Структура правовой культуры и влияние формирования институтов гражданского общества на ее развитие

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 

аспирант кафедры теории и истории государства и права Юридического института Иркутского государственного университета

Аннотация: 

Правовая культура занимает обособленное место в социокультурном пространстве. Полностью она не совпадает ни с одним видом культуры (материальной, духовной, политической и т. д.), создавая своеобразное, уникальное сочетание как материальных, так и идеальных, духовных компонентов.Поскольку культура – выражение специфически человеческого способа деятельности, поскольку она по своей природе нормативна; следовательно, культурные и правовые нормы могут совпадать по своему содержанию, то есть они могут заключать в себе одни и те же правила поведения. Культурная норма всегда социальна, ибо социальна человеческая деятельность, ею нормируемая. Нормативность культуры обеспечивает координацию и организацию действий индивидов, входящих в социальное целое. Нормативность как организационное и координационное средство проявляется в форме институционализации отношений и поведения. Ее сутью является появление объективных, от индивидов, не зависящих правил поведения и обеспечение их выполнения.

Ключевые слова: 

правовая культура, общество, свобода, социальная справедливость, юридическая практика, нравственность, стандартизация, мораль.

     Процесс институционализации отношений предполагает их формализацию и стандартизацию. Структура – совокупность существенных связей, охватывающих все элементы системы в рамках данного целого (тип и форма внутренней организации системы). В качестве методологической основы для раскрытия данного вопроса соискатель использовал общепринятые в теории подходы к понятию «система» [6] [7]. Иначе субъект общественной жизни не смог бы предвидеть действия других субъектов, связанных с ним, и обеспечить взаимодействие – самую глубинную основу любого коллективного целого, в том числе и общества. Именно сформировавшаяся институционная система, регулирующая поведение людей, - одно из специфических отличий человеческого общества.В философской литературе отмечается, что «соотношение между обществом и культурой выступает как соотношение не целого и части, а целого и его качества» [9]. Следовательно, правовая подсистема общества — правовая надстройка и правовая культура соотносятся между собой как целое и его качество. Это означает, что правовая культура характеризует качественное состояние правовой надстройки, выражающееся вуровне развития как всей правовой действительности, так и отдельных ее компонентов. Правовая культура не является частью или областью правовой надстройки, но как ее качественная характеристика присуща всем сферам правовой жизни общества, пронизывает эти сферы и является известной атмосферой (например, законности, правовой свободы, социальной справедливости, уважения к праву) жизни этого общества. Следует оговориться, что правовая жизнь общества, правовая действительность, правовая надстройка трактуются в данной работе как предельно широкие и во многом близкие друг другу категории. Представление обозначаемого ими объекта как системы позволяет говорить о правовой системе общества, в которую мы включаем юридическую деятельность, правовое сознание и субъекта правовой жизни общества [4].

     Правовая культура занимает обособленное место в социокультурном пространстве. Полностью она не совпадает ни с одним видом культуры (материальной, духовной, политической и т. д.), создавая своеобразное, уникальное сочетание как материальных, так и идеальных, духовных компонентов.В зависимости от носителя правовой культуры различают:

Правовую культуру общества

Правовую культуру личности

Правовую культуру профессиональной группы

 

     Правовая культура общества - часть общей культуры, представляющая собой систему ценностей, накопленных человечеством в области права и относящихся к правовой реальности данного общества: уровню правосознания, режиму законности и правопорядка, состояния законодательства, юридической практики и др.Правовая культура в каждый конкретный момент "присутствует" в каждой конкретной точке правовой реальности, не совпадет с ней полностью, но существует в ней как составная часть, котораяспособна выступать в виде характеристики уровня развития этой реальности.Культура общества является результатом социально-правовой активности отдельных личностей, коллективов и других субъектов права. Она выступает отправным моментом, базой для такого рода активности и в целом для правовой культуры личности.

     Итак, правовая культура - это одна из форм социально-значимой творческой деятельности людей в сфере государственно-правовых отношений.По субъектам правовую культуру подразделяют на правовую культуру личности и правовую культуру общества.

