Вандализм как объект предупредительного воздействия

Номер журнала:

Автор: 
Краткая информация об авторе (ах): 

Адъюнкт ФГУ «ВНИИ МВД России»

Аннотация: 

Вандализм влечет за собой серьезные финансовые, материальные и социальные издержки. И если первые две позиции не вызывают сомнения у специалистов, занимающихся изучением вандализма, то в отношении остальных проходит оживленная дискуссия. В Уголовном кодексе РФ 1996 г. впервые введена норма, предусматривающая ответственность за вандализм. Это обусловлено не только распространенностью данного деяния, но и многообразием форм, в которых оно проявляется. В условиях реформирования практически всех сторон жизни российского общества, формирования демократического правового государства борьба с преступлениями, посягающими на общественный порядок, приобретает особую актуальность и значимость. Указанные обстоятельства были учтены законодателем при разработке правовых мер противодействия данным преступлениям и нашло свое непосредственное отражение в действующем на сегодняшний день уголовном законе.

Ключевые слова: 

преступление, Уголовный кодекс, УК РФ, вандализм, предупредительное воздействие, уголовно-правовая оценка, Россия, РФ.

В условиях реформирования практически всех сторон жизни российского общества, формирования демократического правового государства борьба с преступлениями, посягающими на общественный порядок, приобретает особую актуальность и значимость. Указанное обстоятельство были учтено законодателем при разработке правовых мер противодействия данным преступлениям и нашло свое непосредственное отражение в действующем на сегодняшний день уголовном законе. Уголовным кодексом РФ 1996 г. впервые введена норма, предусматривающая ответственность за вандализм (ст. 214). Это обусловлено не только распространенностью данного деяния, но и многообразием форм, в которых оно проявляется. Вандализм влечет за собой серьезные финансовые, материальные и социальные издержки. И если первые две позиции не вызывают сомнения у специалистов, занимающихся изучением вандализма, то в отношении остальных проходит оживленная дискуссия. Вместе с тем по поводу его социальных последствий исследователи едины в одном: разрушения и поломки существенно меняют воздействие городской среды на эмоциональное состояние личности и воспринимаются рядовыми гражданами, в частности, как признак ослабления социального контроля, а в целом - как отсутствие в обществе надлежащего порядка. Объектом преступных действий в виде осквернения зданий или иных сооружений выступает общественная нравственность. Особенностью этого деяния является демонстрация виновным своего неуважения к окружающим людям, моральным и материальным ценностям посредством заметного снижения эстетических свойств зданий или иных сооружений в местах, доступных для обозрения либо посещения неопределенному кругу лиц. В связи с этим вносится предложение о перемещении нормы об ответственности за совершение посягательства в виде осквернения зданий или иных сооружений в гл. 25 УК «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности». Объектом преступных действий в виде порчи имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах выступают имущественные отношения, поскольку предмет этого деяния не обладает особой культурной либо исторической ценностью, а способ совершения предполагает наступление последствий в виде причинения имущественного вреда собственнику. Отнесение порчи имущества (ст. 214 УК РФ) к преступлениям против общественной нравственности только по таким признакам, как мотив и цель посягательства, а также общественное место его совершения, не обоснованно. Вандализм относится к той категории преступлений, квалификация которых представляет для практических работников немалую сложность. Статья о вандализме по сравнению с реальными его проявлениями широко не применяется. В 1997 г. в России по этой статье было возбуждено 354 уголовных дела, в 1998 - 392, в 1999 - 419 , в 2000 - 572, в 2001 - 600, в 2002 - 656, в 2003 - 905, в 2004 - 1400, в 2005 г. - 5110 уголовных дел. По ним к уголовной ответственности было привлечено, соответственно, 290, 336, 364, 446, 445, 327, 357, 515, 742 человека. Применение на практике данной нормы осложняется прежде всего тем, что до сих пор не выработано единообразного для науки и практики подхода к уголовно-правовой оценке вандализма. Недостаточная разработка методов борьбы с вандализмом уголовно-правовыми средствами обусловлена затруднениями, возникающими у правоприменителей при квалификации рассматриваемого деяния, отграничении его от сходных составов преступлений, отсутствием единого понимания содержания признаков состава этого преступления, а также нечеткой законодательной регламентацией уголовной ответственности за вандализм. Точное применение ст. 214 УК РФ является эффективным средством борьбы с преступлениями, посягающими на общественные отношения в сфере общественного порядка. Поэтому актуальной представляется проблема исследования возможностей применения нормы, предусматривающей ответственность за вандализм, и установления ее основных уголовно-правовых параметров. В начале 1990-х годов на фоне крушения моральных ценностей и десятилетиями формировавшихся эталонов поведения в общей массе преступлений, составляющих кривую преступности, были зарегистрированы новые общественно опасные деяния. Все это обусловило справедливую реакцию со стороны законодателя, одним из проявлений которой стало введение в Уголовный кодекс отдельной нормы, предусматривающей уголовную ответственность за совершение актов вандализма (ст. 214 УК РФ). Принятие любого закона, в том числе и по борьбе с вандализмом, требует от юридической науки и практики более глубокого изучения природы этого явления и более точного уяснения смысла того, что зафиксировано в новой норме, так как воля