Субъекты конституционно-правовой ответственности в сфере нормотворчества

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 

кандидат юридических наук, доцент кафедры конституционного и муниципального права Российского университета дружбы народов

Аннотация: 

Статья написана на актуальную тему для науки конституционного права России. Рассмотрены субъекты конституционно-правовой ответственности, приведена их классификация. С 1 февраля 2013 года в России появится новый субъект в сфере нормоконтроля – Суд по интеллектуальным правам, входящий в систему арбитражных судов, в решениях которого будет содержаться проверка законности правовых актов, отнесенных к его компетенции. Неисполнение его решений, как и всех других судов, принятых в сфере нормотворчества по итогам нормоконтроля, будет являться основанием для применения мер конституционно-правовой ответственности к субъектам нормотворчества. Рассмотрены конкретные процедуры и механизм привлечения государства к ответственности за нарушение норм конституционного законодательства. Выделены индивидуальные и коллективные субъекты конституционно-правовой ответственности в сфере нормотворчества. Раскрыты полномочия субъектов, участвующих в возбуждении процедуры привлечения к конституционно-правовой ответственности в сфере нормотворчества.

Ключевые слова: 

субъекты конституционно-правовой ответственности, органы государственной власти, органы государственной власти субъекта Российской Федерации, нормотворчесвто, Суд по интеллектуальным правам, ответственность субъектов, нормоконтроль, субъекты.

Конституционно-правовая ответственность отличается от традиционных видов юридической ответственности не только основанием её наступления, но и субъектами ответственности. По нашему мнению, субъекты конституционно-правой ответственности – это лицо (группа лиц), обладающие конституционными правами и несущие конституционные обязанности в связи участием в конкретном конституционном правоотношении. При этом субъекты могут быть индивидуальными и коллективными, выборными и наделенными компетенцией в соответствии с Конституцией РФ, Конституциями (Уставами) субъектов Федерации и Уставами муниципальных образований . В литературе высказана точка зрения относительно того, «что круг субъектов конституционной ответственности достаточно ограничен, а именно: к ним относятся высшие, региональные, местные органы власти, депутаты, должностные лица высокого уровня, то есть те структуры и те люди, которые принимают наиболее важные государственные решения» . По нашему мнению, это более подходит для политической ответственности. Мы разделяем точку зрения Е.И. Козловой, О.Е. Кутафина которые считают, что круг субъектов конституционно-правовой ответственности широк, поскольку включает, во-первых, тех, кто может нести эту ответственность (например, депутат), во-вторых, тех, кто может нести эту ответственность и привлекать к ней (например, Президент России) и, в-третьих, тех, кто может только привлекать к этой ответственности (например, Конституционный Суд РФ). Согласно ч.2 ст.15 Конституции РФ Н.М. Колосова в число субъектов конституционно-правовой ответственности включает органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения, которые обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы. Обязанность соблюдать Конституцию предполагает наступление соответствующей ответственности в случае неисполнения обязанностей. Л.В. Бойцова, Е.И. Колюшин самостоятельным субъектом конституционно-правовой ответственности признают государство в целом на основании анализа статьи 53 Конституции России, в которой говорится, что “каждый имеет право на возмещение государством вреда, причинённого незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц”. Однако в законодательстве необходимо, во-первых, предусмотреть конституционно-правовые деликты, субъектом которых является государство, во-вторых, предусмотреть конкретные процедуры и механизм привлечения государства к ответственности за нарушение норм конституционного законодательства . В целом же является спорным вопрос о конституционно-правовой ответственности государства либо субъекта Федерации. Г.А. Гаджиев полагает, что норма ст.53 Конституции РФ, содержащая норму об ответственности государства за вред, причиненный действиями органов государственной власти и должностных лиц, является основанием конституционно-правовой ответственности государства, но в данном случае государство несет перед конкретным лицом гражданско-правовую ответственность.

По нашему мнению, применимо к нормоконтролю, к сфере нормотворчества государство не может быть субъектом конституционно-правовой ответственности, поскольку привлекается должностное лицо либо орган власти, виновный в принятии незаконного, неконституционного, неуставного акта или неисполнивший решение соответствующего суда о признании акта таковым. Выделим индивидуальные и коллективные субъекты конституционно-правовой ответственности в сфере нормотворчества. К индивидуальным субъектам можно отнести высшее должностное лицо субъекта Федерации, глава органа местного самоуправления, депутат и др. К коллективным субъектам – Государственная Дума, Правительство России, законодательный орган государственной власти субъекта Федерации, представительный орган местного самоуправления и др. Как известно, нести любой вид ответственности, в том числе и конституционно-правовую, могут только те субъекты, которые обладают деликтоспособностью, то есть способностью нести юридическую ответственность за свои противоправные поступки. Деликтоспособностью обладают как индивидуальные субъекты, так и коллективные.

