Основы развития института частной собственности в России: теоретико-правовой аспект

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 

аспирант кафедры государственно-правовых дисциплин Российской академии адвокатуры и нотариата

Аннотация: 

В современной истории цивилизации феномен частной собственности имеет исключительное, особое значение и по своей сути выражает одну из глобальных тенденций социально-экономического развития. Частная собственность на средства производства определяет роль каждой малой или большой социальной группы в организации общественного производства, а также меру обмена, распределения и потребления произведенно­го продукта. Частная собственность на средства производства определяет место этих социальных групп в историче­ски сложившейся системе общества. Поскольку экономические отношения, связанные с господством частной собственности на средства производства, нуждаются в закреплении и освящении через политику и право, мораль и религию, то наряду с процессом самоорганизации эмансипированного граж­данина складывается механизм оформления нового статуса государ­ства как института бюрократии.

Ключевые слова: 

собственность, право собственности, государство, имущество, вещь, наследство, налогообложение, экономика, владение, пользование, распоряжение, Россия.

     С учетом «слабости юридических традиций и чувства права в России» [13, стр. 118] представляется необходимым начать исследование становления правоотношений и права собственности не с правового, а с философско-нравственного (во многом религиозного) аспекта. О собственности и зависимости от нее человека говорится в Евангелие от Луки: «Где сокровище ваше, там и сердце ваше будет» [8]. Под сокровищем понималось какое-либо имущество, принадлежащее человеку (на которое он имел право собственности, а третьи лица не могли претендовать); в каком месте (доме, городе) будет находиться эта собственность, о том месте и будет думать человек (все ли нормально с его имуществом, не посягнул ли кто на него, и т.д.). Право собственности появилось в глубокой древности, зародившись вместе с обществом. Выделение же правового института частной собственности историки связывают с периодом Римской республики. Даже позже, в эпоху средневековья, институт права собственности не получил столь широкого развития в Европе, как в Риме.

     О частной собственности в свое время рассуждали философы самых разных направлений и культур: Г. Гегель, И. Бентам, Ж. Сисмонди, Л. Фон Штейн, Дж. Локк, Т. Гоббс, Ж.-Ж. Руссо, Ф.А. Чан-Кай-Си. Если обратиться к русской филологии, то под собственностью понималась «собность, собственность, собь, собина, именье и всякая вещь, как личное достояние чье. Право собственности или право собины, безусловного владения чем, навсегда, обладанье» [7, стр. 253]. Законодатель в древнерусском праве стремился отразить не юридическое содержание права собственности, а его продолжительность и возможность передачи по наследству, так как существовали термины «впрок», «на веки» «вечное потомственное владение» и т.д. [5, стр. 22 - 30].

     В России термин «частная собственность» не употреблялся вплоть до конца XVIII в. (правления Екатерины II); данное понятие заменялось определениями «купля», «отчина», «примысел», «приданое» и т.п. Важным событием XVIII в. стал Манифест Екатерины II «О свободе промыслов», закрепивший права частной собственности не только на поверхность, но и на недра земли. Право собственности как субъективное право является первым и основным из вещных прав, определяющих отношение человека к вещам и отношения людей по поводу вещей. Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом [3, стр. 58]. Общность людей на основе договорного начала, единые стан­дарты и нормы поведения обусловили новое качество общества, принципиально отличного от античного. Последующее Новое время и становление новоевропейской ци­вилизации уточнили типологию общностей людей, содержание до­говорных отношений, стандартов и норм общежития. Капиталисти­ческий способ производства расставил свои акценты, сформировав социальную структуру общества в соответствии с отношением соб­ственности на средства производства.

     Частная собственность на средства производства определяет роль каждой малой или большой социальной группы в организации общественного производства, а также меру обмена, распределения и потребления произведенно­го продукта. В конечном счете частная собственность на средства производства определяет место этих социальных групп в историче­ски сложившейся системе общества. Поскольку экономические отношения, связанные с господством частной собственности на средства производства, нуждаются в закреплении и освящении через политику и право, мораль и религию, то наряду с процессом самоорганизации эмансипированного граж­данина складывается механизм оформления нового статуса государ­ства как института бюрократии. Функция защиты внешних границ и обеспечения территориальной целостности дополняется функцией регламентации жизни общества. Что касается процесса самоорганизации людей, то он изначаль­но ориентирован на «становление и развитие сообщества вольных людей» [3, стр. 160-169], связанных материальными интересами.

     Приобретая какую-либо собственность (например, квартиру, участок земли), человек обретает определенную экономическую независимость от окружающих его людей и системы сложившихся общественных отношений, в том числе некоторую независимость (которая, особо это отметим, возлагает на него ряд обязанностей) от государства. Если переложить это на сегодняшний день, то в современной России имеющий дорогостоящую собственность гражданин вряд ли может рассчитывать и претендовать на социальную помощь и поддержку (льготы и гарантии) со стороны государства, ведь согласно ст. 7 Конституции РФ «достойную жизнь» он себе уже обеспечил, освободив от этого свое государство.

