Современное правовое регулирование государственно-конфессиональных отношений в Азербайджане, Казахстане, Туркменистане и Киргизии

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 

доктор философских наук, профессор, профессор кафедры гуманитарных, социальных, экономических и информационно-правовых дисциплин Академии Генеральной Прокуратуры Российской Федерации

Аннотация: 

В настоящее время правовое регулирование взаимоотношений государства и религиозных объединений имеет свои индивидуальные особенности в практически каждой отдельно взятой стране современного мира. Также отдается предпочтение той или иной конфессии в зависимости от традиций, проживающих национальностей и особенностей культурного развития страны. В Азержайджане, Казахстане, Туркменистане и Киргизии государственно-конфессиональные отношения осуществляется на базе определенных демократических принципах: религиозные объединения отделены от государства и законодательно не устанавливается какой-либо приоритет той или иной религии; государственные образовательные учреждения отделены от религии; система образования имеет светский характер и не дает приоритетов каким-либо религиям. В национальном  законодательстве каждой из стран подчеркивается приоритет международного права. Настоящей статьей автор представляет и обосновывает вышеизложенное на конкретных примерах, приводит мнения экспертов и специалистов в данной области.

Ключевые слова: 

правовое регулирование, религиозные объединения, религиозная деятельность, свобода совести, свобода вероисповедания, конфессии, светское государство, стратегия развития отношений государства с религиозными объединениями, межконфессиональные отношения, мусульманские радикалы.

     В конце ХХ в. в результате демократических  реформ на постсоветском пространстве появились государства, объединившиеся в Союз Независимых Государств, в которых произошла смена приоритетов по вопросам свободы совести и свободы вероисповедания и деятельности религиозных объединений. В странах, получивших самостоятельность в результате распада СССР, приняты Конституции и соответствующие законы и определен правовой статус религиозных объединений. В законодательстве этих стран по рассматриваемым вопросам учтены общепризнанные нормы, содержащиеся в международном праве.

     Так, исходя из анализа соответствующего законодательства, можно сделать вывод о том, что правовое регулирование отношений государства и религиозных объединений в большинстве стран СНГ и Балтии осуществляется на следующих принципах:

     - религиозные объединения отделены от государства и законодательно не устанавливается приоритет той или иной религии;

     - школа отделена от религии; система образования имеет светский характер.

     То есть, законодательство стран СНГ, Балтии, и в большой мере Грузии по вопросам свободы совести и свободы вероисповедания, безусловно, основано на демократических принципах, но многие декларированные в Конституциях и установленные законами положения нарушаются или не выполняются. Фактически в странах СНГ, Балтии, и Грузии отдается предпочтение той или иной конфессии в зависимости от традиций. Хотя в законодательстве этих государств по-разному формулируется отношение к «традиционным» религиям.

     Если в Российской Федерации отмеченное в преамбуле Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» предпочтение православию не имеет юридической силы, то в Грузии, например, государство признает исключительную роль Грузинской православной церкви (ст.9 Конституции Грузии), а в Литве государство выделяет девять традиционных религиозных общин и сообществ: (римско-католические, греко-католические, евангелическо-лютеранские, евангелическо-реформаторские, ортодоксальные (православные), старообрядческие, иудейские, мусульманско-суннитские и караимские).

     В каждом отдельно взятом государстве проявляются свои особенности в правовом регулировании отношений государства с религиозными объединениями.

     Например, в законодательстве Азербайджанской Республики, в частности, в ее Конституции от 12 ноября 1995 г. [6] (ст. 48 «О свободе совести» гласит:

     каждый обладает свободой совести;

     каждый обладает правом свободно определять свое отношение к религии, самостоятельно или совместно с другими исповедовать какую-либо религию или не исповедовать никакой религии, выражать и распространять свои убеждения, связанные с отношением к религии;

     выполнение религиозных обрядов свободно, если не нарушает общественного порядка и не противоречит общественной нравственности;

     вероисповедание и религиозные убеждения не оправдывают правонарушения» [2, стр. 182].

