Отбывание лишения свободы в свете Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации к 2020 году и в современной Норвегии

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 
  •  
  • Минязева Татьяна Фёдоровна - доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой уголовного права и процесса Российского университета дружбы народов.
  • Букалерова Людмила Александровна - доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовного права и процесса Российского университета дружбы народов.
Аннотация: 

В настоящей статье авторами рассматриваются вопросы о совершенствовании порядка и условий отбывания наказания в виде лишения свободы в Российской Федерации в свете Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 г. и отбывание наказания в тюрьмах современной Норвегии. Авторами рассматриваются пределы соблюдения разумного баланса между необходимостью претерпевания лицом ограничений его прав и законных интересов, искуплением вины и воздействием на него концепции социально-этического воспитания установленной в Норвегии. Приводятся ограничения правового положения осужденных в Норвегии,  выражающиеся в проживании в относительно замкнутом пространстве, ограниченном в связи с внешним миром.  Статья содержит показатели об уровне жизни в современном понимании, которое характеризуется не только объемом реальных доходов в расчете на душу населения, но и рядом не денежных факторов - здоровье населения в целом, а также степени моральной удовлетворенности собственной жизнью и работой и др.

Ключевые слова: 

Ограничение свободы, уголовно-исполнительная система, правила обращения с осуждёнными, пенитенциарная система, ограничение правового положения, Норвегия, тюрьма, заключение под стражу, тюремные клиники, рецидив преступлений

