Функции прокуратуры в контексте судебной реформы 1864 года

Номер журнала:

Автор: 
Краткая информация об авторе (ах): 

Аспирант кафедры судебной власти, правозащитной и правоохранительной деятельности Российского университета дружбы народов

Аннотация: 

В статье раскрывается вопрос об изменении функций прокуратуры в результате судебной реформы 1864г. Автор показывает взаимосвязь реализации функций прокуратуры с политикой государства, раскрывает зависимость деятельности прокуратуры от системы судоустройства и судопроизводства. Выявлено влияние судебной реформы на статус органов прокуратуры. Показана динамика правоохранительной функции прокуратуры и связь данной функции с прокурорским надзором. Обосновано положение о том, что в результате судебной реформы 1864 г. прокуратура была фактически отстранена от участия в гражданском процессе, а также лишена своей функции осуществления общего надзора. И если первоначально прокуратура выполняла только правоохранительную  функцию, то в результате судебной реформы уклон в экономической сфере резко сместился в сторону правозащитной функции прокуратуры. Сделаны выводы, ориентированные на использование изученного опыта в современных условиях.

Ключевые слова: 

прокуратура, правоохранительная функция, надзор, судебная реформа, судебный процесс, законность, государство.

      В современных условиях одним из проблемных вопросов совершенствования деятельности прокуратуры в экономической сфере является необходимость найти оптимальный баланс между частными и публичными интересами, между правоохранительной и правозащитной функциями. Такой баланс может способствовать укреплению режима законности, совершенствованию деятельности прокуратуры в условиях курса на инновационное развитие экономики России. Подходы к решению данной проблемы могут быть найдены только в рамках анализа основных этапов развития функций и задач прокуратуры.

      Прокуратура в нашей стране была создана в процессе масштабных реформ, которые император Петр I проводил в начале ХYIII века. С момента своего создания в 1722 г. прокуратура играла важную роль в деятельности государства и в реализации его функций. При этом особенности реализации этих функций во многом зависели от проводившейся государством политике, а также от доминировавшего на том или ином этапе подхода к развитию экономики, судебной системы, судопроизводства.

      Важным историческим этапом для развития функций прокуратуры можно считать судебную реформу 1864г., в ходе которой изменилась не только вся судебная система Российской империи, но и была реформирована деятельность тех органов, которые оказались так или иначе связаны с судопроизводством. Прокуратура не стала исключением, и ее деятельность также претерпела существенные изменения, направленность которых совпадала с общим курсом проводившихся в стране преобразований.

      Судебная реформа 1864г., которую не без оснований считают одной из самых прогрессивных и радикальных за всю историю России, проводилась в общем русле преобразования императора Александра II.

      Вторая половина ХIХ века представляет собой особый этап в развитии российского государства и права. Об этом пишут многие исследователи. Например, А.А. Дорская, анализируя периодизацию развития правовой системы России, отмечает, что с 30-х годов ХХ века и вплоть до начала ХХ века правовая система Российской империи вступила в качественно новый этап своего развития [5, с. 51].

       Во второй половине ХIХ века на волне активизировавшегося экономического развития «отмена крепостного права в 1861г., другие реформы Александра II создали возможность для развития капиталистических производственных отношений» [8, с. 42]. Страна фактически получила новую финансовую систему: в 1860г. был создан Государственный банк Российской империи, в 1862г. проведена реформа финансового контроля [9, с. 15]. Происходило становление акционерного законодательства: еще в 1836г. император утвердил Положение о кампаниях на акциях. Активно развивалась кредитно-банковская система, в том числе, и связанная с ипотечным кредитом, способствовавшим увеличению числа операций с недвижимостью [10, с. 31-32]. Промышленное развитие сопровождалось активизацией внешней и внутренней торговли.

