Институт правосубъектности в национальной системе права: проблемы теории и практики правового регулирования

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 

доктор юридических наук, профессор, первый проректор Российской академии адвокатуры и нотариата

Аннотация: 

Статья посвящена институту правосубъектности в национальной системе права, а также проблемам теории и практики правового регулирования. Правосубъектность представляет собой общественно-юридическое свойство лиц: она имеет две стороны - общественную и юридическую. Общественная сторона правосубъектности выражается в том, что признаки субъектов права законодатель не может избирать произвольно - они диктуются самой жизнью, потребностями и закономерностями общественного развития. Юридическая же ее сторона состоит в том, что признаки субъектов права обязательно должны быть закреплены в юридических нормах. В теории права имеется достаточно обоснованная точка зрения, состоящая в том, что правосубъектность может рассматриваться как своего рода субъективное юридическое право – «право на право», существующее в рамках так называемых общих (общерегулятивных) правоотношений по линии норм государственного права.

Ключевые слова: 

институт правосубъектности, национальная система права, правовое регулирование, общественное развитие, гражданское право, субъект права, гражданское равенство, личная свобода.

     В национальной системе права участники общественных отношений могут быть носителями субъективных юридических  прав и  обязанностей в соответствии со своими особенностями. Для этого они должны обладать определенными качествами, которые связаны  со свободой воли человека:

     - внешней обособленностью;

     - персонификацией;

     - способностью вырабатывать, выражать  и осуществлять собственную волю.  

      Так же это - лицо,  которое  реально приобрело свойство субъекта права в силу юридических норм. Если социальной предпосылкой правосубъектности служит свобода воли человека, то ее содержание, т.е. содержание определенного свойства, сообщаемого юридическими нормами участников общественных отношений, состоит в том, что лица обладают способностью быть носителем прав и обязанностей [2, стр. 81]. Это свойство называется правосубъектностью. Правосубъектность по своей роли, специфическим функциям  в механизме  выступает  в качестве средства фиксирования  круга субъектов – лиц, обладающих способностью быть носителями  субъективных юридических прав и обязанностей. Именно  таким путем  фиксируется общее юридическое положение лиц в государственном праве. Конституционное право относится к категории индивидуальных прав, последние, в свою очередь, сводятся к двум основным: гражданское равенство  и личная свобода. Гражданское равенство  вытекало  из общественного договора  и его образования, из него логически вытекает  политическое равенство, так как условия договора должны быть  равны для всех. Оно выводится из  двух главных соображений:   1) каждый  человек обязан  признавать за каждым такую же природу, как для себя самого; 2) каждый человек должен уважать в отношении других  нормы естественного  закона, если желает, чтобы  другие  уважали  их по отношению к нему [13, стр. 394]. Вводя понятие  общей воли, вместо общего признания Бирлинг  желает избежать  явного противоречия  с действительностью,  так как в обществе  находится много лиц, которые не могут  или не хотят  признавать номы. Таковы, с одной стороны,  дети самого раннего возраста, слабоумные, душевно-больные или  лица, которые полностью отрицают  право и государственный порядок. С точки зрения Бирлинга, юридические нормы  для этих лиц не имеют никакого значения. Бирлинг  объявляет  детей и душевнобольных «фиктивными» субъектами  права [6, стр. 7].

      Правосубъектность в единстве  с другими  общими  правами  и обязанностями  охватывается понятием правового статуса. В него включаются  конституционные  общие права и обязанности, определяющие  содержание  правосубъектности и неотъемлемые  от личности [14, стр. 284].

