Общественная опасность хулиганских действий: проблемы реализаации уголовного законодательства

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 

кандидат юридических наук, доцент.

Аннотация: 

Степень общественной опасности уголовно наказуемого хулиганства и соответствующего административного правонарушения определяется именно характером действий, которые совершает виновный. В настоящее время к объективным признакам, характеризующим мелкое хулиганство, относится уничтожение или повреждение чужого имущества. Данный признак является альтернативным по отношению к действиям, выражающимся в нецензурной брани в общественных местах и оскорбительном приставании к гражданам. Соответственно, законодатель определил действия, отражающие характер нарушения общественного порядка. К таковым относятся: 1) нецензурная брань в общественных местах; 2) оскорбительное приставание к гражданам; 3) уничтожение или повреждение чужого имущества. По нашему мнению, эти же действия могут характеризовать и грубое нарушение общественного порядка, если они совершаются с применением оружия или предметов, используемых в качестве такового.

Ключевые слова: 

хулиганство, уголовный кодекс, преступление, административное правонарушение, хулиганские побуждения, общественно опасное деяние, безопасность.

В настоящее время к объективным признакам, характеризующим мелкое хулиганство, относится уничтожение или повреждение чужого имущества. Данный признак является альтернативным по отношению к действиям, выражающимся в нецензурной брани в общественных местах и оскорбительном приставании к гражданам. Соответственно, законодатель определил действия, отражающие характер нарушения общественного порядка. К таковым относятся: 1) нецензурная брань в общественных местах; 2) оскорбительное приставание к гражданам; 3) уничтожение или повреждение чужого имущества. По нашему мнению, эти же действия могут характеризовать и грубое нарушение общественного порядка, если они совершаются с применением оружия или предметов, используемых в качестве такового. Отличие мелкого хулиганства от правонарушения, предусмотренного нормой, содержащейся в ст. 20.13 КоАП РФ (стрельба из оружия в не отведенных для этого местах), состоит в основном непосредственном объекте. Если при совершении мелкого хулиганства основным непосредственным объектом является общественный порядок, то при стрельбе из оружия в не отведенных для этого местах – общественная безопасность. Общественный порядок в данном случае может характеризовать дополнительный непосредственный объект. Поэтому если стрельба из оружия осуществляется с целью нарушения общественного порядка, спокойствия граждан, то содеянное надлежит квалифицировать в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ. В этой связи важное значение для юридической оценки содеянного имеет место совершения противоправных действий. Норма, устанавливающая административную ответственность за стрельбу в не отведенных местах и содержащуюся в ст. 20.13 КоАП РФ, предполагает, что такие действия совершаются либо в отведенных для этого местах, но с нарушением правил, либо вне таких мест. По нашему мнению, если стрельба из оружия осуществляется в общественных местах или имеет признак публичности, указанные действия надлежит квалифицировать в соответствии с нормами, содержащимися в УК РФ. Если стрельба осуществлялась в общественном месте и публично, но для отражения, например, нападения животного, содеянные действия оцениваются по правилам крайней необходимости. В отличие от хулиганства, предусмотренного п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ, анализируемое правонарушение предусматривает конкретные действия, которые законодатель определяет как стрельба из оружия, тогда как объективным признаком преступления является применение оружия или предметов, используемых в качестве такового. Применение названных предметов охватывает и их демонстрацию. Большое значение для применения анализируемых норм административного или уголовного законодательства имеет установление мотивов совершенных правонарушений. Если при производстве стрельбы в не отведенных местах устанавливается хулиганский мотив, то содеянное надлежит квалифицировать по соответствующим нормам, содержащимся в УК РФ. Так, стрельба по птицам, с нашей точки зрения, с учетом обстоятельств совершенного деяния надлежит квалифицировать по норме, устанавливающей ответственность за жестокое обращение с животными (ч. 1 ст. 245 УК РФ). Считаем, что данные действия направлены именно на нарушение норм нравственности. Если же указанные действия будут совершены в общественном месте или будут иметь признак публичности, содеянные действия следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ и ч. 1 ст. 245 УК РФ, поскольку такие действия направлены на нарушение разноименных объектов. Объективизируя признаки хулиганства-преступления, законодатель тем самым и определил степень общественной опасности этих правонарушений. Кроме того, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. № 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершаемых из хулиганских побуждений» ничего не говорится о таком разграничении. Данная позиция имела место быть, когда хулиганство понималось как умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу, т.е. в редакции ст. 206 УК РФ, которая действовала до 1996 г. В связи с изменениями, произошедшими 8 декабря 2003 г., возник целый ряд проблем, касающихся применения норм административного и уголовного законодательства, которые, в частности, касаются применения ч. 2 ст. 167 УК РФ и ст. 20.1 КоАП РФ, поскольку законодатель не определил размер уничтожаемого или повреждаемого имущества. Уголовно наказуемое уничтожение или повреждение чужого имущества на основании прим. 2 к ст. 158 УК признается в том случае, если потерпевшему - гражданину, т.е. физическому лицу, причинен ущерб не менее чем на 2500 руб. При этом ущерб, причиненный юридическим лицам, вообще никак не оговаривается. В связи с вышеуказанными изменениями ч. 1 ст. 213 УК РФ фактически была декриминализирована, а хулиганство, сопряженное с уничтожением или повреждением чужого имущества, было перенесено в норму, предусматривающую административную ответственность за мелкое хулиганство и одновременно с квалифицирующим признаком состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 167 УК РФ. Поскольку данная норма расположена в гл. 21 «Преступления против собственности» УК РФ, то на нее распространяются положения, закрепленные в примечании к ст. 158 УК РФ. Согласно прим. 2 значительный ущерб гражданину определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее 2500 руб. Соответственно, ущерб собственнику или владельцу имущества, причиняемый при совершении мелкого хулиганства, должен составлять менее 2500 руб. Поэтому было бы целесообразно в примечании к ст. 20.1 указать размер такого ущерба, что привело бы к точному и правильному применению этих норм. Однако в упомянутом примечании говорится о причинении значительного ущерба именно гражданину, т.