     Под правовой культурой личности понимается знание, понимание, сознательное выполнение требований права человеком в процессе его жизнедеятельности.

     Правовая культура личности - частица правовой культуры нации, общества и т.д., зависящая от жизненного опыта личности, уровня ее юридического образования, правовых навыков и влияющая на ее юридически значимое поведение. Как и правосознание, правовая культура личности имеет следующие уровни: обыденный, профессиональный, теоретический, которые постоянно взаимодействуют. Они формируются в процессе правового воспитания, которым должны заниматься государство и все остальные институты политической системы общества (религиозные, профсоюзные, военные и др. организации). Процесс передачи юридических знаний и опыта осуществляет воздействие на сознание и поведение человека, формирует у него позитивные представления, взгляды, ценностные ориентации, чувства, эмоции. Все это способствует воспитанию законопослушности, влияет на соблюдение, исполнение и использование индивидом юридических норм.

     В данном процессе происходит реализация трансляции юридических знаний, познавательно-преобразовательной, праворегулятивной, ценностно - нормативной, право-социализаторской, коммуникативной и прогностической функции правовой культуры.

     Праворегулятивная функция являет собой непрерывный процесс приведения реального поведения личностей, коллективов, государственных и общественных институтов в соответствие с действующими нормами права, которые утверждают справедливость, служат на благо общества и граждан.

     Познавательно-преобразовательная функция направлена на приобретение юридических знаний, норм, законов, процессов, кодексов и т.д. и на правильное применение их на практике.

     Правосоциализаторская функция призвана контролировать и консолидировать социально неоднородное общество, т.к. пока в определенной степени законы отвечают всеобщим интересам, общество воспринимает их позитивно.

     Предметом ценностно-нормативной оценки являются правоотношения, нормы и т.д. На практике, прежде, чем вынести то или иное суждение и реализовать ту или иную норму необходимо взвешивать значительное количество обстоятельств, каждое из которых может побуждать нас к применению различных норм. Выбрать из множества норм одну единственно правильную можно только хорошо владея предметом, четко зная законы, имея высокий уровень нравственной и правовой культуры, что и является механизмом, способным помочь найти правильный и точный ориентир, принять верное решение.

     Российская правовая мысль, по мнению Р.С. Байниязова, не разработала концепцию конституци­онного сознания и культуры. Ее нет и поныне [3].  Следует заметить, что история развития Конституции, конституцион­ных отношений в России коротка. Ей нет даже века. Но дело не в количе­стве лет действия Конституции. Важнее всего качественная сторона, а она явно отстает от правовых стандартов. Все дело в том, что за всю историю России у нее фактически не было юридической Конституции. Все совет­ские конституции носили формальный характер, были сугубо декларатив­ными политическими документами [12]. История отвергла их за безжизнен­ность и лицемерие. Они уже при рождении были обречены на социальную неудачу.

     Как известно, в 1993 г. была принята первая российская Конститу­ция, принципиально отличающаяся от бывших социалистических. По духу и букве она близка к западным конституциям. Хотя, конечно, есть и раз­личия. Но суть проблемы не в этом. Хронической российской «болезнью» является слабаяпрактическая реализация конституционных положений. Социальная роль Конституции РФ в жизни общества недостаточна высо­ка, ее непосредственное, прямое юридическое действие оставляет желать лучшего.

     Российское конституционное сознание находится в «младенческом воз­расте». Его развитие — дело будущего. Пока его состояние не может в до­статочной мере способствовать разрешению непростых конституционно-правовых трудностей. То же самое относится и к конституционной культуре. В России нет истинного конституционного духа [3].

