Позитивная юридическая ответственность в семейном праве

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 

преподаватель кафедры гражданского и уголовного права и процесса филиала Российского государственного социального университета в г. Клин

Аннотация: 

В настоящей статье автор на основе анализа доктринальных и нормативных источников предпринимает попытку обосновать наличие позитивной юридической ответственности. Автор определяет специфику позитивной семейно-правовой ответственности в механизме самоконтроля правомерного поведения личности. Рассматривая юридическую природу семейно-правовой ответственности, автор обосновывает самостоятельность семейно-правовой ответственности, её отличия от гражданско-правовой, уголовной, а также административной ответственности. Автор приводит собственное определение семейно-правовой ответственности, дает характеристику функциям данного вида ответственности, обосновывает собственный взгляд на понятие ответственности в современной семье. Автор обосновывает мнение о том, что семейно-правовая ответственность выражается в многообразных санкциях, закрепляемых действующим семейным законодательством. Автор отмечает, что мерами семейно-правовой ответственности являются: признание брака недействительным, лишение и ограничение родительских прав, отмена усыновления, опеки, попечительства, расторжение договора о передаче ребенка на воспитание в приемную семью, лишение права на общение с ребенком, отбирание ребенка, прекращение или ограничение обязанности по материальному содержанию субъекта семейного правоотношения другим субъектам. Обосновывая собственные взгляды, автор опирается на мнения ученых, специалистов, а также ряда иных компетентных лиц.

Ключевые слова: 

закон, право, юридическая ответственность, позитивная ответственность, негативная ответственность, семейно-правовая ответственность, семейное право, санкции.

     Юридическая ответственность, по справедливому замечанию А.В. Демина, является наиболее «трансцендентной категорией отечественной юриспруденции» [21]. Отсутствие дефиниции юридической ответственности на нормативном уровне вызывает множественность и противоречивость точек зрения на правовое содержание института ответственности.

     Первоначально юридическая ответственность исследовалась в негативном (ретроспективном) смысле и характеризовалась как ответственность за совершенное лицом в прошлом деяние, выраженное в нарушении правовых предписаний и норм. Однако в ходе дискуссии, начавшейся с 1960-х годов, сформировался иной подход, с которым связано появление теории позитивной ответственности.

     Позитивную юридическую ответственность или ответственность за будущее поведение еще называют проспективной, статусной,  интроспективной [62, с. 31], правовой (противопоставляя тем самым ее юридической) [60, с. 7], умеренно-позитивной, активно-позитивной [57, с. 7], надлежащим исполнением обязанностей [53, с. 8], поощрительной. В свою очередь, второй аспект - ответственность за прошлое поведение, называют негативным, ретроспективным, пассивным.

     Формирование гражданского общества и правового государства обусловливает необходимость переосмысления проблемы юридической ответственности. Повышенное внимание, уделяемое юридической наукой проблеме ответственности, объясняется ее большим значением в структуре охранительной функции права.

     Юридическая ответственность - важный институт любой правовой системы, она служит гарантом прав и свобод человека, и является одним из сущностных признаков, характеризующим право в качестве необходимого регулятора общественных отношений [61, с. 3].

     В условиях построения правового государства и формирования гражданского общества, необходимости укрепления законности и правопорядка роль юридической ответственности в механизме правового воздействия существенно возрастает. Она становится одним из условий и критериев эффективности правового воздействия, проблемы которого находятся в центре внимания многих представителей юридической науки.

     Реализация юридической ответственности свидетельствует об уровне законности и состояния правопорядка, качестве юридических норм, что в конечном итоге свидетельствует об эффективности действия всей правовой системы.

     Юридическая ответственность как целостное правовое явление – это нормативная, гарантированная и обеспеченная государственным принуждением, убеждением и поощрением юридическая обязанность по соблюдению и исполнению требований норм права, реализующаяся  в правомерном поведении субъектов, одобряемом или поощряемым государством, а в случае ее нарушения - обязанность правонарушителя претерпеть осуждение, ограничение прав имущественного или личного неимущественного характера и их реализация [38, с. 451].

     Под юридической ответственностью понимается отрицательная реакция государства на противоправное деяние, которая выражается в государственном осуждении и причинении правонарушителю определенных лишений, предусмотренных санкциями правовых норм [54, с. 398].

      «Юридическая ответственность является охранительным институтом, в рамках которого осуществляется защита прав, а в отношении виновного лица реализуются неблагоприятные последствия, предусмотренные санкцией. При этом, с одной стороны к правонарушителю применяются определенные санкции в виде лишения каких-либо имеющихся у него субъективных прав либо вынуждающие принять какие-то обременительные обязанности, а с другой стороны, обеспечивается защита прав управомоченного лица» [19, с. 38, 39].

