Правовые средства воспитательной функции права

Номер журнала:

Автор: 
Краткая информация об авторе (ах): 

Аспирант Института права Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина

Аннотация: 
В настоящей статье автором дается общая характеристика и классификация правовых средств. Автором исследуются понятие, особенности, содержание и характер правовых средств воспитательной функции права. На основе проведенного анализа действующего законодательства выделяются и рассматриваются два вида правовых средств воспитательной функции права, аргументируется позиция об их допустимости. Автор приводит мнения различных экспертов, мыслителей, философов, а также практиков. На основе проведенного исследования автор делает собственные выводы и весьма подробно их обосновывает. Автор обосновывает мнение о том, что правовые средства воспитательной функции права являются весьма важной юридической категорией, обозначающей существенную правовую реальность: определенные инструменты и деяния субъектов по их применению в целях достижения конкретного результата.
Ключевые слова: 

воспитательная функция права, правовое средство, виды правовых средств, правовые ограничения, правовые стимулы, психология и право, психолого-правовые методы.

     Право как нормативное институционное образование под углом зрения аналитической юриспруденции складывается из системы правовых средств, инструментов юридических механизмов, использование которых в практической деятельности приводит к достижению необходимых результатов при решении стоящих перед обществом задач. Этим и объясняется то, что в юриспруденции сложился подход к праву как «средству», «инструменту» социального управления и в этом аспекте выделяются и исследуются его функции, активная служебная роль в решении стоящих перед обществом задач [39] [53] [38, стр. 15].

     При этом обнаруживается важная закономерность: воздействие права на общественные отношения, тем значительнее, чем сильней правовые средства оказывают стимулирующее или обязывающее влияние именно на волю и сознание людей [3, стр. 147].

     Таким образом, одной из актуальных современных проблем науки теории права является исследование особенностей, содержания и характера правовых средств функций права, позволяющих наиболее полно раскрыть социальную ценность правового воздействия как системного правового образования, а также механизм обеспечения надлежащего осуществления прав и исполнение обязанностей субъектами права.

     Понятие «правовые средства» стало специально исследоваться на рубеже 70-80-хх годов ХХ в. Сначала на отраслевом уровне такими учеными, как Баринов Н.А., Пугинский Б.И., Элькинд П.С. и др. [29], [56], [58], [55], [14], [36], [57], [7]. На уровне общей теории права проблему правовых средств впервые поставил Алексеев С.С. [2]

     Составляя по существу одно из самых существенных понятий юридической науки, термин «правовые средства» до сих пор не имеет четкого определения и исследуется преимущественно на отраслевом уровне [29], [7], [33]  в сфере конституционного права [5], [45, стр.289], гражданского [36] и гражданско-процессуального права, где рассматривались в качестве юридических способов решения субъектами права соответствующих задач, постижения своих целей (интересов) [15], в административном праве [41], а также в уголовном и уголовно-процессуальном праве [46] и других отраслях российской правовой системы.

     Постановка проблемы правовых средств воспитательной функции права подразумевает, в сою очередь, анализ содержания формулировки понятия «правовые средства».

     Несмотря на все многообразие имеющихся в настоящее время подходов к определению категории «правовое средство», в целом она рассматривается в плоскости «цель-средство-результат» [18, стр. 66]. Именно это объединяет все методологические подходы к определению рассматриваемого понятия. Тем не менее, несмотря на общий принципиальный подход, сложилось две разные позиции относительно определения понятия природы правовых средств.

     Представители первой точки зрения, отрицают самостоятельное значение данной категории и употребляют понятие «правовые средства» в общелитературном смысле.

