Нестабильность в Сомали, как один из факторов расширения и активизации пиратства в регионе Африканского Рога

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 

Соискатель кафедры международного права юридического факультета Российского университета дружбы народов

Аннотация: 

В статье приводятся данные о зонах активности пиратов, показана динамика увеличения пиратских нападений в период с 2009г. по 2012г., дан краткий анализ факторов возникновения пиратства. Рассматривается история возникновения благоприятных условий для развития пиратства. Освещаются политические  и территориальные  проблемы Сомали их связь с распространением морского пиратства. Рассматривается связь нестабильной обстановки на территории прибрежного государства в зоне пиратства с торговцами оружием. Представлен анализ уровней риска стабильности в Сомали с помощью пяти типов риска: политического, военного, безопасности, социального и экономического. На примере Сомали рассматривается связь пиратства с террористической группировкой Аш-Шабааб и влияние такого сотрудничества на развитие пиратства, и тенденцию использования террористами пиратства в своих целях. Представлены выводы об эффективности применяемых способов по борьбе с пиратством и  предложен комплекс антипиратских мер. Отмечено, что фактор времени принципиально важен, поскольку затягивание решения проблемы пиратства приводит к  сотрудничеству пиратов с международными террористическими группами.

Ключевые слова: 

пиратство, территориальные проблемы, социальные, политические риски, торговля оружием, прибрежное государство, антипиратские меры, сотрудничество пиратов и террористов, борьба с пиратством.

     Карта пиратских нападений довольно обширна. Из проведенного Датским институтом международных исследований анализа пиратских нападений, основанного на данных Аналитического центра в Куала-Лумпуре, следует, что за период с 2003 г. по 2007 г. такого рода акты имели место практически во всех регионах мира, а 2008 и 2009 гг. характеризовались неуклонным ростом числа подобных инцидентов [12].

      Географическое расположение наиболее активных зон пиратства с течением времени менялось, хотя основные причины их появления оставались неизменными.

     До последнего времени большинство пиратских нападе­ний совершалось в Юго-Восточной Азии (ЮВА), в Малаккском и Сингапурском проливах, рядом с архипелагами Индонезии и Филиппин, а также в Южно-Китайском море. Через эти вод­ные пути, являющиеся наиболее короткими и экономичными для перевозки грузов, ежегодно проходит около 50 тыс. судов, перевозящих почти четверть грузов мировой торговли. Курсы судов пролегают на близком расстоянии от береговой линии, изобилующей бухтами, удобными для укрытия пиратов, что затрудняет действия сил безопасности по ликвидации их баз и группировок. Принятые за последний период прибрежными государствами этого региона меры, во многом иницииро­ванные и активно поддержанные, особенно в материально - техническом плане, рядом крупных морских держав и международными организациями, способствовали снижению уровня угрозы пиратских нападений в ЮВА. Что же касается каботажного судоходства, то пираты продолжают держать его под своим контролем, сохраняется рэкет, «крышевание» и другие виды организованной преступности, связанной с морским бизнесом.

     В число традиционно опасных пиратских зон входят также воды, прилегающие к Бангладеш, где пираты напада­ют в основном на суда, стоящие на якоре (аналогичного рода ситуация наблюдается в Танзании). В наиболее рискованную для международного судоходства «горячую пиратскую точку» превратилась акватория Африканского Рога на восточном побережье Африки. Потеря контроля над этим участком активного морского судоходства может весьма болезненно отразиться на состоянии мировой торговли, особенно в период экономического кризиса. Дело в том, что вдоль побережья Сомали — через Аденский залив проходит до 50% мирового потока балкерных грузов, около 30% контейнерных и почти 25% нефтеперевозок.

     Особое беспокойство вызывает положение с доставкой гуманитарных грузов в Сомали, на что обращалось внимание в совместном заявлении руководителей Международной морской организации (ИМО) и Всемирной  продовольственной программы еще в июле 2007 г. Пиратству в этом регионе способствуют хаос и анархия, которые наблюдаются в Сомали на протяжении последних лет. Страна расколота на три части. В ней действует множество враждующих кланов. Временное правительство подвергалось нападениям со стороны воинствующих исламистов даже в столице Могадишо. В 2008 г. на счету сомалийских пиратов в Аденском заливе было 111 нападений на суда разных стран, а в первой половине 2009 г. — 86. Активные действия многонациональных военноморских сил вблизи сомалийского побережья вынудили пиратские «флотилии» выйти далеко за пределы традиционной зоны действия. В последнее время нападениям пиратов подвергаются суда, находящиеся в южной части Красного моря, у побережья Омана и берегов Йемена, в водах Индийского океана.