законодателя должна пониматься единообразно. Повышенное внимание к составу вандализма обусловлено не только сложностью его отдельных теоретических положений, но и его практической значимостью, поскольку в последнее время среди огромного количества разнообразных «традиционных» преступлений, совершаемых ежедневно, значительно возросло число преступных актов, связанных с осквернением или порчей общественного имущества. Одна из гарантий осуществления законности, реализации российской уголовной политики и основных принципов уголовного права - правильная квалификация преступлений, которая представляет собой оценку имевшего место общественно опасного деяния. Именно от уровня усвоения работниками судебных и следственных органов общих принципов и методов квалификации преступлений во многом зависят правильность, объективность данной оценки, назначение соответствующего наказания виновному лицу. Однако обобщение практики правоприменительных органов свидетельствует о том, что они сталкиваются с определенными трудностями в применении нормы об уголовной ответственности за вандализм. Это обусловлено рядом факторов, к числу которых относятся недостатки в конструировании данной нормы, отсутствие единства в научных рекомендациях по ряду важных вопросов. Эти трудности приводят к серьезным ошибкам. Наиболее распространенные из них следующие: к уголовной ответственности не привлекаются лица, совершившие акты вандализма; лица, совершившие вандализм, привлекаются к уголовной ответственности по другим статьям УК РФ. Следствием этих ошибок являются нарушение основополагающего принципа уголовного права — законности, ослабление борьбы с вандализмом и другими правонарушениями. Недостатки в деятельности правоприменителя обусловливает и то, что, несмотря на широкую распространенность актов вандализма, ст. 214 УК РФ пока редко применяема. На фоне массовой порчи имущества, предназначенного для общественного пользования, статистика по количеству возбужденных дел представляется неоправданно скудной. В 1997 г. в России было зарегистрировано 354 акта вандализма, в 1998 - 392, в 1999 - 419, в 2000 - 609, в 2001 - 600, в 2002 - 656, в 2003 - 905, в 2004 - 1400, в 2005 - 5110, в 2006 - 6044, в 2007 г. - 3962. Опасность вандализма выражается в том, что эти действия грубо нарушают общественный порядок, спокойствие граждан, нормы общественной нравственности, причиняют крупный имущественный ущерб и духовный вред обществу. При этом представляют важность два момента: физический, связанный с разрушительными процессами, имущественным ущербом, и моральный - с нарушением общественного порядка, спокойствия граждан, общественной нравственности. Либерализация экономики, демократизация общественной жизни предоставили людям свободы, которые оказались, с одной стороны, неожиданными, с другой - непонятными. Как реакция, у людей с несформировавшейся или нетрадиционной психикой активизировались процессы самовыражения в различных формах: они стараются запечатлеть себя с помощью различных символов — рисунков, граффити; как антипод - разрушительные тенденции, связанные с осквернением, порчей, приведением в состояние, противоречащее общественной нравственности, зданий, сооружений и т.д. В России социальная нестабильность сопровождается увеличением различных форм хулиганства и вандализма. Достаточно велики потери от актов вандализма в метро, на транспорте, в жилищном хозяйстве и т.д. Граждане, чье имущество подверглось разрушениям со стороны вандалов, испытывают повышенный страх оказаться жертвой насильственных преступлений. При этом у жертв также возникает желание отомстить, усиливается подозрительность и враждебность по отношению к молодежи в целом. Некоторые виды вандализма (например, порча культурных символов, надписи, содержащие агрессивные высказывания в адрес отдельных национальных групп) могут спровоцировать социальные конфликты. Наиболее важным социальным последствием вандализма является то, что усвоенные модели деструктивного поведения в дальнейшем повторяются в усиленной форме. Это означает, что вандализм потенциально содержит опасность разнообразных, в том числе более тяжелых форм агрессивного поведения личности в будущем. В связи с отмеченным большую актуальность приобретает проблема борьбы с вандализмом, что требует достаточно четкого определения сущности, классификационных характеристик вандализма, определения современных тенденций его развития, исследования и по мере целесообразности использования зарубежного опыта и т.д. Огромную роль в преодолении проявившихся деструктивных явлений играет выделение в УК РФ 1996 г. особой статьи - «вандализм». Вместе с тем следует отметить, что до настоящего времени положения статьи не в полной мере исследованы и изучены - ни в теоретическом, ни в практическом плане. Феномен вандализма становится объектом внимания и начинает исследоваться прежде всего на Западе. В 1970 - 1980 гг. в западных изданиях появляется много научных работ, правда, психологической, социологической направленности. Значимость этих исследований вандализма состоит в том, что они позволяют определить как степень распространенности, социальные последствия, так и социально-психологические характеристики лиц, склонных к разрушениям, мотивы разрушительного поведения, а также сформулировать концепции его предотвращения и контроля. Важное значение имеет исследование обусловленности вандализма в определенных условиях количественных параметров разрушений. Вместе с тем исследователи считают, что количественные оценки вандализма во всем мире затруднены прежде всего из-за неполного учета такого рода преступлений статистикой. В частности, на Западе (как свидетельствует практика) достаточно часто граждане, чье имущество пострадало от разрушений, не обращаются в полицию. Даже в тех странах, где имеется развитая система социальной