     Например, по мнению Алексева С.С., данная правовая категория возникла благодаря исследованию значительной теоретико-правовой проблемы – механизмов правового регулирования и социального действия права. Притом, что механизм правового регулирования понимается как целостная система правовых средств, с помощью которых обеспечивается эффективное правовое воздействие на общественные отношения[1, стр. 8]. Многогранный подход к механизму правового регулирования дал возможность анализировать его в правовом и психологическом аспекте т.е. во взаимоотношении с вырабатыванием и влиянием в юридической сфере мотивов поведения людей – участников общественных отношений, других психологических явлений и факторов[48].

     Таким образом, по словам Алексеева С.С. правовые средства не образуют каких-то особых и специальных, специфически отличающихся о традиционных, закрепленных в общеустановленном категориальном аппарате явлений правовой действительности. Это весь диапазон правовых феноменов разнообразных сфер лишь только с тем отличием, что они выделяются и раскрываются не с точки зрения потребностей юридической практики, а с точки зрения их функционального назначение, тех признаков, которые характеризуют инструменты решения социальных задач [4, стр. 317]. Вследствие этого проблема правовых средств, это не только вопрос обособления в особое подразделение тех или иных фрагментов правовой действительности, сколько вопрос их особого видения в строго определенном ракурсе – их функционального предназначения, их роли как инструментов оптимального решения социальных задач.

     Рассматривая позицию Малько А.В., который также, на общетеоретическом уровне исследовал проблемы правовых средств, можно выделить определенную тенденцию в исследовании данной правовой категории. По мнению ученого, понятие «правовые средства» дает основание объединить все те явления правовой действительности (инструменты и процессы), которые направлены обеспечивать достижение установленных в текущем законодательстве целей. Правовое средство как совокупность инструментов и процессов направлено на практическую, прикладную и функциональную стороны правовой системы. С содействием правовых средств возможно достижение цели правового регулирования, выбор соответствующего правового средства является решающим и в определении его результативности [19]. Вследствие этого не представляется возможным полно и всесторонне исследовать вопросы воспитательного воздействия права в механизме правового регулирования без исследования категории «правовые средства».

     Алексеев С.С. и Малько А.А. не единственные, кто в своих научных изысканиях уделил особое место исследованию правовых средств.

     Например, Федоров И.В. понимает под правовыми средствами нормы права, административно-правовые акты, договоры, правоотношения, санкции, меры поощрения [50, стр. 126]. Позиция Элькинда П.С., заключается в том, что правовыми средствами являются любые приемы, используемые для достижения целей права, в том числе экономические, идеологические, воспитательные и т.д. [58, стр. 123].

     Самощенко И.С., говоря о правовых средствах, имеет ввиду приемы, используемые правом, для воздействия на общественные отношения. В частности он пишет, что средством регулирования поведения людей со стороны права, как всякого иного нормативного по своей природе регулятора общественных отношений, являются предоставляемые участникам общественных отношений права и возлагаемые на них обязанности [42, стр. 38].

     Хропанюк В.Н. понятие «правовые средства» анализирует в контексте «правовое воздействие», «правовое регулирование» и полагает, что эти средства образуют цельный, системный, юридический механизм, обеспечивающий урегулирование все совокупности общественных отношений, которые являются предметом правового регулирования [54, стр. 244-245]. Система правовых средств, согласно точке зрения Хропанюка В.Н., и есть механизм правового регулирования, основными структурными элементами которого являются нормы права, правоотношения и акты реализации прав, свобод, законных интересов и обязанностей.

     Сторонники второй точки зрения настаивают на самостоятельности данной категории, разделяют ее признаки, производят классификацию правовых средств.

     Самостоятельный оригинальный характер правовых средств отмечает Минц Б.И. По мнению автора, правовые средства обладают специфической природой, они не формируются законодателем, а вырабатываются юридической практикой и выражают оптимальные варианты поведения субъектов отношений на стадии осуществления права. От чисто фактических действий правовые средства отличаются тем, что способны оказывать правовое влияние на участников правоотношений, т.е. с их помощью стороны могут воздействовать на своих контрагентов [24, стр. 73]. Минц Б.И. считает, что правовые средства выражены во всех тех правовых категориях, которые непосредственно связаны с реализацией и применением права. Приводя примеры правовых средств, автор говорит, по сути, о правилах, которые применяются при отсутствии соответствующего положения в законе или соглашении сторон по какому-либо вопросу т.е. об обычаях делового оборота [24, стр. 42].