     Согласно статистике пиратских нападений в 2008-2009 гг. по данным Международного Бюро по Судоходству и Мореплаванию  в 2008 г. в мире были захвачены пиратами 49 судов, еще 46 судов были обстреляны. Всего пираты применяли огнестрельное оружие 139 раз, 889 членов экипажей были взяты в заложники, 32 ранены, 11 убиты, 29 пропали без вести. В общей сложности, в 2008 г. было зафиксировано 293 попытки нападения пиратов [6, стр. 112]. По состоянию на 31 декабря 2010 г., пираты удерживали 28 судов и 656 заложников. По сравнению с 2011 г. в 2012 г. число пиратских нападений и захватов судов резко уменьшилось. За первые девять месяцев 2012 г. в водах у берегов Сомали было совершено 99 нападений на суда, в результате которых было захвачено 13 судов. Большинство нападений, завершившихся захватом судов, произошло в западной части Индийского океана. На конец сентября 2012 г. в заложниках находились 224 моряка и захваченными оставались 17 судов [2]. Считается, что в статистику попадают лишь до 20% этих самых нападений.

     Наибольшую часть прироста пиратской активности обеспечили пираты, оперирующие в водах Сомали и Аденского залива. Впервые в истории судоходства пираты захватили крупный танкер и судно, груженное танками.

     Вирджиния Лансфорд выделяет  пять факторов развития проблемы пиратства в районе Аденского залива, основываясь на результатах исследований пиратства в период между 1570 и 1730гг.

     Первый — отсутствие у местного населения возможности официально зарабатывать, превращает их в эвентуальных наемников в пиратские группировки. [11]  

     Второй  — достаточно безопасная среда для пиратских операций.

     Третий – уверенность, с которой пиратские нападения совершаются  достаточно далеко от привычной зоны активности пиратов, например, при захвате судна «Сириус Стар» [1] с грузом стоимостью более 100 млн. долларов США  (примерно 450 морских миль от побережья Кении). Этот случай дает возможность предположить, что у пиратов существует отлаженная схема перегонки больших объемов денежных средств, получаемых в качестве выкупа.

     Четвертый -  внешняя поддержка. Федеральное правительство Сомали, признанное международным сообществом контролирует небольшую часть территории юга Сомали. На самом деле власть принадлежит группировкам  Сомалиленд и  Пунтленд. Большую часть южного Сомали контролируют формирования радикального исламского движения «Аш-Шабааб» (1 февраля 2010 г. Аш-Шабааб объявила о своем подчинении Аль-Каиде) [9, стр. 24].

     Пятый -  клановая система [11].

     Перечисленные факторы можно наблюдать на протяжении столетий в самых горячих точках пиратства.  

     Для понимания у кого в руках находиться реальная власть, и с кем в действительности следует сотрудничать в борьбе с пиратством необходимо детально рассмотреть внутренние политические проблемы на территории Сомали.

     Территория Сомалиленд заявляет о том, что она является наследницей британской колонии Сомалиленд, которая получила независимость в июне 1960 г., но присоединилась в июле к итальянской колонии южной Сомали, создав государство Сомали. Война между Эфиопией и Сомали (1977-1978 гг.) привела к большому потоку беженцев в бывшую британскую колонию, Сомалиленд. Централизация экономики, а также  клановая дискриминация, стала причиной создания в 1981 г. местного повстанческого движения, которое отказалось от «союза с югом» в 1991 г. и объявило о независимости.

     В 2001 г. в Сомалиленд был проведен референдум, 97% участников проголосовали за независимость. Впоследствии  были проведены местные, президентские и парламентские выборы, которые были признаны международными обозревателями свободными и справедливыми.

     Несмотря на успехи в строительстве инфраструктуры и институтов независимого государства территория Сомалиленд была далека от целостности. Ее правительство не смогло привлечь кланы восточных частей бывшей колонии к массовому участию в проводимых выборах.

     Территория Пунтленд  была сформирована в 1998 г., но не объявляла о независимости. Ее первый президент А. Юсуф был самым давним союзником Эфиопии в Сомали.

