К вопросу о повышении эффективности исполнения судебных решений и обеспечения установленного порядка деятельности судов в Российской Федерации на современном этапе

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 
  •  
  • Бальдинкинова Заяна Давидовна - магистрант Российского университета дружбы народов (0,5 п.л.)
  • Галушкин Александр Александрович - старший преподаватель Российского университета дружбы народов (0,15 п.л.)
Аннотация: 

В настоящей статье авторами рассмотрены вопросы повышения эффективности исполнения судебных решений и обеспечения установленного порядка деятельности судов в Российской Федерации. Представлены мнения различных учёных-правоведов и практикующих юристов, а также Президента Российской Федерации В.В. Путина о необходимости организации своевременного и чёткого исполнения решений суда и постановлений по делам об административных правонарушения. Представлены различные варианты возможного усовершенствования деятельности Федеральной службы судебных приставов, Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, в том числе деятельности судебных приставов по обеспечению безопасности судов, а также ряд иных мер способных внести значимый вклад. Также авторами представлено мнение о необходимости организации деятельности института частных приставов-исполнителей, действующих на основании специального закона.

Ключевые слова: 

судебные приставы, судебное решение, решение суда, исполнение, исполнительное производство, ФССП России, Россия, РФ.

     Начавшиеся в 90-х годов экономические реформы и становление в нашей стране нового формата правового государства повлекли за собой появление таких правоотношений, которые неизбежно порождали споры во всех сферах общества и становились предметом судебного разбирательства которые ранее не были предметом рассмотрения. Практика показала, что как современное российское государство в целом, так и судебная система в частности, не  предвидело  подобного развития событий и с самого начала экономических и социальных реформ упустило инициативу в данной области. В результате этого суды, не были в полной мере готовы к новым реалиям, выносили решения, которые практически не исполнялись, поскольку система исполнения судебных решений оставалась практически неизменной по сравнению с советским периодом.

     Фактически судебные исполнители, состоявшие в штате судов, оказались не в полной мере готовыми к работе в новых экономико-социальных реалиях как ввиду недостаточного материально-технического обеспечения, так и введу слабого правового регулирования, а также ввиду целого ряда различных организационных трудностей. В первую очередь это отсутствие надлежащего материально-технического обеспечения, недостаточная подготовка значительной части судебных исполнителей, в том числе крайне низкая квалификацией, резкое снижение профессионализма, низкая заработная плата, большая текучесть кадров ( как правило, связанная со сверхнормативной неоплачиваемой загруженностью работой), отсутствие законодательно закрепленного механизма исполнения судебных решений отвечающего реалиям современного времени и обеспечивающего равные возможности защиты всех форм собственности.

     Всё вышесказанное четко видно из статистики того периода. Так по данным Министерства юстиции Российской Федерации, в период с 1996 по 2001 реальное исполнение судебных решений в среднем составляло:

  • по числу оконченных исполнительных документов - 35%;
  • по взысканным денежным суммам - 26,3% [1].

     Такое положение не только дискредитировало судебные процедуры разрешения споров, но и создавало все условия для утраты доверия не только к судебной власти в частности, но и к государству в целом. Неизбежным следствием данной ситуации стало то, что граждане, юридические лица вместо обращения в суды стали прибегать к помощи криминальных структур, которые выступали в качестве своеобразных «выбивал» или своего рода частных «судебных исполнителей», что, в свою очередь, еще в большей степени стало отражаться на авторитете судебной власти и влиять на интересы государства, поскольку государственная казна не получала налоговые сборы и другие отчисления [2].

     Государство неоднократно предпринимало попытки исправить сложившуюся негативную ситуация по исполнению судебных актов. Так, в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 29 мая 1998 № 604 «О мерах по обеспечению безусловного исполнения решений о взыскании задолженности по налогам, сборам и иным обязательным платежам» [3] обязанности по осуществлению обращения взыскания на имущество организаций, имеющих задолженность по налогами сборам или  иным обязательным платежам, а также административный арест имущества должника для обеспечения взыскания указанной задолженности, до формирования службы судебных приставов возлагались на федеральные органы налоговой полиции, существовавшие с 1992 по 2003.