В 2010 г. в России была разработана Концепция развития уголовно-исполнительной системы до 2020 г., в которую заложены идеи гуманизации обращения с лицами, отбывающими наказание в виде лишения свободы, повышение гарантий соблюдения их прав и законных интересов. Заложенные в Концепции идеи предполагается реализовывать поэтапно. Первый этап (2010-02012 г.), задачей которого было: утверждение плана мероприятий по реализации Концепции; разработка нормативных правовых актов, направленных на реализацию положений Концепции; разработка и корректировка федеральных целевых программ по основным направлениям реализации Концепции; проработка вопроса о предоставлении медицинской помощи осужденным в полном объеме учреждениями здравоохранения, не входящими в уголовно-исполнительную систему приближается к завершению. На втором и третьем этапах предстоит работа по совершенствованию средств исправительного воздействия на осужденных с усилением в них психолого-педагогического фактора и ориентир на конкретного осуждённого. Грамотно разработанные правила обращения с осужденными, улучшение их бытовых условий, организация труда и отдыха при соответствующем их обеспечении могли бы, на наш взгляд, способствовать оказанию содействия территориальным органам уголовно-исполнительной системы и федеральным органам исполнительной власти в нейтрализации активности криминальных структур. Для успешной реализации положений концепции необходимо изменить подход к подготовке высококвалифицированных кадров, знающих специфику психологии личности осуждённых, понимающих «подневольное» их положение и способных работать в обстановке противодействия силе криминальных структур. Проблема противодействия криминальным структурам, как отмечено в Концепции, «требует решения целого комплекса вопросов, связанных с организацией надлежащего взаимодействия правоохранительных органов по нейтрализации внешних и внутренних факторов, создающих угрозу нормальному функционированию исправительных учреждений, то есть угроз со стороны находящихся на свободе криминальных "авторитетов" и угроз "внутри учреждения", исходящих от лидеров группировок осужденных отрицательной направленности». Для решения указанных проблем, второй этап реализации Концепции, который начнётся с 2013 г. и должен быть завершён в 2016 г. ориентирован на: перепрофилирование большей части исправительных учреждений в тюрьмы (общего, усиленного и особого режима); создание новых колоний-поселения (с обычным и усиленным наблюдением); сохранение учреждений, созданных для выполнения специальных задач (лечебно-исправительные и лечебно-профилактические); преобразование воспитательных колоний для несовершеннолетних в воспитательные центры для лиц, совершивших преступление в несовершеннолетнем возрасте. Это, по мнению разработчиков Концепции, должно к 2020 г. максимально сократить коллективное содержание осуждённых, способствующее их пребыванию в состоянии постоянного стресса, вынуждающего их лавировать между требованиями администрации учреждения и основной массой осужденных. Для реализации Концепции важен зарубежный опыт, особенно опыт скандинавских стран, где обращение с заключенными давно вышло за пределы минимальных стандартных правил. Показательна в этом отношении Норвегия. Обращение с осуждёнными в Норвегии основывается на концепциисоциально-этического воспитания виновных. В соответствии с этой концепцией карательные свойства пребывания виновных в условиях изоляции от свободного общества сводятся к минимуму. Побегов из мест лишения свободы нет, тюрьмы максимальной безопасности находятся на острове. Власти Норвегии проводят полномасштабную работу по оптимизации условий содержания осужденных, способствующих эстетическому развитию их личности. Даже террористу Андерсу Брейвику, лишившему жизни свыше семидесяти человек и приговорённому к 21 году лишения свободы (это максимальный срок наказания, пожизненного лишения свободы в Норвегии нет)созданы хорошие условия содержания (трёхкомнатное помещение с тренажёрным залом, компьютером, душевой комнатой, спальней кухней, посещением психолога, возможностью перепрофилирования помещения в клинику для психически больного и пр.). В Норвегии политика борьбы с преступностью всегда была направлена на снижение карательных свойств наказания. По мнению норвежских властей, правоведов и служащих пенитенциарной системы этой страны, зло, причиняемое пребыванием виновных в местах строгой изоляции от общества не менее опасно, чем зло, причиненное совершенными ими преступлениями. Ярким представителем такого подхода к наказанию является всемирно известный ученый Нильс Кристи, последовательный противник смертной казни, роста «тюремного населения», сторонник гуманизации и минимизации наказания и безоговорочной защиты интересов потерпевшего.Его позиция обосновывается постулатом о том, что любое наказание и тем более изоляция от общества само по себе - выражение зла и насилия и, следовательно, порождает совершение новых преступлений, что недопустимо со стороны государства. В то же время, утверждает Нильс Кристи, государство должно защищать интересы своих граждан не только от посягательств на них, но и возмещать им ущерб, причинённый преступлением[1]. Полагаем, что возмещение ущерба, причинённого преступлением, должно возлагаться на виновного, которому следует предоставить реальную возможность реализовать в местах изоляции свои трудовые навыки и погасить, если не весь, то значительную часть причиненного им ущерба. Тюрьмы Норвегии, на взгляд россиян, представляют собой нечто среднее между хорошим учебным заведением, нормальным кооперативным хозяйством и уютным горнолыжным курортом с неплохим питанием. Камеры выглядят как гостиничные квартиры: комната, не менее семи квадратных метров, маленькая кухня, душевая с туалетом, в наличии телевизор, на полках книги, на окнах - занавески, на стенах –картины. В недавно построенной новой тюрьме в норвежском Хальдене, расположенной на тридцати гектарах в сосновом лесу, и рассчитанной на единовременное пребывание двухсот пятидесяти двух заключенных, стандартная камера —комната площадью 12 кв. м., оборудованная современной мебелью, ЖК-телевизором и душевой (2 кв.м.). На территории тюрьмы расположены культурный центр со студией звукозаписи, комнатами для творчества, библиотекой, зимним садом; спортивный центр с большим залом для занятий; отдельные домики для длительных свиданий с родственниками; помещение для школьных и лабораторных занятий; медицинский центр и производственные мастерские. Помещения тюрьмы украшены произведениями искусства, на приобретение которых был потрачен почти миллион долларов. Режим тюрьмы в Хальдене предполагает свободное перемещение заключенных.