     Имеются авторы, которые рассматривают правовые средства как особые юридические феномены, отличающиеся от норм права, как первичных элементов системы права. Из опубликованной в этом плане юридической литературы следует назвать работы Пугинского Б.И. Исследуя гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях, он приходил к выводу, что это особые юридические образования, имеющие более сложную структуру чем норма права. Пугинский Б.И. указывает, что правовые средства предназначены для организации и регулирования отношений, возникающих при хозяйственной деятельности и что хотя их виды и порядок применения предусматриваются законодательством, правовые средства в отличие от норм права предлагают определенную свободу усмотрения, некоторый диапазон юридического поведения субъектов в допускаемых законом пределах[37, стр. 113], [35], [36].

     В общем, представители данного подхода рассматривают правовые средства как специфический элемент права, существующий наряду с нормами права, формируемый либо самим законодателем, либо в порядке, предусмотренном законодателем.

     В рамках нашей работы особую актуальность представляет вопрос об определении понятия «правовые средства воспитательной функции права». Поэтому, для продолжения исследования мы будем исходить из определения правовых средств в самом общем виде, которое заключается в том что «правовые средства» – это все те юридические инструменты, с помощью которых удовлетворяются интересы субъектов права, обеспечивается достижение поставленных обществом целей. Эти цели могут быть различны, но, в конечном счете, они сводятся к справедливой упорядоченности общественных отношений [23, стр. 621].

     Для качественного рассмотрения правовых средств и выделения из них средств, имеющих воспитательный характер, обратимся к анализу такой парной категории, как цель.

     Цель, как известно, есть будущий результат, то к чему стремится субъект. Она представляет собой особую форму знания, направленного на преобразование действительности, изменение существующих отношений. «Цель – это идеальный (существующий в сознании) образ желаемого для субъекта состояния, процесса или явления, возникающий на основе объективных потребностей и возможностей бытия и являющийся важнейшим условием рациональной человеческой деятельности» [20, стр. 67].

     Попинов П.В. отмечает, что цели играют важную роль в процессе правового регулирования: отражая злободневные общественные потребности и стремления, они показывают значение и смысл самого существования правовых средств, ориентируют на те ценности, которые лежат в основе правовой политики конкретного государства [31].

     Термин «цель» устанавливается в праве в разных смыслах и по-разному поводу: для обозначения целей конкретных законов и подзаконных актов, правовых режимов, отдельных правовых средств (юридической ответственности, поощрений) определенных субъектов права. С одной стороны, в зависимости от поставленной цели осуществляется выбор средств для ее достижения. Еще Г.В.Ф. Гегель писал, что истина средства заключается в его адекватности цели [27, стр. 205]. Действительно, цели требуют применения соответствующих правовых средств, определяют их природу и направленность.

     Анализ многочисленных нормативных актов показывает, что если тот или иной закон имеет целью развить какие-либо общественные отношения, содействовать становлению новых социально ценных связей, то, как правило, в тексте данного документа используются правовые средства стимулирующего характера (поощрения, льготы, дозволения и пр.). И наоборот, если акт принимается в целях охраны и защиты определенных отношений, то употребляется преимущественно юридические средства ограничивающего плана (запреты, приостановления, наказания и пр.). Разумеется, кроме целей, на выбор правовых средств при их установлении влияют также характер общественных отношений, природа отрасли права, возможные препятствия, негативно воздействующие на процесс получения социально значимых результатов.