     Это фундаментальная юридическая слабость российской цивилизации и правовой культуры. Впрочем, такое состояние и объяснимо, и понятно, поскольку конституционное сознание и дух в их зрелом виде не могут поя­виться из ничего: необходимо их длительное и постоянное совершенствова­ние, поступательная и непрерывная конституционно-правовая эволюция. Всего этого в России не было. Поэтому такое далеко не лучшее положе­ние вещей, сложившееся на данный момент в реализации Конституции РФ, — явление объективное и закономерное. Будущая российская право­вая идея не может отстраниться от этой проблемы. Безусловно, что кон­ституционная проблематика в отечественной правовой идеологии должна занять достойное место [2].

     Важно уделить особое внимание развитию конституционного духа российского общества и государства. Без него у нас не «приживется» ни одна конституция, ибо он есть духовный источник конституционного обу­стройства, развития, функционирования государственности, привития гра­жданину конституционно-юридических устремлений. Конституционный дух позволяет (наряду с другими условиями и факторами) индивиду стать в подлинном смысле гражданином государства. Он развивает в людях конституционную идею и чувство. И речь здесь вовсе не идет о каком-то конкретном юридическом законе, именуемом Конституцией. Поскольку сам по себе формальный правовой документ не может быть Конституци­ей, необходим реальный конституционализм3. Суть вопроса в другом. Ва­жнее, прежде всего, сама идея Закона, которому подчинены все.

     Конституция есть политико-юридический способ оформления (выражения) общенациональной, общегосударственной воли. Она по своей имманентной сущности и природе, по своему социально-государственному статусу призвана отражать общезначимые для данного народа и государ­ства интересы.

     Сегодня Россия находится в процессе становления правового государства и гражданского общества, которое невозможно без повы­шения уровня правовой культуры и формирования активной жизненной позиции гражданина. Важной движущей силой на этом пути является осознание гражданами их роли в этом процессе и ответственности за свою судьбу [1].

     Правовая культура — это, прежде всего, система ценностей и норм, укоренившихся в сознании и мотивации, обусловливающих поведение индивида и выражающихся в традициях, стиле взаимоотношения между личностью и правом. Правовая культура определяет успех внедрения и функционирования демократических норм и ценностей. Она включает та­кие элементы, как культура правового сознания, культура правовых отно­шений, культура правовой деятельности, т.е. законность, правопорядок, законотворческую, правоприменительную и другие виды деятельности в сфере функционирования права. Уровень правовой культуры в обществе определяется развитостью и согласованностью элементов, масштабом и глубиной юридического образования, правового воспитания, качеством профессиональной подготовкой юристов, степенью развития науки и правового мышления граждан.

     Правовая культура взаимосвязана с экономическими, политическими, демографическими и другими социальными процессами, с соответствую­щими видами культуры общества и личности. «Она составляет внутреннюю, ментально-духовную сторону правовой системы общества и глубоко пронизывает правосознание, право, правовые отношения, законность и правопорядок, правотворческую, правоприменительную и любую иную юридическую деятельность» [12].

     Правовая культура — особое социальное явление, которое может быть воспринято как качественное правовое состояние личности и общества, подлежащее структурированию по различным основаниям. Комплексное использование накопленного в теории правовой культуры материала необ­ходимо для того, чтобы обеспечить всестороннее изучение проблемы. Вме­сте с тем в каждом конкретном случае на первый план выдвигается стро­го определенный критерий в понимании данной разновидности культуры.

     Если подходить с позиций повышения роли человека в правовой жиз­ни, то в первую очередь необходимо обратить внимание на функциональ­но-содержательный аспект правовой культуры. Здесь правовая культура общества предстает как разновидность общественной культуры, отража­ющей определенный уровень правосознания и законности, совершенства законодательства и юридической практики, охватывающей все ценности, которые созданы людьми в области права. В правосознании содержатся оценочные суждения о праве, которые выражаются категориями: «право­мерное — неправомерное», «законное — незаконное» [1].

     Правовую культуру можно представить и как совокупность норм, ценностей, юридических институтов, процессов и форм, выполняющих функцию социоправовой ориентации людей в конкретном обществе (циви­лизации). Она занимает обособленное место в социокультурном простран­стве, полностью не совпадая ни с одним видом культуры (материальной, духовной, политической и т.д.), а создавая своеобразное, уникальное соче­тание как материальных, так и идеальных, духовных компонентов.