[2]Эту тюрьму называют «экологической», и в основе ее организации лежит экология человека, наука, которая призвана определить оптимальные условия существования человека в различных аспектах - экономическом, техническом и социально-психологическом. Действующий УИК РФ установил нормы жилой площади в расчете на одного осужденного к лишению свободы в исправительных колониях -не менее двух квадратных метров, в тюрьмах - двух с половиной квадратных метров, в колониях, предназначенных для отбывания наказания осужденными женщинами, - трех квадратных метров, в воспитательных колониях - трех с половиной квадратных метров, в лечебных исправительных учреждениях - трех квадратных метров, в лечебно-профилактических учреждениях уголовно-исполнительной системы - пяти квадратных метров. Концепция предусматривает приведение условий содержания осужденных в местах лишения свободы в соответствие с европейским стандартом, что предполагает, повышение нормативов жилой площади для осужденных. Ограничения правового положения осужденных в Норвегии выражаются в проживании в относительно замкнутом пространстве, ограниченной связи с внешним миром: возможность просмотра только 4 каналов телевидения, и ограниченный доступ к интернету– не более двух часов в день, что компенсируется возможностью взять в библиотеке любую из тысяч книг.Содержатся осужденные по одному, двое, редко трое (для общения по взаимному согласию) в комнате. Они могут учиться, заниматься спортом, просто жить и размышлять о будущем. Работают по желанию и в соответствии с возможностями заведения. Содержание одного осужденного в Норвегии обходится государству в 200 евро в день. В эту сумму входят и деньги на карманные расходы, которые выдаются из расчета 300 евро в месяц, а все остальное бесплатно – еда, проживание и развлечения. Такое положение заключённых в Норвегии во многом предопределено тем, что это демократическое королевство по уровню комфорта жизни занимает первое место в мире[3], и уровень преступности в стране значительно ниже, чем в других европейских странах. Несмотря на столь высокий уровень жизни в Норвегии и меры, направленные на предупреждение совершения преступлений, именно в этой мирной спокойной стране стал возможен потрясший не только норвежцев, но и весь мир двойной террористический акт, совершенный 22 июля 2011 г. сравнительно молодым человеком (32-летним жителем Осло Андерсом Брейвиком). Однако, как до, так и после совершения теракта власти Норвегии решали проблемы предупреждения преступности и обеспечения развития экономики в стране гуманными средствами обращения с осуждёнными любой степени социальной запущенности. Пределы соблюдения разумного баланса между необходимостью претерпевания лицом ограничений его прав и законных интересов, искуплением вины и воздействием на него концепциисоциально-этического воспитания установлены в Норвегии сроком до 21 года. Извечный спор о том, должны ли условия отбывания наказания быть суровыми и жесткими во всех странах решен однозначно – нет. Эти условия должны быть достойными жизни человека и максимально приближенными к жизни на свободе. Действительно, так или иначе виновный в любом преступлении, за исключением случаев его смерти в местах изоляции, выйдет на свободу. Он будет жить в обществе. Раз так, а по другому в странах, где нет пожизненного лишения свободы и смертной казни (например, в Норвегии) быть не может, то и условия жизни в местах изоляции не должны быть суровыми, калечущими физическое и нравственное здоровье человека. Насколько социально реабилитированы и адаптированы окажутся отбывшие назначенный срок наказания лица зависит от них самих. Парадокс исправительной системы заключается в том, что тюрьмы призваны решать взаимоисключающие задачи: наказывать человека, то есть причинять ему боль, страдания и одновременно осуществлять некую терапию для возвращения правонарушителя в общество. Российский профессор А.Э Жалинский подчеркивал, что моральные страдания - неизбежное свойство исполнения наказания. Любой «способ воздействия на личность, являющийся принудительным, т. е. противоречащим воле данной личности, так или иначе, причиняет этой личности различные страдания, лишения, тяготы. Иногда они легко преодолеваются личностью либо даже не осознаются ею. Но природа, содержание наказания от этого не меняются. Обусловленное и целенаправленное обязывание к перенесению страданий и тягот всегда присутствует в наказании»[4]. Эффективным средством терапии неизбежных моральных страданий преступников, вызванных отбыванием наказания, по мнению большинства правоведов, является создание им достойных условий жизни и организация работы служб исправительной системы государства и всего общества по привитию им чувства обязанности несения ответственности за то, чтобы всё происходило так, как должно быть. Обращение с виновными должно представлять так называемую терапевтическую клинику[5], лечащую людей от социальных болезней. Привитие осуждённым чувства ответственности за происходящее возможно при сведении до минимума негативного влияния различных групп заключенных друг на друга и персонала учреждений на заключенных. Для этого необходимо, чтобы заключенные проживали по одному, два человека в помещении и чтобы к работе с ними допускались высококвалифицированные специалисты, знающие специфику пенитенциарной психологии и педагогики. Все внимание сотрудников тюрьмы должно быть сосредоточено на подготовке заключенного к выходу на свободу. По официальным данным четвёртая часть лиц, содержащихся в тюрьмах самого северного королевства Европы, в Норвегии, – зарубежные «гастролеры» (поляки, литовцы, иракцы, незначительная доля россиян).Получается, что оказавшиеся по разным причинам иностранные преступники наносят вред интересам норвежского общества дважды: сначала, совершёнными преступлениями, а затем – вынуждая правительство страны вкладывать деньги на их содержание в местных тюрьмах гостиничного типа. Эти лица склонны к рецидиву преступлений, пребывание в тюрьме Норвегии, в случаях раскрытия содеянного, не удерживает их от совершения противоправных поступков. По мнению норвежских ученых и служителей тюрем, по крайней мере, они освобождаются приспособленными к жизни на свободе. В то же время, как и в других странах, рецидив преступлений в Норвегии составляет от 33 до 36%. Лица, отбывшие наказание, совершают либо те же преступления, что и до изоляции от общества, либо более тяжкие. Несмотря на это, идеи норвежских правоведов об обращении с заключенными не только для России, но и для многих других стран становятся перспективным направлением развития пенитенциарной системы. В России идеи о создании, так называемых «терапевтических клиник», заложены в Концепцию развития уголовно-исполнительной системы до 2020 г. их реализация будет зависеть от возможностей социально-экономических условий жизни общества. Но и эти учреждения только отдаленно приблизятся к созданию «тюремных клиник», подобных Норвежским. Терапевтические клиники сложно создать в странах, с более высоким уровнем жизни, чем в России. Россия по уровню жизни занимает 65 место в мире[6]. Содержание одного осужденного в России в сутки составляет около 90 рублей (2.5 евро, почти в 85 раз меньше чем в Норвегии, в тридцать раз меньше чем с США). В эту сумму входят расходы на питание, вещевое и медицинское обеспечение, коммунально-бытовые и другие расходы. Уровень жизни в современном понимании характеризуется не только объемом реальных доходов в расчете на душу населения, но и рядом не денежных факторов - здоровье населения в целом, степень моральной удовлетворенности собственной жизнью и работой и др. Действующее законодательство России ориентировано на решение прагматической задачи сокращения численности «тюремного населения» из экономических соображений. Изменения, внесённые в УК РФ в декабре 2009 и 2011 годов, расширили сферу применения наказаний, альтернативных лишению свободы (ограничение свободы, принудительные работы).