     Законодательство Азербайджана (Конституция и Закон  Азербайджанской Республики «О свободе вероисповедания») [16, стр. 58-70] отдают приоритет общепризнанным нормам международного права, в связи с чем законодательно установлено, что если международным договором, в котором участвует Азербайджанская Республика, установлены иные правила, чем те, которые содержатся во внутреннем законодательстве о свободе вероисповедания, то применяются правила международного договора.

     В Азербайджане по сравнению с другими государствами, где подавляющее большинство населения исповедует ислам, роль религиозного фактора менее значительна. Причиной, конечно, служит не разобщенность шиитов и их внутренняя конкуренция (шиитов в государстве - 70% населения, а суннитов – 29%). Несмотря на то, что религиозные лидеры Азербайджана ориентированы на Иран, Турцию и Саудовскую Аравию, Республика Азербайджан является светским государством, которое не заинтересовано в инкорпорировании во власть религиозных лидеров и проводит курс на межрелигиозное согласие. Так, кроме мусульманских организаций, в стране зарегистрированы христианские и иудейские общины. А в 1998 г. образованы Бакинская и Прикаспийская епархии Русской православной церкви [15, стр. 29].

     Тем не менее, с учетом того, что в Азербайджане абсолютное большинство граждан исповедуют ислам, традиции этой религии не могут не оказывать влияние на религиозную политику в республике. Например, общественная  нравственность содержит элементы мусульманской культуры, а первые лица государства публично демонстрируют свое отношение к определенному вероисповеданию на  мероприятиях государственного уровня.

     Закон Азербайджанской Республики «О свободе вероисповедания» [17, стр. 60-69] содержит ряд ограничений, например, «запрещается ведение религиозной пропаганды иностранцами и лицами без гражданства» (ст.1). Однако этой же статьей в полном соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права «запрещается пропаганда религиозных вероисповеданий с применением религиозного насилия или сеяния раздора между людьми в целях изменения образа жизни, принуждение к религиозному вероисповеданию».

     В Республике Казахстан определяющим документом в сфере регулирования отношений государства и религиозных объединений является принятая ООН Декларация об искоренении всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии и убеждений (1981 г.), в которой признается, в том числе, и необходимость ограничения прав  для охраны общественной безопасности, порядка, здоровья и морали (параграф 3 ст.1). В контексте декларированных этим документом отношений принято законодательство Казахстана, регламентирующее взаимоотношения государства и религиозных объединений, основу которого составляет Закон «О свободе вероисповедания и религиозных объединениях» [16, стр. 94-101].

     Приоритетным направлением стратегии развития отношений государства с религиозными объединениями для Республики Казахстан в настоящее время являются усилия по недопущению религиозного экстремизма. В Казахстане отмечается как рост абсолютного количества всех религиозных объединений, существовавших ранее, так и возникновение новых течений, проповедуемых миссионерами с Востока и Запада [4, стр. 40]. Тем не менее, основная часть населения принадлежит к двум религиям – Исламу и православию, к которым причисляют себя не менее 95% верующих.

     Состояние межконфессиональных отношений можно оценивать как позитивное и толерантное. В основе такой ситуации лежит процесс секуляризации общества, что позволяет отметить относительно невысокую религиозность населения. Если обобщить социологические исследования по оценке уровня и глубины религиозности, то в среднем только 40% населения Казахстана относят себя к верующим. Также играет определенную роль «мягкость» формы вероисповедания двух основных конфессий Казахстана: ислама и православия. Это определяется ханафитским мазхабом ислама и толерантностью позиции Русской православной церкви.