     С другой стороны, сама цель должна исходить из реально имеющихся правовых средств, необходимых для ее достижения. Ведь общество должно ставить себе всегда только такие задачи, которое оно может разрешить, так как при ближайшем рассмотрении всегда оказывается, что сама задача возникает лишь тогда, когда материальные условия ее решения уже имеются налицо или, по крайней мере, находятся в процессе становления [22, стр. 7, 24].

     Эффективный закон содержит разумные и научно обоснованные цели и средства их достижения. И напротив, если законодатель неправильно определяет цели и допускает неточности в выборе средств, закон не даст ожидаемого результата, не будет максимально способствовать выполнению основных задач государства и общества. Здесь об эффективности правового регулирования говорить не приходится.

     Если взять понятие воспитательной функции права, то одной из важнейших целей воспитательной функции права, является воспитание высокого правосознания, формирование стимулов правомерного поведения у граждан. Радько Т.Н. считает, что в праве выражаются передовые, гуманные, соответствующие интересам личности предписания, в результате чего оно получает психологическую поддержку с момента издания правовой нормы [40, стр. 752].

     Теперь о классификации правовых средств, что также касается обсуждаемой проблемы. Сказанное о том, что правовые средства – это характеристика элементов системы права позволяет в качестве оснований для классификации использовать критерии дифференциации норм права.

     Задачи каждого варианта классификации определяются целями и задачами исследования. Так как при классификации определяются различные задачи, связанные с изучением тех или иных свойств и признаков, изучаемых объектов, то и применяться будет соответствующее исследованию основание построения классификации. В нашем исследовании, наиболее применимым критерием для классификации будет являться цель правового воздействия в сфере реализации воспитательной функции права. В соответствии, с которой можно выделить стимулирующие и ограничивающие правовые средства.

     По вопросу о понятии правовых стимулов в юридической науке не сложилось единства мнений. Наиболее распространенной позицией является та, согласно которой понимаются нормы стимулы. При этом к последним относят как нормы, определяющие льготы, преимущества, материальное вознаграждение и т.п., так и нормы, устанавливающие юридическую ответственность [52, стр. 44] [34, стр. 15-16] [8, стр. 43] [13, стр. 135] [43, стр. 38-39]. Более того, некоторые авторы относят к наиболее эффективным стимулам именно ответственность субъектов тех или иных правоотношений [21, стр. 117].

     Другие исследователи, напротив, исключают ответственность, наказание из норм стимулов [20, стр. 145]. Наиболее четко выражена эта позиция у Глазырина В.В. Он полагает, что с юридической точки зрения, правовые стимулы выступают как правовые нормы, предоставляющие разные меры социальных благ, направлены на удовлетворение интересов индивида (коллектива) в зависимости от выбора или варианта поведения, в большей или меньшей степени отвечающего интересам государства (потребностям общества) [12, стр. 20].

     С точки зрения Курилова В.И., стимулы состоят из материального, морального поощрения и статутного определения (определение в установленных организационно-правовых формах уровня деловых и политических качеств работника, влекущее позитивные последствия: аттестация, испытание, конкурс). Тихомиров Ю.А. полагает, что правовые нормы должны закреплять экономические, социальные (награды, благодарности, способы гласной и демократической оценки высоких результатов деятельности и т.п.), деятельные (они выражают побуждение коллективистской деятельности путем активной работы коллегий, соблюдение процедур принятия коллективных решений, поощрения профессионального мастерства и непрерывного повышения квалификации как основы их служебного роста, стимулирования разного рода общественной деятельности граждан и повышения их активности) [49, стр. 81-82]. Ведяхин В.М. к правовым стимулам относит: 1) поощрительные нормы; 2) нормы, расширяющие права, самостоятельность, развивающие инициативу субъектов правовых отношений; 3) норм, устанавливающие меры ответственности; 4) нормы, устанавливающие наступление выгодных или невыгодных последствий [9, стр. 52-54].