     Государство посредством института ответственности обязано предупредить, а в случае необходимости наказать правонарушителей. В частности, правоприменительная практика свидетельствует об отсутствии контроля за исполнением возложенных законом или договором обязанностей и больших масштабах нарушения субъективных семейных прав, за которые не всегда следует привлечение к ответственности. На основании этого Л.Е. Чичерова приходит к выводу, что механизм ответственности в семейном праве не в полной мере отвечает как отраслевым целям, так и целям юридической ответственности [58, с. 4]. В.П. Грибанов и Е.А. Суханов понимают под юридической ответственностью государственное воздействие, выражающееся в применении к нарушителям предусмотренных законом санкций — мер ответственности, влекущих для нарушителей дополнительные неблагоприятные последствия [19, с. 38, 39] [18, с. 427].

     Несмотря на убедительность приведенных доводов, трудно согласиться с суждением о том, что единственной характеристикой ответственности является кара, наказание, а сама ответственность выражается в возложении на правонарушителя дополнительных (к общему статусу) обязанностей. Такая позиция игнорирует существующее в теории права и последовательно отстаиваемое рядом ученых выделение правовосстановительного и карательного аспектов юридической ответственности. Например, О.Э. Лейст в своих работах отмечает, что от штрафной, карательной ответственности следует отличать правовосстановителъную ответственность, которая заключается в восстановлении незаконно нарушенных прав, в принудительном исполнении невыполненной обязанности [42, с. 497]. При этом ученый указывает, что деление видов ответственности (как и санкций) на правовосстановительную и штрафную основополагающее, основное. А.А. Гогин также полагает, что санкции классифицируются на карательные и восстановительные, подчеркивая при этом, что правовосстановительные санкции занимают одно из ведущих мест в механизме регулирования общественных отношений [35, с. 55].

     По мнению В.А. Рыбакова, главным стимулом к исполнению обязанностей в относительных правоотношениях служит не принуждение, а «стремление субъекта к реализации приобретенного в правоотношении субъективного права» [45, с. 116]. Институт юридической ответственности, с одной стороны, воспитывает субъектов права, тем самым способствуя предотвращению правонарушений; с другой - предусматривает нежелательные, неблагоприятные последствия для правонарушителя; с третьей – может восстановить нарушенные имущественные права потерпевшего лица.

     При этом представляется весьма важным поведение лица, права которого были нарушены, которое должно принять необходимые меры для того, что механизм юридической ответственности начал действовать. Отказ от защиты своих прав, по словам Н.С. Малеина, означает, что совершенное кем-то правонарушение останется безнаказанным. Принцип неотвратимости ответственности вступает в коллизию с принципом диспозитивности в осуществлении своих прав, что снижает воспитательное воздействие права [15, с. 34]. Обязанность претерпеть определенные лишения возникает уже в момент правонарушения, она соответствует содержанию санкции конкретной правовой нормы или условиям договора. В.Л. Тархов высказывает точку зрения о том, что «большинство наших недостатков проистекает из безответственности» [51, с. 64].

     Следует выделять две противоположные точки зрения на ретроспективную юридическую ответственность, ибо различие слишком существенное, и оно значительно влияет на понимание ее сущности.

     Большинство ученых (Е.М. Ворожейкин, Н.С. Малеин, Ю.К. Толстой, P.O. Халфина и другие) [10, с. 255] [36, с. 138] [19, с. 38, 39] [16, с. 644] [56, с. 320] сходится на том, что юридическая ответственность всегда влечет для правонарушителя определенные лишения имущественного или неимущественного характера. Такое понимание юридической ответственности побуждает участников правовых отношений к надлежащему поведению.

     В соответствии с другой позицией, в качестве ответственности понимается исполнение субъектом правоотношения определенной юридической обязанности, если она осуществляется в силу
государственного принуждения (взыскание в судебном порядке алиментов на содержание детей)  [7, с. 30] [8, с. 85]. Однако с этим едва ли можно согласиться. Понимание ответственности исключительно как исполнения под принуждением государства в том же объеме юридической обязанности, не исполненной ранее добровольно, приводит к безнаказанности в семейных правонарушениях (как и в правонарушениях вообще). При данном понимании юридическая ответственность, по сути, уравнивается с мерой защиты прав потерпевшей стороны. В результате применения такой ответственности участники семейных или иных правовых отношений не побуждаются к исполнению обязанностей добровольно. Они знают, что в случае неисполнения либо ненадлежащего исполнения своих юридических обязательств они практически ничем дополнительно не рискуют. В данном случае отсутствует элемент наказания, без которого сам институт юридической ответственности лишается смысла. Подмена ответственности принудительным исполнением установленных законом обязанностей по существу ведет к освобождению от ответственности и вносит путаницу в употребление терминологии. В связи с этим представляется верной позиция О.С. Иоффе, который требует четкого правового разграничения двух указанных понятий [25, с. 38].

     В.К. Бабаев в свое понимание юридической ответственности включает две указанные позиции. Так, он отмечает, что гражданско-правовая ответственность выражается в «возмещении убытков, неустойке, штрафах, пени, принудительном восстановлении прошедшего правового состояния, принудительном исполнении правовой обязанности» [55, с. 512]. Полагаем, что такой комплексный подход не лишен оснований и в некоторой степени примиряет приведенные выше позиции. Тем не менее, мы больше склоняемся к пониманию юридической ответственности как правового последствия, влекущего в обязательном порядке определенные лишения для нарушителя. Элемент наказания, на наш взгляд, является в данном вопросе ключевым.