статистики, не существует учета многих форм вандализма, например «школьного». Преимущественная ориентация на исследование психологических, социологических, а не правовых основ вандализма сохраняется до настоящего времени. С середины 1990-х годов проблема вандализма начинает исследоваться российскими учеными. При этом наибольший интерес к проблеме, как и на Западе, прежде всего проявили социологи, психологи. Вместе с тем правовые аспекты проблемы не явились основой обстоятельного научного анализа. Уголовное преследование за вандализм, как отмечалось ранее, введено совсем недавно, юридическая практика расследования преступления не разработана. Не ведется статистический учет данного вида правонарушения. При этом трудности возникают и в связи с отсутствием однозначного определения вандализма, квалификационных признаков данного состава преступления. В условиях недостаточной разработанности проблемы представляет интерес (хотя и не всегда значительный, но определенный) опыт западных стран, имеющий свои, порой специфические, не только количественные, но и качественные характеристики, не совпадающие с российскими. В России толчок правовым исследованиям вандализма был дан Уголовным кодексом РФ 1996 г., в котором впервые была выделена особая статья – 214-я, предусматривающая ответственность за правонарушения в форме вандализма. При характеристике сущностных черт вандализма нами выявлен ряд противоречивых позиций: 1) в отношении такого объективно обусловленного фактора, как нарушение общественного порядка и общественной нравственности; 2) в отношении характеристики объектов правонарушений; 3) представлений о способах преступного деяния; 4) понимания сущности порчи имущества; 5) количественной оценки разрушений. Следовательно, проблемы, связанные с сущностной характеристикой вандализма, причиненного в результате актов вандализма ущерба, его оценки, являются неоднозначными и достаточно противоречивыми, требующими обоснованного решения. Опираясь на общую методологию криминалистического расследования преступлений, нами определяются особенности и предпринята попытка исследования правонарушений в виде актов вандализма с учетом специфики элементной базы, обстоятельств, объекта и объективного, субъекта и субъективного факторов преступления, квалифицируемого по ст. 214 «Вандализм». В результате обобщения информационной базы и следственной практики сделан вывод о том, что в России достаточно широкое распространение получили следующие формы вандализма: - в виде граффити, различного рода непристойных рисунков и надписей; - порчи оборудования в электропоездах, метро, лифтах, в том числе с целью хищения представляющих ценность предметов (в частности, цветных металлов), и т.д.; - осквернения зданий, сооружений и т.д. как форм культового, сектантского, националистического вандализма. Состав преступления, предусмотренный в ст. 214 УК РФ в части порчи имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах, следует отграничивать от преступного посягательства в виде умышленного уничтожения или повреждения имущества (ст. 167 УК РФ) по признакам, характеризующим предмет, место, размер причиненного вреда, мотив и цель поведения. Преступления, предусмотренные ст. 214, 243 и 244 УК РФ, необходимо разграничивать между собой по признакам, характеризующим предмет и место посягательства. Разграничение уголовно наказуемого деяния в виде порчи имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах (ст. 214 УК РФ) и административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.1 КоАП «Мелкое хулиганство», сопровождающегося уничтожением или повреждением чужого имущества, следует проводить по признакам, характеризующим предмет посягательства, место его совершения, цель преступного поведения. Отграничение вандализма от административного правонарушения, предусмотренного ст. 7.17 КоАП «Уничтожение или повреждение чужого имущества», необходимо проводить по предмету посягательства, месту его совершения, а также мотиву и цели. Неверное представление у работников правоохранительных органов и граждан о характере и степени опасности вандализма довольно часто служит причиной игнорирования многих фактов осквернения и порчи имущества, а также прекращения возбужденных по ст. 214 УК РФ уголовных дел. Наличие уголовно-правового запрета на совершение указанных в ст. 214 действий на фоне невысокого процента привлеченных к ответственности виновных лиц подтверждает существование трудностей в вопросах применения этой нормы. Подробное исследование преступных деяний, запрещенных ст. 214, с позиций принципов криминализации позволяет утверждать, что потребность в уголовно-правовом запрете на совершение этих действий существует. Основные аргументы в пользу такого подхода: во-первых, охраняемые ст. 214 УК РФ общественные отношения (общественная нравственность и имущественные отношения) представляют ценность для развития общества, поскольку создают основу существования человека, нации и неразрывно связаны с личностью; во-вторых, опасность для общества представляют отдаленные последствия исследуемого посягательства. В качестве наиболее опасных отдаленных последствий выделяем следующие: обоснованное беспокойство граждан за свою безопасность и благополучие; возрастание недоверия к правоохранительным органам; наличие угрозы повторения подобных преступлений в будущем как лицом, совершившим посягательство, так и другими лицами; повышение вероятности совершения лицами, не понесшими наказания, более тяжких преступлений. Одним из аргументов в пользу обоснованности уголовно-правового запрета на совершение действий по осквернению зданий или иных сооружений, а также порче имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах служит наличие в российском уголовном законодательстве со времен Русской Правды норм, предусматривающих ответственность