Третейское разбирательство в свете некоторых положений конкурентного законодательства

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 

юрисконсульт Института региональных экономических исследований

Аннотация: 

В настоящей статье автор анализирует положения современного Российского законодательства в части правового регулирования деятельности третейских судов, а также субъектный состав лиц, имеющих право создавать постоянно действующие третейские суды, порядок осуществления в них третейского разбирательства. Описываются возможные варианты применения рамочного порядка рассмотрения дела, а также возможность установления по согласованию сторон собственного порядка. Особое внимание в статье автор уделяет рассмотрению третейского разбирательства в свете отдельных положений Закона о защите конкуренции. По ряду вопросов приведены мнения ученых-правоведов, а также Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Автор дает ряд собственных рационализаторских предложений, в том числе предлагается включить в действующее федеральное законодательство ряда новелл.

Ключевые слова: 

третейские суды, третейское разбирательство, альтернатива государственному правосудию, правовое регулирование, защита конкуренции, конкуренция, третейский судья, Россия, РФ.

Федеральный закон от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в РФ» [1] не образует единую систему третейских судов, а лишь определяет субъектный состав лиц, обладающих полномочиями по созданию постоянно действующих третейских судов, который по признакам отнесения их к некоммерческим и коммерческим организациям можно разделить на две группы.
 
В первую группу войдут - торговые палаты (Во избежание путаницы в терминологии важно отметить то, что термин «торговая палата» впервые упоминается в Европейской Конвенции о внешнеторговом арбитраже (заключена на конференции ООН в Женеве 21.04.1961 и ратифицирована Указом Президиума ВС СССР от 14.05.1962 № 67-VI, поскольку первоначальным членом ООН с 24 октября 1945 года был СССР. В письме от 24 декабря 1991 года Президент Российской Федерации Борис Ельцин проинформировал Генерального секретаря о том, что членство СССР в Совете Безопасности и всех других органах ООН будет продолжено Российской Федерацией при поддержке 11 стран — членов СНГ.), в которой отождествляются термины «торговая палата» и «торгово-промышленная палата». Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции  РФ [2]:международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Более того в абз. 2 ч. 3 ст. 2 Закона о торгово-промышленных палатах в Российской Федерации упоминаются словосочетания "торгово-промышленная палата", "торговая палата" (или "промышленная палата"), содержание которых имеет одно и тоже значение [3]. Тем не менее, Зайнуллин С.Б. считает, что такой формы организации, как "торговая палата", в российском законодательстве не предусмотрено.) [4]
, общественные объединения предпринимателей и потребителей и объединения юридических лиц (ассоциации, союзы), правовой статус которых определяют следующие специальные законы:

  • Федеральный закон от 07.07.1993 № 5340-1 "О торгово-промышленных палатах в РФ";
  • Федеральный закон от 12.01.1996 № 7-ФЗ "О некоммерческих организациях";
  • Федеральный закон от 19.06.1992 № 3085-1 "О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в РФ";
  • Федеральный закон от 01.12.2007 № 315-ФЗ "О саморегулируемых организациях";
  • Федеральный закон от 08.12.1995 № 193-ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации".

 
Во вторую группу войдут - организаторы торговли, иные организации - юридические лица, правовой статус которых определяется такими законами как:

  • Федеральный закон от 21.11.2011 № 325-ФЗ "Об организованных торгах";
  • ГК РФ (глава 4);
  • Федеральный закон от 12.01.1996 № 7-ФЗ "О некоммерческих организациях"
  • Федеральный закон от 08.05.1996 № 41-ФЗ "О производственных кооперативах";
  • и др.

При федеральных органах государственной власти, органах государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления не могут быть образованы постоянно действующие третейские суды. Данный факт говорит о том, что третейское разбирательство, осуществляющееся в рамках такого третейского суда, является альтернативой государственному правосудию.
 
Важно подчеркнуть, что постоянно действующий третейский суд не имеет установленной ст. 49 ГК РФ правоспособности, поскольку он не является юридическим лицом, а выступает в качестве структурного подразделения тех организаций (либо коммерческих, либо некоммерческих), созданных в различных организационно-правовых формах, которые имеют право его создавать (см. схему).
 
Примечательно, что организации - юридические лица учреждают правила постоянно действующего третейского суда (устав, положение, регламент и др.) и осуществляют его хозяйственно-финансовое и материально-техническое обеспечение (абз. 5 ст. 2 Закона о третейских судах).
 