     Мусульмане в Казахстане по отношению к государству действуют в рамках существующего законодательства, но ислам  «не покидает своей канонической почвы» [4, стр. 41]. В Республике укрепилось также положение не только Русской православной церкви, но и Римско-католической, Евангелическо-Лютеранской церквей, иудейских общин; распространяются и нетрадиционные религиозные движения. Поэтому возникает проблема прозелитизма. В результате межконфессионального диалога в Казахстане подчеркивают, что необходимо отказаться от активных форм агитации перехода верующих из одной религии в другую. А по ежегодному докладу Государственного департамента США о свободе вероисповедания в странах мира, Казахстан  обеспечивает вполне удовлетворительное функционирование религиозных объединений на основе Конституции, законов, общечеловеческих духовных ценностей.

     Ислам также является «традиционной» религией в  Таджикистане, Туркменистане и  Узбекистане, где большинство населения принадлежит к мусульманскому вероисповеданию, но как «государственная религия» не указывается в законодательстве этих государств, а государства провозглашаются светскими. При этом провозглашение идеи светскости государства в законодательстве не всегда означает применения светских принципов в реальной жизни общества.

     Республика Таджикистан. Правовая система основана на романо-германском праве. Законодательство о религии и религиозных организациях состоит из Конституции Республики Таджикистан и Закона «О религии и религиозных организациях». Республика Таджикистан объявлена Конституцией (1994 г.) [6, стр. 756-780] правовым светским унитарным государством (ст.1). Человек, его права и свободы являются высшей ценностью (ред. Закона Республики Таджикистан от 22 июня 2003 г.). Права и свободы человека и гражданина признаются, соблюдаются и защищаются государством (ст.5 Конституции). Религиозные  организации отделены от государства и не могут вмешиваться в государственные дела, а международно-правовые акты являются частью правовой системы республики. Каждый имеет право самостоятельно определять свое отношение к религии. Ограничения прав и свобод граждан допускаются только с целью обеспечения прав и свобод других граждан, общественного порядка, защиты конституционного строя и территориальной целостности республики. Запрещается создание и деятельность общественных объединений, пропагандирующих религиозную вражду.

     Кроме Конституции, вступил в силу Закон Республики Таджикистан «О свободе совести и религиозных объединениях» [18, стр. 144-155], который, как и Конституция, закрепил отделение государства от религии и отделение государственной системы народного образования от религии, а также указал на равноправие граждан независимо от их отношения к религии.

     Права религиозных организаций и граждан, связанные со свободой вероисповедания, закреплены по следующим направлениям:

•        религиозные обряды и церемонии;

•        религиозная литература и предметы религиозного культа;

•        благотворительная и культурно-просветительская деятельность религиозных организаций;

•        международные связи и контакты верующих и религиозных организаций [5].

 

     Законом «О свободе совести и религиозных объединениях» запрещено совершать богослужения в офисах организаций, в государственных учреждениях  и общественных местах. Богослужения могут проходить только в частных жилищах и официально зарегистрированных культовых зданиях - мечетях, церквях и т.п.

     В начале 90-х гг. ХХ столетия  власти Таджикистана решились на консенсус с исламском оппозицией, в результате которого была образована «Исламская партия возрождения Таджикистана» и эта партия была допущена к  участию в парламентской деятельности.

     В последние годы в стране развернулась борьба с политическим исламизмом, а Министерство юстиции в настоящее время решает вопрос о прекращении деятельности исламской партии. Возможно, это попытка государственной власти Таджикистана  противостоять растущей исламизации общества, а также использованию в этих целях лидерами «Исламской партии возрождения» высокой религиозной идентичности таджиков.

     Президент Таджикистана Эмомали Рахмон в своем выступлении в Национальном университете 1 сентября 2010 г. заявил, что учащаются попытки влияния на молодежь со стороны экстремистских  организаций, которые проводят  пропаганду своих идей  среди несознательной части молодежи. Президент призвал родителей не отправлять детей в религиозные образовательные учреждения Ближнего Востока, так как считает, что «большинство из них не учатся на мулл, а становятся террористами и экстремистами» [14]. Глава департамента информации МИД Таджикистана Давлат Назриев сообщил в ноябре 2010 г. по этому поводу, что за последние два месяца в Республику возвращены более одной тысячи студентов, обучавшихся в Иране, Египте, Пакистане и других странах Ближнего Востока.