     Столкновения в Сомалиленд являются прямым следствием различия в лояльности территориальных кланов. С начала 2003 г. лояльность клана Дхулбаханте сместилась в значительной мере к Пунтленд  в связи с тем, что она использовала собственные полицейские и экономические ресурсы для установления мира между кланами. Унизительный уход Сомалиленд из г. Лас-Анод в декабре 2002 г. после засады, организованной силами Пунтленд и местными враждебными ополченцами клана Дхулбаханте, способствовал этому сдвигу в лояльности. Сомалиленд не желая оказаться втянутой в дорогостоящую партизанскую кампанию решила не  участвовать в  боевых действиях в 2002 г. Кроме того, сама Сомалиленд появилась благодаря народной поддержке, и правительство чувствовало, что не следует заставлять силой присоединяться сопротивляющиеся кланы. В последующий период случались крупные столкновения, но Сомалиленд воздерживалась в отношении г. Лас-Анод. На сдержанность Сомалиленд влияла Эфиопия, сохраняя значительное влияние в Сомали, например, в 2004 г. силы Сомалиленд начали продвигаться к Лас-Анод, но под давлением Эфиопии были вынуждены вернуться на исходные базы. В период 2004-2007 гг. было несколько столкновений, но Сомалиленд продолжала проявлять сдержанность в отношении полномасштабных боевых действий. Эта нерешительность демонстрировала наличие разногласий между сомалилендскими политическими партиями.

     В середине 2007 г. политическая и военная ситуация вокруг г. Лас-Анод кардинально изменилась. Ополченцы в Пунтленд были интегрированы в армию Переходного правительства, а остальные силы не могли оплачиваться, что привело к значительному сокращению их численности, почти полностью ушли из Лас-Анод ополченцы клана Дхулбаханте. Стычки между силами Сомалиленд и Пунтленд развернутыми недалеко от сомалилендских позиций в городе Абесеолей, в 22 км севернее Лас-Анод, усилились, и незначительные силы Пунтленд  в этом районе были разгромлены. 15 октября 2007г. силы Сомалиленд двинулись на Лас-Анод. После захвата сомалилендские войска быстро покинули город,  передав его союзникам. Они имели  возможность взять, столицу Пунтленд  Гарове, но предпочли не вторгаться и сохранили контроль над г.Лас-Анод.

     Таким образом, битва за г. Лас-Анод окончилась разгромом сил Пунтленд  и ее союзников. Однако эта борьба, кажущаяся двусторонним конфликтом, является более значимой, чем стычка между соседями, и происходящие события оказали влияние на отношения с Эфиопией и особенно с США. Кооперация США и Пунтленд  была тесной, Вашингтон обеспечивал обучение персонала разведывательных служб Пунтленд, являвшихся наиболее эффективными в Сомали. Обеспечение эффективного правления и правоохранения в Пунтленд  необходимо с точки зрения попыток США, направленных на предотвращение передвижения джихадистов между Средним Востоком и Африкой, поскольку Пунтленд  являлся единственным значимым союзником, который имеется у США в северо-восточной части Сомали, считающейся традиционными «воротами» в Восточную Африку для контрабандистов и незаконных групп. Пунтленд претендовал также на контроль над богатейшими рыбными местами и самыми активными морскими маршрутами. Ее немногочисленная морская охрана вносила вклад в безопасность судоходства, хотя и не всегда эффективный.

     В то же время Сомалиленд также являлась близким союзником США и Эфиопии. Эфиопия использовала порт Бербера, готовила сомалилендских офицеров, а США имели хорошую кооперацию с сомалилендскими разведывательными службами.

     Сомалиленд достигла важной победы, взяв под свой контроль Лас-Анод и таким образом придвинув свои границы ближе к бывшей британской колонии. Хотя открытый конфликт между Сомалиленд и Пунтленд маловероятен, ведение боевых действий, используя кланы г. Лас-Анод, возможно. Одновременно слабость правительства Пунтленд может сделать границы Сомалиленд небезопасными. С учетом возможности кланового конфликта северная часть Сомали будет нестабильной в течение многих последующих лет. [3, стр. 14-18]

     Нестабильная обстановка в Сомали на руку всевозможным торговцам оружием, как частным компаниям, так и госструктурам. Еще в ноябре 2006 г. на рассмотрение СБ ООН был представлен доклад о поставках оружия в Сомали. Исламистов снабжали оружием Саудовская Аравия, Египет, Ливия, Эритрея и Джибути. В свою очередь, Эфиопия, Уганда и Йемен обеспечивали оружием войска Переходного правительства, признаваемого мировым сообществом и контролировавшего небольшую территорию на юго-западе Сомали. [9, стр. 25]

     Текущие уровни риска стабильности в Сомали могут быть проанализированы с помощью пяти типов риска: политического, военного, безопасности, социального и экономического.