В этой связи можно утверждать, что третейское разбирательство – один из видов хозяйственной деятельности организации – юридического лица. Следовательно, в руках организаций - юридических лиц постоянно действующий третейский суд может стать инструментом в процессе осуществления ими хозяйственной деятельности. (Встает вопрос о его независимости и аффилированности).
 
В целях недопущения данного тезиса на практике в рамках данной статьи целесообразно рассмотреть институт третейского разбирательства в свете ФЗ от 26.07.2006 № 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее Закон о защите конкуренции) и предложить включить в него ряд новелл.
 
Поскольку, третейское разбирательство спора, по сути, является услугой, то с целью стимулирования добросовестной конкуренции в этой сфере крайне важно было бы включить в правовое поле Закона о защите конкуренции такое понятие как «третейская услуга». Предлагаю его определить как - «третейское разбирательство спора, осуществляющееся в рамках постоянно действующего третейского суда, который создан хозяйствующим субъектом на основе Закона о третейских судах».
 
Добросовестная конкуренция может иметь место лишь тогда, когда происходит соперничество хозяйствующих субъектов, исключающее (или ограничивающее) возможность в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров, предназначенных для продажи, обмена или иного введения в оборот на соответствующем товарном рынке (п. 7 ст. 4 Закона о защите конкуренции).
 
При этом:

  • под товарным рынком понимается - сфера обращения товара, который не может быть заменен другим товаром в границах которой (в том числе географических) исходя из экономической, технической или иной возможности либо целесообразности приобретатель может приобрести товар, и такая возможность либо целесообразность отсутствует за ее пределами – п. 4 ст. 4 Закона о защите конкуренции;
  • под товаром понимаются – объекты гражданских прав (в том числе работ, услуг, включая финансовую услугу) – п. 1 ст. 4 Закона о защите конкуренции.

В контексте данной статьи, приведенные выше термины необходимо адаптировать. Применительно к третейскому разбирательству предлагаю дать им следующее определение:

  • товар как объект гражданских прав – третейская услуга;
  • товарный рынок – механизм, посредством которого «продавцы» и «покупатели» взаимодействуют по вопросам качества, количества и цены на третейскую услугу.

Презюмируя то, что третейское разбирательство, предоставляющееся в границах организаций - юридических лиц должны вступать в легальную «борьбу» за потенциального «потребителя», в процессе которой выигрывает тот субъект, который не допускает недобросовестной конкуренции, злоупотреблений в своей деятельности, реально основывается на профессионализме и принципах, закрепленных в ст. 18 Закона о третейских судах, а именно:

  • законности,
  • конфиденциальности,
  • независимости и беспристрастности третейских судей,
  • диспозитивности,
  • состязательности и равноправия сторон.

В противном случае, велика вероятность того, что сторона (потребитель) при возникновении в будущем (или в настоящем) спора о праве обратится за его разрешением в другой, более принципиальный, компетентный и добросовестный постоянно действующий третейский суд, следствием чего (в том числе) может быть нереализованность таких целей хозяйствующих субъектов (учредителей постоянно действующего третейского суда) как:

  • систематическое получение прибыли, недопущение диффамации и сохранение деловой репутации, являющейся условием их успешной деятельности - в случае если организация носит коммерческий характер;
  • защиту прав, законных интересов граждан (и организаций), достижение общественных благ и получение прибыли (если это закреплено в Уставе), а также недопущение диффамации и сохранение деловой репутации, являющейся условием их успешной деятельности [15] - в случае если организация носит некоммерческий характер.

 
Данный тезис является аксиомой.
Что бы понять насколько уязвим институт третейского разбирательства необходимо сказать еще об одном важном аспекте - процедуре образования постоянно действующего третейского суда, которая закреплена в ч. 3, 6 ст. 3, 19 Закона о третейских судах.
Так, третейский суд считается образованным, с момента, когда юридическое лицо:

  1. приняло решение об образовании постоянно действующего третейского суда;
  2. утвердило:

а) правила постоянно действующего третейского суда (устав, положение, регламент) – п. 5 ст. 2 Закона о третейских судах;
б) правила третейского разбирательства (нормы, регулирующие порядок разрешения спора в третейском суде, включающий правила обращения в третейский суд, избрания (назначения) третейских судей и процедуру третейского разбирательства) – п. 6 ст. 2 Закона о третейских судах.
 
Данные правила не должны противоречить обязательным положениям Закона о третейских судах, в том числе в части, касающейся предоставления сторонам права договариваться о применении других правил третейского разбирательства.
3. утвердило список третейских судей, который может иметь обязательный или рекомендательный характер для сторон.
 