     Таким образом, в Республике Таджикистан ужесточается государственный контроль за религиозной  деятельностью [1]. Там, например, запрещена деятельность экстремистской партии «Хизб ут-Тахрир». Противодействие исламизму оказывает  и официально зарегистрированная исламская организация  Совет улемов Исламского центра Таджикистана.

     Правовая система Туркменистана  основана на Романо-германском праве. Туркменистан - демократическое, правовое и светское государство. Религиозные организации отделены от государства и не могут вмешиваться в государственные дела и выполнять государственные функции. Государственная система образования отделена от религиозных организаций и носит светский характер. Каждый человек самостоятельно определяет свое отношение к религии, вправе единолично или совместно с другими исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, выражать и распространять свои убеждения, связанные с отношением к религии и участвовать в отправлениях религиозных культов, ритуалов и обрядов.  Государство гарантирует свободу религий и вероисповеданий и их равенство перед законом. Каждый человек самостоятельно определяет свое отношение к религии. Эти правовые положения закреплены в Конституции Туркменистана  от 26 сентября 2008 г. [9, стр. 792-812].

     Однако к светскому государству Туркменистан лишь стремится, провозгласив демократию и светскость, а правовые нормы, закрепленные в законодательстве этой страны, не всегда соответствуют реалиям жизни туркменского общества. Граждане Туркменистана часто выезжают за границу в духовные учебные заведения для обучения, повышения квалификации и обмена опытом и принимают в этих целях иностранных граждан, что не запрещается законами страны. В результате возрастает угроза религиозного экстремизма и терроризма, а это впоследствии может негативно сказаться на состоянии отношений государства и религиозных объединений в Туркменистане.

     Республика Узбекистан. Правовая система в стране основана на романо-германском праве. В Конституции провозглашается свобода совести, которая гарантируется всем и каждый имеет право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой. Недопустимо также принудительное насаждение религиозных взглядов (ст.31).

     Все равны перед законом и судом независимо от вероисповедания (ст.17), а ограничение прав и свобод граждан допускается только с целью обеспечения прав и свобод других граждан, общественного порядка, защиты конституционного строя и территориальной целостности Республики. В Узбекистане основными правовыми документами, регламентирующими деятельность религиозных организаций, являются Конституция Республики Узбекистан  от 8 декабря 1992 г. [7, стр. 826 -856] и Закон Республики Узбекистан «О свободе совести и религиозных организациях» от 14 июня 1991 г. [19, стр. 168-175].

     Целью Закона «О свободе совести и религиозных организациях» является обеспечение права каждого на свободу совести и вероисповедания, равенства граждан независимо от их отношения к религии, а также регулирование отношений, связанных с деятельностью религиозных организаций. В этом Законе дается юридическое понятие «свободы совести» - это гарантированное право граждан исповедовать любую религию или не исповедовать никакой (ст.3). Т.е., в Законе определены право на свободу совести, равноправие граждан независимо от их отношения к религии, отделение религии от государства.

     Особую актуальность для этого государства приобрело противодействие деятельности исламских радикальных организаций. Распространение их влияния всячески сдерживается принципами и нормами, заложенными в Конституции Узбекистана, которая запрещает религиозные организации, проповедующие религиозную вражду, и политические партии, образованные по религиозному признаку.

     В Республике Узбекистан не допускается использование религии в целях антигосударственной, антиконституционной пропаганды, возбуждения вражды, ненависти, межнациональной розни, нарушения нравственных устоев и гражданского согласия, распространения клеветнических, дестабилизирующих обстановку измышлений, создания паники среди населения и совершения иных действий, направленных против государства, общества, личности. Запрещается деятельность религиозных организаций, течений, способствующих терроризму, наркобизнесу и организованной преступности, а также преследующих корыстные цели.