     Поскольку экономическое отчуждение приводит к политиче­скому, то индивид в ипостаси подданного оказывается отчужденным от власти бюрократии. Однако индивид в ипостаси гражданина стремится не только защитить, но и расширить пространство своей частной жизни, завладеть собственностью, компенсировать свою политическую зависимость через свою включенность в структурно организованные по интере­сам большие или малые социальные группы (с учетом гражданства индивида), а также в экономику путем завладения недвижимым имуществом. Именно таким образом (и в этом – большая роль института собственности) оформлялось гра­жданское общество как уникальное сообщество собственников цивилизации эпохи модерна с ориентиром на снятие конфликтов цивилизованным способом, апеллируя к взаимному доверию.

     Нельзя не согласиться с позицией И.Е. Фарбера и В.А. Ржевского, согласно которой «власть определяется типом собственности, но это одна сторона дела. Политическая власть влияет на собственность. Задача определить тип взаимоотношений политической власти и собственности падает исключительно на конституционное право». В практическом нормативно-правовом регулировании это означает, что содержание этих отношений должно быть определено нормами конституции конкретного государства [15, стр. 216]. Последнюю мысль разделяет и В.С. Основин: «Среди всех многообразных общественных отношений есть одна область, являющаяся исключительно монополией советского государственного права. Это область конституирования основных экономических, политических и организационных принципов, узаконения основных форм устройства Советского социалистического государства» [3, стр. 13-16]. Касаясь нормативно-правового регулирования института собственности, О.Е. Кутафин отмечал, что «конституционное регулирование отношений собственности имеет свою специфику. Она выражается в том, что его главной задачей является юридическое закрепление форм собственности, признаваемых государством». На основании этого суждения ученый сделал справедливый вывод, что «именно конституционные нормы призваны решать вопрос о том, какие формы собственности государством признаются и гарантируются» [3, стр. 76].

     Согласно Конституции РФ 1993 г. единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. Конституция закрепила свободу экономической деятельности, признала частную, государственную, муниципальную и иные формы собственности. Эти конституционные положения устанавливают новые правовые отношения между органами государственного управления и экономическими структурами [3, стр. 132]. Очевидно, что Конституция Российской Федерации, рассчитанная на длительный период действия, не может и не должна закреплять исчерпывающего перечня форм собственности, поскольку с развитием экономической системы страны неизбежно возникает необходимость его дополнения. Смысл конституционного регулирования в условиях рыночной экономики, очевидно, сводится к закреплению плюрализма форм собственности, их равноправия и законодательных гарантий прав собственника. Из сказанного можно сделать вывод, что конституционно-правовое содержание института собственности в современном обществе определяется исторически конкретным типом экономической системы страны, закрепленным ее Основным Законом.

     В свою очередь, тип экономической системы страны определяется соотношением политических сил в обществе, закрепленным в виде конкретной политической системы, и находится под влиянием социальной структуры общества, которая также фиксируется Основным Законом. Таким образом, право собственности как конституционно правовой институт может быть определено как гарантированная государством власть собственника над вещью или иными материальными и нематериальными благами (потенциально используемыми в хозяйственных целях), ограниченная законом в той мере, в которой это соответствует потребностям политической, социальной и экономической систем конкретного государства [6]. Известно, что экономика (в первую очередь ее государственный сектор) влияет на структуру государственного управления по-разному, в зависимости от той или иной экономической системы. Так, в условиях огосударствленной экономики, когда экономические отношения осуществляются в основном в рамках государственности, управляются государственными органами, экономические законы и закономерности слабо учитываются или вовсе игнорируются. Экономические отношения подвергаются государственно-властному принудительному регулированию. Иное назначение государственного управления в условиях рыночной экономики. Оно стремится обеспечить правовое регулирование рыночных отношений, направлено на экономическую и иную поддержку отраслей и предприятий путем предоставления кредитов, снижения налогов и финансовой поддержки. Государственные структуры, основываясь на праве, ведут контроль и не допускают монополизма в экономике, обеспечивают конкуренцию товаропроизводителей и т.д.

     В условиях рыночных отношений все более проявляется вторичность права и управления по отношению к законам экономики, когда правовая система закрепляет различные формы собственности на средства производства, а производители продукции ориентированы не на "заказ" государства, не на цены, установленные им, а на рынок, рыночные цены, на спрос и предложение [3, стр. 127-128]. Основными принципами регулирования экономических отношений в условиях формирования экономической основы гражданского общества в России являются: многообразие и равноправие всех форм собственности на землю; свобода труда, предпринимательства и иной не запрещенной законом деятельности; свобода перемещения товаров, услуг и финансовых средств. Эффективное воплощение в жизнь вышеизложенных принципов и реализация социально-экономических прав граждан в сфере экономических отношений зависят: а) от скорейшего выхода страны из экономического кризиса; б) от разумной и предсказуемой экономической политики государства в различных ее областях.

