Религия, мораль, право: общее и особенное

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 
  •  
  • Горностаева Людмила Геннадьевна – кандидат культурологии;
  • Торгашев Геннадий Алексеевич – доктор философских наук, профессор.
Аннотация: 

Рассматриваются вопросы взаимовлияния права, религии и морали. Важную роль в современном обществе играет правосознание, прежде всего  как представления о справедливом и несправедливом, законном и незаконном. Религию, мораль и право сближает оценочная, а не только регулятивная функция. В религии и морали оценка действий и поступков человека производится совестью и общественным мнением, а в праве - судом и правосознанием общества и личности. Определена зависимость морали от религии, что подразумевает наличие нравственных кодексов основателей мировых религий, закрепленные в священных писаниях этих религий. Особую актуальность этот аспект приобретает в связи с существованием мусульманского права в исламских государствах. Отражена точка зрения авторов на современные процессы.

Ключевые слова: 

право, мораль, религия, правосознание, общественное мнение, правосознание личности, правосознание общества.

   Почему так живучи религии? Почему с развитием науки, совершенствованием социальной практики человек не отвергает, казалось бы, архаичный религиозный опыт своих предков? Почему люди вновь и вновь обращаются к тем или иным религиозным учениям, возраст которых составляет  порой тысячи лет? 

   Прежде всего, потому, что в них аккумулирован духовно-нравственный опыт человечества, тех или иных сообществ людей. Духовные поиски смысла жизни, праведности, нравственные принципы – вот та основа, тот оселок, на котором оттачивались религии мира. Зафиксированные в вероучительных доктринах моральные заповеди основателей религий, их высоконравственная жизнь во все века отвечали и во многом отвечают сегодня духовным исканиям людей, их стремлениям жить честно, мирно, по правде. Они позволяют осмысливать дела и поступки людей, давать им моральную оценку, являются добротной основой для правовой практики.

   О взаимовлиянии религии, морали и права написано довольно много различных трудов [1] [2] [3] [4] [5] [6], и может показаться излишней еще одна попытка проанализировать эти проблемы. Но в пользу авторов работает то обстоятельство, что, как известно,  нет предела теоретическим и практическим знаниям о том или ином общественном феномене. Кроме того, содержание религии, морали и права постоянно изменяются, корректируются человеком в ходе его  жизнедеятельности.

   Полагаем необходимым подчеркнуть, что взаимоотношения между религией, моралью и правом представляют один из важных вопросов теоретического анализа, но главное - социального бытия. Эти формы общественного сознания являются эффективными, дополняющими друг друга регуляторами поведения человека, различных сообществ людей. И, конечно же, без научного анализа характера их взаимодействия довольно сложно, на наш взгляд, понять историю и культуру народа, всесторонне осмыслить современного человека, уровень его правосознания,  поступки и действия.

   Религия, мораль и право как компоненты культуры являются символами духовного поиска, служения добру. Общепризнано, что моральные нормы  являются существенной частью любой религии. Они зафиксированы в священных книгах всех мировых религий, являются добротной основой для законодательства многих стран. Полагаем необходимым в контексте заявленной данной статьей темы рассмотреть вопрос о соотношение религии, морали и права, выявить сходства и различия в этих формах общественного сознания.

   Это, на наш взгляд,  важно еще и потому, что в быту людьми часто говорится – верующие более нравственны и законопослушны, чем атеисты. Однако в реальности все значительно сложнее этой, казалось бы, простой и привычной в массовом обиходе формулы. Среди тех и других были, есть, и будут и высоконравственные, и безнравственные люди. Дело в том, что человек по своей природе и добр, и зол, и прекрасен, и ужасен в своих делах и поступках, образе жизни. Все зависит от того, каким путем он пойдет по жизненным ступеням. Религия говорит, что все изначально предначертано Богом и от судьбы не уйдешь выверенный временем философский ответ здесь таков – человеку предоставлен свободный выбор своей жизненной позиции. Что он выберет, зависит только от него. И смысл жизни каждый человек находит сам, формируя свою судьбу, наполняя свою жизнь тем или иным содержанием.

