам, втянутым в опыт французского или английского парламентаризма, к структурам президентского режима, пересаженного из Северной Америки» [11].

   Однако наиболее полную картину причин судебной реформы в Бразилии дают те немногие исследователи, которые помещают ее в общемировой контекст экономических, социальных и политических преобразований.

   Так, с точки зрения К. Карвалью Пашеку, реформа судебной власти в латиноамериканских странах и Карибском бассейне является одним из этапов, которые должны быть пройдены в соответствии с Вашингтонским консенсусом, разработанным различными многосторонними агентствами, среди которых фигурируют Всемирный Банк (BБ), Международный Валютный Фонд (МВФ) и Межамериканский банк Развития (BID) [12]. Как результат процесса глобализации и неолиберального капитализма «происходит кризис в концепции национального Государства, чьи блага неизвестны в точности, но оставляют веские доказательства ущерба, причиненного сокращением Государства и Судебной Власти. Процесс глобализации анархичен, и Государства вынуждены направлять его, корректируя искажения, стремясь максимизировать выгоды и уменьшить жертвы» [13].

Еще правительство Рейгана положило начало серии проектов политического развития для Латинской Америки, в том числе проекта судебной помощи, целью которого было помочь судам, судьям, инициаторам и чиновникам правосудия в улучшении судебной системы. Впоследствии международные организации, такие как Межамериканский Банк Развития и Всемирный Банк, включили реформу латиноамериканской судебной власти в качестве предварительного условия для проведения экономической реформы в регионе. Модернизация экономической системы требует Государства, способного планировать, контролировать и надзирать за нерегулируемыми сферами, что, в свою очередь, не может осуществиться, если судебная власть не представляет собой эффективное управление правосудием, с повышением квалификации его судей, профессиональным укреплением судейского корпуса, техническим усовершенствованием для вмешательства в новые сферы споров и для предупреждения преступлений, помимо способности приспосабливаться к изменениям в международном экономическом праве [14].

   «Тенденции к открытости рынка, - поясняет Э.Л. Душ Сантуш, - обусловили необходимость перемен в латиноамериканской судебной власти, потому что в открытой рыночной экономике частные агенты сталкиваются либо на рынке, либо в судах, а к судебной власти обращаются для имплементации законов, которые регулируют рынок и улаживают споры, при этом обретает важное значение скорость в рассмотрении исковых заявлений. Растущее нагромождение дел и отставание судебного ответа отражаются на увеличении затрат для частного инвестора, когда: 1) недостаточное исполнение законов приводит к утрате прав собственности; 2) заключение контрактов зависит от дополнительных замыслов, которые уменьшают риск непредсказуемости, заключенный в судебном ответе, который появляющемся не сразу и не устраняет противоречий правовой системы; 3) теряются экономические возможности, которые не могут развиваться в обстановке риска или недостаточного доступа к судам [15].

   «Рынок, - вторит ему Ж.А. Мендес, – это юридический институт. Несмотря на ведущиеся дискуссии об адекватном уровне юридического регулирования рынка для того, чтобы он был более эффективным, нельзя отрицать необходимость, даже для самых простых рынков, правил, которые бы регулировали, как минимум, собственность и передачу имущества и формы регулирования конфликта» [16].

   Главными инструментами в распоряжении современного общества, чтобы гарантировать права собственности, являются правовая и судебная системы и весь институциональный аппарат, от полиции до записи актов гражданского состояния. Значение этих систем в процессе развития сегодня широко признается. Но большая часть литературы об экономике и правах собственности рассматривает правовую и судебную системы как единый институт, игнорируя, что имеются два разных элемента единого механизма, который может не сработать, если любая из двух его и частей не функционирует правильно. В частности, многие из этих работ концентрируются на различиях между английской системой common law и французской, немецкой, скандинавской системой civil law, рассматривая законы и их применение как единый институт [17].

   Таким образом, с осуществлением реформ в политико-юридической надстройке Бразилия, по утверждению Э. Сарайвы Леала, перестает быть «Правовым Демократическим Социальным Государством» и превращается в «Минимальное Либеральное Государство». Максимальный контроль над Судебной Властью необходим, чтобы оптимизировать Минимальное Либеральное Государство. Этот «рыночный колониализм» подчиняет народ и его правительство будто бы нейтральным силам рынка, который укрепляется вместе с технологической и информационной независимостью и расстояниями между частями [18].