     В настоящее время очевидно, что успешное решение экономических, политических, социальных задач невозможно без повышения правовой культуры общества, воспитания у каждого гражданина глубокого уваже­ния к закону, формирования готовности непосредственно и активно участ­вовать в претворении нормативных положений в повседневную жизнь. В этой связи правовую культуру можно рассматривать как одну из важ­нейших предпосылок формирования правового государства, реализации правовой реформы. «До тех пор, пока правовая культура российских гра­ждан не вырастет до необходимого уровня, пока идея прав и свобод чело­века не станет нравственной потребностью, национальной идеей, способ­ной объединить все общество, подвигнуть его на новое правовое, политическое, социальное, экономическое и культурное созидание, не бу­дут реализованы на практике процедуры и институты обеспечения прав и свобод человека» [2].

     Необходимо помнить о невозможности существования всех составных частей правовой культуры без своего носителя-субъекта, а именно: отдельного человека, группы людей, населения в целом. На основании этого принято выделять соответственно правовую культуру личности, групповую правовую культуру и правовую культуру населения. Рассмотрим каждый вид более подробно:

     Правовая культура личности - это то, как личность осознаёт, понимает, оценивает, осуществляет права, свободы и выполняет обязанности. А сама реализация прав, свобод и обязанностей и особенно степень активности при реализации находятся в существенной зависимости от того, насколько правильно они осознаются и оцениваются личностью. Правовая активность является высшим уровнем правовой культуры личности. Она проявляется в готовности личности к активным сознательным, творческим действиям, как в сфере правового регулирования, так и в сфере реализации права, а также в законности поведения. Согласно концепции Д. Б. Богоявленского существует 3 уровня правовой активности (если рассматривать её как интеллектуальную активность личности):

  1. если субъект права при самой добросовестной и энергичной работе остаётся в рамках заданного или первоначально найденного способа действия, его интеллектуальная активность относится к пассивному уровню, что подчёркивает не отсутствием умственной деятельности вообще, а то, что эта деятельность каждый раз определяется действием какого-то внешнего стимула;
  2. если субъект права, имея достаточно надёжный способ решения своей задачи, продолжает анализировать состав, структуру своей деятельности, сопоставляет между собой цели и задачи, что приводит его к открытию новых, внешне более остроумных способов решения к формулированию закономерности, то такой уровень интеллектуальной активности называется эвристическим (более характерен для следователей и пр. подобных профессий);
  3. самый высокий уровень интеллектуальной активности носит название творческого; отличается самостоятельной постановкой проблемы.

 

     Не следует путать правовую активность с правомерным поведением. Критериями разграничения здесь могут выступать цель, средства достижения такой активности и общественно значимый результат деятельности в правовой сфере. Также следует отличать от правовой активности просто инициативное исполнение своих обязанностей должностным лицом, т.к. оно (исполнение) является профессиональным долгом.

     2) Групповая правовая культура - это уровень и степень правовой образованности, правового воспитания того или иного класса, общественного слоя, особых социальных групп;

     3) Правовая культура населения - это уровень правосознания и правовой активности всего населения, степень прогрессивности юридических норм и юридической деятельности.

     Оценивая правовую культуру важно обращать внимание на уровень познания правовых явлений, овладение ими. На основании этого можно выделить следующие уровни правовой культуры:

     Обыденный уровень - для него не характерны глубокие обобщения, т.е. для него характерна поверхностность. Проявляется в повседневной жизни людей при использовании субъективных прав, соблюдении юридических обязанностей. Но важно понимать, что он отнюдь не является второстепенным;

     Профессиональный уровень - присущ лицам, специально занимающимся правовой деятельностью. Для данного вида характерна более высокая степень знания и понимания правовых проблем, целей, задач, а также профессионального поведения, которая складывается ввиду постоянного и непосредственного соприкосновения с правовыми понятиями и явлениями;

     Теоретический (научный) уровень - представляет собой научные знания о сущности, характере и взаимодействии правовых явлений, механизма правового регулирования в целом, а не просто отдельно взятых направлений. Вырабатывается она общими усилиями ученых-философов, юристов, социологов, общественным опытом практических работников.Эти уровни правовой культуры очень тесно взаимосвязаны между собой.