     Юридическая ответственность как ответственность ретроспективная неразрывно связана с такими понятиями, как позитивная ответственность, чувство и осознание ответственности.

     Под позитивной ответственностью понималась не ответственность лица за совершенное им правонарушение, но, напротив, правомерное поведение лица, неуклонное, строгое и предельно инициативное осуществление лицом его обязанностей [49, с. 49] [50, с. 78] [1, с. 371]. Как видим, принципиальное отличие данных научных подходов состоит, прежде всего, в отрицании возможности существования ответственности до совершения правонарушения (концепция негативной ответственности) или, наоборот, в признании ответственности независимо от факта совершения правонарушения в силу наличия у субъектов права предусмотренных законом обязанностей (позитивная концепция).

     В общих чертах позитивная ответственность трактуется исследователями как осознание личностью своего долга перед обществом, классом, отдельным коллективом, другими людьми, осознание смысла и значения собственных поступков, согласование их со своими обязанностями [46, с. 6, 43]. При этом, отмечает В.Н. Кудрявцев, сведение сущности позитивной ответственности к юридической обязанности действовать правомерно не должно приводить к отождествлению понятий «обязанность» и «ответственность», так как понятие позитивной ответственности шире одной только обязанности: позитивная ответственность состоит из знания (понимания) своей обязанности и отношения к обязанности, которое можно охарактеризовать как чувство долга, стремление выполнить порученное дело хорошо, достичь того результата, который нужен государству [31, с. 286, 287]. В то же время Б.В. Ерофеев под активной ответственностью понимает наличие мер ответственности за будущие нарушения [22, с. 283].

     Юридическая ответственность представляет нам единой, как и любая другая разновидность социальной ответственности. Вместе с тем, различаются формы ее реализации: добровольная и государственно-принудительная. Юридическая ответственность, проявляясь в своем позитивном значении через правовые обязанности, адресуются субъектам права в расчете на их сознательное, добровольное выполнение, что представляет собой наиболее желательную и безболезненную форму реализации юридической ответственности. Если же конкретное лицо не исполняет возложенные на него обязанности, допускает отклонения от социальной роли, то в этом случае возникает необходимость в принудительном воздействии на него с целью обеспечения общественно полезного поведения с его стороны. Следовательно, государственное осуждение правонарушителя и применение к нему правового принуждения свидетельствуют не о возникновении юридической ответственности, а об изменении ее формы: добровольная форма реализации ответственности уступает место государственно-принудительной.

     Позитивная ответственность понимается как социальная связь личности и общества, как выражение объективной зависимости личности от общества и государства [30, с. 3]. Позитивная ответственность находит свое выражение в активной деятельности человека, которую он осуществляет в соответствии со своим политическим и правовым сознанием, чувством долга, совестью и т.п. [3, с. 46], и является духовным инструментом взаимодействия общества и личности [29, с. 87].

     В русском языке «ответственность» определяется как «необходимость, обязанность отдавать кому-нибудь отчет в своих действиях, поступках» [43, с. 459]. Сторонник теории позитивной ответственности В.Л. Тархов определяет ее как регулируемую правом обязанность дать отчет в своих действиях [52, с. 274–276, 281]. Этот отчет обязанное лицо должно держать с начала возникновения правоотношения, причем независимо от правомерности поведения. Надеяться, что лица не будут совершать правонарушения под страхом привлечения к ответственности, не приходится, так как «... всегда могут перевесить желание совершить правонарушение и надежда избежать наказания»  [52, с. 274–276, 281].

     Понимание позитивной ответственности близко моральной, которая охватывает ответственность лица не только перед другими членами общества, но и нравственную ответственность перед самим собой; она обращена на формирование будущего поведения лица. Как считает Е.А. Суханов, «моральную ответственность обычно именуют позитивной или перспективной ответственностью» [18, с. 427]. Нравственное чувство ответственности является гарантом успешного выполнения каждым членом общества его юридических обязанностей. Сохранение нравственных отношений является обязанностью законодателя, ибо характерной чертой права должна быть моральная обоснованность [27, с. 214]. Однако В.А. Кучинский отмечает, что было бы явно неправильно представлять ответственность в перспективном аспекте в том, что она предупреждает о возможности привлечения к ответственности [32, с. 160]. Позитивная ответственность нацелена на то, чтобы выполнение правовых обязанностей стало внутренним побуждением каждого гражданина, в этом, на наш взгляд, заключается главная ценность данного вида ответственности.

     Так как юридическая ответственность, в отличие от моральной, всегда выполняет определенные функции и является следствием правонарушения, устанавливая последствия такого неправомерного поведения, мы склонны придерживаться позиции ретроспективной юридической ответственности в семейном праве.

     Следует согласиться с И.С. Самощенко и М.Х. Фарукшиным, отмечающими, что «юридическая ответственность с тех пор как она возникла всегда была ответственностью за прошлое, за совершенное противоправное действие» [46, с. 6, 43]. Данные авторы, также как и А.И. Пергамент, справедливо пришли к выводу, что «нет основания для пересмотра взгляда на юридическую ответственность как последствие правонарушения».