   В общем плане образно можно сказать, что в истории нравственности, в священных книгах всех мировых религий для каждого человека всегда открыты два пути: путь вечной жизни в памяти потомков, назовем его «узкий» путь и путь гибели – «широкий». Многие идут последним – путем различных соблазнов и удовлетворения плоти, потребительства и мелочной суеты. Это часто убивает человеческое в людях, растлевает человека, поскольку на первый план ставятся материальные потребности, любовь обращена только на самого себя. Человек становится эгоцентристом, руководствуясь в жизни сугубо своими желаниями и прихотями. В результате разрушается и гибнет личность. Исторический опыт, художественная культура дают массу примеров этого от библейского Каина до Родиона Раскольникова и многих других. Если же смысл жизни человек видит в служении людям, в любви к ним, то он обретает истинный, наполненный благими делами смысл бытия. Узкий путь – сложный путь, и немногие его находят. Человечество уже довольно давно научилось использовать религию, мораль и право для помощи конкретному человеку в пути по законам правды, добра и справедливости. Но не у всех получается идти таким путем, некоторые люди из себялюбия и корысти просто игнорируют такой путь. Что подтверждает нашу решимость разобраться с общим и особенным в религии, морали и праве.

   Проблема взаимодействия религии, морали и права всегда была одной из наиболее острых в истории культуры, и в полной мере сохранила свою злободневность. Тема «религия и мораль» занимала умы мыслителей с глубокой древности. И уже с античности по этой проблеме высказывались различные, порой противоположные точки зрения.  С одной стороны, религиозные идеологи и в прошлые века, и ныне достаточно категорично утверждают, что мораль и право не в состоянии существовать без религии, точно так же, как дерево не живет без корней. Мол, именно в религии человек черпает силу исполнять добро, именно религия разъясняет человеку смысл бытия, нравственные ценности, именно религия через свои моральные установления оплодотворяет право, дает человеку механизмы регулирования своей жизнедеятельности [7]. В обиходе богословы и священнослужители настаивают на том, что верующий человек знает, что каждый его шаг известен Богу и поэтому он не может не только совершить, но и помыслить преступное деяние. А атеист, если предоставляется возможность совершить безнравственны поступок, чтобы удовлетворить свои желания, а порой с точки зрения верующих - греховные вожделения, не задумываясь их совершит, потому что над ним нет высшего контроля.                            

   Но с другой стороны, с глубокой древности известна и противоположная точка зрения на характер взаимодействия религии и морали. Так, уже римский философ Лукреций Кар около 20 веков назад в  поэме «О природе вещей» писал, что религия немало «нечестивых и преступных деяний рождала». Широко известны многочисленные преступления и аморальные деяния, которые совершались не просто верующими, но представителями духовенства, в том числе иерархами. Образ жуликоватого и порочного священника, например, один из  выразительных в мировой литературе.

   Почему так противоположны оценки роли религии в нравственно-правовой практике людей? Для ответа на этот вопрос важны принципиальные ответы на «вечные» или, скажем так, «проклятые» проблемы существования человечества. На этот счет в идеологических конструкциях даже мировых религий имеется немало слабых мест. К их числу относится и проблема теодицеи («оправдания Бога»): как всемогущество Бога сочетается с существованием зла, а всеблагости – со страданиями человеческого рода? Полагаем, что не следует придавать констатации этой антиномии атеистическую торжественность: ключевые постулаты теизма формулируются не по нормам непротиворечивого рационального знания, они концептуализируют стихийное сознание людей. Но имеются фундаментальные, непреложные ценности мировой гуманистической мысли, в свете критериев которых данное противоречие – серьезный изъян, на что обращали внимание многие великие мыслители.

   Так, И.Кант убедительно показал противоречивость толкования понятия Бога, как соединяющего всесилие, соблазняющее человека к упованию на провиденциализм, снимающий с него потребность в личном выборе, и всеблагость, которая подрывает готовность человека взять на себя ответственность за свою судьбу [8]. На наш взгляд, наиболее точно и лапидарно это выразил С. Моэм: «Для того чтобы отвергнуть существование Бога, достаточно раз увидеть, как ребенок умирает от менингита» [9].