е. физическому лицу. Возможность причинения такого ущерба юридическому лицу вообще не рассматривается законодателем. В связи с этим возникает проблема, как оценивать действия лица, совершившего мелкое хулиганство, сопряженное с уничтожением или повреждением имущества, принадлежащего юридическому лицу? Одновременно поставить знак равенства между причинением значительного ущерба гражданину и причинением значительного ущерба юридическому лицу, на наш взгляд, нельзя. Расширительное толкование вышеназванного примечания не позволительно, хотя оппоненты могут утверждать, что законодатель непосредственно в диспозиции употребляет термин «чужое имущество». В этой связи также не понятно, почему относительно хулиганства законодатель утверждает, что уничтожаемое или повреждаемое имущество должно быть непременно чужим. На наш взгляд, действия направленные на уничтожение или повреждения имущества при совершении мелкого хулиганства, должны охватывать любое имущество. Уничтожение собственного имущества тоже может нарушать общественный порядок и выражать явное неуважение к обществу. Существующие противоречия в уголовном и административном законодательстве вносят не только неразбериху, но и влияют на допущенные ошибки в правоприменительной и следственной практике. Если порча имущества происходит в общественном транспорте или иных общественных местах (ст. 214 УК РФ), то наступление уголовной ответственности законодатель не связывает с наступлением значительного ущерба, что свидетельствует о не равнозначной охране собственности физических и юридических лиц. В этой связи трудно говорить о демократизации законодательства: простое сравнение санкций ст. 20.1 КоАП РФ и ст. 214 УК РФ говорит само за себя. В этой связи возникает вопрос юридической оценки действий виновного, выразившиеся в написании острым предметом нецензурных слов на капоте личного автомобиля. Осквернение произошло, но не здания и сооружения, поэтому в данном случае отсутствуют признаки преступления, предусмотренные ст. 214 УК РФ. Соответственно, в зависимости от причиненного ущерба содеянное надлежит квалифицировать либо как мелкое хулиганство, либо как умышленное повреждение чужого имущества (ч. 1 ст. 167 УК РФ). Но это абсолютно разные правонарушения, отсюда и разные правовые последствия, которые бывают не безразличны для потерпевшего. По нашему мнению, излишняя объективизация нормы, предусматривающей административную ответственность за мелкое хулиганство, привело к тому, что некоторые действия, характеризующие данное правонарушение, вообще выпали из законодательной формулировки, соответственно, устранив тем самым вообще какую-либо ответственность виновных лиц. Диспозиции норм, предусматривающих ответственность за мелкое хулиганство (в ред. до 2003 г.), в качестве обязательного признака объективной стороны предусматривали и «другие действия, демонстративно нарушающие общественный порядок и спокойствие граждан». Данное обстоятельство позволяло к этому правонарушению помимо нецензурной брани в общественных местах, оскорбительного приставания к гражданам относить и другие действия, нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу. Под иными подобными действиями, являющимися проявлением мелкого хулиганства, понимаются распевание непристойных песен, создание шума, непристойные выкрики, свист в общественных местах, срывание рекламных афиш, плакатов и газет, нецензурные и оскорбительные надписи и рисунки, создание сутолоки, обрызгивание одежды прохожих грязью, озорные звонки по телефону и т.д. [Гледов Л.Д., Устинов В.С. Ответственность за хулиганство. М.: «Знание», 1973. С. 9]. Относительно угрозы применения насилия законодатель в норме, предусматривающей ответственность за мелкое хулиганство, ничего не говорит, хотя, представляется, угроза возможного причинения вреда здоровью может характеризовать мелкое хулиганство. Уголовное законодательство предусматривает ответственность только за угрозу убийством или причинение тяжкого вреда здоровью. Квалифицирующим признаком мелкого хулиганства являются те же действия, сопряженные с неповиновением законному требованию представителя власти либо иного лица, исполняющего обязанности по охране общественного порядка или пресекающего нарушение такового. Поэтому в правоприменительной и судебной практике возникают трудности, с одной стороны, отграничения ч. 2 ст. 20.1 КоАП РФ от ч. 2 ст. 213 УК РФ, с другой - отличие ч. 2 ст. 20.1 КоАП РФ от ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ. Напомним, что неповиновение характеризуется только бездействием, а сопротивление – активными действиями. Норма, содержащаяся в ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ, устанавливает административную ответственность за неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника милиции (полиции. – В.Б.), военнослужащего либо сотрудника органа или учреждения уголовно-исполнительной системы в связи с исполнением ими обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а равно воспрепятствование исполнению ими служебных обязанностей. Данная норма является общей по отношению к ч. 2 ст. 20.1 КоАП РФ, поскольку предусматривает ответственность за неповиновение законному распоряжению или требованию вышеуказанных лиц при исполнении ими возложенных обязанностей по охране общественного порядка и общественной безопасности. Иными словами, виновный может и не совершать никаких правонарушений до предъявления ему законного требования или распоряжения должностных лиц. Неповиновение при мелком хулиганстве является продолжением противоправных действий, предусмотренных ч. 1 ст. 20.1 КоАП РФ, неповиновение воедино слито с действиями, характеризующими мелкое хулиганство. При этом действия, характеризующие объективную сторону мелкого хулиганства, не должны быть законченными, т.е. неповиновение возможно только при совершении этих действий. Поэтому нельзя согласиться с утверждениями С.В. Борисова, предполагающего, что при совершении уголовно наказуемого хулиганства, предусмотренного ч. 1 ст. 213 УК РФ, и последующего неповиновения сотруднику милиции или военнослужащему, а равно другому лицу, выполняющему обязанности по охране общественного порядка, содеянное надлежит квалифицировать по вышеуказанной статье УК РФ и ст. 19.3 КоАП РФ [Сб. науч. ст.: Правоохранительные органы: теория и практика. Екатеринбург, 2005. № 3 (8). С. 12, 13]. Думается, что содеянное, в данном случае неповиновение, охватывается ч. 2 ст. 20.1 КоАП РФ.[2]