     Политический риск связан со слабой политической системой Сомали. После коллапса сомалийского государства в 1991 г. политические альянсы были хрупкими и краткосрочными, базирующимися на клановых интересах, родственных связях и идеологии.

     Хотя Переходное правительство имело международное признание, на деле  оно являлось одной из группировок, борющихся за власть в Сомали. Оно контролировало только Магадишо и прилегающий район, но не могло утверждать, что контролирует остальную территорию страны.

     Группировка «Аш-Шабааб» и ее союзники остаются главным источником процесса опасности для примирения. Унаследованные недоверие и усталость наряду с продолжающейся вооруженной борьбой могут еще больше расчленить Сомали, поскольку военная мощь никогда не была решающим фактором победы в стране.

      «Аш-Шабааб» и ее союзники по оппозиции не объединены под общим руководством, а объединены скорее общим противником. Акции группы, включающие разрушение могил, введение строгих шариатских кодексов поведения (например, за подозрение в шпионаже отрубают руку и ногу) [10], а также предполагаемая причастность к убийствам видных сомалийских личностей, настроили другие оппозиционные группы против нее.

     Миротворческие силы миссии Африканского союза (АМИСОМ) остаются недостаточными и не выполняют в значительной степени свой миротворческий мандат. В феврале 2007 г. СБ ООН поддержал решение Совета АМИСОМ о направлении 8 тыс. миротворцев в Сомали, однако только Уганда и Бурунди направили 3500 военнослужащих.

     Самый большой социальный риск в Сомали связан с клановой структурой государства. Эта ситуация сохраняется, поскольку клановая лояльность сильнее, чем лояльность государству, что приводит к борьбе за власть и к вооруженным столкновениям во многих случаях. Поэтому главный социальный риск для населения Сомали связан с возобновлением клановой войны, или с новым вторжением Эфиопии. Атаки повстанцев на войска Переходного правительства и Эфиопии в прошлом приводили к артиллерийскому огню по густонаселенным районам Могадишо. Это создало гуманитарный кризис в мире: один миллион перемещенных людей в стране, десятки тысяч сбежавших в соседние страны, 3,2 млн. человек, нуждающихся в гуманитарной помощи. Хотя пока нет масштабного возвращения перемещенных лиц в Могадишо, часть возвратилась в город, включая тех, кто вернулся из районов пострадавших от засухи, а также вернувшихся после ухода эфиопских сил из Могадишо.

     Гуманитарное положение перемещенных сомалийцев часто весьма тяжелое. Отсутствие укрытий и чистой воды, антисанитария, нехватка медицинских услуг, лекарств, продовольствия являются главными проблемами.

     Местное население Кении, Эфиопии пострадало от наплыва сомалийских перемещенных лиц. Это наряду с обеспокоенностью проблемой безопасности побудило правительство Кении закрыть границу для беженцев из Сомали.

     Плохие социальные условия также повышают неудовлетворенность управлением и местных групп и поэтому создают хорошие предпосылки для рекрутирования в негосударственные вооруженные группы, такие, как «Аш-Шабааб».

     Сомали является бедной страной с небольшими природными ресурсами. Засуха и гражданская война разорили экономику, а большая часть инфраструктуры страны разрушена или разграблена. Несмотря на эти ограничения, экономика остается весьма активной, хотя экономический рост, сконцентрированный в телекоммуникациях, денежных переводах из-за границы, транзитной торговле, достигнут за счет обеднения сельских районов. По оценке ООН, душевой доход сельских семей составлял от 106 долларов США среди кочевников, до 149 долларов США - среди оседлого населения, по сравнению со 300 долларов США в городских районах. По оценкам ООН в 2006 г., общий средний душевой доход составлял 283 долларов США, что выше существовавшего дохода в Эфиопии в 164 долларова США.

     Большая часть нерегулируемой экономической деятельности подвержена воздействию опасности. Например, телекоммуникационные компании в Могадишо были вынуждены прекратить работу в  2008 г. Многие предприниматели также из-за отсутствия безопасности покинули страну.