   Следует также признать, что характер воздействия религии на нравственную жизнь человека зависит от целого ряда факторов: содержания самой религии (сравним, например, христианство, где Иисус Христос являет собой образец нравственности и религию Древней Греции, боги которой, мягко говоря, отличались довольно свободными нравами),  какие компоненты религии и в чьих целях используются, особенностей исторической эпохи, социальной практики, характера духовной культуры народа и т.д.

   Сложный, противоречивый характер взаимодействия религии и морали обусловлен их спецификой и их различиями (хотя часто, подчеркнем это еще раз, служители культа пытаются отождествить религию и мораль, утверждая, что высокий моральный облик присущ только верующим). В чем они состоят? Прежде всего в том, что мораль представляет собой путь к добру, нравственным ценностям, нравственному совершенствованию. А религия есть путь к Богу, почитание Бога. Эти два пути могут совпадать, а могут и разниться. Вера в Бога, как это убедительно показывает, например, история христианства, никогда не являлась гарантией высоких моральных качеств, преградой для преступлений, творившихся под эгидой священнослужителей. Достаточно вспомнить такое судебно-политическое учреждение католицизма для борьбы с ересями как  инквизицию XIII – XIX вв., которая во имя якобы спасения душ грешников уничтожила в Европе несколько миллионов человек. Вряд ли верующий будет осуждать Авраама за то, что он готов был принести в жертву своего сына. С точки зрения общечеловеческой морали этот поступок совершенно недопустим. Хотя по Библии, ангел в последнее мгновение остановил ритуальное убийство Исаака, все же намерение Авраама принести сына в жертву, несомненно, было. Из истории Средних веков известно, что участники крестовых походов огнем и мечом устанавливали веру на покоренных территориях, а порой мародерствовали даже на христианских землях [10]. Широко известна своеобразная миссионерская деятельность христианских проповедников и священнослужителей в Южной Америке и Африке. «Безнравственность, - отмечал З.Фрейд, - во все времена находила в религии не меньшую опору, чем нравственность» [11]. И ныне, как и в прошлые времена, порядочные и честные люди,  также как негодяи и преступники, обнаруживаются как среди атеистов, так и среди верующих.

   Было бы наивно думать, что страх преступника перед мифической небесной карой сильнее страха перед реальной силой закона на Земле, ибо как порой говорят: «Тюрьма близко, а ада не видно». Кроме того, какие бы преступления человек не совершал, та или иная церковь всегда готова отпустить ему грехи, порой самые жуткие.  Это, например, характерно для русского православия. Что породило  в народе широко известную поговорку: «Не согрешишь, не покаешься». Подчас религиозное сознание может оказаться чересчур ригористичным и даже склониться к фарисейству, когда «видим сучок в глазу брата, а бревна в своем не замечаем» (Мф.7:3).

   Когда говорят о зависимости морали от религии, то обычно имеют в виду нравственные кодексы основателей мировых религий, закрепленные в священных писаниях этих религий. Вместе с тем, из истории культуры известно о существовании целых эпох и народов, имевшие огромные нравственные достижения. Возьмем, например, Древнюю Грецию. Именно здесь в людях ценились, прежде всего, справедливость и мудрость, мужественность и умеренность. Древние греки сформулировали «золотое правило нравственности», обогатили философское содержание понятий добра и зла, чести и бесчестия и т.д. В Древнем Риме были разработаны законы человеческого общежития, которые под названием «Римское право» долгое время оплодотворяли европейское правоведение [12]. А древняя китайская цивилизация показала миру пример стремящейся к нравственным и духовным высотам безрелигиозной  жизни.