      В этих условиях закономерно возрастала роль судебной власти в регулировании отношений, связанных с экономическими спорами. В 1864г. Россия получила новый суд, гораздо более демократичный, чем прежний. Не секрет, что дореформенная судебная система не способствовала росту уважения к судопроизводству. «Наводящие ужас трудности гражданского процесса заставляли избегать подачи исков и полагаться на неформальные средства правовой защиты или вовсе воздерживаться от отстаивания собственных интересов» [13, с. 408]. Суд не был отделен от администрации, и дореформенный судебный процесс, с современной точки зрения, являлся процессом административным.

      Проведение судебной реформы послужило, с одной стороны, активизации процесса становления системы общественных связей, с другой стороны, продвижению на пути к более полной реализации прав и законных интересов субъектов экономической деятельности [12, с. 54].

      Все эти изменения непосредственным образом повлияли на статус и полномочия прокуратуры как важного звена в механизме государства, призванного осуществлять надзор за соблюдением законов и следить за порядком управления и судопроизводства.

      Министр юстиции Российской империи, генерал-прокурор Н.В. Муравьев свидетельствовал, что в России прокуратура с момента ее создания в 1722 г. и до судебной реформы Александра II выступала «преимущественно органом общего (административного) надзора, а собственно судебная, обвинительная или исковая деятельность составляла лишь одно из частных дополнений к функции надзора, едва намеченное в законе, слабое и незначительное на практике» [1].

      Ситуация кардинальным образом изменилась в ходе судебной реформы. После 1864г., с принятием Устава уголовного судопроизводства и Устава гражданского судопроизводства, произошло окончательное разделение судебного процесса на гражданский и уголовный. Для каждого из этих видов процесса были установлены свои особые правила судопроизводства.

      Судебные уставы 1864г. «отделили судебную власть от законодательной и административной и создали особую, вполне самостоятельную систему судебных учреждений, которой и вверили отправление гражданского правосудия» [3, с. 48]. Значение данного факта выходило далеко за пределы собственно судебной сферы, оно определялось важной для дальнейшего государственного развития попыткой начать движение в сторону разделения властей, в сторону установления реальной самостоятельности судебной власти, до того выступавшей придатком власти административной.  И потому недаром писал дореволюционный исследователь Н.Полянский: «Судебные уставы – наша первая конституционная хартия. В них впервые устанавливались правовые гарантии против произвола и усмотрения правительственной власти» [11, с. 235].

      Но судебная реформа в таком виде была слишком радикальной для самодержавной России, и внедрение в практику демократических принципов судоустройства и судопроизводства грозили в перспективе разрушением сложившейся государственной системы. Как пишет М.В. Немытина, «Непоколебимость основ государственности  - формы правления, системы органов государственной власти, которые не должны были измениться в связи с введением новых судебных порядков, - оказалась иллюзией» [6, с. 68].

      Принятие и введение в действие Устава гражданского судопроизводства 1864г. значительным образом изменило принципиальные основы гражданского процесса. В отечественном гражданском судопроизводстве вводились новые, ранее не применявшиеся пра­вила. Прежде всего, были выделены два порядка судопроизводства: общий (пространный) и простой (сокращенный). Гражданские дела подлежали последовательному рассмотрению не более чем в двух инстанциях, вместо следственного процесса в гражданских делах внедрялся процесс состязательный.

      Компетенция гражданского суда постепенно расширялась. Она была распространена в 1866г. на акционерные компании, в 1867г. – на ипотеку, в последующие годы – на дела судебно-межевые, дела о несостоятельности, дела брачные у раскольников, дела об усыновлении детей и т.д.

      Реформа гражданского судопроизводства не могла ни затронуть и функции прокуратуры. По мнению Р. Уортмана, «В реформе гражданского судопроизводства главной заботой Блудова было содействие интересам собственников посредством либерализации судебных учреждений» [13, с. 281. Либерализация же часто понимается в России как ослабление государственного вмешательства в экономическую сферу, что закономерно влечет за собой ослабление надзорных и правоохранительных полномочий прокуратуры. В результате реформы общий надзор прокуратуры за соблюдением законов трансформировался в иной вид деятельности, менее связанный с участием государства в регулировании экономических отношений. В то же время, необходимо отметить, что с течением времени, если брать для сравнения дореформенный период, функции прокуратуры постепенно расширялись.