     Кроме проблем с исполнением уже принятых судебных актов, возникла ранее не существовавшая в Советском Союзе проблема – обеспечением безопасности судей, присяжных заседателей и иных участников судебного  процесса и охраны здания и помещения суда, которая была обозначена еще на IV (чрезвычайном) Всероссийском съезде судей Российской Федерации [4].

     Результатом реализации положений Концепции судебной реформы 1991 года и решений IV (чрезвычайного) Всероссийского съезда судей Российской Федерации стало, наделение Министерства юстиции Российской Федерации полномочиями по исполнению решений, определений и постановлений судов по гражданским делам, приговоров, определений и постановлений судов по уголовным делам в части имущественных взысканий, а также постановлений других органов, которые были возложены на судебных исполнителей. В этих целях была создана специальная федеральная служба, подведомственная Министерству юстиции Российской Федерации – Федеральная служба судебных приставов (ФССП России), наделенная двумя функциями: обеспечение установленного порядка деятельности судов и принудительное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц, вступивших в законную силу, т.е. фактически исполнительной и силовой.

     Можно считать, что именно с этого момента и начался процесс создания современной систему принудительного исполнения судебных актов и актов иных уполномоченных органов. В ноябре 1997 г. одновременно вступили в силу два Федеральных закона: «О судебных приставах» и «Об исполнительном производстве», которые определили правовую основу современного исполнительного производства.

     Целесообразно также обратить внимание на другую функцию Федеральной службы судебных приставов – обеспечение безопасности судов, обеспечение установленного порядка деятельности судов. На это затрачиваются значительные ресурсы службы, в том числе, как людские, так и материально-технические. Данное направление деятельности службы отнимает значительную часть бюджета службы. В настоящее время сложилась практика, что Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации отчасти выполняет аналогичные функции по обеспечению безопасности судей и иных участников процесса при осуществлении правосудия что и Федеральная служба судебных приставов (ФССП России). С вступлением в силу Федерального закона от 8 января 1998 г. № 7-ФЗ «О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации» [5] видится целесообразным, передать функцию судебных приставов по обеспечению безопасности судов Судебному департаменту при Верховном Суде Российской Федерации (далее – Судебный департамент).

     Между тем такое положение привело к тому, что Судебный департамент, на который Законом возложено организационное обеспечение деятельности судов, в том числе и обеспечение безопасности судей и иных участников процесса, да и сами суды на практике подчас не имели (да и сейчас не имеют) никакой возможности оказать какое-либо влияние на организацию работы судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов. С учётом вышеизложенного V Всероссийский съезд судей Российской Федерации (далее – V Съезд) высказал свою принципиальную позицию о роли и месте службы судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов. В итоговом постановлении V Съезда указывалось, что с созданием Судебного департамента и его подсистем подлежит реформированию служба судебных приставов с передачей штатной численности, а также зданий, помещений и другого имущества судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности федеральных судов общей юрисдикции в ведение Судебного департамента [6].

     В развитие позиции высшего органа судейского сообщества Пленум Верховного Суда Российской Федерации в порядке осуществления своего права законодательной инициативы обратился в Государственную Думу ФС РФ с проектами федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О судебных приставах», «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об исполнительном производстве», «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации» и «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов», предусматривающих передачу функций службы судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов общей юрисдикции из ведения Министерства юстиции Российской Федерации в ведение Судебного департамента.

     Предложенные законопроекты предусматривали разделение судебных приставов, осуществляющих организационное обеспечение деятельности судов, на две категории: судебных приставов по обеспечению деятельности арбитражных судов и судебных приставов по обеспечению деятельности судов общей юрисдикции. При этом,  последних предлагалось вывести из подчинения Министерства юстиции Российской Федерации и как штатно, так и организационно включить в состав Судебного департамента [7] [22] [23].

     Таким образом, законопроекты предусматривали создание уже не двуединой службы судебных приставов, а фактически триединой: судебные приставы, осуществляющие организационное обеспечение деятельности судов общей юрисдикции и подчиненные Судебному департаменту; судебные приставы, осуществляющие организационное обеспечение деятельности арбитражных судов, и  входящие в систему Министерства юстиции Российской Федерации, судебные приставы-исполнители, обеспечивающие исполнение всех судебных решений (и судов общей юрисдикции и арбитражных судов), подчиняющиеся Министерству юстиции РФ. Согласно данному делению были предусмотрены  также и наименования судебных приставов: судебный пристав судов общей юрисдикции, судебный пристав арбитражных судов и судебный пристав-исполнитель.