   Таким образом, можно словами Г.В.Плеханова констатировать: «Религия не создает нравственности. Она только освящает ее правила» [13], облекая их в религиозную форму. Религии «пропустили» общечеловеческую мораль через призму своих верований и учений, конституируя и воспринимая ее как взаимосвязь с «божественной волей». В религиозных учениях имеются специфические понятия, которые отсутствуют в светском сознании: рай и ад, грех (как нарушение заповедей Бога), покаяние перед Богом, искупление вины перед Богом и др. Кроме того, верующие испытывают специфические чувства - любовь к Богу, страх перед Богом, перед муками ада и т.п. Религия включает в себя эмоционально и эстетически насыщенный культ (молитва, таинства, обряды), что вызывает особые психические переживания. Наконец, религия имеет своеобразную, а для мировых религий весьма развитую организацию. Мораль же, как известно, не имеет своих институтов, а опирается лишь на сознание, совесть и общественное мнение. Заметим в этой связи, что сам факт существования церковной иерархии не всегда благотворно воздействует на религиозную жизнь, ибо в среде священнослужителей не редки проявления  стяжательства, так и более тяжких проявлений человеческой аморальности.

   Но между религией и моралью имеются не только различия, но и определенное сходство. Это выражается, прежде всего, в том, что религии, особенно мировые, буквально пропитаны нравственной проблематикой, понятиями морального сознания (любовь, долг, стыд, совесть, справедливость, вина и т.д.). Вл. Соловьев писал, что «можно с одинаковым правом говорить, что нравственность основывается на религии и что религия основывается на нравственности. Ведь нравственные нормы, вытекающие из чувства стыда, жалости, благочестия, суть безусловные выражения самого Добра... История знает религии и религиозные учреждения бесстыдные, бесчеловечные и тем самым нечестивые» [14, стр. 128-129].

   Следует подчеркнуть и то обстоятельство, что не только религиозная, но и нравственная жизнь основывается на вере. В первом случае - вера в Бога, во втором - вера в торжество любви, добра, справедливости и т.д. Кроме того, и в морали, и в религии значительное место занимает эмоционально-чувственная сфера. Без глубокого чувства невозможна полноценная религиозная жизнь. Точно так же и нравственные отношения трудно представить без разнообразных переживаний человека по поводу своих поступков и действий, а порой и по поводу мыслей.

   Сближает религию и мораль явное стремление к устойчивости их исходных постулатов (назовем его здоровым консерватизмом), а также явно выраженная назидательность: верь в Бога и тебе воздастся – постоянно твердят священнослужители; будь справедливым, честным, добрым и т.п. – призывают пропагандисты морали, ты будешь жить в гармонии с миром и тебя оценят в обществе.

   Наконец, отметим, что отправной точкой и религиозного, и морального сознания является отдельная человеческая личность. Вл. Соловь­ев отмечал, что религия охраняет безусловное достоинство каждой человеческой личности (как образа божьего). То же самое можно сказать и о морали [14, стр. 129].

   Таким образом, и религия, и мораль принадлежат к миру ценностей, в котором действуют не только и не столько разум, сколько чувства, вера, склонности и привязанности, не общие бездушные понятия, а образы. Между религией и моралью имеются не только различия, но и немало сходства. Более того, по мере исторического развития религиозное сознание все больше «пропитывается» нравственной проблематикой. По сути дела, мировые религии, как, впрочем, и многие национальные, все в большей мере претендуют на приоритет в духовной жизни человека. Это, в частности, наглядно проявляется в деятельности Русской Православной Церкви, которая стремится проникнуть в различные государственные учреждения и структуры: армию, школу, высшие учебные заведения, что создает напряженную духовную атмосферу в обществе, где налицо противостояние противоположных мировоззрений.

   В то же время, раскрывая нравственный потенциал религии, не стоит его преувеличивать, а тем более абсолютизировать. Здесь хотелось бы обратить внимание вот на что. Ведущее место в религиозной морали занимает пренебрежение к земной жизни во имя вечной, так называемой загробной жизни. Как сказано в «Экклезиасте», земная жизнь есть не что иное, как «суета сует и всяческая суета и томление духа» (Мф. 9:4). И хотя христианские проповедники нередко замалчивают или по-иному истолковывают те или иные положения своего вероучения, священных книг уже не переделать: они уже многие века признаны церквями неопровержимыми. А апологеты христианства во все времена подчеркивали, что только после завершения земного пути человеком возможна вечная жизнь, где счастье в покое и блаженстве. Что же получается: по христианской вере человек в этом мире как бы и не живет, а только приготовляется к будущей вечной жизни?