      Еще до начала основной судебной реформы, в 1862 г. Государственным Советом были приняты «Основные положения о прокуратуре», в которых статус прокуратуры определялся в качестве единой и централизованной системы органов прокурорского надзора. Устанавливалась строгая подчиненность нижестоящих по статусу прокуроров вышестоящим, провозглашался независимый статус прокуроров от местных органов власти, закреплялась несменяемость прокуроров. Данным нормативным актом прокуратура была призвана осуществлять надзор за точным и единообразным исполнением законов.

      В «Основных положениях о прокуратуре» были сформулированы принципы организации и деятельности прокуратуры, которые оставались незыблемыми на протяжении всего периода существования Российской империи [7, с. 250].

      Сущность реорганизации прокуратуры, проводившейся в период судебной реформы, состояла в ограничении прокурорского надзора исключительно судебной властью и возложении на прокурора функций поддержания государственного обвинения в суде и в таком усилении надзора за дознанием и следствием, который фактически превращал прокуроров в руководителей предварительного расследования [4].

      Как отмечает В.Ю. Шобухин, надзорные полномочия прокуратуры в период судебной реформы 1864 г. были существенно ограничены. Основной задачей прокуратуры стало осуществление уголовного преследования; особое внимание уделялось надзору за законностью действий органов предварительного следствия. Прокуроры состояли при судах, и их деятельность ограничивалась делами судебного ведомства [14, с. 81].

      По мнению С.В. Бажанова, «судебная реформа 1864 г. создала принципиально новый тип российской прокуратуры. Ее творцы, мечтавшие об утверждении начал законности и о создании правового государства, обеспечили через судебные уставы преодоление инквизиционного процесса, отделение в уголовном судопроизводстве судебной власти от обвинительной, они ограничили органы прокуратуры исключительно судебной областью с возложением на прокуроров функций поддержания государственного обвинения в суде, надзора за предварительным следствием и дознанием» [1].

      Что касается гражданского судопроизводства, то в этой сфере прокурор в пореформенный период не был активной стороной процесса, не выступал истцом при защите государственных интересов, но только давал заключение по рассматриваемому спору и имел право на опротестование незаконного, по его мнению, решения суда. В то же время, законодательство предусматривало участие прокурора в судебном процессе в качестве представителя государства.

      Согласно Уставу гражданского судопроизводства, суд перед вынесением решения был обязан в некоторых случаях, специально указанных в законе, выслушать заключение представителя прокуратуры. В частности, прокурор приглашался к участию в заседании и давал заключения  в следующих случаях:

      1) по вопросам о пререкании между судебными и административными учреждениями;

      2) по вопросам о возбуждении уголовного преследования ввиду обнаружения в гражданском деле обстоятельств, подлежащих рассмотрению уголовного суда, в частности, в случае спора о подлоге документов;

      3) по делам брачным и о законности рождения, если в деле нет ответчика;

      4) по делам о вознаграждении за убытки, причиненные неправильными действиями должностных лиц [3, с. 236].

      Заключение прокурора не являлось обязательным для суда, и суд мог с ним не согласиться. При этом разрешение дела судом вопреки заключению прокурора не давало последнему права обжаловать решение суда. Только по делам брачно-семейным и делам о законности рождения, если прокурор исполнял роль отсутствующего ответчика, он пользовался всеми правами, которыми наделялась сторона процесса. В этом случае прокурор имел право подавать жалобы на решения и определения суда.

      При рассмотрении апелляций на решения мирового суда свое заключение по делу давал то­варищ прокурора окружного суда. Предмет заключения был определен зако­ном (ст. 179 Устава гражданского судопроизводства): вопросы подсудности; дела с участием несовершеннолет­них, глухонемых и умалишенных лиц; дела с участием казенных управлений, земских учреждений, городских и сельских обществ.

