Зарождение Русского конституционализма

Номер журнала:

Автор: 
Краткая информация об авторе (ах): 

Почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации, кандидат юридических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права Рязанского государственного университета имени С.А. Есенина

Аннотация: 

В настоящей статье автором проводится анализ вопросов зарождения конституционализма в России и его эволюции. В частности, автор, анализирует роль М.М. Сперанского в становлении отечественного конституционализма, проводит анализ ряда подготовленных работ. Автором отмечается, что Основные государственные законы 1906 года явились важным шагом на пути формирования в Российской империи цивилизованного государства и что фактически этот документ являлся первой реально действовавшей «конституцией» Российского государства. Автор также рассматривает вопросы законотворческой деятельности, вопросы подготовки указов, иных документов (в том числе зарубежных). Автор приводит мнения ученых-правоведов, специалистов в данной области, а также обосновывает свои собственные взгляды на данный вопрос, что позволяет рассмотреть вопрос с разных точек зрения.

Ключевые слова: 

конституционализм, история, конституционное право, история конституционализма, Сперанский, Основные государственные законы 1906 года, Россия, Российская империя.

     Вопреки расхожим представлениям о якобы неразвитости конституционализма в Царской России, его отставании по сравнению со странами Запада, необходимо отметить, что конституционные идеи в русском обществе имеют свою собственную достаточно богатую историю и по времени появления практически совпадают с принятием первых буржуазных конституций. Так, первая конституция Франции была принята в 1791 году, конституция США - в 1787, в то время как в России первый конституционный проект был подготовлен М.М. Сперанским уже в 1809 году. В дальнейшем конституционные идеи витали в русском обществе весь девятнадцатый век, и количество различных конституционных проектов было весьма велико. В связи с этим необходимо отметить, что тогдашнее понятие конституции отличалось от нынешнего. В то время в России под конституцией всеобще понималась любая форма народного представительства [9, стр. 21].

     Впервые конституционные установления начали обсуждаться на государственном уровне в начальный период царствования Александра I в среде сложившегося при молодом императоре «Негласного комитета». Однако, ничего вразумительного, кроме замены петровских коллегий министерствами, заседания «Негласного комитета» не принесли. Важнейший же конституционный проект был вскоре предложен графом М.М. Сперанским, с именем которого связана как реформа государственного управления, так и крупнейшая кодификация российского права,

     В 1809 году им был по заказу Александра 1 подготовлен и представлен на высочайшее рассмотрение конституционный проект, из­вестный как «Введение к Уложению государственных законов». Данный документ проникнут главной идеей укрепления государственной власти на основе незыблемых законов.

     Сам реформатор так характеризовал его: «Весь разум сего плана состоял в том, чтобы посредством законов и установлений утвердить власть правительства на началах постоянных и тем самым сообщить действию сея власти более правильности, достоинства и истинной силы» [8, стр. 141].

     По мысли Сперанского, необходимо изменить порядок, при котором в руках царя целиком сосредоточена законодательная, исполнительная и судебная власть. Поэтому Сперанский предлагает создать Государственную думу как законодательный орган, функции высшей судебной инстанции возложить на Сенат, а в качестве связующего звена между государем и органами исполнительной власти создать Государственный совет. Таким образом, хотя полномочия, остававшиеся в руках императора, были весьма значительны, все же проект Сперанского предусматривал существенное ограничение самовластья в России.

     Закрепить основные начала государственной власти были призваны государственные коренные законы. «Законы коренные... состоят в началах неподвижных и неизменяемых, с коими все другие законы должны быть соображаемы» [1, стр. 447]. Таким образом, в понимании Сперанского, коренные государственные законы фактически представляют собой Конституцию, но оформленную, однако, в виде единого правового акта, как, например, английская неписаная конституция.

     В дальнейшем также высказывались мнения о благотворности для России именно такого конституционного устройства. Так, по мысли И.А. Ильина, каждому народу присуща «своя, особая, индивидуальная форма и конституция, соответствующая ему и только ему» [3, стр. 47].

     Фактически план Сперанского предусматривал ликвидацию в России самодержавия и превращение его в конституционную монархию по западно-европейскому образцу. К сожалению, предложенный проект государственных реформ так и не был реализован. Правда, был все-таки создан Государственный совет, однако далеко не в том виде, в котором его задумал Сперанский.