за совершение подобных деяний. Существование на протяжении многих веков уголовной ответственности за совершение действий по осквернению и порче определенного имущества свидетельствует о признании государством ценности нравственных принципов и имущественных отношений для развития общества. Неверное понимание объекта исследуемого состава преступления обусловливает возникновение ошибок при квалификации действий виновных и назначение им наказания, не соответствующего содеянному. Полагаем, что представленные в диспозиции ст. 214 УК РФ преступные деяния посягают на разные объекты. Основным непосредственным объектом преступного посягательства в виде осквернения зданий или иных сооружений выступает общественная нравственность. Преступления против общественной нравственности затрагивают общественные отношения, которые отражают эстетические, сокровенные чувства людей, нравственные идеалы, стремление к красоте и гармонии, духовную целостность личности как индивида определенного общества. Имущественные отношения и общественный порядок выступают факультативным объектом преступных действий в виде осквернения зданий или иных сооружений. Преступное деяние в виде порчи имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах характеризуется особым механизмом совершения: в результате воздействия на имущество неизбежно наступают последствия в виде утраты им отдельных свойств. Предмет этого деяния (например, кресла, стекла, двери в салонах автобусов, скамейки, аттракционы в парках, таксофоны) не обладает особой культурной либо исторической значимостью, прежде всего он функционален и лишь опосредованно воплощает в себе эстетические и этические представления людей. Признаки, характеризующие предмет, место, мотив и цель данного преступления, свидетельствуют о посягательстве на общественную нравственность только в рамках дополнительного объекта. В силу этого основным непосредственным объектом преступного деяния в виде порчи имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах выступают имущественные отношения. Общественный порядок является факультативным объектом этого посягательства. Руководствуясь изложенным, предлагаем исключить из диспозиции ст. 214 УК РФ признаки преступного деяния в виде порчи имущества. Посягательства подобного рода должны квалифицироваться по ч. 2 ст. 167 УК РФ «Умышленные уничтожение или повреждение имущества» по признаку «хулиганские побуждения». Специфика общественных отношений, затрагиваемых преступным деянием в виде осквернения имущества, позволяет выделить следующие моменты, которые необходимо принимать во внимание при квалификации действий субъекта. В целях единообразного толкования признака «осквернение» следует учитывать: а) смысл изображений, надписей, рисунков, символов; б) эстетическую и иную ценность зданий и сооружений, внешний вид которых был нарушен посредством осквернения; в) расположение зданий и сооружений в местах, доступных для обозрения и посещения неопределенному кругу лиц (хотя место не является обязательным признаком исследуемого состава преступления, полагаем, что практическим работникам следует обращать внимание на этот признак); г) вещество, которым выполнены оскверняющие изображения, их локализацию и возможность устранения без значительных затрат. Под порчей понимается такое воздействие на предметы материального мира, в результате которого существенно утрачивается значительная часть их полезных свойств: внешний вид, привлекательность, возможность непосредственного использования по прямому назначению без какой-либо переделки или ремонта, а равно прекращение имуществом своего физического существования, т.е. уничтожение. Указываем на необходимость привлечения к уголовной ответственности за совершение действий, состоящих в осквернении или порче имущества, только в случае причинения ими существенного вреда охраняемым общественным отношениям. С этой целью при решении вопроса об уголовной ответственности за оскверняющие действия необходимо учитывать предложенные критерии. Существенность посягательства в виде порчи имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах необходимо связывать со значительностью причиняемого материального вреда. Вносится предложение об установлении возраста уголовной ответственности за совершение вандализма с 16 лет, ввиду того, что данное посягательство относится к категории преступлений небольшой тяжести, а это часто затрудняет понимание подростками его опасного и противоправного характера. Согласно данным конкретно-социологического исследования, вандализм совершается главным образом лицами в возрасте от 18 до 24 лет (54,6%). Преступление, предусмотренное ст. 214 УК РФ, совершается только с прямым умыслом. Сделанный вывод подтверждается следующим: в составах преступлений, сконструированных по типу формальных, к которым относится посягательство в виде осквернения зданий или иных сооружений, последствия не являются обязательным элементом объективной стороны, поэтому волевое содержание умысла исчерпывается желанием совершить само действие. Оскверняя указанное в ст. 214 УК РФ имущество, лицо осознает, что нарушает нормы общественной нравственности, и не может не желать совершения этих преступных действий, поскольку его воля направлена именно на такое поведение. Преступное посягательство в виде порчи имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах сконструировано по типу материального состава преступления, т.е. для привлечения к уголовной ответственности за его совершение необходимо наступление последствий в виде снижения или утраты имуществом полезных свойств. При этом степень вероятности умаления определенных свойств предмета для виновного очень высока, поэтому он не может предвидеть возможность причинения имущественного ущерба, он обязательно предвидит неизбежность наступления таких последствий.[6]