     Подобное решение данного вопроса представлялся конечно вполне логичным и обоснованным, поскольку, во-первых, с точки зрения более эффективного управления обеспечением установленного порядка судов этим должны заниматься органы, находящиеся в непосредственном ведении судейского сообщества, а, во-вторых, высвободившиеся ресурсы служба судебных приставов могут быть направлены на организацию исполнительного производств. Однако такое простое на первый взгляд решение не так просто на самом деле. Так, не в полной мере решенными на данный момент являются вопросы полномочий новых категорий лиц, ношения ими оружий и иных специальных средств.

     По мнению авторов, самой важной задачей ФССП России является обеспечение исполнения судебных решений и решений иных органов, в том числе в части предусмотренной Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях. Эта задача не является простой и не достаточно  полно исполняется. О серьезности данной проблемы говорит тот факт, что Президент Российской Федерации В.В.Путин в своем выступлении на VII Всероссийском съезде судей Российской Федерации с озабоченностью указал, что служба судебных приставов наделена соответствующими полномочиями и обеспечена необходимыми ресурсами, однако каждое третье судебное решение как судов общей юрисдикции, так и арбитражных не исполняется, и радикальных изменений к лучшему в их деятельности пока нет [8].

     Трудно поспорить с тем, что важен не сак факт наличия решения суда или постановления о привлечении лица к административной ответственности, совокупность данного акта и своевременное и полное его исполнение, причём их исполнение должно брать на себя государство, а не частные лица и организации. В последние годы проблема надлежащего и своевременного исполнения судебных решений в нашей стране стала до того актуальной, что к ней обращаются все больше и больше ученых и юристов (судей, адвокатов, др.).

     Так Н.А. Колоколов, анализируя в своей монографии содержание судебной власти, указывает на особую значимость исполнительного производства, поскольку «без него любой суд лишается всякого смысла» [9]. По мнению А.Ф. Извариной, исполнение решения, принятого любым судом, должно рассматриваться с точки зрения как реализации права каждого на справедливое судебное разбирательство, так и уровня эффективности защиты гражданских прав российскими судами. Соблюдением этих двух условий будет предупреждаться приведение в действие контрольных механизмов Конвенции о защите прав человека и основных свобод [10]. По мнению В.В. Старженецкого, хроническое неисполнение судебных решений приобрело «государственный, системный характер», поскольку государство не оказывает достаточного внимания для их исполнения и не устраняет «ошибки организационного свойства» в деятельности органов, их осуществляющих. В результате российские и иностранные граждане, «получившие судебную защиту в России», не могут добиться исполнения обязательных судебных актов, в том числе со стороны государства. Все это в конечном счете создает условия для «невозможности эффективного исполнения судебных актов и подрывает доверие граждан и юридических лиц к судам и государству». В итоге нарушение прав граждан и юридических лиц усугубляется, а отсюда «страдает политический имидж Российской Федерации внутри страны и за рубежом» [11].

     Одним из критериев эффективности деятельности судебной власти Председатель Верховного суда РФ В.М. Лебедев назвал повышение уровня исполнения судебных решений [12]. Правильность этих и многих других аналогичных суждений подтверждается и рядом решений Европейского Суда по правам человека, неоднократно обращавшего внимание на то, что основным недостатком в правоприменительной практике в свете ст. 6 Конвенции о защите прав и основных свобод (право на справедливое судебное разбирательство) становится неисполнение судебных решений. Так в Постановлении Европейского Суда по правам человека по делу "Бурдов против России": жалоба № 59498/00 со ссылкой на свои многочисленные ранее рассмотренные дела подчеркнул, что неисполнение судебного решения означает незавершенность судебной процедуры [13]. Иными словами, процедура завершается не оглашением постановления, приговора, а его исполнением.

     В целом, по мнению авторов ситуация  по исполнению судебных решений в нашей стране на современном этапе можно оценить как катастрофическую. Низкий уровень исполнения судебных решений приводит не только к выводу о возможной низкой эффективности Федеральной службы судебных приставов, а также  и о том, что в результате этого в Российской Федерации систематически нарушаются права граждан.