     Резюмируя различные подходы к вопросу определения правовой природы юридической ответственности, мы пришли к однозначному мнению, что такая ответственность имеет ретроспективный характер, то есть наступает после совершения виновного правонарушения. Позитивная (или перспективная) ответственность актуальна больше с точки зрения нравственности, а юридический характер она приобретает лишь после совершения правонарушения, когда начинают действовать конкретные правовые механизмы государственного принуждения, направленные на восстановление нарушенных семейных прав и наказание виновных субъектов.

     Юридическая ответственность основана на применении мер государственного принуждения к правонарушителю за совершенное им противоправное деяние. В некоторых случаях меры юридической ответственности могут применяться и исполняться добровольно, не прибегая к помощи публичной власти, например, внесудебный порядок уплаты неустойки за просрочку алиментов. Но и в таких случаях меры ответственности обеспечены предусмотренной государством возможностью их применения, то есть действует так называемая превентивная функция семейного права.

     Государство, издавая соответствующие нормы права, определяет меры юридической ответственности субъектов правоотношений независимо от их воли или желания. Вместе с тем, в силу диспозитивности семейно-правового регулирования, стороны соответствующего договора (соглашения об уплате алиментов, брачного договора и т.п.) могут предусмотреть не только права и обязанности для себя, но и меры ответственности на случай противоправного и виновного поведения одного из участников договора. В целом, исследователи современного законодательства отмечают, что «в СК РФ значительно увеличилось число норм, предоставляющих участникам семейных отношений право самим определять содержание своих правоотношений с помощью различных соглашений: брачных договоров, соглашений об уплате алиментов, о воспитании детей (диспозитивных норм)» [28, с. 10].

     Последние десятилетия наука семейного права активно развивается. Вопросы ответственности в семейном праве получают все более глубокое и всестороннее освещение. Следует отдать должное Е.М. Ворожейкину, который в числе первых коснулся этой проблемы.

     Дифференциация юридической ответственности является одним из направлений развития российского законодательства и правовой политики в целом. При этом можно констатировать, что такая правовая политика влияет на появление в теории права все новых самостоятельных видов юридической ответственности.

     Наравне с классическими видами юридической ответственности – гражданско-правовой, уголовно-правовой, административно-правовой, дисциплинарной, международно-правовой – следует выделять семейно-правовую ответственность.

     В правовой науке М.В. Антокольской высказано мнение, что понятие ответственности в семейном праве идентично гражданско-правовой ответственности. Она определяет семейно-правовую ответственность как обязанность лица претерпевать лишения права и иные дополнительные неблагоприятные последствия своего виновного противоправного поведения [2, с. 98].

     Данное мнение поддержано С.П. Гришаевым. Он считает, что не существует семейно-правовой ответственности в чистом виде и к нарушителям применяются меры гражданского, уголовного и семейного права [20, с. 72]. Так же радикален в своих взглядах Д.А. Липинский. По его мнению, семейно-правовая ответственность отсутствует, за семейно-правовые нарушения наступает административная или уголовная ответственность, а лишение родительских прав, ограничение родительских прав он рассматривал в качестве семейно-правовых средств обеспечения дозволений и запретов [33, с. 22–30].

     Мнения отдельных учетных о том, что семейно-правовая ответственность не является самостоятельным видом юридической ответственности, поддержал Р.Ф. Гарипов. В своей работе «Деликтоспособность: Теоретико-правовые проблемы» он приводит следующие аргументы: «В частности, за многие правонарушения, вытекающие из семейных правоотношений, наступает либо уголовная (например, ст. 156 УК – неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего; ст. 157 – уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособноных родителей), либо административная ответственность (например, ст. 5.35 КоАП – неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по их содержанию и воспитанию). Называемые же сторонниками позиции о самостоятельности семейно-правовой ответственности меры (ограничение и лишение родительских прав, расторжение брака) не могут быть отнесены к мерам юридической ответственности. Это объясняется тем, что признаками любой юридической ответственности являются осуждение правонарушителя и претерпевание им неблагоприятных последствий. Но какие последствия наступают в случае развода остаётся не совсем ясным, поскольку никакого осуждения при расторжении брака не происходит. Более того, нельзя назвать правонарушителем лицо, брак с которым расторгают, так как разводы происходят по самым разным причинам. То же самое можно сказать и о лишении (ограничении) родительских прав. Данная мера является не мерой юридической ответственности, а мерой защиты, которая направлена за обеспечение прав и законных интересов несовершеннолетнего» [12, с. 54–55].

     Ю.Ф. Беспалов высказывает обоснованные критические замечания относительно приведенной позиции, указывая, что применение норм административного, гражданского и уголовного права не препятствует применению мер семейно-правовой ответственности.  При этом Ю.Ф. Беспалов признает, что отсутствие фундаментальных научных исследований по проблемам семейно-правовой ответственности создает определенные трудности при применении норм семейного законодательства, а следовательно, влечет разные подходы в право применении [47, с. 257, 258]. Но это, на наш взгляд, не может быть расценено как несуществование и отрицание семейно-правовой ответственности. Например, за злостное уклонение от уплаты алиментов предусмотрены два вида ответственности – семейно-правовая (лишение родительских прав) и уголовно-правовая (ч. 1 ст. 157 УК РФ).