      В ст. 60 Конституции РФ закреплено: «Гражданин Российской Федерации может самостоятельно  осуществлять в полном объеме свои права и обязанности с 18 лет». Положения данной нормы  устанавливают возраст, по достижении которого  физическое лицо  приобретает  дееспособность  в полном объеме.   Заметим, что в тексте  Конституции нет каких-либо указаний  на отраслевую принадлежность  положений о дееспособности, следовательно, ст. 60  дает определение  общей для всех  отраслей законодательства  дееспособности. Правилам Конституции  РФ  о возрасте достижения полной дееспособности соответствуют нормы ст. 21 Гражданского кодекса  РФ, ст. 13 Семейного кодекса РФ. В каждой отрасли права есть специальные нормы, назначение которых - установить круг лиц, подпадающих под действие норм данной отрасли. Делается это путем перечисления признаков, указания на качества, которыми субъекты должны обладать, чтобы выступить в роли адресатов норм отрасли. Совокупность установленных нормами права качеств, дающая субъекту возможность быть носителем юридических прав и обязанностей, называется правосубъектностью.

      Правосубъектность обладает определенным конкретным содержанием [9, стр. 18]. Правосубъектность представляет собой общественно-юридическое свойство лиц: она имеет две стороны - общественную и юридическую. Общественная сторона правосубъектности выражается в том, что признаки субъектов права законодатель не может избирать произвольно - они диктуются самой жизнью, потребностями и закономерностями общественного развития. Юридическая же ее сторона состоит в том, что признаки субъектов права обязательно должны быть закреплены в юридических нормах. В теории права имеется достаточно обоснованная точка зрения, состоящая в том, что правосубъектность может рассматриваться как своего рода субъективное юридическое право – «право на право», существующее в рамках так называемых общих (общерегулятивных) правоотношений по линии норм государственного права. Действительно, общая с субъективным правом природа правосубъектности здесь налицо - правосубъектность также представляет собой определенную юридическую возможность, причем реально влияющую, можно сказать, оказывающую регулятивное воздействие на поведение субъектов права [4, стр. 153].

      Правосубъектность может быть общей (способность быть субъектом права вообще), отраслевой и специальной (например, правосубъектность юридических лиц).

      Правовое регулирование предполагает наличие определенных качеств у субъектов той или иной отрасли права. В теории права выработалась такая категория, как правосубъектность. Правосубъектность – собирательная категория. Она включает в себя четыре элемента:

      1) правоспособность;

      2) дееспособность;

      3) деликтоспособность, т.е. способность отвечать за гражданское правонарушение (деликты);

      4) вменяемость – условие уголовной ответственности [1, стр. 128].  

      Правосубъектность выступает своеобразным правовым средством включения субъектов общественных отношений в сферу права, правового регулирования.

      В целом правосубъектность является одной из обязательных юридических предпосылок правоотношений.

      Содержание правосубъектности как всеобщего и потому абстрактного свойства детализируется и развивается применительно к отдельным группам субъектов права с учетом их социальных качеств, выполняемых социальных функций и других обстоятельств.

      Правосубъектность слагается из совокупности таких качеств лица, как правоспособность и дееспособность. Под правоспособностью понимается признаваемая государством общая (абстрактная) возможность иметь предусмотренные законом права и обязанности, способность быть их носителем. Правоспособностью в равной мере обладают все граждане без исключения, она возникает в момент их рождения и прекращается со смертью. Правоспособности свойственны абстрактность и неотчуждаемость, так как содержание правоспособности граждан раскрывается через весь комплекс прав и обязанностей.

      В современном цивилизованном обществе нет и не может быть людей, не наделенных общей правоспособностью. Это - важнейшая предпосылка и неотделимый элемент политико-юридического и социального статуса личности. Правоспособность – не естественное, а общественно-правовое качество субъектов, носящее абсолютный, универсальный характер. Оно вытекает из международных пактов о правах человека, принципов гуманизма, свободы, справедливости. Обязанность каждого государства – должным образом гарантировать и защищать это качество.

