Правовые аспекты развития асинхронного процесса обучения, модульной системы и дистанционного образования

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 

доктор юридических наук, профессор кафедры международного права Российского университета дружбы народов

Аннотация: 

Статья «Правовые аспекты развития  асинхронного процесса обучения, модульной системы и дистанционного образования» посвящена исследованию тех нормативных правовых аспектам, которые Российская Федерация  ввела во исполнение так называемой Болонской декларации – совместного заявления европейских министров образования, принятого в Болонье, 19 июня 1999 г., к которому Российская Федерация присоединилась в 2003 году. В статье рассматриваются как правовые аспекты преобразований, предпринятых Российской Федерацией на данном пути, так и различные организационно-правовые сложности, с которыми пришлось столкнуться российской системе образования на пути реализации принятых ею международных обязательств в указанной сфере. Особое внимание в статье автор уделяется вопросам применения различных информационных технологий, в том числе технологий дистанционного образования.

Ключевые слова: 

болонский процесс, модульная система, зачетная единица, дистанционное образование, академическая мобильность, виртуальная мобильность, Россия, РФ.

     Федеральный закон № 232 от 24 октября 2007 года «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» дал «зеленый свет» тем коренным изменениям, которые сегодня ощущает на себе российская система образования.

     Однако, если говорить о сфере образования, то обозначенный  федеральный закон не следует рассматривать без определенного правового «контекста». Российская Федерация провела существенную правовую модернизацию, направленную на то, чтобы законодательно закрепить присоединении России к так называемой Болонской декларации в 2003 г.

     Так,  во исполнение международно-правовых обязательств, налагаемых включением России  в болонский процесс,  были приняты следующие  акты:

     Решение коллегии Министерства образования и науки РФ от 16 декабря 2004 г. N ПК-8 "Об интеграции научной и образовательной деятельности и реализации положений Болонской декларации в системе высшего профессионального образования РФ";

     План мероприятий по реализации положений Болонской декларации в системе высшего профессионального образования Российской Федерации на 2005 - 2010 годы (утв. Приказом Министерства образования и науки РФ от 15 февраля 2005 г. N 40);

     Приказ Министерства образования и науки РФ от 29 июля 2005 г. N 215 "Об инновационной деятельности высших учебных заведений по переходу на систему зачетных единиц";

     Приказ Минобрнауки России от 22 марта 2006 г. N 62 "Об образовательной программе высшего профессионального образования специализированной подготовки магистров";

     Протокол заседания коллегии Министерства образования и науки РФ от 1 февраля 2007 г. N ПК-1 "О разработке нового поколения государственных образовательных стандартов и поэтапном переходе на уровневое высшее профессиональное образование с учетом требований рынка труда и международных тенденций развития высшего образования";

     Постановление Правительства РФ от 14 февраля 2008 г. N 71 "Об утверждении Типового положения об образовательном учреждении высшего профессионального образования (высшем учебном заведении)";

     Федеральный закон от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации";

     Приказ Министерства образования и науки РФ от 24 января 2013 г. N 42 "Об утверждении Плана Министерства образования и науки Российской Федерации по разработке нормативных правовых актов, необходимых для реализации Федерального закона от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации;

     Постановление Правительства РФ от 24.09.2013 N 842 "О порядке присуждения ученых степеней" (вместе с "Положением о присуждении ученых степеней") и т.д.

     Многие элементы, которые принято отождествлять с болонским процессом,  уже относительно давно нашли отражение в законодательстве Российской Федерации,  например, в российском высшем образовании появились степени бакалавра и магистра.

     Согласно ч. 4 ст. 10 федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» №273 от 21 декабря 2012 года, который вступил в силу с 1 сентября 2013 года, в  Российской Федерации устанавливаются следующие уровни общего образования:{1}

     1) дошкольное образование;

     2) начальное общее образование;

     3) основное общее образование;

     4) среднее общее образование.

     Согласно ч. 5 этой же статьи, устанавливаются следующие уровни профессионального образования:{2}

     1) среднее профессиональное образование;

     2) высшее образование - бакалавриат;

     3) высшее образование - специалитет, магистратура;

     4) высшее образование - подготовка кадров высшей квалификации [16].