     Целый ряд ученых и практиков занимается данной проблематикой. Предлагается достаточно много новелл, направленных на повышение эффективности исполнения судебных решений. К примеру, рассуждения на этот счет предоставила А.Ф. Изварина, которая подвергая обоснованной критике низкую эффективность исполнения судебных решений в России, справедливо подчеркивает, что «новизна оценки положения принудительного исполнения и суть этапа исполнения судебных решений в России состоит в том, что реальное исполнение судебных решений есть проявление самого высшего уровня защиты прав граждан в России, защиты судебной властью». Трудно не согласиться с такими выводами.

     Безусловно судебная власть должна быть свободна от исполнения судебных решений, в противном случае она станет обычным правоохранительным органом со всеми атрибутами силовой структуры.

     Н.А. Колоколов увязывает эффективность исполнения судебных решений с авторитетом суда. По его мнению, о его уровне «можно судить как по оценкам, исходящим от официальных государственных органов власти, так и по тем оценкам, которые ему дают различные общественные структуры, а равно юристы-профессионалы» [14]. Однако, по нашему мнению, в данном случае все же должна идти речь не об авторитете суда, а об авторитете государства в лице ФССП России. Как отметила А.Ф. Изварина, статистика о состоянии исполнения судебных решений и ведомственных актов закрыта потому, что она показывает истинное положение о состоянии защиты законных прав и интересов граждан России [15]. В свою очередь, можно предположить, что массовые обращения граждан с жалобами в Европейский Суд по правам человека на действия российских властей не случайны, тем более, что большая их часть касается проблем неисполнения судебных актов. В связи с этим, по мнению В.В. Старженецкого, есть основания предположить применение к нашей стране международных санкций «политических мер воздействия», а может и «введение международного мониторинга мер, предпринимаемых Россией для устранения указанной проблемы»[16].

     По мнению В. Зорькина такие опасения не лишены оснований, поскольку рост количества обращений граждан против России из года в год постоянно растет, и с 2006 г. ежегодно составляет  не менее 22%, от общего числа жалоб, остающихся не рассмотренными Европейским Судом, поданных против Российской Федерации, (около 20 тысяч ежегодно). Приводя такие статистические данные, В. Зорькин указывает, что в данном случае должна идти речь о «системном кризисе нашей правовой системы, существовании серьезных изъянов в российской судебной системе, в деятельности правоохранительных органов, власти в целом». По его мнению, постепенно начинает «проявляться явно ненормальная гипертрофированная тенденция, когда наднациональная правовая система, - Европейский Суд все в большей степени замещает российскую правовую систему», что угрожает суверенности нашего государства. И все это происходит «не из-за некой злонамеренной экспансии наднациональных правовых институтов, а от несовершенства нашего законодательства, неотработанных механизмов исполнения судебных решений» [17].

     Для качественного и своевременного осуществления исполнительного производства, во-первых необходима более чёткая организация работы ФССП России, а что еще более важно соответствующее материально-техническое обеспечение, выражающееся как в рациональном построении и организационном взаимодействии, так и с достаточном финансовом обеспечении и материально-техническом оснащении как зданиями и сооружениями, так и транспортными средствами, средствами связи и тд., а во-вторых, законодательное установление механизма быстрого и эффективного исполнения судебных актов.

     Подытоживая, можно сделать вывод о том, что в настоящее время происходит активное организационно-правовое совершенствование деятельности ФССП России по выполнению функций исполнения судебных решений и обеспечения установленного порядка деятельности судов, поиск новых путей и методов по выполнению этих задач. Однако необходим целый комплекс продуманных мер, в том числе в части передачи ряда функций федеральной службы судебных приставов Судебному департаменту (которые были описаны в настоящей статье ранее), так и в части организации деятельности института частных приставов-исполнителей, действующих на основании специального закона. Также видится целесообразным уточнение положений Федерального закона от 8 января 1998 г. № 7-ФЗ «О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации» и внесение изменений в ряд иных нормативных правовых актов.