ЛИТЕРАТУРА: 

[1] Гледов Л.Д., Устинов В.С. Ответственность за хулиганство. М.: «Знание», 1973. С. 9. 2. Сб. науч. ст.: Правоохранительные органы: теория и практика». Екатеринбург, 2005. № 3 (8). С. 12, 13.
[2] Батюкова В.Е.Анализ российского и зарубежного законодательства об ответственности за хулиганство и преступления, совершаемые из хулиганских побуждений // Правовая инициатива. 2013. № 1/2013. С. 12.

Заголовок En: 

Public danger of hooligan actions: problems of the criminal legislation realization

Аннотация En: 

Degree of hooliganism public danger and corresponding administrative offense is defined by the nature of actions made by the guilty. To the objective signs characterizing small hooliganism now a day, belongs destruction or damage of someone else's property. This sign is an alternative in relation to other actions in public places like swearing, accost, and annoyingly solicit. Respectively legislator defined in law nature of actions reflecting violation of public order. They include: 1) swearing in public places; 2) offensive accost to citizens; 3) destruction or damage of someone else's property. In our opinion, the same actions can be characterized in violation of public order if it was conducted with the use of weapons or things used as such.

Ключевые слова En: 

hooliganism, Criminal Code, crime, administrative offense, hooliganism, socially dangerous act, safety.