     Таким образом, мнения ученых разделились. Одни считают, что правовые стимулы – это позитивные и негативнее средства воздействия. Другие признают в качестве правовых стимулов только позитивные средства. Не стоит категорично утверждать, что первая позиция верна, а вторая ошибочна. Нужно просто выяснить, о каком уровне правового воздействия идет речь: об информационно-психологическом или об уровне собственно-правового регулирования.

     На информационно-психологическом уровне действия права правовые стимулы представляют собой правовые побуждения к законопослушному деянию и включают в себя только лишь позитивные средства (поощрения, льготы).

     На уровне собственно-правового регулирования правовые стимулы будут уже другие, так как понятие «стимул» и «правовой стимул» не тождественны. Стимул в собственном смысле слова – это побуждение к действию. Правовой стимул – это не просто побуждение, это побуждение закрепленное в нормах права. Как только стимул в собственном смысле слова получает законодательное оформление, он приобретает новые качества – становится правовым.

     Стимулы могут быть закреплены в любом из элементов правовой нормы – гипотезе, диспозиции, санкции.

     Гипотеза – это часть правовой нормы, в которой фиксируются условия ее действия – юридические факты которые определяют правовые последствия и поэтому могут выполнять роль предварительного стимулятора [19, стр. 44].

     Стимулы могут закрепляться также и в диспозициях правовых нормах. Речь идет о таких стимулах как правовая льгота, поощрение, вознаграждение.

     Санкция – это последний элемент в структуре правовой нормы. Санкции бывают двух типов: позитивные (поощрительные) и негативные. Это связано с тем, что право выполняет две основные задачи:

1)  стимулировать правомерное поведение, а это возможно путем поощрения законопослушных граждан;

2)  бороться с правонарушениями, предупреждать их, используя меры государственного принуждения.

     Не стоит забывать о том, что термин «санкция» предусматривает нечто большее, чем наказание. Оно включает также поощрение. Положительная сторона санкции – стимулирование менее широко известна, но она есть важнейшая составная часть правовой системы [51, стр. 172] (санкция на митинг, санкция на обыск).

     Правовые стимулы должны разумно сочетаться с правовыми ограничениями, так как для законодателя важно не только побуждать к социально-полезному поведению, но и сдерживать поведение социально-вредное, которое может причинить урон интересам личности, коллектива, государства и общества. Стимулирование возможно лишь в тех случаях, когда у субъекта права есть альтернатива, есть право выбора различных противоположных вариантов поведения.

     Большое значение имеет и определение самого термина «правовое ограничение» под которым следует понимать совокупность элементов механизма правового регулирования, направленных на установление пределов (границ) дозволенного поведения субъектов. Правовые ограничения обозначают или очерчивают сферу возможного поведения, внутри которой субъект может свободно реализовать свою правоспособность при наличии соответствующих юридических фактов [30, стр. 64].

     Можно отметить, что анализ отдельных аспектов классификации ограничений прав позволяет увидеть преимущества системного похода при решении теоретических и практических задач связанных с нею. Среди имеющихся, заслуживает внимания классификация правовых ограничений предложенная Малько А.В. Основные положения предложенной им классификации можно отобразить следующим образом:

     - в зависимости от элемента структуры нормы права можно выделить юридический факт-ограничение (гипотеза), обязанность, запрет, приостановление и пр. (диспозиция), наказание (санкция);

     - в зависимости от отраслевой принадлежности выделяют конституционные, административные, уголовные и подобные ограничения;

      - в зависимости от объема правовые ограничения подразделяются на полные (ограничение дееспособности детей) и частичные (ограничение дееспособности несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет);

     - в зависимости от времени действия выделяют постоянные (установленные законом избирательные ограничения) и временные (обозначенные в акте о чрезвычайном положении) ограничения;

     - в зависимости от содержания выделяют материально-правовые (лишение премии) и морально-правовые (выговор) ограничения [17, стр. 739-742].