     В Законе «О свободе совести и религиозных организациях» (ст.5) по сравнению с законами Азербайджана, Туркменистана и Таджикистана более подробно прописаны ограничения для религиозных организаций и верующих  в целях обеспечения общественной безопасности в государстве. В частности, установив требование обязательной государственной регистрации мечетей, Закон «О свободе совести и религиозных организациях» серьезным образом ограничивает влияние исламских радикальных организаций на жизнь общества. К тому же миссионеры из Саудовской Аравии пропагандируют ваххабизм, а в МВД Узбекистана связывают их деятельность с исламским экстремизмом, с попытками подрыва конституционного строя и др., поэтому начался процесс их депортации.

     Таким образом, законодательство Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана не провозглашает ислам в качестве государственной религии, но религия, хотя и в разной степени, оказывает в  этих странах влияние на принятие решений государственными структурами, а исламские организации (не связанные с экстремистской деятельностью) [13] в силу того, что подавляющее большинство граждан этих стран мусульмане,  имеют определенный приоритет по сравнению с другими вероисповеданиями.

     Реализация вышеизложенных принципов и нормативных актов в правоприменительной, правоохранительной и иной деятельности государственных структур рассмотренных стран позволяет некоторым авторам делать вывод о том, что, например, Узбекистан, Азербайджан и Казахстан более жестко проводят религиозную политику по сравнению с другими государствами СНГ. А в Туркменистане складывается особая система, которая не допускает никакого инакомыслия. И только в Киргизии наблюдается либеральное отношение к исламу [12, стр. 1].

     В связи с событиями в Киргизской (Кыргызской) Республике и сменой власти в стране на демократических началах и с учетом международных актов активно разрабатывается новое законодательство. Принята новая Конституция Киргизской Республики от 27 июня 2010 г. [10], в соответствии с которой (ст. 32) гарантируется свобода совести и вероисповедания. Каждый имеет право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой. Граждане Киргизии вправе свободно выбирать и иметь религиозные  и  иные убеждения. Никто не может быть принужден к выражению своих религиозных  и иных убеждений или к отказу от них.

     В Киргизской Республике никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религия и все культы отделены от государства. Запрещается вмешательство религиозных объединений и служителей культов в деятельность государственных органов (ст.7 Конституции).

     На основе новой  Конституции строится правовая система по вопросам регулирования отношений государства с религиозными объединениями. Права и свободы каждого человека в Киргизии объявлены высшей ценностью (ст. 16 Конституции). Законодательство основано на том, что в стране  не должны приниматься законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина на свободу вероисповедания. Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены Конституцией и законами в целях защиты национальной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья  и  нравственности  населения, защиты  прав  и  свобод  других лиц. Отметим, что вводимые ограничения должны быть соразмерными  указанным  целям, а также запрещается принятие подзаконных нормативных актов, ограничивающих права и свободы человека и гражданина. Законом не могут устанавливаться ограничения прав и  свобод  в иных целях и в большей степени, чем это предусмотрено Конституцией.

     Также в Республике не допускается создание политических партий на религиозной основе, вмешательство служителей религиозных организаций и культов в деятельность государственных органов. Никто не может подвергаться дискриминации, ущемлению прав и свобод по мотивам вероисповедания и религиозных убеждений.

     Для  контроля над религиозной ситуацией в Киргизии (также и в Таджикистане) объявлена обязательная  переаттестация всех действующих имамов, работников муфтиятов, казыятов, мечетей и медресе. В Киргизии 1 января 2011 г. все числящиеся в составе муфтията духовные лица (более 2 тыс. человек) до подведения итогов переаттестации были переведены в статус исполняющих обязанности. 20 января 2011 г. первый зам. Верховного муфтия Киргизии Убайдилла Сарыбаев заявил, что на первом этапе прошли переаттестацию четыре заместителя верховного муфтия и девять казыев. Эти духовные служители уже утверждены на занимаемых должностях. Духовные служители не прошедшие аттестацию будут отстранены от занимаемой должности или направлены на обучение. Аналогичная переаттестация проводится Комитетом по делам религии при правительстве Таджикистана. К январю 2011 г. аттестованы 242 имама, а 2 имама отстранены от должности, 30 священнослужителей аттестацию вообще проигнорировали. Переаттестация духовенства сопровождалась проверкой регистрации мечетей, при ее отсутствии культовые здания закрывались [3, стр. 4].