ЛИТЕРАТУРА: 

[1] Н. Кристи. «Пределы наказания» М., 1984 г. Н. Кристи. «По ту сторону одиночества: сообщества необычных людей». Калуга, 1993 и др. Выступление на конференции, посвященной проблемам обращения с осужденными. Осло, 2011 май г.
[2] www.livejrnal.ru/heimes/id/32541
[3] www.Prosperity.com/Reytingstran2010
[4] Уголовное право России: Учебник для вузов. Том 1. Общая часть. /Под ред. А.Н.Игнатова и Ю.А. Красикова. М. Норма ИНФРА*М.1998. С. 374.
[5] Идею превращения тюрем втерапевтической клиники в 20-е годы прошлого столетия проповедовал известный русский криминологС.В. Познышев. Основы пенитенциарной науки. М.: Юридическое издание Наркомюста. 1924 г.
[6] Рейтинг стран мира по уровню жизни. ООН. www.go-worldwide.ru/rating.html. Декабрь 2011 года.

Заголовок En: 

Serving imprisonment in the light of the concept of the penal system development in Russian Federation in 2020 and in modern Norway

Аннотация En: 

In present article authors consider questions of order and conditions of punishment serving in the form of imprisonment in Russian Federation improvement in the light of the Concept of criminal and executive system of Russian Federation development till 2020. Punishment serving in prisons work in modern Norway in relation to such work in Russian Federation is analyzed. Authors consider limits of reasonable balance between the need to restrict person's rights and freedoms, atonement of fault and impact of the concept of social and ethical education in Norway. Restrictions of condemned legal status in Norway, being placed in rather closed space, limit in connection with the outside world are discussed. Article contains information on indicators of living standards in modern understanding. It is characterized not only by the volume of real income per capita, but also by some not monetary factors - population health in general, degree of moral satisfaction with own life and work, etc.

Ключевые слова En: 

Freedom restriction, criminal and executive system, rules of dealing with imprisoned, penal system, restriction of a legal rights, Norway, prison, imprisonment, prison clinics, recurrence of crimes.