     Состояние правовой культуры любого государства является важным показателем степени зрелости правовой системы. В правовой культуре, как в зеркале, отражается достигнутый уровень прогрессивного развития общества. Она опосредует все основные сферы правовой жизни общества: правотворчество и законодательство; правосознание и реализацию права; субъективные права и обязанности граждан; юридические и политические институты, учреждения гражданского общества и государства. Право-культурность как особое состояние определяет уровень достижений чело­века, воплощенный в ее результатах [11, стр. 196].

     Гражданское общество является сферой «общественного взаимодейст­вия людей по поводу их общих целей и задач. Оно возникает не в силу за­конов рынка и не по воле власти, а в результате общественной инициати­вы и самодеятельности различных групп и объединений лично свободных людей. Понятие гражданского общества подразумевает некоторую сте­пень (потенциальной) политико-правовой и экономической свободы чело­века по отношению к государству»6. В более узком смысле гражданское общество определяется как демократическая форма самоорганизации об­щества независимо от государства и вне рынка, где самоуправление лич­ности, выраженное в свободе выбора и личной ответственности человека за свойжизненный путь, — главная движущая сила формирования и раз­вития гражданского общества [11].

     Для формирования целостного представления об электорально-правовом культурном пространстве, основываясь на критическом рассмотрении существующих подходов к определению пространства в различных концепциях, мы выделяем те характеристики, которые обладают наибольшей значимостью в контексте исследования электоральных процессов. Особый акцент должен быть сделан на разработанной в рамках т.н. «релятивистской» традиции (от Аристотеля до А.Эйнштейна) подход к интерпретации пространства как некоторой совокупности отношений между объектами. Причем перспективное рассмотрение компонентов электорально-правовой культуры возможно в том случае, если в основе этого понимания будут лежать структурные свойства. В соответствии с таким подходом, базовым выступает представление об электорально-правовом культурном пространстве как множестве объектов электорально-правового выбора с заданной на нем структурой, понимаемой как упорядоченность пространственных отношений между такими объектами.

     Важнейшим пространственным отношением является расстояние, дистанция. Идея расстояния вытекает из базовой «пространственной интуиции» различения мест, протяженности, в котором имплицитно заложено представление о первостепенной важности различий в пространственном положении объектов. Данный тезис является важным для рассматриваемой концепции и связана с теорией П. Бурдье, в которой основой структурирования пространства выступают дифференциации и поляризации.   Подчеркнем, что пространственный подход активно применяется в правовых исследованиях последних лет.

     Далее понятие расстояния приводит к понятию измерения – некоторой «оси», вектора, по отношению к которому расстояние может быть зафиксировано. Совокупность измерений образует систему координат (векторный базис), дающую возможность количественно определить пространственное положение объектов. Чтобы в полной мере реализовать потенциал понятия «электорально-правовое культурное пространство», необходимо обеспечить точные (по крайней мере, насколько это возможно) измерения положения электорально-правовых культурных компонентов и отношений между ними. Должен существовать научно обоснованный способ определения системы координат в электорально-правовом культурном пространстве.

     Таким образом, налицо необходимости разработки новой методологии и методического инструментария исследования электорально-правового культурного пространства. Наряду с указанными выше критериями (измерение отношений, акцент на структурные свойства, прикладная значимость), необходимо учитывать следующие методологические посылки:

     Во-первых, решение проблемы обоснованного введения системы координат в исходное электорально-правовое культурное множество (и превращения его, тем самым, в собственно электорально-правовое культурное пространство) возможно лишь с опорой на понимание специфики избирательного процесса как протекающего «на пересечении» социальной и политических сфер. Электоральные процессы в значительной мере уникальны, и эта уникальность связана, прежде всего, с массовостью политического участия граждан. При голосовании большинство обычных граждан становится субъектами принятия политического решения, субъектами с определенным уровнем электорально-правовой культуры; при этом, «входя» на выборах в сферу политики, избиратель не утрачивает своих общекультурных и социальных характеристик. Необходимо, таким образом, искать социокультурную основу структурирования электорально-правового культурного пространства.