     Конституции Кыргызстана, Туркменистана и Узбекистана запрещают религиозным организациям  создание политических партий на религиозной или национальной основе и вмешательство религиозных организаций в деятельность государственных органов власти. Запрещение создания политических партий на религиозной основе связано с процессами исламизации в государствах постсоветского пространства, в которых большинство верующих придерживается мусульманских взглядов.

     Мусульманские радикалы при этом активно действуют в рамках партийной организации (например, «исламская партия возрождения», создавшая филиалы в Узбекистане и Таджикистане, хотя они запрещены и находятся в подполье). Происходит дальнейший рост влияния партии «Хизм ут-Тахрир аль-Ислами», провозглашающей ислам своей идеологией и ставившей целью создание исламского государства. Как справедливо отмечает  С.И. Лунев [11, стр. 344], происходит рост влияния этой организации, несмотря на репрессии со стороны властей (в 2000-2003 гг. около 4 тыс. сторонников этой партии осуждены в Узбекистане за распространение экстремистских идей). В отличие от Исламского движения Туркестана партия объявила о «ненасильственном» джихаде, при этом ее деятельность прямо направлена против христиан и иудеев. «Хизм ут-Тахрир аль-Ислами» действует в Таджикистане, Киргизстане и южном Казахстане.

     Исламское движение Туркестана, сливаясь с международными религиозно-экстремистскими организациями, проявилось в Андижане (2005 г.), совершив в 2009 г., террористические акты в городах Ханабал и Андижан.  Нельзя согласиться с информацией  западных СМИ, причисливших эти события только к социальным протестам населения. Данное мнение опровергается международной комиссией по расследованию событий в Андижане, которой отмечалось, что подготовка к терактам проводилась в Киргизстане.

     Исламисты играют важную роль в Таджикистане, представляют реальную силу в Узбекистане. Возможно постепенное, анклавное превращение республик региона в исламские страны. Приход к власти радикалов и экстремистов вызовет катастрофические потрясения в Центральной Азии и прямо угрожает всем сопредельным странам, в том числе и России [11, стр. 344-346].

     Существующая до настоящего времени реальная угроза со стороны религиозных экстремистов, диктует необходимость разработки совместных мер с использованием правовых инструментов. Реальным противодействием религиозному экстремизму может служить принятие на международном уровне дополнительных нормативных правовых актов, направленных против деятельности религиозных экстремистов, учитывающих конфессиональные и национальные особенности того или иного государства и содержащих механизмы их реализации.

     Для регулирования отношений государства и религиозных объединений в государствах - участниках Содружества Независимых Государств созданы специализированные государственные органы: Азербайджан - Государственный комитет по работе с религиозными конфессиями; Киргизия – Государственная комиссия  по делам религий при Правительстве Киргизской Республики; Казахстан – Секретариат по связям с религиозными объединениями при Правительстве Республики Казахстан; Таджикистан – Комитет по делам религий при Правительстве Республики Таджикистан; Узбекистан – Комитет по делам религий при Кабинете Министров Республики Узбекистан; Туркменистан – Генгеши по делам религии при Президенте Туркменистана.

     Создание в странах СНГ, Балтии и в Грузии специальных государственных органов для регулирования отношений с религиозными объединениями, на наш взгляд, является позитивным. В Российской Федерации такого специального государственного органа не существует, поэтому не выработаны единые подходы к регулированию отношений государства с религиозными объединениями. Этими вопросами независимо друг от друга занимаются: Главное управление внутренней политики Президента РФ (отдел по взаимодействию с религиозными организациями) и  Департамент по связям с Федеральным Собранием, общественными организациями и религиозными объединениями (Аппарат Правительства РФ).