     Таким образом, хотя по времени своего создания «Введение к Уложению государственных законов» стоит очень близко к западным конституциям, все предложенные нововведения остались лишь на бумаге. Они вступали в серьезное противоречие с самой сущностью самодержавной власти, которая еще могла согласиться с некоторым ограничением своих полномочий, но только не с потерей функций верховного координатора всех властных институтов.

     Следующей заметной вехой в истории русского конституционализма явилась «государственная уставная грамота Российской империи». Она, как и проект М.М. Сперанского, была создана по указанию Александра I Российским чрезвычайным уполномоченным в Варшаве Н.Н. Новосильцевым, поэтом князем П.А. Вяземским и французским юристом А. Дешаном в 1820 году. Причиной ее создания послужило обещание Александра I, данное им при открытии польского Сейма в 1818 году о том, что вслед за польской конституцией 1815 года представительное правление будет введено и в коренных губерниях им­перии. «Уставная грамота Российской империи» представляет собой достаточно интересный документ «правительственного» конституциона­лизма. При его создании были использованы польская конституция 1815 года, французская конституция, Хартия 1814 года, а также конституции германских государств - Баварии и Вюртембурга 1818-1819 годов, были также учтены некоторые мысли М.М. Сперанского.

     В «Уставной грамоте» закреплены принципы народного представительства, разделения властей, ответственности исполнительной власти перед законодательной, федеративного устройства, свободы собственности, печати и т.д. Фактическое же положение вещей было совершенно иным. Полностью неприкосновенными оставались прерога­тивы самодержца. А главное, несмотря на формальное провозглашенное равенство всех подданных перед законом, сохранялось крепостное право. Таким образом, документ носил исключительно декларативный характер и остался в истории как очередная попытка властей провести реформы, по сути ничего не меняя.

     Период царствования Николая I характеризовался практически полным отсутствием каких-либо конституционных предложений. Однако с новой силой вопрос о необходимости конституционных преобразований встал во второй половике пятидесятых годов. В стране ясно обозначился кризис власти, связанный с тем, что император единолично уже не мог эф­фективно координировать деятельность огромного государственного аппарата. В этих условиях недовольство властями проявляли не только низшие слои населения, но также буржуазия и дворянство. Дворяне-крепостники считали себя ущемленными проведением крестьянской реформы. Поэтому появились проекты «аристократических» конституций, исходившие, например, от камергера Безобразова, или от начальника III Отделения графа П. Шувалова. По сути данные проекты представляли собой претензии аристократии на усиление своего политического влияния.

     Один из проектов был подготовлен в 1863 году министром внутренних дел П.А. Валуевым. Великий князь Константин Николаевич также представил конституционный проект в 1866 году. В тот момент эти предложения даже обсуждались официально. Их обсуждение состоялось только 29 января 1880 года на Особом совещании под председательством царя. Суть данных проектов состояла в создании выборных представительных законосовещательных органов.

     Автором следующего проекта стал начальник Верховной распорядительной комиссии М.Т. Лорис-Меликов. В январе 1881 года им была подана записка на имя царя, в которой предлагалось создать две комиссии для подготовки законопроектов по финансовым вопросам и местному управлению, а также законосовещательную комиссию. В них должны были войти как чиновники, так и депутаты от губернских земских собраний и городских дум. Лорис-Меликов также предложил дополнить Государственный совет 10-15 общественными представителями.

     Данный проект, известный как «конституция Лорис-Меликова», знаменовал заметный шаг на пути превращения России в конституционную монархию. Из всех ранее упоминавшихся он был наибо­лее близок к практическому осуществлению. К великому сожалению, этого не случилось. Александр II, «царь-освободитель», мог бы стать и царем, даровавшим России конституцию, но он был убит в тот самый день 1 марта 1881 года, когда им было подписано «Правительственное сообщение» о введении в действие проекта Лорис-Меликова. Воцарившись, Александр III отменил введение конституции.

     Однако не все конституционные проекты постигла печальная участь нереализованных планов. Явлением в российском государственном праве стали Основные государственные законы Российской империи. Они были реально действующим сводом законодательных установлений, определявших порядок и систему государственного управления.