   Что касается земной жизни, мало надежд на то, что современный человек, как верующий, так и неверующий, согласятся с требованием христианского всепрощения, записанным в Нагорной проповеди: «любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящих вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас». Эта формула отвергалась в прошлом и отвергается сегодня даже высшими христианскими структурами и священноначалием. Так что разрыв между словом и делом – существенная черта религиозной морали.  

   Конечно, поступки конкретного человека зависят от многих факторов, а не только от его религиозных убеждений, которые к тому же могут отличаться поверхностностью. Зададимся вопросами: «А всегда ли верующие могут найти в религиозном учении ясные нравственные ориентиры? Не сталкиваются ли сами христианские мыслители с теми проблемами, на которые у них нет ясного, однозначного ответа?». Конечно, и светские этические учения сталкиваются с серьезными проблемами, имеют различные точки зрения на решение одних и тех же, порой весьма принципиальных, вопросов. И в этом плане любое религиозное учение становится в один ряд с этическими воззрениями и не может претендовать на истину в последней инстанции, на исключительную роль в нравственном просвещении человека. Однако нельзя не отметить, что религиозные проповедники имеют немалые преимущества в связи с существованием достаточно развитых религиозных организаций, религиозного культа, вошедшего в плоть и кровь мировой культуры, повседневной жизни многих народов, влиянием на людей многовековых традиций.

       Далее в наши рассуждения включим проблемы права. Оттолкнемся от мысли Вл. Соловьев, который утверждал, что взаимоотношение «между нравственной областью и правовою есть один из коренных вопросов практической философии» [15].

   Религия, мораль и право не появляются сразу в готовом виде. Их путь к современному состоянию довольно извилист, противоречив, изобилует множеством конкретных особенностей. Но каково же соотношение между религией, моралью и правом в настоящее время? Отметим, прежде всего, то, что их сближает.

   Следует подчеркнуть, что религия, мораль и право представляют собой наиболее распространенные и эффективные механизмы регулирования поведения отдельных индивидов и социальных групп. Они как бы направляют в определенное русло отношения людей между собой. При этом они не только предъявляют набор требований к отдельной человеческой личности, но одновременно создают духовные и социальные предпосылки для ее существования, самоутверждения, реализации устремлений к счастью, свободе [16]. Например, вторая статья Конституции Российской Федерации провозглашает: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства». Самым различным правам и обязанностям посвящены все 48 статей второй главы Конституции РФ. Статьи аналогичного содержания имеются и в конституциях других государств, ориентированных на демократические ценности.

      Религию, мораль и право сближает также то, что для них  характерна оценочная (а не только регулятивная) функция. Если в религии и морали оценка действий и поступков человека производится совестью и общественным мнением, то в праве - судом и правосознанием общества и личности. Причем решения, выносящиеся судом, правосознанием, довольно часто очень близки к моральным оценкам. Так, покушение на жизнь, честь, достоинство, свободу человека, злостное хулиганство и многие другие негативные проявления общественной и личной жизни осуждаются и религией, и моралью, и правом.

   Нельзя не отметить и то обстоятельство, что право активно исполь­зует такие понятия, как справедливость, служебный долг, равенство, честь и достоинство, которые занимают важное место в понятийном аппарате как религиозного, так и морального сознания. Правда, эти понятия в правосознании имеют некоторые специфические черты, обусловленные особенностями отношений в правовой сфере.

   Наконец, обращает на себя внимание и то, что религия, мораль и право по сути своей предназначены создать необходимые предпосылки для утверждения в обществе определенной стабильности, порядка, условий для реализации личностью своих насущных потребностей, устремлений. Разумеется, в той мере, в какой эти устремления не вступают в конф­ликт с интересами других людей. Наш современник, известный американский юрист Г.Дж. Берман, например, выделяет четыре «пути», посредством которых право осуществляет свое предназначение, и которые свидетельствуют о его «родственных» связях с религией. Первый путь – ритуал, то есть различного рода процедуры (к примеру, отправление правосудия) которые удостоверяют членов сообщества в объективности и непредвзятости правоприменительной практики. Второй путь – традиция, которая демонстрирует преемственность и символизирует обязательную силу права. Третий путь – авторитет, то есть опора на те источники, которые вызывают доверие, и применение которых поддерживает веру в справедливость правовых установлений. Наконец, четвертый путь – это универсальность, которая выражает претензии права на связь с всеобъемлющей Истиной, вследствие чего оно становится способным давать правильные ответы практически на любые ситуации, с которыми сталкивается человек в своем земном существовании. Нетрудно заметить, что перечисленные «пути» или элементы присутствуют также в любой из мировых религий [17, стр. 21].