      Главное в правоспособности – не права, а принципиальная возможность или способность иметь их. А это очень важно, ибо в истории далеко не все и не всегда наделялись такой возможностью (например, рабы) или наделялись лишь отчасти (крепостные). Это - официально, «по закону».  Но правоспособность сама по себе никакого реального блага не дает. Это только «право на право», т.е. право иметь право, а уже последнее открывает путь к обладанию тем или иным благом, совершению определенных действий, предъявлению притязаний. Нельзя на основе одной лишь правоспособности что-либо требовать, кроме как признания быть равноправным членом общества. Нет  упоминания  о точных определениях,  условиях, влияющих на правосубъектность лиц. Некоторые обнаружились  впервые в XIV – XVI вв., когда   на объем правоспособности оказывали  сильное воздействие  многие факторы, прежде всего пол человека. Существенной чертой русского права считалось возможное приближение  к признанию равной правоспособности между мужчиной и женщиной [5, стр. 1]. В древнеславянском обществе языческие браки заключались  соглашением невесты с женихом на игрищах. В дальнейшем  гражданские права женщины были ограничены  правами мужа. Ссылаясь на Русскую  правду, следует отметить, что   дочери  в классе смердов  не наследовали  в имуществе отца; жена вместе с детьми  отдавалась на поток за убийство мужа [10, стр. 8,12,13].  Физическое здоровье и нравственное состояние  как условия обладания  частными правами  и защиты их в древнерусском праве  определены еще менее точно.  Физические недостатки  влияли на правоспособность лица, когда они затрудняли или совсем уничтожали  способность активного пользования правами (слепота и глухонемота). Лица с такими недостатками  вполне могли  обладать  вещами, но их способность  вступать в обязательства, делать завещания  и вести процессуальные действия  подлежала ограничению.

      Недостаток естественных благ и их недоступность для каждого заставляют человека не столько искать удовлетворения своих материальных потребностей, чтобы насладиться, сколько думать о предупреждении этого острого момента. Человек стремится обеспечить себя на продолжительное время условиями, при которых ему ни пришлось бы встать лицом к лицу с угрожающими запросами организма. Это представление или, лучше сказать, ряд представлений о возможности такого момента, когда нечем будет удовлетворить свои потребности, заставляет человека даже лишать себя полного удовлетворения в настоящий момент ради будущего. Так поступает земледелец, сохраняющий зерна для посева, хотя он не без удовольствия и пользы для своего организма потребил бы их в пищу сейчас; так поступает ремесленник, откладывающий деньги на покупку необходимого инструмента, хотя семья его крайне нуждается в теплой одежде. Такого образа действий придерживаются как бедняки, так и состоятельные лица. В буржуазном обществе мечтой каждого является скопление такого капитала, который бы своими процентами устранял всякую мысль о нужде. Фабрикант или банкир, будучи довольными той прибылью, какую дает им их предприятие сейчас, все же устремляют свой хозяйственный взор в далекое будущее, вычисляют всевозможные рыночные комбинации и завязывают отношения, которые могут принести результаты, но только весьма отдаленные.

      По мере развития в человеке умственной деятельности и увеличения разнообразия в условиях его существования обнаруживается рост сознательного отношения к материальным, духовным и социальным условиям жизни. Сравнивая невольно путем непроизвольного соприкосновения с другими различные потребности и различные средства их удовлетворения, человек культурного типа легче изменяет свои потребности, он проявляет большую готовность изменять и средства удовлетворения усвоенных ранее. На высшей ступени человек ищет сравнения для нахождения наилучших способов (даже путем сопоставления имеющихся), стремится отыскать более лучший, прилагая все свои творческие способности. Если при однообразии духовного склада на низших культурных ступенях человек никогда не задумывается о себе, то в среде, где умственное развитие имеет большие отличия, у отдельных единиц пробивается сознание превосходства других, понимание причин неравенства, стремление преодолеть препятствия к раскрытию своих духовных сил. Чем выше общественный тип, чаще и теснее его соприкосновение с другими общежитиями по причинам не только военным, но и экономическим, интеллектуальным, эстетическим, тем сильнее пробуждается у членов этого общежития критическое отношение к своему порядку. Все более утрачивается вера в исконность его, в божественную предустановленность, в особый государственный ум правящего класса. Каждый человек начинает оценивать существующий строй с точки зрения того, насколько последний соответствует его интересам, раз начавшись, критическое отношение к устройству и управлению все более усиливается. Сознательность вытесняет традицию [12, стр. 19]. При этом  необходимо отличать   правоспособность  от субъективного права, которая состоит в том, что:

      а) неотделима от личности, нельзя у человека правоспособность «отобрать», «отнять» или ограничить;

      б) не зависит от пола, возраста, профессии, национального положения и иных жизненных обстоятельств;

      в) непередаваема, ее нельзя делегировать другим;

      г) по отношению к субъективному праву она первичная, исходная и играет роль предпосылки;

      д) субъективное право конкретно, а правоспособность абстрактна.

      В понятии правоспособности существо заключается не в «праве», а в «способности». Правоспособность нельзя рассматривать как суммарное выражение может быть данное лицо, потому что такое суммарное выражение дано в самом законе. В этом смысле правоспособность, по меткому выражению Е.А. Флейшиц, бланкетная [11, стр. 282].

      Не имеет решающего значения то обстоятельство, что возможность обладать теми или иными конкретными правами появляется у гражданина не сразу, не со дня рождения, а позднее, по достижении определенного возраста или при наступлении других условий. Различие в наступлении прав во времени не меняет сущности правоспособности. Равенство правоспособности не означает, что ее объем у всех одинаков. Всеобщность правоспособности заключается в том, что государственная власть с самого начала заранее наделяет всех своих граждан одним общим свойством – юридической способностью быть носителями соответствующих прав и обязанностей, из числа предусмотренных законом. А то, что фактическая возможность обладания теми или иными правами в силу разных причин наступает в разное время, не делает правоспособность различной.

      Правоспособность проявляет себя в различных отраслях права по-разному, в этом и проявляется ее универсальность. Даже значение, ее роль в соответствующих сферах правового регулирования неодинаковы. Отсюда нередко и возникают сомнения и споры относительно всеобщего характера правоспособности.

      То или иное лицо не может быть носителем всех существующих прав одновременно. Однако способность к этому не подвергается никакому сомнению. При наличии соответствующих условий каждый может стать обладателем любых допускаемых законом прав. Если данный гражданин в данное время имеет права, которыми не обладает другой, то это не значит, что у них разная правоспособность. Правоспособность их одинакова, круг прав и обязанностей различный.

      Правоспособность существует там, где есть вообще правовое регулирование, правовая среда. Это качество неизменяемо, его нельзя сделать больше или меньше. Невозможно признать кого-либо неправоспособным, только недееспособным. Раз субъект наделен правоспособностью, то в полном объеме и до конца своих дней, но не временно. Например, Н.И. Матузов заметил, что в ч. 1 ст. 22 ГК РФ сформулировано: “Никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе, как в случаях и порядке, установленных законом”. Выходит, что ограничить правоспособность по закону все же можно [8, стр. 65].

      Главное – не смешивать способность к правообладанию с самим обладанием. «Правоспособность, - писал Н.М. Коркунов, - означает только то, что лицо может иметь известные права, но это еще не значит, что оно ими действительно обладает. Каждый способен иметь право собственности на имущество, но отсюда вовсе не следует, что уже имеет его» [7, стр. 130].

      В современном законодательстве правоспособность можно подразделить на общую, отраслевую и специальную.

      Общая правоспособность представляет собой принципиальную возможность лица иметь любые права и обязанности из числа предусмотренных действующим законодательством, хотя фактическое обладание теми или иными правами может наступить лишь при известных условиях.

      Отраслевая - дает возможность приобретать права в тех или иных отраслях права. Именно поэтому она и называется отраслевой (например, брачная, трудовая, избирательная).

      Специальная (должностная, профессиональная) правоспособность – это такая правоспособность, при которой требуются специальные познания или талант (например, судьи, врача, ученого, артиста, музыканта).