     Однако, некоторые положения представленной классификации правовых ограничений, заслуживают критики, но в рамках проблематики нашего исследования возможно придерживаться именно ее.

     Правовые ограничения ставят действия индивидов в определенные рамки, суживают их возможности до юридически и социально требуемого состояния [19, стр. 3]. Правовые ограничения выступают в качестве компонента правовых средств, т.е. является инструментом, с помощью которого обеспечивается достижение, поставленных правом целей.

     Право, закрепленное в норме, ограничивает свободу субъекта, устанавливает ее границы, внутри которой он защищен от внешнего воздействия. Свобода не может существовать без определенных ограничений, поскольку подлинная свобода знает свои границы [59, стр. 168]. Безграничная свобода не может отвечать интересам как отдельной личности, так и общества в целом и превращается в свою противоположность – произвол [25, стр. 242].

     Важно отметить, что ограничения прав не может быть направлено на обеспечение безусловной справедливости, удовлетворяющей всех. Оно призвано, прежде всего обеспечить интересы большинства и потребовать установления границы между противостоящими интересами субъектов права. Однако принцип большинства есть не что иное как принцип господства вопреки воле меньшинства. Как справедливо заметил Новгородцев П.И., нарушаются ли права меньшинства или права большинства, характер нарушения от этого количественного различия не меняется: в обоих случаях наносится ущерб праву личности [28, стр. 136]. Неограниченная власть большинства также несправедлива по отношению к конкретной личности, вынужденной ей подчиняться, как и неограниченная власть меньшинства над большинством. По мнению, Мюллерсона Р.А., возможности ограничений основных прав и свобод других лиц всегда таит в себе угрозу, если даже не злоупотреблений, то, во всяком случае, принятия несоразмерных охраняемому общественному интересу ограничительных мер [26, стр. 86].

     Следует подчеркнуть, что неразработанность теории правовых средств затрудняет юридическую деятельность, существенно снижает эффективность правового регулирования посредством воспитательной функции права.

     Анализ многочисленных правовых актов показывает, что правовые средства нужно устанавливать в законодательстве в более последовательном режиме, так как система составляет алгоритм решения задачи.

     В настоящее время существует потребность в выработке механизма ограничения прав, предусмотрев реальную возможность защиты права индивида от попыток необоснованного и неправомерного установления определенных ограничений. Более того, необходимо выработать целую систему обеспечения законного и обоснованного установления, реализации и применения правовых ограничений.

     Для этого необходимо унифицировать терминологию, привести ее в соответствие с международными стандартами, выработать систему дополнительных критериев способных обеспечить соответствие ограничений прав и свобод человека целям ограничений.

     В правотворческом, правоприменительном и интерпретационном процессах важно учитывать диалектику взаимоотношений целей и средств, которая носит характер двусторонней детерминации.

     Используя конкретные правовые средства, необходимо знать, как сопоставить их, чтобы в своем взаимодействии они увеличили бы свою силу, юридическую мощь и привели бы к более эффективным социальным результатам. Следовательно, при выборе того или иного средства важно знать его возможности вступить соответствующим образом во взаимосвязь с другими. Только при таком знании имеет смысл выбор средства в достижении поставленных целей.

     На эффективность правового регулирования влияют многие иные факторы. С одной стороны, дифференциация государственной власти приводит к усложнению системы целей в данном обществе (если говорить о России, то речь идет о появлении институтов президента и его администрации, полноценного двухпалатного парламента, правительства, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ, правотворческих органов субъектов РФ и т.д.).

     С другой стороны усложняется и законотворческий процесс, в который все больше включается соответствующая система «сдержек и противовесов», где и президент (через вето), и судебная власть, в частности Конституционный суд РФ, могут повлиять на устанавливаемые в нормативных актах цели и средства (через блокирование закона, противоречащего Конституции РФ) [10, стр. 98-99].