   Иными словами, необходимым условием существования права как легитимного образования, которое обязывает к исполнению своих предписаний, является наличие мегаструктуры, включающей в себя ритуал, традицию, авторитет и универсальность. Если религия выражает «чувство святого», а право – «чувство справедливости», то объединяет их иррациональная вера в Бога и Высшую справедливость соответственно. «Лишь придавая особое значение взаимодействию права и религии, - пишет Берман, - мы получаем возможность рассматривать их не просто как два связанных между собой общественных института, а как два диалектически взаимосвязанных аспекта единого процесса – общественной жизни человека» [17, стр. 23].

   Но следует иметь в виду, что соотношение между религией, моралью и правом имеет свои отличительные особенности в различные историчес­кие эпохи, в различных культурах, регионах. Это зависит от распространенной здесь религии, традиций, обычаев того или иного народа, политического режима, от внешних для данного государства обстоятельств. Ниже это будет показано на примерах различных мировых религий.

   Однако между религией, моралью и правом существуют не только сходство, но и значительные различия, которые неизбежно оказывают воздействие на характер взаимоотношения между данными формами общественного сознания. Так как проблемы взаимодействия религии и морали были выше нами уже рассмотрены, сосредоточим внимание на различия между моралью и правом [18].

   Прежде всего, отметить, что мораль по сути сво­ей обращена к самым глубинным сторонам человеческого существова­ния; именно в ней люди находят ответы на смысложизненные вопросы, получают предельные, наиболее важные ориентиры в различных видах деятельности. Мораль предъявляет к личности самые высокие требова­ния, контролирует не только внешние действия, но и чувства, помыслы индивида. Так, например, совесть оценивает и те намерения, которые не были реализованы, существовали, так сказать, только в проекте.

   Сфера действия права заметно уже. Оно, прежде всего, регулирует отношения, связанные с собственностью и властью, защищает жизнен­но важные потребности индивида от посягательства других лиц и орга­низаций. Это сфера повседневных, насущных нужд человека, его горизонтальных устремлений. Право не требует от индивида «святости», соответствия высокому идеалу, а довольствуется лишь соблюдением установленных законов. Не посягает оно и на внутренний мир чело­века (ограничиваясь лишь пожеланием уважительного отношения к законодательству), если, конечно, он не проявился в каких-либо пре­ступных действиях.

  Отметим, что в право входят не только правосознание, но и разветвленная, сложная сеть законов (позитивное право). Кроме того, право, в отличие от морали, имеет свои институты (суд, прокуратуру, различные исправительные учреждения, адвокатуру и др.), которые воплощают законы в повседневной действительности.

   Правосознание (прежде всего представления о справедливом и несправедливом, законном и незаконном) в своих исходных компонентах в современную эпоху может быть близко к моральному сознанию (на этом акцентируют внимание сторонники так называемого естественно­го права) [19]. Гораздо сложнее, напряженнее складываются отношения между моральными ценностями и позитивным правом. История (как, впро­чем, и современность) знает немало случаев, когда те или иные законы различных отраслей права (трудовое, уголовное, административное, семейное и другое право) вступают в столкновение с принципами морали. А порой и с правосознанием, т.е. с массовыми представлениями о справедливости. Не случайно в юридической литературе раз­личают закон и право. К тому же сами законы подвергаются различным изменениям под воздействием политической конъюнктуры, интересов определенных социальных групп. Но такая их подвижность  чаще всего определяется политической целесообразностью, а не моральными установками.