      Дееспособность означает способность своими действиями приобретать и осуществлять права, создавать для себя обязанности и исполнять их, отвечать за последствия, быть участником правовых отношений. В связи с тем, что для правового регулирования необходимо придать отношениям достаточно устойчивый характер, для того чтобы они складывались из осознанных волевых действий сторон, дееспособность участников возникает, как правило, с момента достижения определенного возраста, а в полном объеме – с 18 лет, т.е. совершеннолетия.

      Дееспособность может быть ограничена. В ч. 3 ст. 55 Конституции РФ закреплено, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства [3].

      Ограничение дееспособности возможно в ситуации, когда способности гражданина к волевым осознанным действиям могут быть нарушены вследствие заболевания либо злоупотребления алкогольными или наркотическими веществами.

      Существуют три основания для ограничения дееспособности физических лиц:

      1) малолетний возраст;

      2) психическая болезнь;

      3) решение компетентных органов государства в случаях, предусмотренных действующим законодательством.

      В случае признания гражданина недееспособным или ограничено дееспособным вследствие психического расстройства, когда он не может понимать значения своих действий или руководить ими, от лица такого гражданина все сделки совершает его опекун. Если же, скажем, происходит улучшение психического состояния гражданина до такой степени, при которой он становится в состоянии руководить своими действиями и нести ответственность, суд вправе вынести решение о признании физического лица дееспособным или об отмене ограничения его дееспособности, а также отменить опеку и попечительство над таким лицом.

      Отрыв правоспособности от дееспособности может иметь место в отношении физических лиц, поскольку именно они обладают способностью взросления и постепенного приобретения определенных волевых и психологических качеств.

      Считается, что обладания одной лишь правоспособностью достаточно для признания, скажем, недееспособности ребенка для того, чтобы он смог быть признаваемым законом участником гражданских правоотношений.

      Все права человек вправе приобретать только под своим собственным именем. При опубликовании произведений литературы или искусства гражданин вправе выпустить произведение в свет как под собственным именем, так и используя псевдоним, что позволяет более точно конкретизировать субъекта правоотношения.  Если же  говорить о   юридических лицах, то разделение  правосубъектности на правоспособность и дееспособность  не является  целесообразным, так как  они  как свойства  субъекта права  возникают и утрачиваются одновременно.

ЛИТЕРАТУРА: 
[1] Венгеров А.Б. Теория государства и права. Учеб. для юрид. вузов. М.: Юриспруденция, 2000.
[2] Витрук Н.В. Статус личности в политической системе общества // Политология: курс лекций.  М., 1993.
[3] Грудцына Л.Ю. Гражданское общество и частное право // Новый юридический журнал. 2013. № 2.
[4] Грудцына Л.Ю. Направления и результаты сотрудничества государства и профессиональных юридических сообществ // Образование и право. 2011. № 3(19).
[5] Дебольский Н.Н. Гражданская дееспособность  по русскому праву до конца  XVII века. СПб., 1903.
[6] Кокошкин Ф.Ф. Областная автономия и единство России. М., 1905.
[7] Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб., 1890. 
[8] Матузов Н.И. Личность, права, демократия. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1972. 
[9] Пхаладзе Б.В. Юридические формы  положения личности в советском обществе. Тбилиси, 1968.
[10] Русская правда, памятник русского права / Под ред. С.В. Юшкова.  Вып. I. X - XII вв. М.: Юрид. лит., 1952.
[11] Флейшиц Е.А. Соотношение правоспособности и субъективного права // В сб.: Вопросы общей теории советского права. М., 1960.
[12] Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Т. 1. М.: Изд-е Бр. Башмаковых, 1910.
[13] Эсмен А. Общие основания  конституционного права. СПб., 1898.
[14] Ямпольская Ц.А. О субъективных  правах советских граждан  и их гарантиях // Вопросы советского государственного права. М., 1959.
Заголовок En: 

Institute of Legal Capacity in the National Legal System: Problems of Legal Regulation in Theory and Practice

Ключевые слова En: 

institute of legal standing, national legal system, legal regulation, social development, civil law, legal entity, civil equality, personal liberty.