ЛИТЕРАТУРА: 

[1] Борисов Ю. Механизм "гедонистического риска" и его роль в отклоняющемся поведении молодежи // Мир психологии и психология в мире. 1995. № 3.
[2] Руденко В.Н. Политическое граффити // Социологические исследования. 1997. № 10.
[3] Седнев В. Надписи и рисунки в общественном транспорте // Философская и социологическая мысль. 1993. № 1.
[4] Скороходова A.C. Граффити: значение, мотивы, восприятие // Психологический журнал. 1998. № 1.
[5] Руденко В.Н. Политическое граффити // Социологические исследования. 1997. № 10.
[6] Омаев Б.Х. Личностные особенности вандалов // Правовая инициатива.. № 1/2013. 2013. С. 9.

Заголовок En: 

Vandalism as object preventive effects

Аннотация En: 

Vandalism involves serious financial, material and social expenses. If first two positions don't raise doubts in the lines of experts who are engaged into the studying of vandalism, other takes place in brisk discussion. In Criminal code of Russian Federation, adopted in 1996, norm introducing responsibility for vandalism for the first time was adopted. It is caused not only by prevalence of this act, but also by variety of forms in which it is shown. In the conditions when practically all aspects of life in Russian society are reforming, formation of democratic constitutional state and fight against crimes encroaching public order gains special relevance and importance. Specified circumstances were considered by the legislator while developing legal measures of counteraction to these types of crimes and found direct reflection in the criminal law existing today.

Ключевые слова En: 

crime, Criminal code, Сriminal code of Russian Federation, vandalism, precautionary influence, criminal and legal assessment, Russia, Russian Federation.