      Как известно, за судебной реформой, которая, как отмечалось выше, была, возможно, слишком радикальной для самодержавной России, последовала судебная контрреформа. В результате контрреформы 1889г. был создан институт земских участковых начальников. Кассационной инстанцией для дел, рассмотренных земскими участковыми начальниками и городскими судьями, являлось гу­бернское присутствие, в которое под предводительством гу­бернатора входили губернский предводитель дворянства, вице-губернатор, прокурор или товарищ прокурора окружного суда и два члена окружного суда.

      Полномочиями по предъявлению исков в защиту общества и государства прокуроры не были наделены ни в ходе судебной реформы, ни при последующей контрреформе, что, по мнению В.Г. Бессарабова, объясняется недостаточной связанностью гражданского оборота с экономической и социальной функциями государства [2, с. 79]. В итоге прокуратура не стала органом, защищающим публичные интересы в гражданском процессе.

      Таким образом, судебная реформа 1864г. стала переломным моментом в развитии и реализации функций прокуратуры. В условиях бурного экономического развития и некоторой либерализации судопроизводства прокуратура была фактически отстранена от участия в гражданском процессе, а также лишена своей функции осуществления общего надзора. И если первоначально прокуратура выполняла только правоохранительную  функцию, то в результате судебной реформы уклон в экономической сфере резко сместился в сторону правозащитной функции прокуратуры.

      В современных условиях, когда остро стоит вопрос о необходимости укрепления законности во всех сферах жизни общества и государства, необходимо извлекать уроки из исторического опыта и использовать его для достижения оптимального баланса правоохранительной и правозащитной функций прокуратуры. В судебной сфере это проявляется, прежде всего, в том, что не следует слишком сильно ограничивать процессуальные права прокуроров по гражданским делам. В этом случае прокурор, участвуя в процессе, сможет более эффективно выполнять свои задачи в рамках правоохранительной функции и способствовать укреплению режима законности.

ЛИТЕРАТУРА: 
[1] Бажанов С.В. Место и роль прокуратуры в системе правоохранительных органов // Законность. 2009. № 6. 
[2] Бессарабов В.Г. Правозащитная деятельность российской прокуратуры (1722 – 2002 гг.): история, события, люди. М., 2003. 
[3] Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса (по изд. 1917г.). М.: Зерцало, 2003.  
[4] Гусакова Ю.С. Взаимодействие прокуратуры и органов расследования в пореформенной России второй половины XIX в. // История государства и права. 2009. № 5. 
[5] Дорская А.А. Развитие системы права в России: проблемы периодизации // Вестник Московского городского педагогического университета. Серия «Юридические науки». 2011. № 2. 
[6] Немытина М.В. Суд в России: вторая половина ХХ – начало ХХ века. Саратов, 1999.
[7] Олейник В.В. Следственные органы прокуратуры: история и современность // Общество и право. 2009. № 4. 
[8] Пашенцев Д.А. Влияние рецепции на генезис правовой системы России // История государства и права. 2009. № 7. 
[9] Пашенцев Д.А., Алехина Е.Л., Долакова М.И. Финансовое право Российской империи: от идей к реализации. М., 2012. 
[10] Пашенцев Д.А. Особенности развития ипотечного законодательства в Российской империи // Вестник Московского городского педагогического университета. Серия «Юридические науки». 2010. №1.
[11] Полянский Н. Мировой суд // Суд и права личности: Сборник статей. М., 2005.  
[12] Рогачева Л.И. Современные тенденции развития общественных связей в российском государстве // Образование и право. 2013. № 8. 
[13] Уортман Р. Властители и судии. Развитие правового сознания  императорской России. М., 2004.  
[14] Шобухин В.Ю. Тенденции развития прокуратуры России в период 1722 - 1864 гг. // Журнал российского права. 2010. № 6.
Заголовок En: 

Prosecutor's Office Functions in the Context of Judicial Reform of Alexander II in the year 1864

Ключевые слова En: 

prosecutor's office, law-enforcement function, supervision, judicial reform, trial, legality, state.