     Следует отметить, что модульная система учебного процесса также вводится в связи с переходом российского образования от традиционной системы  к так называемой «болонской», что напрямую связано с присоединением Российской Федерации к болонскому процессу и зоне европейского высшего образования [8].

     Законодательно закрепляя  модульную систему, Россия реализует положения Болонской декларации 1999 г. о необходимости внедрения системы зачетных баллов в национальное законодательство об образовании.

     В российских вузах вводится так называемая модульная система. Модуль - это относительно самостоятельный блок в программе для магистратуры или бакалавриата со своей особой  структурой,  который сам обучающийся может интегрировать в свой учебный график.

     Согласно модульной системе, студентам должно быть предоставлено определенное количество дисциплин, которые они могут изучать по выбору, что способствует развитию асинхронности процесса обучения.

     Модуль может быть представлен также в виде отдельных тем – так называемых подмодулей. Таким образом, модуль можно рассматривать  как часть учебной дисциплины, или как часть образовательной программы, что также способствует асинхронности.

     Таким образом, асинхронность процесса обучения позволяет максимально учитывать индивидуальные особенности каждого студента, что должно способствовать развитию его творческих возможностей.

     За изучение каждого отдельного модуля студенту  предоставляется определенное количество зачетных единиц. Зачетная единица представляет собой унифицированную единицу измерения трудоемкости учебной нагрузки обучающегося, включающую в себя все виды его учебной деятельности, предусмотренные учебным планом (в том числе аудиторную и самостоятельную работу), практику.

     Таким образом, зачетная единица применяется для определения структуры профессиональных образовательных программ и трудоемкости их освоения.  

      Количество зачетных единиц по основной профессиональной образовательной программе, по конкретной профессии, специальности или направлению подготовки устанавливается соответствующим федеральным государственным образовательным стандартом.

     В соответствии с федеральным законом «Об образовании в Российской Федерации» № 273 от 21 декабря 2012 года, который вступил в силу с 1 сентября 2013 года, впервые на законодательном уровне закреплены следующие положения:

     о модульном принципе представления образовательных программ и построения учебных планов;

     - о системе зачетных единиц;

     - о сетевом взаимодействии при реализации образовательных программ, включая механизм зачета результатов освоения отдельных частей образовательной программы в сторонних организациях;

     - об использовании дистанционных образовательных технологий в образовательном процессе.

     Из вышеизложенного следует, что сущность модульной системы заключается в следующем:

      Студентам предоставляется возможность самостоятельно планировать свой учебный график путем выбора некоторых курсов (модулей) для изучения.

     Студент, обучающийся по  программе, построенной по модульному принципу, к концу семестра или учебного года должен набрать определенное количество зачетных единиц, которое складывается не только за счет успешной сдачи итогового экзамена или зачета, но и за счет освоения каждого обязательного либо выбранного модуля в течение учебного года.

     В то же время, достойная реализация права на образование во многом определяет уровень развития государства и культуры того или иного народа в целом.

     Именно необходимостью улучшения качества образовательных услуг обусловливается весь комплекс осуществляемых в настоящий момент в Российской Федерации мероприятий. Однако Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» (ст. 95)  содержит весьма размытую норму о проверке качества образования: «Независимая оценка качества образования осуществляется юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем», что недопустимо в условиях значительного увеличения негосударственных ВУЗов на рынке образовательных услуг.

     Одним из важнейших элементов, направленных на повышение качества образования, является интернетизация образования, использование компьютерной техники, электронных образовательных ресурсов в процессе обучения.

     В связи с этим в последнее время в научном и практическом употреблении прочно утвердились такие категории, как "дистанционные образовательные технологии", "дистанционное образование", "электронное обучение".

     Таким образом, процесс развития образовательной сферы не может не опираться на достижения других сфер в целях реализации и учета всесторонних потребностей современного российского общества.

     Поэтому одним из важнейших элементов российской системы образования на сегодняшний день, несомненно, является интернетизация образования, использование компьютерной техники, электронных образовательных ресурсов в процессе обучения.