ЛИТЕРАТУРА: 

[1] Castelar Pinheiro A. Judiciário, Reforma e Economia: A Visão dos Magistrados. 2002. P. 3 10.12.2012.
[2] Alaor Diniz Grangeia M. A Crise De Gestão Do Poder Judiciário (2009): O Problema, as Conseqüências e os Possíveis Caminhos para a Solução // Escola Nacional de Formação e Aperfeiçoamento de Magistrados. – Brasília, 2009. – p. 4.
[3] Castelar Pinheiro A. Judiciário, Reforma e Economia: A Visão dos Magistrados. 2002. P. 4 10.12.2012.
[4] Chaves J.P. Reforma do Poder Judiciário, fatos históricos e alguns aspectos polêmicos // Jus Navigandi. – Teresina, 2003. – Ano 8. - № 95. – P. 2.
[5] Tamm Renault S.R. A reforma do Poder Judiciário sob a ótica do Governo Federal // Revista Segurança. – Brasília. – 07 de Fevereiro de 2011. – P. 2.
[6] Jornal Estado de Minas, de 26/01/91- Caderno Política, p. 2.
[7] Peluso C. Consolidação da democracia e reforma do Judiciário no Brasil (2010) // Os Constitucionalistas 18.11.2012.
[8] Marinho Falcão I. A reforma do Poder Judiciário: aspectos sociais e jurídicos // Jus Navigandi. – Teresina. – 1 de Março de. 2000. – Ano 5. – N. 40. – P. 1.
[9] Chaves J.P. Reforma do Poder Judiciário, fatos históricos e alguns aspectos polêmicos // Jus Navigandi. – Teresina, 2003. – Ano 8. - № 95. – P. 1
[10] Santos M. Breve panorama da Reforma do Judiciário. 26.03.2007 // SaraivaJur 18.11.2012.
[11] Carvalho Pacheco C. Directrices del Banco Mundial para la reforma judicial de América Latina // El Otro Derecho. - Bogotá, 2000. - No 25. - P. 137.
[12] Saraiva Leão Ê. Banco Mundial, mercado e a reforma do Judiciário brasileiro: uma visão política do banco na aprovação das reformas // Âmbito Jurídico.com.br 17.11.2012.
[13] Dos Santos E.L. A independência judicial na reforma do judiciário brasileiro (2008) // VII Congreso Português de Sociologia. – Lisboa: Universidade Nova de Lisboa, 25 a 28 de Junho de 2008. – P. 3.
[14] Dos Santos E.L. A independência judicial na reforma do judiciário brasileiro (2008) // VII Congreso Português de Sociologia. – Lisboa: Universidade Nova de Lisboa, 25 a 28 de Junho de 2008. – P. 1-15. 18.11.2012
[15] Mendes G. A Reforma do Sistema Judiciário no Brasil: elemento fundamental para garantir seguranza jurídica ao investimento estrangeiro no País. P. 1 8.10.2012.
[16] Castelar Pinheiro A. Judiciário, Reforma e Economia: A Visão dos Magistrados. 2002. P. 2 10.12.2012. [18]Saraiva Leão Ê. Banco Mundial, mercado e a reforma do Judiciário brasileiro: uma visão política do banco na aprovação das reformas // Âmbito Jurídico.com.br 17.11.2012.

Заголовок En: 

Preconditions of the judicial authority reform in Brazil

Аннотация En: 

The largest Latin American country worth to be studied by Russian authors because first of all it managed to consolidate most valuable semi-centennial experience of neoliberal reforms implementation, including the judicial reform. This article is devoted to the judgments of Brazilian jurists of the judicial reform reasons going in country from the moment of Constitution from year 1988 adoption and constitutional amendment No. 45 from year 2004. Some jurists believe that judicial system reform is a product of the last decade’s country development, others believe that this is a print of all 500-year history of this country. The third once consider reform to be the result of the requirement of "the constitutional democratic state" construction. However those researchers who place it in a universal context of economic, social and political transformations of neoliberal sense give the fullest picture of the judicial reform reasons in Brazil.

Ключевые слова En: 

Brazil, judicial authority, reform, judicial system, judicial reform, military dictatorship, reasons, preconditions.