Указанный пакет документов, юридическое лицо, образующее постоянно действующий третейский суд, направляет в компетентный суд, осуществляющий судебную власть на той территории, где будет расположен постоянно действующий третейский суд (ч. 4. ст. 3 Закона о третейских судах).
 
На этом организационно-правовые моменты по созданию третейского суда заканчиваются, после чего он может осуществлять третейское разбирательство спора.
 
И поскольку видно, что процедура довольно проста и основывается лишь на волеизъявлении лиц, решивших его учредить, то хотелось бы, чтобы в его рамках, такой важный институт гражданско-правового общества, как третейское разбирательство, гарантировал бы реальную альтернативу государственному правосудию, а не был бы дискредитирован неправосознательными, недобросовестными и беспринципными лицами - mala fide.
 
К сожалению, на практике такие примеры случаются. Так, Президиум ВАС РФ в обзоре правовых позиций по вопросам частного права, опубликованном в Вестнике ВАС РФ № 9 за 2012 г. привел схему, направленную, со стороны недобросовестных субъектов, на подрыв доверия института третейского разбирательства. Она заключается в следующем.
 
Одним из контрагентов по гражданско-правовому договору (или аффилированным с ним лицом) учреждается и финансируется постоянно действующий третейский суд → рассматривающий споры, вытекающие из этого договора → при этом другая сторона лишена возможности выполнять подобные же действия.
 
Данная схема приводит:

  • во-первых, к нарушению гарантии объективной беспристрастности суда и, как следствие, справедливости рассмотрения спора в виде нарушения равноправия и автономии воли спорящих сторон;
  • во-вторых, к ограничению конкуренции, поскольку хозяйствующий субъект злоупотребляет своим экономическим положением.

Поэтому внутренняя политика организации - юридического лица, которая выстраивает деятельность третейского суда, должна быть – bono fide.
 
Итак, для эффективности третейского разбирательства (кроме третейского законодательства) необходимы гарантии и механизмы, направленные на поддержание справедливых и равных для всех участников такого специфического рынка условий конкуренции.

ЛИТЕРАТУРА: 

[1] Федеральный закон от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в РФ»
[2] Конституция Российской Федерации
[3] Закона Российской Федерации «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации»
[4] Научно-практический комментарий к Федеральному закону "О третейских судах в Российской Федерации" с обзором судебно-арбитражной практики (постатейный) / Р.С. Бевзенко, С.Б. Зайнуллин, О.Н. Курскова и др.; под ред. А.Н. Лысенко, А.А. Хорошева. М.: Деловой двор, 2011. С. 14.
[5] 3. Европейская Конвенция о внешнеторговом арбитраже (заключена на конференции ООН в Женеве 21.04.1961 и ратифицирована Указом Президиума ВС СССР от 14.05.1962 № 67-VI)
[6] 4. Гражданский кодекс Российской Федерации (глава 4)
[7] 5. Федеральный закон от 19.06.1992 № 3085-1 "О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в РФ"
[8] 7. Федеральный закон от 08.12.1995 № 193-ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации"
[9] 8. Федеральный закон от 12.01.1996 № 7-ФЗ "О некоммерческих организациях"
[10] 9. Федеральный закон от 08.05.1996 № 41-ФЗ "О производственных кооперативах"
[11] 11. Федеральный закон от 26.07.2006 № 135-ФЗ "О защите конкуренции"
[12] 12. Федеральный закон от 01.12.2007 № 315-ФЗ "О саморегулируемых организациях"
[13] 13. Федеральный закон от 21.11.2011 № 325-ФЗ "Об организованных торгах"
[14] 14. Обзор правовых позиций Президиума ВАС РФ по вопросам частного права // Вестник ВАС РФ № 9 за 2012 г.
[15] Галушкин А.А. Правовое положение третейских судов в Российской Федерации // Правовая инициатива. -2012. № 4.

Заголовок En: 

Arbitration trial in the light of some positions of the competitive legislation

Аннотация En: 

In this article author analyzes provisions of modern Russian legislation in part of arbitration court's legal regulation. In detail conditions for opening arbitration court and its functioning are analyzed. Possible options of application in standard order or possibility of parties’ own agreed order are described, procedural questions are presented. Author pays special attention to the questions of arbitration trial in the light of provisions of the Law of Russian Federation on protection of the competition. On the number of questions opinions of scientists-jurists and Presidium of the Supreme Arbitration Court of Russian Federation are given. Author gives personal suggestions, including an offer to adopt some changes to existing federal legislation.

Ключевые слова En: 

arbitration courts, arbitration trial, alternative to the state justice, legal regulation, protection of the competition, competition, arbitration judge, Russia, Russian Federation.