   Но кроме неудачных, расплывчатых, а порой и тенденциозных законов встречается еще и недостаточно профессиональная и своекоры­стная практика их применения. В общественном сознании достаточно давно возникли легенды о «шалостях» судопроизводства. Произвол, субъективизм, равнодушие, взяточничество судей.   Различны во многом у морали и права механизмы воздействия на человеческую личность. Современное моральное сознание обращено в первую очередь к внутреннему миру человека, его совести. Главная кара морали - угрызения совести, которые дополняются осуждением со стороны общественного мнения. В правовых же отношениях доми­нируют методы внешнего воздействия - ограничение или угроза ог­раничения свободы человека, присуждение штрафа, материальной компенсации за нанесенный ущерб. Для морали же ограничение сво­боды человека просто немыслимо, ибо можно утверждать, что без свободы, особенно свободы совести, нет морали.[20]

   Таким образом, мораль и право имеют как сходные черты, так и различия, которые во многом и определяют характер их взаимодействия в конкретных социальных условиях. Мораль формулирует для права высшие ориентиры, критерии в его повседневном функционировании. Но право в свою очередь является важным фактором реализации нравственных ценностей.

ЛИТЕРАТУРА: 

[1] Берман Г. Дж. Право и закон: примирение права и религии. М., 1999; Борисов К.Г. Международное право религиозных конфессий мирового сообщества. М, 2001.
[2] Вудс Т. Как католическая церковь создала западную цивилизацию. М., 2010.
[3] Медушевская Н. A Интеллектуально-духовные основания российского права. Автореф. дис. докт. юрид. наук. М., 2010.
[4] Папаян Р.А. Христианские корни современного права. М., 2002.
[5] Судебная практика по делам, связанным с реализацией права на свободу совести и деятельность религиозных организаций // Авт.-сост. Пчелинцев А.В., Ряховский В.В. М., 2000.
[6] Христианская этика и светское право//Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. М., 2000.
[7] Попов Л.А. Десять лекций по этике. М., 2001. С. 126 – 128.
[8] Митрохин Л.Н. Философия религии: новые перспективы // Вопросы философии. 2003. №8. С. 18 – 36.
[9] Митрохин Л.Н. Сомерсет Моэм: бремя религиозных страстей // Митрохин Л.Н. Религия и культура. М., 2000.
[10] Грицак Е. Краткая история крестовых походов. М., 2002. С. 38-40.
[11] Фрейд З. Введению в психоанализ. Лекции. М., 1969. С.177.
[12] Смирнова Н.Н. Римское право. СПб., 2004.
[13] Плеханов Г.В. Избранные философские произведения в 3 тт. М., 1957. Т.3. С. 362.
[14] Попов Л.А. Десять лекций по этике. С. 128-129.
[15] Соловьев В. С. Оправдание добра // Соч.: В 2-х т. Т.1. М., 1988. С. 446.
[16] Перевалов В.Д. Теория государства и права. Учебник для вузов. М.. 2010.
[17] Берман Г.Дж. Право и закон: примирение права и религии. М., 1999. С. 21.
[18] Кобликов А.С. Юридическая этика. М., 2002. С. 9 – 11.
[19] Михалкин Н.В., Михалкин А.Н. Философия права. М., 2011. С.196 – 205.
[20] Пашенцев Д.А. Идея семьи в праве и современная мораль. //Образование и право. 2012. № 5/2012. С. 7-11.

Заголовок En: 

Religion, moral, rights: general and special

Аннотация En: 

Questions of interference of the law, religion and morals are considered. An important role in modern society is played by sense of justice, first of all as representation of fair and unfair, lawful and illegal. Religion, moral and law are pulled together by the estimatory, and not only by regulatory function. In religion and moral assessment of actions and acts of person are made by conscience and public opinion, and in law by court and sense of justice of society and reasonable person. Dependence of moral and religion is reflected, that means existence of moral codes of founders of the main world religions, places in the Scriptures of these religions. This aspect gains special relevance in connection with the existence of Muslim (Islamic) law in the Islamic states. Author's point of view on modern processes is reflected.

Ключевые слова En: 

right, morals, religion, sense of justice, public opinion, sense of justice of the personality, sense of justice in the society.