     Обобщение научного материала позволяет нам сделать следующие выводы:

     Пользуясь аналогией, применительно к воспитательной функции права, можно сказать, что правовые средства воспитательной функции права – это стимулирующие и ограничивающие юридические инструменты, с помощью которых оказывается влияние на интересы граждан, обеспечивается достижение поставленных правом целей, которые сводятся к справедливой упорядоченности общественных отношений.

     С проблематикой, обозначенной Малько А.В. в анализируемой работе нельзя ни согласиться и в части применимости указанных доводов, к правовым средствам воспитательной функции права. А именно, что термин «правовые средства» до сегодняшнего дня требует дополнительного исследования, как на общетеоретическом уровне теории права, так и на уровне изучения правовых средств функций права.

      Правовые средства воспитательной функции права являются весьма важной юридической категорией, обозначающей существенную правовую реальность: определенные инструменты и деяния субъектов по их применению в целях достижения конкретного результата. Только при тщательном изучении данных сложных феноменов, упорядочении знаний о них, адекватном и качественном использовании в юридической сфере можно надеяться на повышение эффективности правового регулирования, что позволит выйти на принципиально новый уровень  развития гражданского общества.

ЛИТЕРАТУРА: 
[1] Алексеев С.С. Общая теория права. Т. II. М. 2002. 
[2] Алексеев С.С. Правовые средства: постановка проблемы, понятие и классификация // Советское государство и права. 1987. №6.
[3] Алексеев С.С. Теория права. М., 1994. 
[4] Алексеев С.С. Теория права. М., 2005. 
[5] Арзуманов С.Г. Конституционно-правовые средства обеспечения соответствия законодательства субъектов Российской Федерации Конституции Российской Федерации и федеральному законодательству: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2002
[6] Баранов М.Л. Правовая природа государственного контроля // Правозащитник. 2013. № 1.
[7] Баринов Н.А. Имущественные потребности и гражданское право. Саратов. 1987.
[8] Бачило И.А., Катрич С.В. Обеспечение порядка в управлении производством. М., 1988. 
[9] Ведяхин В.М. Правовые стимулы: понятие и виды // Правоведение. 1992. №1.
[10] Волкова М.В. Правовые средства обеспечения прав и свобод человека: теоретико-правовой анализ. Дисс. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2010. 
[11] Галушкин А.А. Роль общественных организаций в обеспечении прав человека и гражданина // Правовая инициатива. 2012. № 2.
[12] Глазырин В.В. Хозрасчет. Труд. Стимулы. М., 1989. 
[13] Гойман В.И. Правовое формирование активности личности как составная часть воспитания. М., 1988. 
[14] Знаменский Г.Л. Совершенствование хозяйственного законодательства: цель и средства. Киев, 1980.
[15] Комаров В.С. Гражданско-правовые средства предупреждения несостоятельности (банкротства) кредитных организаций: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2006.
[16] Кулагин А.О. Правая культура как основа гражданского общества // Правозащитник. 2012. № 3.
[17] Малько А.В, Матузов Н.И. Теория государства и права. М., 2001. 
[18] Малько А.В. Правовые средства: вопросы теории и практики // Журнал российского права. 1998. №8. 
[19] Малько А.В. Проблемы теории государства и права. М. 1999.
[20] Малько А.В., Шундиков К.В. Цели и средства в праве и правовой политике. – Саратов. 2003. 
[21] Мамутов В.К. Совершенствование правового регулирования хозяйственной деятельности. Киев. 1982. 
[22] Маркс К., Энгельс Ф. Собрание сочинений. – 2-е изд. Т.13
[23] Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. М. 2005. 
[24] Минц Б.И. Понятие и роль правовых средств в хозяйственных отношениях // Правоведение. 1983. №2. 