Возникает вопрос: Что же определяет деликтоспособность субъектов конституционно-правовой ответственности? Е.И. Козлова, О.Е. Кутафин выделяют следующее составляющие деликтоспособности: 1) возраст индивидуального субъекта. Согласно действующему законодательству гражданин России приобретает общую (полную) деликтоспособность, то есть способность стать субъектом любого вида юридической ответственности, только по достижении им восемнадцатилетнего возраста (статья 60 Конституции РФ); 2) наличие гражданства России у индивидуального субъекта; 3) наличие дееспособности физического лица, поскольку признанный судом недееспособным гражданин вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими. В случае если индивидуальный субъект, например, должностное лицо, кавалер ордена или депутат, то такой субъект должен быть наделен специальной правосубъектностью.

Деликтоспособность должностных лиц начинается с момента их вступления в должность (с начала срока полномочий) и заканчивается моментом прекращения полномочий. Деликтоспособность коллегиальных субъектов, определяется моментом их создания, однако привлечение к конституционно-правовой ответственности должностных лиц как членов коллективного органа также возможно только в отношении уже вступивших в должность лиц. Таким образом, законодательством определен момент возникновения и прекращения правосубъектности депутатов, включая и деликтоспособность. При этом сам факт избрания депутата свидетельствует о достижении им необходимого возраста и наличия гражданства Российской Федерации. Что касается деликтоспособности коллективных субъектов конституционно-правовой ответственности, то она закреплена в ч. 2 ст. 15 Конституции России применительно к органам государственной власти, органам местного самоуправления и к объединениям граждан, которые обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы. Следовательно, неисполнение обязанностей влечет применение соответствующих мер ответственности. О деликтоспособности органов государственной власти сказано в ст. 53 Конституции РФ, которая гласит, что каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Деликтоспособность законодательных (представительных) органов государственной власти, например, может заключаться в признании Конституционным Судом РФ неконституционными федеральные законы, а также нормативные акты Государственной Думы. Деликтоспособность органов местного самоуправления и исполнительных органов государственной власти проявляется в несении ответственности за несовершение ими действий в соответствии с требованиями действующего законодательства. Помимо этого, органы местного самоуправления несут ответственность перед избравшими их гражданами . К субъектам, имеющим право привлекать к конституционно-правовой ответственности, а также в отдельных предусмотренных законом случаях – право возбуждать этот вопрос относятся: Президент РФ и высшие должностные лица субъектов Федерации, Конституционный Суд РФ, конституционные (уставные) суды субъектов Федерации, суды общей юрисдикции, военные суды, арбитражные суды, прокуратура России.

С 1 февраля 2013 года в России появится новый субъект в сфере нормоконтроля – Суд по интеллектуальным правам, входящий в систему арбитражных судов. Именно он будет рассматривать дела об оспаривании нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, затрагивающих права и законные интересы заявителя в области правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, и об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности, федерального органа исполнительной власти по селекционным достижениям и их должностных лиц, а также органов, уполномоченных Правительством России рассматривать заявки на выдачу патента на секретные изобретения . Конституционный Суд РФ решает вопросы о конституционности различных актов или их отдельных положений, проверяет конституционность законов, примененных или подлежащих применению в конкретных делах в силу Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Суды общей юрисдикции, военные суды, арбитражные суды и Суд по интеллектуальным правам рассматривают вопросы о законности актов, отнесенных к их компетенции. Вопрос об уставности или конституционности актов на региональном уровне решают конституционные и уставные суды субъектов Российской Федерации. Принятые решения по итогам судебного нормоконтроля являются основанием для применения мер конституционно-правовой ответственности к субъектам нормотворчества в России. Во многих случаях субъекты, привлекающиеся к конституционно-правовой ответственности, являются в то же время и субъектами, несущими эту ответственность. Например, таким субъектом является Президент России, который, с одной стороны, наделен полномочиями по привлечению должностных лиц и государственных органов власти к конституционно-правовой ответственности, а с другой - сам может быть привлечен к этой ответственности посредством отрешения от должности Советом Федерации в порядке, установленном статьей 93 Конституции РФ. В российском законодательстве также предусмотрены полномочия субъектов, участвующих в возбуждении процедуры привлечения к конституционно-правовой ответственности в сфере нормотворчества. Так, Президент РФ на основании статьи 9 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Федерации» вносит предупреждение в виде Указа в представительный орган субъекта Федерации в случае неисполнения решения соответствующего суда о признании акта незаконным или неконституционным. Согласно статьи 73 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» высшее должностное лицо субъекта Федерации (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Федерации) в течение одного месяца после вступления в силу решения суда о признании акта органа местного самоуправления неконституционным, неуставным или незаконным, установившего факт неисполнения данного решения, вносит в законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Федерации проект закона субъекта Российской Федерации о роспуске представительного органа муниципального образования.