     В качестве примера можно привести мнение И.К. Пискарева. Он исходит из того, что алименты являются семейно-правовой обязанностью, на основании чего делает вывод, что ее неисполнение влечет применение семейно-правовой ответственности, а злостное уклонение от уплаты алиментов - уголовную ответственность [44, с. 343]. Таким образом, И.К. Пискарев также рассматривает семейно-правовую ответственность как самостоятельный вид юридической ответственности.

     Семейно-правовая ответственность отличается от гражданско-правовой ответственности. К гражданско-правовой ответственности относятся только такие принятые к правонарушителю меры, в результате которых он понес имущественные лишения, которые не наступили бы, если бы правонарушитель не совершил правонарушение. Кроме того, гражданско-правовая ответственность - это ответственность одного участника гражданского правоотношения перед другим участником того же правоотношения, ответственность правонарушителя перед потерпевшим. Поэтому под гражданско-правовой ответственностью понимается применение к правонарушителю таких мер, в результате которых у правонарушителя изымается и передается потерпевшему имущество, которое правонарушитель не утратил бы, если бы не совершил правонарушение [17, с. 647].

     По мнению Д.Е. Богданова, сущность гражданско-правовой ответственности характеризуется принципом автономии кредитора, который отражает автономное, независящее поведение кредитора, свободного в применении или неприменении установленных законом или договором мер гражданско-правовой ответственности [5, с. 6]. Кредитор предстает в качестве носителя цивилистических свобод, правообладающего лица, наделенного определенной мерой возможного поведения по распоряжению своими правами и самостоятельной инициативой в вопросе привлечения должника к гражданско-правовой ответственности [6, с. 128].

     На самостоятельность семейно-правовой ответственности указывает Р.Х. Макуев, считающий, что «семейная ответственность предусмотрена за семейные проступки. Санкции большей частью связаны с реконструкцией семейных отношений: развод, лишение родительских прав, возложение на одну из сторон дополнительных обязанностей и т. д.» [34, с. 614]. Нельзя согласиться с такими мерами семейно-правовой ответственности, как развод, возложение на одну из сторон дополнительных обязанностей. Российское семейное законодательство не рассматривает расторжение брака как меру ответственности за неправомерное поведение в браке.

     С учетом вышеизложенного примечательна позиция С.А. Сидоровой: «семейно-правовая ответственность как вид юридической ответственности - это возможные неблагоприятные последствия, выражающиеся в лишении или ограничении имущественного или личного неимущественного права либо в ограничении семейной правоспособности, предусмотренные в санкциях правовой нормы либо условиями договора, которые могут наступить в случае виновного несоблюдения правонарушителем требований правовой нормы, условий договора, положений судебного акта» [48, с. 8].

     Данное определение содержит признаки семейно-правовой ответственности как уникального отраслевого института.

     К тому же семейно-правовой ответственности присущи свои специфические черты: 1) семейно-правовая ответственность применяется за совершение правонарушений, предусмотренных нормами семейного права [37, с. 36], 2) эти меры ответственности могут применяться только в отношении членов семьи, то есть субъектов, связанных возникшими семейными правоотношениями [9, с. 269], 3) в большинстве случаев применение мер семейно-правовой ответственности зависит от волевого акта заинтересованного лица.

     Специфические признаки семейно-правовой ответственности позволили Ю.Ф. Беспалову [4], А.Е. Казанцевой [26], А.М. Нечаевой [40] говорить о самостоятельности этого вида ответственности и отличиях мер семейно-правовой ответственности от мер, например, гражданско-правовой ответственности.

     Поэтому автор разделяет позицию ученых, которые признают существование семейно-правовой ответственности, ее самостоятельность [23]. Но хотя их и большинство, на этом нередко единство мнений и заканчивается и прослеживается разнообразный подход к определению семейно-правовой ответственности.

     Н.Ф. Звенигородская  определяет семейно-правовую ответственность как «предусмотренное семейным законодательством последствие совершенного семейного правонарушения, выраженное в отрицательных, нежелательных для правонарушителя, субъекта семейных правоотношений, лишениях личного или имущественного характера» [24, с. 13–17].

     В своем диссертационном исследовании, посвященном ответственности в семейном праве (2004 г.), Л.Е. Чичерова формулирует понятие семейно-правовой ответственности и предлагает два его определения. В одном случае она определяет семейно-правовую ответственность как предусмотренную санкцией нормы права или условиями договора меру возможного воздействия на правонарушителя при несоблюдении требований закона, условий договора или судебного акта, влекущую для него лишения или ограничение имущественного или личного неимущественного права. В другом случае юридическую ответственность в семейном праве данный автор определяет как одну из форм государственного принудительного воздействия на нарушителей норм права, условий договора или судебного акта, заключающуюся в применении к ним предусмотренных законом или договором мер ответственности, лишении или ограничении имущественного или личного неимущественного права, возложении дополнительных имущественных обременений.