     Во-вторых, постулируется центральная роль различий во внутренней организации электорально-правового культурного пространства. Политический выбор, как и выбор вообще, строится на отличии одного объекта от другого. Более того, огромную роль в политической жизни в целом и в электоральном процессе в частности играет прямое противопоставление социальных групп, политических ценностей, идеологий, представляющих их политических акторов. Сама идея политического и электорального позиционирования предполагает четкое указание отличий данного кандидата или партии от оппонентов; этого требует состязательная природа электорального соревнования в демократических условиях. Отличия, противопоставления, поляризации обеспечивают избирателю возможность легко обнаружить «своего» кандидата или партию, не прибегая к высокоточным измерениям политических дистанций. Напряжение, возникающее между политическими полюсами, формирует структурные «силовые линии» электорально-правового культурного пространства.

     Теорией, учитывающей сопряженность социальной и политической сфер в электоральном процессе, а также оперирующей дифференциацией и поляризацией как ключевыми концептами понимания политики, является теория социальных размежеваний С. Липсета и С. Роккана. Причем в отношении темы работы корректно говорить о социокультурных дифференциациях, которые понимаются как вид социальных размежеваний, исторически зафиксировавшихся на уровне менталитета как политически значимые. Соответственно они оказывают более непосредственное воздействие на структуру электорально-правового культурного пространства. Кроме того, традиционное представление о роли политических партий как «трансляторов» социальных размежеваний в политическую систему должно быть дополнено тезисом о способности самих партий (элит) влиять на структуру расколов, артикулируя те или иные позиции в рамках своих стратегий как рациональных акторов.

     Понимание сущности правовой культуры общества позволяет оценить конкретно-исторический характер права, его тесную связь с существую­щим общественным строем, типом мышления, менталитетом и традиция­ми народа. Именно данные факторы определяют ценности и идеалы, на­ходящие выражение в правовой системе. «Естественно, правовая культура общества оказывает прямое воздействие на правовую культуру личности, в том числе на индивидуальное правосознание, включающее компоненты:

  1. правовые знания, представления, взгляды;
  2. правовые эмоции и чувст­ва;
  3. волю субъектов права.

     Правосознание отражает всю совокупность правовых явлений общества: как позитивных (культура), так и негативных (антикультура). Побудительными факторами к позитивному действию яв­ляются установки личности на соблюдение и укрепление правопорядка» [10].

     Цивилизованный путь становления правосознания личности — это правовое воспитание и образование, помогающее осознать социальную ценность права, понять смысл действующих законов, их значимость. При этом, сталкиваясь с негативными явлениями, человек воспринимает их не как норму жизни, а как аномалии, которые противоречат праву и требу­ют их устранения. Правовое воспитание — важнейший компонент право­вой социализации личности, который характеризуется как система мер, направленных на формирование уважительного отношения к правовым нормам. Его целью является формирование у индивида привычки соотно­сить свои поступки с общепринятыми в обществе правовыми нормами, что способствует его правовой культуре [5].

     Правовая культура в условиях социальной формирование политико-правовых идей, норм и принципов, представ­ляющих ценности мировой и национально-правовой культуры, отражает правовое образование.Правовая культура общества нуждается в систематическом стимули­ровании и позитивном социальном развитии.