     По мнению российских ученых, в частности А.П. Кочеткова, для формирования новой социальной структуры России важное значение имеет соз­дание «среднего класса» (предприниматели, научно-техническая интеллигенция). Для того чтобы создать в России «средний класс», должна измениться соци­ально-экономическая система нашего общества, а ее изменению в позитивную сторону способствует возможность (и правовые основания, государственные гарантии ее реализации) иметь в частной собственности имущество. Сейчас в России «средний класс», по оценкам различных специалистов, охватывает 15-20% населения против 60-70% в странах Запада [3, стр. 46-49].

     Но насколько возможно вмешательство государства в экономические отношения, на которых, в частности, базируется и посредством которых реализуется право частной собственности? Каким должно быть это вмешательство? По мнению немецких ученых, экономическая и социальная политика любого государства должна быть прагматическим смешением методов, ибо ни либерально-экономическая доктрина в духе М. Фридмана, ни государственная опека в духе Дж. Кейнса не могут в современных условиях решить ставшие перед обществом проблемы. Однако главная задача общества остается прежней - гарантировать безопасность (в широком смысле) для своих членов, и эту задачу нельзя решить без социального государства и институтов гражданского общества, поскольку рынок всегда есть источник постоянной экономической и социальной напряженности [3, стр. 46-49]. Например, социально-экономическая система Германии органи­зована на рыночных принципах, но регулируется разносторонним вмеша­тельством государства в экономику. Государство несет ответственность за социальное благосостояние, за развитие и функционирование экономики, за выполнение всех общественных задач, в том числе и тех, которые не могут быть правильно решены рыночной экономикой.

     Подведем некоторые итоги. Во-первых, поскольку экономическое отчуждение приводит к политическому, постольку индивид, вступающий в экономические отношения (в большинстве случаев это отношения собственности) и успешно в них адаптирующийся, оказывается отчужденным от власти бюрократии, а государство перестает быть ему обязанным оказывать (при определенных условиях, в частности, после завладения собственностью – недвижимым имуществом) определенную социальную помощь и поддержку. Экономические отношения, делающие человека относительно независимым от государства, способствуют развитию иных общественных связей, что благотворно сказывается на развитии в стране институтов гражданского общества и правоотношений собственности.

     Во-вторых, существует и обратная зависимость между экономикой и собственником, являющимся частью гражданского общества. Будучи вовлеченным в правоотношения собственности (санкционированные государством и контролируемые лишь в определенных пределах уполномоченным государственным органом), человек обретает известную дистанцию от государства, учится самостоятельно мыслить и осознает собственные возможности, в частности, в сфере отстаивания своих интересов (в том числе в суде, а также в экономической сфере). Свободные рыночные отношения являются своего рода «онтологическим фундаментом», на котором могут быть построены полноценные правоотношения в сфере собственности членов гражданского общества.

     В-третьих, без класса частных собственников не было бы полноценных экономических и социальных отношений (и их прогрессивного развития), а отсутствие эффективно развивающейся экономики, свидетельствующее так или иначе о контролирующей роли государства над общественной жизнью, только затрудняло бы появление класса частных собственников и развитие правоотношений собственности в современной России.

ЛИТЕРАТУРА: 
[1] Венедиктов А.В. Избранные труды по гражданскому праву. М.: Статут, 2004.
[2] Влазнев В.Н. Гражданское общество как предмет конституционно-правового исследования: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002.
[3] Гражданское право: Учеб. для вузов / Под ред. Т.И. Илларионовой, Б.М. Гонгало, В.А. Плетнева. М., 2001. Ч. 1.
[4] Грудцына Л.Ю. Гражданское общество и сфера частных интересов // Образование и право. 2012. № 12(40). 
[5] Грудцына Л.Ю. Свобода и гражданское общество // Образование и право. 2011. № 1(17).
[6] Грудцына Л.Ю. Средний класс как основа формирования и развития гражданского общества // Образование и право. 2010. № 3(7).
[7] Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М.: Изд-во иностранных и национальных словарей, 1955. Т. 4.
[8] Евангелие от Луки, 12.
[9] Ильин М.В. Слова и смыслы. Опыт написания ключевых политических понятий. М, 1997.
[10] Кочетков А.Л. Россия на пороге XXI века. М., 1988.
[11] Кутафин О.Е. Конституционные основы общественного строя и политики СССР. М.: Изд-во МГУ, 1985.
[12] Основин В.С. О некоторых методологических вопросах реализации конституционных норм // Теоретические вопросы реализации Конституции СССР. М.: ИГПАН СССР, 1982.
[13] Рене Д., Спинози Р.Ж. Основные правовые системы современности. М, 1997.
[14] Социальное государство и защита прав человека. М., 1988. Ч. 1.
[15] Фарбер И.Е., Ржевский В.А. Вопросы теории советского конституционного права. Саратов: Приволжское книжное изд-во, 1967.
Заголовок En: 

Bases for the Private Property Institute Development in Russia: Theoretical Legal Aspect

Ключевые слова En: 

property, property rights, state, estate, thing, inheritance, taxation, economy, possession, using, order, Russia.