     По мнению С.А. Муратовой, «Семейно-правовая ответственность - это обязанность лица претерпеть лишение субъективного права или иные дополнительные неблагоприятные последствия своего противоправного виновного поведения» [39, с. 34].

     В понимании Л.В. Кружаловой семейно-правовая ответственность – это предусмотренные законом (условия договора) меры воздействия на нарушителя, влекущие лишение или ограничение его имущественных или личных неимущественных прав [41].

     Недостаточность этого понятия, на наш взгляд состоит в слишком обобщенном характере. Фактически, семейно-правовая ответственность определяется в нем под углом зрения категории «юридическая санкция». При таком подходе отсутствует специфическое содержание, которое исторически вкладывается в понятие «юридическая ответственность», и следовательно должно отражаться в понятии «семейно-правовая ответственность. Мы имеем ввиду такие признаки, как государственное принуждение, противоправное поведение субъекта семейных правоотношений и его вина.

     Данным критериям более соответствует позиция О.А. Макеевой, по мнению которой при неисполнении или ненадлежащем исполнении алиментного обязательства к правонарушителю применяются меры юридической ответственности, т.е. особые меры государственного принуждения, имеющие целью наказание нарушителя, восстановление прав потерпевшего и оказание превентивного воздействия на конкретного правонарушителя и на все общество в целом.

     Дело в том, что в теории права «юридическая санкция» и «юридическая ответственность» соотносятся как общее и частное. На этом совершенно правильно акцентировала внимание Л.М. Звягинцева. Она подчеркивает, что термин «санкция» используется в трех значениях:

     - как мера государственно-принудительного воздействия на правонарушителя;

     - как структурный элемент правовой нормы;

     - как невыгодные, неблагоприятные последствия правонарушения в виде лишений личного  и имущественного характера, и в этом значении санкции могут быть сведены к двум группам: мерам ответственности и мерам защиты [47, с. 257, 258].

     Наиболее удачным представляется понятие семейно-правовой ответственности, данное Ю.Ф. Беспаловым, он определяет ее  как совокупность личных неимущественных, а в отдельных случаях и имущественных мер принуждения, ограничивающих и (или)  лишающих отдельных семейных прав либо приостанавливающих их осуществление, а также устанавливающих дополнительные обязанности; предусмотренных семейным законодательством, применяемых судом, иным уполномоченным органом к лицам, совершившим семейное правонарушение, либо допустившим иное действие (бездействие), рассматриваемое семейным законодательством в качестве основания ответственности .

     Юридическая ответственность в семейном праве выполняет прежде всего карательную функцию, поскольку предусматривает неблагоприятные последствия для правонарушителей в виде лишения или ограничения имущественного или личного неимущественного права. Мерами семейно-правовой ответственности являются: признание брака недействительным, лишение и ограничение родительских прав, отмена усыновления, опеки, попечительства, расторжение договора о передаче ребенка на воспитание в приемную семью, лишение права на общение с ребенком, отобрание ребенка, прекращение или ограничение обязанности по материальному содержанию субъекта семейного правоотношения другим субъектам. Санкции (ответственность или иные меры воздействия) за неосуществление семейных прав и неисполнение обязанностей могут выражаться не только в лишении субъектов семейных правоотношений соответствующих прав (например, родительских), но и в прекращении правоотношения (например, путем отмены усыновления), в изменении правоотношения (например, при изменении размера алиментов на супруга, который недостойно вел себя в период совместной жизни) и т.д. Уплата неустойки по алиментным обязательствам как мера гражданско-правовой ответственности в семейном праве выполняет также карательную функцию [13, с. 31–33].

     Семейно-правовая ответственность выражается в многообразных санкциях, закрепляемых семейным законодательством. Согласимся с Л.И. Глушковой, которая предлагает классифицировать их по трем основаниям. По воздействию на правонарушителя санкции могут быть личными неимущественными и имущественными; по связанности с юридической ответственностью санкции могут быть связанными и не связанными с ней; по способу охраны правопорядка санкции могут быть карательными и правовосстановительными [14, с. 7–8].

     Н.С. Шерстнева обращает внимание на следующие особенности мер принудительного воздействия в семейном праве: 1) среди них ведущее место занимают те, которые играют роль средств защиты нарушенного субъективного права ребенка или средств, предотвращающих такое нарушение; 2) в гражданском праве принудительные меры приводятся в действие по заявлению потерпевшей стороны, в семейном праве указываются и другие лица, которые могут обращаться к правоприменительным органам, чтобы привести в действие механизм защиты (прокурор, орган опеки и попечительства, родитель, опекун, усыновитель, а также заинтересованные лица) [59, с. 22].

     В качестве особых семейно-правовых санкций можно рассматривать лишение родительских прав (ст . 69 - 7 1 СК РФ), лишение прав на алименты родителей, в прошлом уклоняющихся от выполнения своих обязанностей (абз. 1 п . 5 ст. 87 СК РФ), лишение права на алименты супруга, который вел себя в браке неподобающим образом (ст.  92 СК РФ), лишение права на алименты фактических воспитателей, отчимов и мачех, которые в прошлом ненадлежащим образом воспитывали и содержали детей (п. 2 ст . 96, п. 2 ст . 97 СК РФ).