ЛИТЕРАТУРА: 

[1] Российская юстиция. 1996. № 6.
[2] Востоков В. Налоговые полицейские в роли приставов // Бизнес-адвокат. 1998. № 14. С. 25.
[3] Собрание Законодательств РФ. 1998. № 22. Ст. 2414.
[4] Сборник нормативных актов о суде и статусе судей Российской Федерации. Вып. 2. М., 2000. С. 172-176.
[5] Собрание Законодательств РФ. 1998. № 2. Ст. 223.
[6] Сборник нормативных актов о суде и статусе судей. Вып. 3. М., 2004. Кн. 2. С. 132-139.
[7] Постановление VI Всероссийского съезда судей от 2 декабря 2004 г. "О состоянии правосудия в Российской Федерации и перспективах его совершенствования" // Вестник ВАС РФ. 2005. N 2. С. 4.
[8] Путин В.В. Выступление на VII Всероссийском съезде судей РФ // Российская газета. 2012. 12 дек.
[9] Колоколов Н.А. Судебная власть как общеправовой феномен. М.: Юрист. 2007. С. 35.
[10] Изварина А.Ф. Исполнение судебных решений в России должно стать компетенцией суда // Мировой судья. 2006. № 10. С. 29.
[11] Старженецкий В.В. Неисполнение судебных актов - нарушение Россией своих международных обязательств // Законодательство и экономика. 2006. № 1. С. 18-19.
[12] Лебедев В.М. От концепции судебной реформы к новым идеям развития судебной системы // Российская юстиция. 2000. № 3. С. 2-4.
[13] Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 12. С. 3; Постановление Европейского Суда по правам человека по делу "Бурдов против России": жалоба № 59498/00 // Российская газета. 2002. 4 июля.
[14] Колоколов Н.А. Судебная власть как общеправовой феномен. М.: Юрист. 2007. С. 41.
[15] Изварина А.Ф. Исполнение судебных решений в России должно стать компетенцией суда // Мировой судья. 2006. № 10. С. 29.
[16] Старженецкий В.В. Неисполнение судебных актов - нарушение Россией своих международных обязательств // Законодательство и экономика. 2006. № 1. С. 18-19.
[17] Интервью В. Зорькина "Российской газете". 2007. 18 июля.
[18] Решетникова И. Частный пристав-исполнитель // Юрист. 2006. № 32. С. 11.
[19] Улетова Г.Д. Перспектива института частных судебных приставов и исполнителей в России // Исполнительное право. 2006. № 2. С. 14.
[20] Иванов А.А. О путях повышения эффективности правосудия // Журнал российского права. 2005. № 12. С. 2-3.
[21] Ярков В.В. Основные мировые системы принудительного исполнения // Проблемные вопросы гражданского и арбитражного процессов / Под ред. Л.Ф. Лесницкой, М.А. Рожковой. М.: Статут, 2008. С. 45.
[22] Постановление Совета судей РФ от 26 декабря 2002 г. N 88 "О проектах Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О судебных приставах" // Российская юстиция. 2003. N 3. С. 25.
[23] Постановление V Всероссийского съезда судей РФ от 29 ноября 2000 г. "О судебных приставах по обеспечению установленного порядка деятельности судов" // Российская юстиция. 2001. N 2. С. 5-6.
[24] Армашова А.В. Исполнение решений Европейского Суда по правам человека в России: современные проблемы теории и практики // Образование и право. 2010. № 2/2010. С. 249-257.

Заголовок En: 

To the question of judgments execution efficiency increase and organizing established order of courts activity in Russian Federation at the present stage

Аннотация En: 

In this paper, authors consider the increase in efficiency of execution of court decisions and ensure the established order of the courts in the Russian Federation. Presents the views of various legal scholars and practitioners, as well as the President of the Russian Federation Putin V. on the need to provide timely and accurate execution of court decisions and rulings in the cases of administrative offenses. Different variants of possible improvements of the Federal Bailiff Service, the Judicial Department of the Supreme Court of the Russian Federation, including the activities of bailiffs to ensure the safety of vessels, as well as a number of other measures are able to make a meaningful contribution. Also, the authors presented the view that the organization of the institute of private bailiffs acting on the basis of a special law.

Ключевые слова En: 

court enforcement officer, judgment, court order, execution, proceeding in execution of judgment, Federal Bailiff Service, Russia, Russian Federation.