     Впервые Основные государственные законы были опубликованы в «Своде законов Российской империи», изданном в 1832 году. Они представляли собой кодификацию различных законодательных актов XVII - начала XIX века, осуществленную все тем же М.М. Сперанским. Основные государственные законы устанавливали неограниченную самодержавную власть императора, его исключительные права в законодательстве, управлении, суде, назначении высших чиновников, командовании армией, вводили порядок престолонаследия, взаимоотноше­ний членов императорской фамилии.

     Основные государственные законы пересматривались по мере необходимости, однако их суть оставалась неизменной. Иного правивший режим допустить не хотел. Но в начале двадцатого столетия события стали развиваться так, что не принимать каких-либо мер по реформированию государственного строя власть уже не могла. В результате революции 1905 года появился Манифест «Об усовершенствовании государственного порядка, подписанный Николаем II 17 октября 1905 года.

     Это была новая страница в истории российского конституционализма. Манифест определил особенности российского самодержавия вплоть до Февральской революции 1917 года. Впервые населению были дарованы «незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы слова, собраний и союзов». Не менее важным было положение, что «никакой закон не мог воспринять силу без одобрения Государственной думы» [6, стр. 41]. Таким образом, манифест 1905 года представлял собой первый реальный шаг к установлению в России конституционной монархии. Правда, сделан этот шаг был слишком поздно.

     В связи с изданием манифеста необходимо было привести в соответствие с ним основные государственные законы после четырех царско-сельских совещаний в апреле 1906 года под председательством им­ператора был издан указ, утвердивший новую редакцию Основных государственных законов, состоявших из 223 статей. Из текста было исключено упоминание о неограниченном характере самодержавной власти и подчеркнута новая роль представительской и законодательской власти.

     Предусматривалось, что любой закон должен был получить одобрение Государственного совета и Государственной думы, а также утвержден императором. Император мог издавать указы в случае прекращения или перерыва деятельности Государственной думы и государственного совета или при возникновении чрезвычайных обстоятельств. Эти указы подлежали утверждению в думе и совете после возобновления их деятельности, законопроекты, не принятые обеими палатами, считались отклоненными.

     Законопроекты, отклоненные одной из палат, снова могли быть вы­несены на рассмотрение с разрешения царя. Таким образом, видно стремление законодательно закрепить принцип «разделения властей» и систему «сдержек и противовесов».

     Хотя в основных государственных законах 1906 года имеется много противоречий, тем не менее, при всем несовершенстве этого акта, необходимо признать, что данный документ явился важным шагом на пути формирования в Российской империи цивилизованного государства. Фактически, Основные государственные законы в редакции 1906 года являлись первой реально действовавшей конституцией Российского государства.

ЛИТЕРАТУРА: 
[1] Антология мировой правовой мысли. В 5 т. М., 1999. Т. 4.
[2] Доренко К.С. Социальное государство: конституционно-правовые модели развития // Правовая инициатива. 2011. № 2.
[3] Ильин И.А. Наши задачи // Историческая судьба и будущее России: Статьи 1948-1954 гг. В 2 т. М., 1992. Т. 2.
[4] Либанова С.Э. К вопросу о демокурии и конституализации отношений в России // Правовая инициатива. 2013. № 7.
[5] Маслова Е.В. К вопросу о роли государства в обеспечении возможности реализации предусмотренных законом прав // Правозащитник. 2011. № 2.
[6] Российское законодательство X-XX веков. В 9 т. М.,1994. Т. 9.
[7] Тарасов Д.А. О правовой культуре в России// Юстиция. 2012. № 2.
[8] Томсинов В.А. Светило российской бюрократии. М., 1991.
[9] Чернуха В.Г. Внутренняя политика царизма с середины 50-х до начала 80-х гг. XIX в. Л., 1978.
[10] Ярошенко Н.И. Конституционность, законность и уставность как правовые категории // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Юридические науки. 2012. № 3.
Заголовок En: 

Origin of Russian constitutionalism

Ключевые слова En: 

constitutionalism, history, constitutional law, history of constitutionalism, Speransky, Basic state laws of 1906, Russia, Russian Empire.