ЛИТЕРАТУРА: 

[1] Алексеев, С.С. Проблемы теории права [Текст]. – М., 1972. – Т. 1.
[2] Антокольская, М.В. Семейное право [Текст] : учеб. – 2-е изд., перераб. и доп. – М. : Юрист, 2003.
[3] Базылев, Б.Т. Сущность позитивной юридической ответственности [Текст] // Правоведение. – 1979. – № 4.
[4] Беспалов, Ю.Ф. Семейно-правовое положение ребенка в Российской Федерации [Текст]. – Владимир, 2000.
[5] Богданов, Д.Е. Сделки об ответственности в гражданском праве РФ [Текст] : автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Волгоград, 2005.
[6] Богданов, Д.Е. Принципы гражданского права и гражданско-правовой ответственности: от общего к частному [Текст] // Актуальные проблемы правоведения. – 2004. – № 1.
[7] Братусь, С.Н. Спорные вопросы теории юридической ответственности [Текст] // Советское государство и право. – 1973. – № 4.
[8] Братусь, С.Н. Юридическая ответственность и законность [Текст]. – М., 1976.
[9] Ворожейкин, Е.М. Семейные правоотношения в СССР [Текст]. – М., 1972.
[10] Ворожейкин, Е.М. Семейные правоотношения в СССР [Текст]. – М. : Юрид. лит., 1972.
[11] Габричидзе, Б.Н. Юридическая ответственность [Текст] / Б.Н. Габричидзе, А.Г. Чернявский. – М. : Альфа-М, 2005.
[12] Гарипов, Р.Ф. Деликтоспособность: Теоретико-правовые проблемы [Текст] / Институт социальных и гуманитарных знаний. – Казань, 2009.
[13] Гливинская, И.Н. Особенности функций юридической ответственности в семейном праве [Текст] // Семейное и жилищное право. – 2010. – № 1.
[14] Глушкова, Л.И. Ответственность в советском гражданском праве [Текст] : автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М., 1982.
[15] Гогин, А.А. О понятии санкции в теории права [Текст] // Вестн. Волжс. ун-та им. В.Н. Татищева. Серия «Юриспруденция». – Вып. 17. – Тольятти : Изд-во ВУиТ, 2001.
[16] Гражданское право [Текст] : учеб. : в 3 т. – 6-е изд., перераб. и доп. / отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. – М. : ТК Велби, Проспект, 2004. – Т. 1.
[17] Гражданское право [Текст] : учеб. : в 3 т. / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М. : Велби, 2003. – Т. 1..
[18] Гражданское право [Текст] : учеб. : в 2 т. – 2-е изд., перераб. и доп. / под ред. Е.А. Суханова. – М. : БЕК, 1998. – Т. 1.
[19] Грибанов, В.П. Ответственность за нарушение гражданских прав и обязанностей [Текст]. – М., 1973.
[20] Гришаев, С.П. Семейное право в вопросах и ответах [Текст]. – М. : Новая культура, 2008.
[21] Демин, А.В. Налоговая ответственность: проблема правовой идентификации [Текст] // Хозяйство и право. – 2000. – № 6.
[22] Ерофеев, Б.В. Экологическое право России [Текст] : учеб. 1996.
[23] Звягинцева, Л.М. Меры защиты в советском семейном праве [Текст] : автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Свердловск, 1980.
[24] Звенигородская, Н.Ф. Семейное правонарушение как основание семейно-правовой ответственности [Текст] // Российский судья. – 2010. – № 12.
[25] Иоффе, О.С. Вина и ответственность по советскому праву [Текст] // Советское государство и право. – 1972. – № 9.
[26] Казанцева, А.Е. Обязанности и права родителей (заменяющих их лиц) по воспитанию детей и их ответственность за их нарушение [Текст]. – Томск : Изд-во Томск. ун-та, 1987.
[27] Комаров, С.А. Общая теория государства и права [Текст] : учеб. – 4-е изд., перераб. и доп. – М. : Юрайт, 1998.
[28] Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации [Текст] / под ред. И.М. Кузнецовой. – М., 1996.
[29] Копейчиков, В.В. Реальный социализм: демократия, личность, права человека [Текст] / В.В. Копейчиков, З.И. Сущук. – К., 1983.
[30] Короткова, Л.П. Ответственность родителей (усыновителей) за ненадлежащее воспитание детей [Текст] : автореф. дис. … канд. юрид. наук. – X., 1979.
[31] Кудрявцев, В.Н. Закон, поступок, ответственность [Текст]. – М., 1986.
[32] Кучинский, В.А. Личность, свобода, право [Текст]. – М., 1978.
[33] Липинский, Д.А. О некоторых проблемах системы юридической ответственности [Текст] // Право и политика. – 2004. – № 12.
[34] Макуев, Р.Х. Теория государства и права [Текст] : учеб. – М. ; Орел : ОРАГС, 2005.
[35] Малеин, Н.С. Неотвратимость и индивидуализация ответственности [Текст] // Советское государство и право. – 1982. – № 2..
[36] Малеин, Н.С. Правонарушение: понятие, причины, ответственность [Текст]. – М. : Юрид. лит, 1985.
[37] Мардахаева, П.Н. Лишение родительских прав как мера семейно-правовой ответственности [Текст] : дис. ... канд. юрид. наук. – М. : РГБ, 2006.