Итак, субъекты конституционно-правовой ответственности весьма разнообразны, могут быть как индивидуальные, так и коллективные, деликтоспособность которых наступает с момента начала работы органа или вступления в должность конкретного лица. К субъектам конституционно-правовой ответственности в сфере нормотворчества можно отнести: 1) органы государственной власти; 2) органы государственной власти субъекта Российской Федерации; 3) органы местного самоуправления; 4) должностные лица указанных органов. При этом статус субъекта влияет на процедуру привлечения к конституционно-правовой ответственности, которая в каждом случае различна. Субъекты, применяющие меры конституционно-правовой ответственности в сфере нормотворчества, - Президент России, Конституционный Суд РФ, суды общей юрисдикции, арбитражные суды, военные суды, Суд по интеллектуальным правам, высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации.

ЛИТЕРАТУРА: 

[1] Бойцова Л.В. Ответственность государства за ущерб, причиненный гражданам в сфере правосудия. Генезис, сущности, тенденции развития: Автореф. дисс. на соискание уч. ст. доктора юрид. наук. - М., 1995.
[2] Гаджиев Г.А. Проблемы конституционно-правовой ответственности (по материалам конференции на юридическом факультете) // Вестник МГУ. Серия 11. Право. - 2001. - № 3.
[3] Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. - М., 2002.
[4] Колюшин Е.И. Конституционное (государственное) право России. - М., 2001.
[5] Кутафин О.Е. Предмет конституционного права. - М., 2001.
[6] Шон Д.Т. Конституционная ответственность // Государство и право. - 1995. - № 7.
[7] Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» № 184-ФЗ от 6 октября 1999г. (с изм.) // Собрание законодательства РФ. - 1999. - № 42. - Ст.5005.
[8] Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» № 131-ФЗ от 6 октября 2003г. (в ред. 10.07.2012г.) // Собрание законодательства РФ. – 2003. - №40. – Ст.3822.
[9] Федеральный конституционный закон «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон "О судебной системе Российской Федерации" и Федеральный конституционный закон "Об арбитражных судах в Российской Федерации" в связи с созданием в системе арбитражных судов Суда по интеллектуальным правам» N 4-ФКЗ от 6 декабря 2011г. // Собрание законодательства РФ. – 2011. - № 50. - Ст. 7334.
[10] Ярошенко Н.И. Нормоконтроль: конституционно-правовые основы и роль в механизме реализации конституционно-правовой ответственности: монография / Н.И. Ярошенко. - Пермь: Книжный формат, 2010.

Заголовок En: 

Subjects of constitutional (legal) liability in lawmaking

Аннотация En: 

This article is written on a vital for science of constitutional law of Russia topic. Subjects of constitutional (legal) responsibility are considered, their classification is given. Since February 1, 2013 there will be a new subject in the compliance assessment sphere in Russia – Intellectual rights Court, which would be a part of the state arbitration courts system and who's competence would include the right to check the legality of adopted acts. Non-execution of its decisions (orders), as well as decisions (orders) of other Courts, made in the sphere of rule-making following the results of compliance assessment, will be the basis for application of various measures of constitutional (legal) responsibility to the subjects of rule-making. Concrete procedures and mechanism of making the state accountable for violations of the constitutional legislation are considered. Individual and collective subjects of constitutional (legal) responsibility in the rule-making sphere are allocated. Powers of subjects participating in the initiation of accountability procedure of constitutional (legal) responsibility in the sphere of rule-making are discussed.

Ключевые слова En: 

subjects of constitutional (legal) responsibility, public authorities, public authorities of the subject of the Russian Federation, lawmaking, Court For Intellectual Property Rights, responsibility of subjects, compliance assessment, subjects.