[25] Монтескье Ш. О духе законов. М., 1956. 
[26] Мюллерсон Р.А. Права человека: идеи, нормы, реальность. М., 1991. 
[27] Нерсесянц B.C. Философия права Гегеля. М., 1998. 
[28] Новгородцев П. И. Введение в философию права. Ч. 2. Кризис современного правосознания. – М.: РАН. 1996. 
[29] Орловский Ю.Н. Организационно-правовые средства подготовки и закрепления кадров на промышленных предприятиях // Советское государство и право. 1965. №12.
[30] Оськин И.Н. Правовые ограничения в предпринимательской деятельности гражданина (физического лица), действующего без образования юридического лица. Дисс. … канд. юрид. наук. – Волгоград, 2003. 
[31] Попинов П.В. Правовые средства регулирования рыночных отношений в современной России. Дисс. … канд. юрид. наук. – Нижний Новгород, 2005.
[32] Попов Д.В. Понятие правового государства, основные права и свободы // Юстиция. 2012. № 1.
[33] Правовые средства и методы защиты законопослушного гражданина // Вестник Нижегородского государственного университета. Н. Новгород, 1996.
[34] Пронина М.Г. Поощрение и ответственность в условиях внутрипроизводственного хозрасчета. Минск. 1982. 
[35] Пугинский Б.И Функции гражданско-правовых средств // Вестник Моск. Ун-та, сер. 11 «Право», 1980. №1. 
[36] Пугинский Б.И. Гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях. М., 1984.
[37] Пугинский Б.И. Правовые средства обеспечения эффективности производства. М., 1980. 
[38] Пугинский Б.И., Сафиулин Д.Н. Правовая экономика: проблемы становления. М., 1991. 
[39] Радько Т.Н. Методологические вопросы познания функций права. Волгоград, 1974
[40] Радько Т.Н. Теория государства и права: Учебник. 2-е изд. М.: Проспект. 2009. 
[41] Романюк Н.И. Административно-правовые средства обеспечения свободы совести в Российской Федерации: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2001.
[42] Самощенко И.С. О нормативно-правовых средствах регулирования поведения людей // Правоведение. 1984. №4.
[43] Сейнароев Б.М. План и договор: материальное стимулирование. М., 1989. 
[44] Специальная психолого-правовая подготовка сотрудников МВД России и ФСИН России // Специальная психология. 2011. № 4.
[45] Стремоухов А.В. Человек и его правовая защита. М. 2006. 
[46] Суслин А.А. Уголовно-правовые средства обеспечения возмещения вреда потерпевшим: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2005.
[47] Тарасов Д.А. О правовой культуре в России// Юстиция. 2012. № 2.
[48] Тарасов Н.Н. Роль социально-психологических факторов в правовом регулировании: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1979.
[49] Тихомиров Ю.А. Закон, стимулы, экономика. М., 1989. 
[50] Федоров И.В. Хозяйственные связи в СССР. Томск. 1978. 
[51] Фридман Л. Введение в американское право. М., 1992. 
[52] Халфина Р.О. О формах воздействия социалистического права на экономику // Советское государство и право. 1961. №11. 
[53] Халфина Р.О. Право как средство социального управления. М., 1988
[54] Хропанюк В.Н. Теория государства и права. М. 2007. 
[55] Шевченко Я.И. Средства защиты в гражданском праве // Советское государство и право. 1977. №7.
[56] Штефан М.И. Процессуальные средства, обеспечивающие защиту прав в гражданском судопроизводстве. Дисс. …канд. юрид. наук. Киев, 1973.
[57] Шугаев А.А. Правовые средства укрепления трудовой дисциплины и борьбы текучестью кадров. Автореф. дисс. …канд. юрид. наук. М., 1985.
[58] Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. Л., 1976.
[59] Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., 1991.
Заголовок En: 

Legal Means of Law’s Educational Function

Ключевые слова En: 

educational function of the law, legal means, types of legal means, legal restrictions, legal incentives, psychology and law, psychological and legal methods.