     Правовое образование — это формирование у граждан и в обществе знаний, навыков и умений правовой культуры.[13] Оно включает:

  1. систематизированные научные знания о праве и о заложенных в нем гуманистических принципах, о системе действующих в обществе правовых норм, порядке их применения, системе прав, свобод, обязанностей граждан, способах их реализации, защиты прав и свобод, о реально существующем в обществе правопорядке, мерах его укрепления и способах охраны;
  2. ориентированное на социальную ценность права эмоциональное отношение к правовым явлениям: уважение к праву; активное неприятие нарушений правопорядка; установка на законопослушание, на практиче­ское применение правовых знаний для решения личных жизненных проб­лем; восприятие правовых предписаний как лично значимых и готовность проявить волю для их выполнения;
  3. социально полезное поведение личности, выражающееся в осознан­ной реализации прав и свобод, защите прав в случае их нарушения, уча­стии в правозащитных акциях (в случае нарушения прав других граж­дан), честном и
  4. добросовестное выполнение обязанностей гражданина России, способности юридически грамотно действовать в различных жиз­ненных ситуациях.

     Именно нравственно-правовая осведомленность и высокий уровень правовой культуры в решении повседневных вопросов способны возродить Россию как правовое государство.«Для нас правовая культура ценна не только тем, что она служит идеалам нашего государства, но и тем, что в ней заключены, прежде всего, общечеловеческие идеалы гуманизма и справедливости. Если правовая культура порывает с этими идеалами, то она перестает служить и праву, и цивилизации» [8].

ЛИТЕРАТУРА: 
[1] Агапов Д.А. Правовая культура как элемент гражданского общества // Правовая культура. 2007. № 1(2). С. 12-13.
[2] Аринин А.Н. Права и свободы человека и эффективное развитие России // Общественные науки и современность. 2002. № 1. С. 69—70.
[3] Байниязов Р.С. Конституционное сознание и правовая культура в российском обществе // Правовая культура. 2007. № 1(2). С. 4-5.
[4] Грудцына Л.Ю. Развитие личной свободы индивида как основа формирования гражданского общества // Право и жизнь. 2011. № 151(1). С. 87-98.
[5] Грудцына Л.Ю. Свобода и гражданское общество // Образование и право. 2011. № 1(17). С. 22-30.
[6] Карташев В.А. Система систем: Очерки общей теории и методологии. М., 1995. 325 с.
[7] Оболонский А.В., Рудашевский В.Д. Методология системного исследования проблем государственного управления. М., 1978. С. 14–17.
[8] Общая теория права / Под ред. В.К. Бабаева. С. 512.
[9] Пермяков Ю. Ценность права. Лекции по философии права. Самара.,1995. С. 48.
[10] Попов М.Ю. Правовая культура как элемент социального порядка // Власть. 2006. № 6. С. 13—19.
[11] Смоленский М.Б. Правовая культура, личность и гражданское общество в Рос¬сии: формула взаимообусловленности // Правоведение. 2003. № 1. С. 198.
[12] Социология права: Учебное пособие / Под ред. В.М. Сырых. М., 2001. С. 112.
[13] Линейцева К.С. Правовая культура в контексте развития гражданского общества. // Образование и право. 2013. № 5/2013. С. 179-192.
Заголовок En: 

Structure of legal culture and influence of civil society institutes formation on its development

Аннотация En: 

Condition of legal culture in society is one of good indicators of society’s state of development. Legal culture takes an isolated place in sociocultural space. Completely it doesn't coincide with any one type of culture (material, spiritual, political etc.) creating a peculiar, unique combination: material, ideal, spiritual components. Culture is an expression of specific way of human activity, it is by nature is standardized; therefore, cultural and rules of law can coincide according to the contents and may contain the same rules of behavior. Cultural norm is always social, because human activity is social ad is regulated by it. Regulatory sense of culture coordinates and organizes actions of individuals as a part of the society as a whole. Regulatory sanse by organizational and coordination means is shown in the form of relations and behavior institutionalization. Its essence is in emergence of objective (not relating from individuals) rules of behavior and ensuring their performance.

Ключевые слова En: 

legal culture, society, freedom, social justice, legal practice, moral, standardization, morals.