     Указанный элемент следует отнести к важнейшим не только в силу развития компьютерных технологий, но, в первую очередь, в связи с масштабами территории Российской Федерации, а также неравномерностью экономического развития различных регионов.

     Мобильность участников образовательных правоотношений на уровне высшего профессионального образования представляет собой один из основных принципов организации образовательного процесса в условиях  болонской системы.

     Большинство вузов Российской Федерации усиливают внимание к академической мобильности. Однако академическая мобильность - это лишь одна из граней мобильности в контексте болонских преобразований.

     Особое внимание должно уделяться новому явлению – так называемой виртуальной мобильности. Виртуальная мобильность связана с  использованием Интернета, электронных библиотек, виртуальных конференций и др. [1, стр. 87].

     Виртуальная мобильность может стать одним из элементов, заменяющих академическую мобильность в непростых экономических условиях настоящего времени.

      Одним из средств развития виртуальной мобильности были признаны дистанционное образование и электронное обучение.

     Развитие виртуальной мобильности, дистанционного образования и электронного обучения должно  способствовать достижению глобальных целей.

     Одной из важнейших целей на этом пути является открытость европейского образования в рамках болонского процесса, его интеграция, а также развитие так называемых  «гибких» моделей обучения, которые обеспечиваются посредством электронного обучения и других неклассических форм обучения и преподавания.

     Таким образом, лозунг Европейского Союза: «учению длинную жизнь» [11] может быть реализован при помощи системы виртуального образования.

     Однако следует заметить, что первый опыт использования компьютерных технологий в образовательном процессе был произведен в странах Британского Содружества  наций и США.

     В 2005 году Министерством образования и науки Российской Федерации был принят Приказ N 137 "Об использовании дистанционных образовательных технологий" [13].

     Указанным Приказом устанавливаются правила использования дистанционных образовательных технологий образовательными учреждениями при реализации основных и (или) дополнительных образовательных программ начального общего, основного общего, среднего (полного) общего образования и образовательных программ профессионального образования.

     Ректор Российского университета дружбы народов В.М. Филиппов отмечает, что говорить следует не о дистанционном образовании, а об открытом обучении, включающем ученика в развернутые системы информационных баз данных, снимающем пространственно-временное ограничение в работе с различными источниками информации [17, стр. 694-710].

     Однако в условиях российской действительности необходимо разработать действенные меры контроля виртуальной мобильности, поскольку наличие огромного числа негосударственных высших учебных заведений с большим количеством филиалов в регионах способно поставить под угрозу не только качество образования, но и нанести непоправимый ущерб всей российской системе образования в целом.

     Дистанционное образование является также оптимальной моделью сотрудничества в сфере образования и науки для государств-членов Содружества Независимых Государств. Поэтому об интеграционном праве можно говорить как о самостоятельной отрасли не только в международном праве [11], но и в сфере образования.

     Так, в 2007 году между Российской Федерацией и государствами - участниками Содружества Независимых Государств было заключено Соглашение "О координации работ в области информатизации систем образования государств - участников Содружества Независимых Государств", частью которого являлась Концепция развития дистанционного обучения [14].

     Соглашение выделяет следующие этапы развития дистанционного обучения:

     - развитие сотрудничества образовательных организаций государств - участников СНГ и обмен опытом применения дистанционных образовательных технологий;

     - согласование и гармонизация нормативных правовых актов государств - участников СНГ, обеспечивающих реализацию образовательных программ на основе применения дистанционных образовательных технологий;

     - формирование социально-экономических и организационно-управленческих механизмов сотрудничества государств - участников СНГ в области применения дистанционных образовательных технологий.

     Таким образом, впервые на законодательном уровне закреплены следующие положения:

     - о модульном принципе представления образовательных программ и построения учебных планов;

     - о системе зачетных единиц;

     - о сетевом взаимодействии при реализации образовательных программ, включая механизм зачета результатов освоения отдельных частей образовательной программы в сторонних организациях;

     - об использовании дистанционных образовательных технологий в образовательном процессе.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

{1} Уровень образования - завершенный цикл образования, характеризующийся определенной единой совокупностью требований. Общее образование - вид образования, который направлен на развитие личности и приобретение в процессе освоения основных общеобразовательных программ знаний, умений, навыков и формирование компетенции, необходимых для жизни человека в обществе, осознанного выбора профессии и получения профессионального образования.