     Политика Эфиопии и интервенции в Сомали продолжают оставаться наиболее серьезной угрозой для Сомали. Эфиопия стремится к доминированию и влиянию в Сомали через своих союзных сомалийских военных диктаторов или через создание в Сомали слабого автономного государства. Хотя Эфиопия вывела большую часть своих сил из Сомали, среди сомалийцев есть опасение в отношении того, что эфиопские войска вновь вторгнутся в Сомали. Это может нарушить процесс примирения и привести к серьезной дестабилизации в стране [7, стр. 12-15].

     По мнению многих специалистов, угроза морского пиратства наряду с терроризмом и незаконным оборотом наркотиков превратилась в последний период в одну из крупных глобальных проблем. Во многих случаях владельцы судов и грузов предпочитают негласно договариваться с пиратами и выплачивать им выкупы из-за неуверенности властей эффективно и быстро решать такие проблемы, а также из-за опасения за рост стоимости страхования и потери своих клиентов. По приблизительным оценкам ежегодный ущерб от пиратства составляет 15 млрд. долларов США. Сюда входят расходы по усилению охраны судов, изменению маршрутов движения, выплата отступных и т.д. В политическом плане пиратство способствует снижению авторитета государства, росту коррупции среди политиков и чиновников. Особую опасность представляет тенденция слияния пиратства с терроризмом или его использования террористами в своих целях. Для пиратов не составляет труда купить оружие для нападения на нелегальном оружейном рынке в горах северного Йемена, где автомат Калашникова стоит порядка 1500 долларов США, а китайский аналог вдвое дешевле, [10] а также сбыть захваченное оружие.

     Как показывает история, искоренить проблему пиратства, используя только военно-морские силы невозможно. По сравнению с пиратством прошлых веков цели преступления, методы нападения, и способы получения и использования захваченного имущества или выкупа существенно изменились, поэтому и к методам борьбы также нужно подходить с более широким пониманием проблемы. Уничтожить пиратство только силой, или превентивными способами защиты судов как минимум наивно, необходимо использовать комплекс мер, таких как:

  • изоляция преступников от мировой финансовой системы;
  • идентификация линий связи пиратов, с последующим перекрытием их;
  • неотвратимость наказания пиратов, оказание помощи местному населению, посредством гуманитарной помощи;
  • в консультационном порядке способствовать решению политического конфликта на территории Сомали;
  • уничтожение системы пунктов базирования морских преступников.

 

     Фактор времени принципиально важен, поскольку затягивание решения проблемы пиратства приводит к  сотрудничеству пиратов с международными террористическими группами.

ЛИТЕРАТУРА: 
[1] Дашков С. Украли три авианосца// Рос. газ. — 2008. — 19 ноя. — № 
[2] Доклад Генерального секретаря  СБ ООН, 22 октября 2012г.; S/2012/783. URL: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=S/2012/783 (дата обращения: 14.11.2013)
[3] История территориальных конфликтов в северной части Сомали//Борьба с преступностью за рубежом. ВИНИТИ РАН. 2009. № 8 
[4] Крылов О.А. Человек, общество, государство: безопасность, правопорядок, законность // Юстиция. 2011. № 4.
[5] Мартынова В.А. Правовая культура в Европейском союзе, опыт, анализ // Юстиция. 2011. № 1
[6] Осичанский  П.И. Международный опыт борьбы с пиратами//Сборник материалов Владивостокского морского форума. -  28 октября 2009.
[7] Проблемы внутренней безопасности в Сомали // Борьба с преступностью за рубежом. ВИНИТИ РАН. 2010. №7.
[8] Рябов Д.В. Практика и проблематика правозащитной деятельности в международном контексте// Правозащитник. 2011. № 2.
[9] Суханов С. Геополитические аспекты Сомалийского пиратства //Зарубежное военное обозрение. 2011. № 3.
[10] «Терра Аль-Каида»: программа Вадима Фефилова. URL: www.ntv.ru/peredacha/Terra_Al_Kaida/ (дата обращения: 25.05.2013)
[11] Lansdale A. The roots of piracy // Safety at Sea International. — August 2009. 
[12] Moller В. Piracy, Maritime Terrorism and Naval Strategy.Danish Institute for International Studies Report. -2009. URL:  http://www.diis.dk (дата обращения: 25.08.2013)
Заголовок En: 

Instability in Somalia, as One of Factors for Piracy Expansion and Activization in the Horn of Africa

Ключевые слова En: 

piracy, territorial problems, social, political risks, weapons trade, coastal state, anti-piracy measures, cooperation of pirates and terrorists, fight against piracy.