[38] Матузов, Н.И. Теория государства и права [Текст] / Н.И. Матузов, А.В. Малько. – М., 2004.
[39] Муратова, С.А. Семейное право [Текст]. – М. : Новый Юрист, 1998.
[40] Нечаева, А.М. Правонарушения в сфере личных семейных отношений [Текст]. – М., 1991.
[41] Нечаева, А.М. Значение вины при разрешении споров о детях [Текст] // Советское государство и право. – 1974. – № 10.
[42] Общая теория государства и права. Академический курс [Текст] : в 3 т. / отв. ред. М.Н. Марченко. – М. : Зерцало-М, 2002. – Т. 3.
[43] Ожегов, С.И. Толковый словарь русского языка [Текст] / С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. – 3-е изд., стер. – М. : АЗЪ, 1996.
[44] Пискарев, И.К. Мировой судья в гражданском судопроизводстве [Текст] : науч.-практ. пособие / под ред. А.Ф. Ефимова, И.К. Пискарева. – М., 2004.
[45] Рыбаков, В.А. Проблемы формирования гражданско-правовой активности [Текст] : моногр. – Уфа : Уфим. высш. шк., 1993.
[46] Самощенко, И.С. Ответственность по советскому законодательству [Текст] / И.С. Самощенко, М.Х. Фарукшин. – М., 1971.
[47] Семейное право [Текст] : учеб. для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / под ред. Ю.Ф.Беспалова, О.А.Егоровой, О.Ю.Ильиной. – М., 2009.
[48] Сидорова, С.А. Вопросы применения мер гражданско-правовой и семейно-правовой ответственности в семейном праве [Текст] : дис. … .канд. юрид. наук. – М., 2008.
[49] Смирнов, В.Г. Уголовная ответственность и уголовное наказание [Текст] // Правоведение. – 1963. – № 4.
[50] Смирнов, В.Г. Функции советского уголовного права [Текст]. – Л., 1965.
[51] Тархов, В.Л. Гражданские права и ответственность [Текст]. – Уфа, 1996.
[52] Тархов, В.А. Гражданское право: Курс. Общая часть [Текст]. – Уфа, 1998.
[53] Тихоненко, И.Н. Основания освобождения от юридической ответственности [Текст] : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. – М., 1995.
[54] Теория государства и права [Текст] / под ред. О.В. Мартышкина. – М., 2007.
[55] Теория государства и права [Текст] : учеб. / под ред. В.К. Бабаева. – М. : Юристъ, 2002.
[56] Халфина, P.O. Общее учение о правоотношении [Текст]. – М. : Юрид. лит., 1974.
[57] Чирков, А.П. Ответственность в системе законодательства [Текст] : автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М., 1989.
[58] Чичерова, Л.Е. Ответственность в семейном праве: вопросы теории и практики [Текст] : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. – Рязань, 2004.
[59] Шерстнева, Н.С. Понятие, сущность и система принципов семейного права [Текст] : моногр. – М. : Юстицинформ, 2006.
[60] Шиндяпина, М.Д. Стадии юридической ответственности [Текст]. – М. : Книжный Мир, 1998.
[61] Юзефович, Ж.Ю. Функции юридической ответственности и формы их реализации по российскому законодательству [Текст] : дис. ... канд. юрид. наук. – М., 2004.
[62] Якушин, В.А. Правовые аспекты субъективного вменения [Текст] / В.А. Якушин, Л.И. Шаталова. – Ульяновск, 1997.

Заголовок En: 

Positive Legal Responsibility in the Family Law

Аннотация En: 

In the present article author bases on the analysis of doctrinal and normative sources attempt to substantiate the existence of positive legal responsibility. Author defines the specificity of positive familial liability in the mechanism of self- identity of lawful behavior. Considering the nature of family legal liability, author proves independence of family-legal responsibility; it differs from civil, criminal and administrative responsibility. Author gives own definition of family-legal responsibility, gives characteristic features of this type of liability and justifies own view of the concept of responsibility in the modern family. Author substantiates view that family liability is expressed in multiple sanctions fixable current family law. Author notes that measures of family - legal responsibility are: annulment of the marriage, deprivation and restriction of parental rights, abolition of adoption, custody, guardianship, termination of child in a foster family placement, deprivation of the right to communicate with the child, taking away a child, termination or limitation of the obligation to subject the material contents of family relationship to other entities. Justifying own views, author relies on the opinions of scholars, experts, as well as a number of other competent persons.

Ключевые слова En: 

law, legislation, legal responsibility, positive responsibility, negative responsibility, family and legal responsibility, family law, sanctions.