ЛИТЕРАТУРА: 
[1] Алиев Б.К. К вопросу об эффективности применения норм международного права на современном этапе // Правозащитник. 2011. № 3.
[2] Алиев Ш. Научно-практический комментарий к Конституции Азербайджанской Республики. - Баку, 2000.
[3] Былов М. Эхо исламской революции. Лидеры государств Средней Азии заявляют о растущем влиянии экстремистов /НГ-Религии. 2011. март.
[4] Иванов В.А. Государство и религиозные объединения в Республике Казахстан: новые реальности и перспективы развития // Свобода совести в России: исторический и современный аспекты. - М., 2005.
[5] Комарова Т.Ф. Организационно правовое основы взаимодействия государства и общественных объединений // Юстиция. 2011. № 3.
[6] Конституция Азербайджанской Республики от 12 ноября 1995 г. // Конституции стран СНГ и Балтии / Сост. Г.Н.Андреева. - М.: Юристъ, 1999
[7] Конституция Республики Узбекистан от 8 декабря 1992 г. // Конституции государств Азии. Т.2. Средняя Азия и Индостан/ Под ред. Т.Я. Хабриевой. – М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации: Норма, 2010.
[8] Конституция Республики Таджикистан от 6 ноября 1994 г. (в редакции Закона от 22 июня 2003 г.) // Конституции государств Азии. Т.2. Средняя Азия и Индостан./ Под ред. Т.Я.Хабриевой. – М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации: Норма, 2010.
[9] Конституция Республики Таджикистан от 26 сентября 2008 г. //Конституции государств Азии. Т.2. Средняя Азия и Индостан/ Под ред. Т.Я.Хабриевой. – М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации: Норма, 2010.
[10] Коституция Кыргызской Республики от 27 июня 2010 г. (принята референдумом и введена в действие Законом КР от 27.06.2010 г.) // официальный сайт www.base.spinform.ru (2010).
[11] Лунев С.И. Процессы исламизации и проблемы радикализма // Восток и политика / Под ред. А.Д. Вознесенского. – М.: Аспект Пресс, 2011.
[12] Мельников А. Нет пророка в чужом отечестве // НГ-Религии. 2010. 1 декабря.
[13] Орлов Д.А. Европейский Союз и Содружество Независимых Государств: вопросы наднационального правового регулирования // Юстиция. 2011. № 3.
[14] Официальный сайт www.base.spinform.ru (2010).
[15] Политические системы современных государств. - М.: МГИМО. - Университет МИД России, Институт общественного проектирования, Журнал «Эксперт», 2009.
[16] Религия и закон. Правовые основы свободы совести и деятельности религиозных объединений в странах СНГ и Балтии. Сборник правовых актов.- М.: Юриспруденция, 2002.
[17] Закон Азербайджанской Республики «О свободе вероисповедания» // Религия и закон. Правовые основы свободы совести и деятельности религиозных объединений в странах СНГ и Балтии / Институт религии и права. - М.: Юриспруденция, 2002.
[18] Закон Республики Таджикистан «О свободе совести и религиозных объединениях» // Религия и закон. Правовые основы свободы совести и деятельности религиозных объединений в странах СНГ и Балтии / Институт религии и права. - М.: Юриспруденция, 2002.
[19] Закон Республики Узбекистан «О свободе совести и религиозных организациях» // Религия и закон. Правовые основы свободы совести и деятельности религиозных объединений в странах СНГ и Балтии / Институт религии и права. - М.: Юриспруденция, 2002.

 

Заголовок En: 

Modern Legal Regulation of State and Confessional Relations in Azerbaijan, Kazakhstan, Turkmenistan and Kyrgyzstan

Ключевые слова En: 

legal regulation, religious organizations, religious activity, freedom of worship, freedom of faith, freedom, secular state, strategy of development, Muslim radicals.