{2} Профессиональное образование - вид образования, который направлен на приобретение обучающимися в процессе освоения основных профессиональных образовательных программ знаний, умений, навыков и формирование компетенции определенных уровня и объема, позволяющих вести профессиональную деятельность в определенной сфере и (или) выполнять работу по конкретным профессии или специальности.

ЛИТЕРАТУРА: 
[1] Байденко В.И., Селезнева Н.А. Болонский процесс: глоссарий. М., 2009.
[2] Белов О.Н. Век информационных технологий – век информационного права // Правозащитник. 2012. № 3.
[3] Галушкин А.А. Получение образования в Российской Федерации как основание получения гражданства Российской Федерации в упрощенном порядке  //Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Юридические науки. 2012. № 4. 
[4] Гольтяев А.О.  Декларация оон об образовании и подготовке в области прав человека: история создания, значение, перспективы // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Юридические науки. 2012. № 1. 
[5] Гребенников В., Дмитриев Ю. Гражданское общество как конституционно-правовая категория // Правовая политика и правовая жизнь. 1996. № 9. 
[6] Грудцына Л.Ю. Законодательное регулирование создания инновационных предприятий при образовательном учреждении: история вопроса // Правовая инициатива. 2013. № 9.
[7] Ермаков К.Д. К вопросу о профессиональной подготовке специальных психологов // Специальная психология. 2012. № 2.
[8] Зона Европейского высшего образования. Совместное заявление европейских министров образования ("Болонская декларация") // СПС «Консультант плюс».
[9] Копылов О.Н. Роль международных организации в восстановлении нарушенных прав человека // Юстиция. 2012. № 3.
[10] Лебедев В.В. Правовое положение научных и образовательных учреждений в Российской Федерации // Юстиция. 2012. № 4.
[11] Мещерякова О.М. Соблюдение международных образовательных стандартов при подготовке специалистов гуманитарного профиля // Правовая инициатива. 2013. № 10.
[12] Мещерякова О.М. Европейский Союз и Содружество Независимых Государств:  сравнительно-правовой анализ  механизмов интеграции» // Правовая инициатива. 2013. № 3.
[13] Нестерова Т.Д. Роль психолога в средней общеобразовательной школе и высшем учебном заведении // Специальная психология. 2012. № 4.
[14] Приказ Минобрнауки России от 6 мая 2005 года N 137 "Об использовании дистанционных образовательных технологий" // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2005. № 32.
[15] Соглашение  о координации работ в области информатизации систем образования государств - участников Содружества Независимых Государств (Ашхабад, 22 ноября 2007 года) // Бюллетень международных договоров. 2009. № 5.
[16] Федеральный закон "Об образовании в Российской Федерации" // СПС «Консультант плюс».
[17] Филиппов В.М., Тихомиров В.П. Открытое образование - стратегия XXI века для России. М., 2000.
Заголовок En: 

Legal Aspects of Development in the Field of Asynchronous Process of Teaching, Modular System and Distance Education

Аннотация En: 

This article "Legal Aspects of Development in the Field of Asynchronous Process of Teaching, Modular System and Distance Education" is devoted to study of regulatory legal aspects which Russian Federation implemented pursuant to the so-called Bologna Declaration – a joint declaration of the European Ministers of Education adopted in Bologna on June 19, 1999, which Russian Federation joined in the year 2003. In the present article institutional transformation taken by Russian Federation in this way, as well as various organizational and legal difficulties that Russian education system faced on the way of implementation and commitments taken as per international agreements in this area. Special attention is given by author to the use of various information technologies, including distance learning technologies.

Ключевые слова En: 

Bologna Process, modular system, test unit, remote education, academic mobility, virtual mobility, Russia, Russian Federation.