Особенности регламентации ответственности за совершение налоговых преступлений в уголовном законодательстве Англии

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 

кандидат юридических наук, заведующая кафедрой государственно-правовых дисциплин Новороссийского филиала Московского гуманитарно-экономического института

Аннотация: 

В настоящей статье автором рассматриваются особенности регламентации ответственности за совершение налоговых преступлений в английском уголовном законодательстве. Автором рассмотрены вопросы криминализации в сфере налогообложения. При этом автор акцентирует внимание на том, что следует разделять вопросы уклонения от уплаты налогов (различными незаконными способами) от налоговой оптимизации (в рамках закона). Автор проводит анализ понятия «налоговое мошенничество», который можно определить как умышленные действия лица, направленные на снижение налогов и совершаемые путем фальсификации документов, имеющих значение для налоговых органов. Помимо налогового мошенничества автор рассматривает и иные формы преступного посягательства на налоговую систему по законодательству Англии, в том числе уменьшение налогов, сопротивление уплате налогов и отказ от уплаты налогов. Автор приходит к выводу, что английский законодатель формирует составы экономических преступлений в зависимости от способа их совершения с целью дифференциации уголовной ответственности. Данный вопрос более актуален в процессе индивидуализации наказания, поскольку не все обманные способы уклонения будут в действительности порождать значительно большую общественную опасность, чем «пассивное уклонение».

Ключевые слова: 

налоговое преступление, налоговое мошенничество, уменьшение налогов, сопротивление уплате налогов, отказ от уплаты налогов, законодательство, право, Tax Management Act 1970, Англии, Великобритания.

     Одной из тенденций развития современной налоговой системы России является ее криминализация, рост масштабов налоговой преступности. Изучение зарубежного опыта противодействия противоправным проявлениям в сфере налогообложения способствует повышению эффективности законотворческого и правоприменительного процессов на отечественном правовом поле [2, С. 69]. Отметим, что в основе системы налоговых преступлений, типичной для экономически развитых европейских стран, лежит обобщенная и жесткая норма об ответственности за налоговое мошенничество. Практически во всех странах, где установлена юридическая ответственность за уклонение от налогов, налоговое мошенничество признается одним из наиболее тяжких преступлений и в подавляющем большинстве стран влечет уголовное наказание. В синтезированной форме налоговое мошенничество можно определить как умышленные действия лица, направленные на снижение налогов и совершаемые путем фальсификации документов, имеющих значение для налоговых органов. При этом необходимо иметь в виду неоднозначность трактовки самого понятия "мошенничество". Различные подходы к толкованию этого термина применимо к налоговым преступлениям используются даже в странах, которые традиционно относят к одной правовой семье. Так, например, в Великобритании на доктринальном уровне мошенничество рассматривается как родовое понятие всех видов обмана, связанных с получением любой выгоды или причинением ущерба [1, с. 53–55].

     Уголовная ответственность предусмотрена также за наиболее опасные «формальные» отступления от налогового законодательства, как правило, связанные с обманом. В частности, практически все правовые системы стран с развитой рыночной экономикой относят к числу опасных преступлений неведение бухгалтерского учета, уничтожение, сокрытие и подлог учетных документов, устанавливая за их совершение строгое наказание (от 7 лет лишения свободы в Великобритании до 10 лет в Германии) [3, С. 45; 4, с. 37]. Менее опасные нарушения налогового законодательства влекут наложение административных штрафов, размер которых сопоставим, а иногда и превышает размер штрафов уголовных. Простая неуплата налога уголовной ответственности не влечет, если не сопряжена с обманом (например, наказуемым банкротством, организацией мнимой неплатежеспособности). В таких случаях характерно применение пени за просрочку, в которой реализуется скорее компенсационная, чем штрафная функция. В подобных ситуациях не исключено и применение административных штрафов.

     В отечественной уголовно-правовой науке, как правило, критикуется казуистичный способ описания признаков преступления, однако для английской правовой системы данное положение является нормой вследствие традиционности подробного изложения всех конкретных действий, за которые предусмотрена уголовная ответственность.

     Для наглядности обратимся к норме, содержащейся в Tax Management Act 1970 г. [5, s. 42]:

      «…если любое лицо мошеннически уклоняется от уплаты налогов:

      (а) направляет в финансовые органы неверную налоговую декларацию;

      (b) представляет какое-либо неправильное сообщение, заявление или налоговую декларацию в связи с рассмотрением иска, касающегося уплаты подоходного налога или налога с прироста капитала;

      (с) представляет инспектору или уполномоченным какие-либо неправильные счета в связи с выполнением его обязанностей по уплате налогов…»

     Мы видим, что при построении нормы подробно описывается объективная сторона, перечисляются все конкретные способы совершения конкретного преступления, однако (исключая деления норм на фелонии и мисдиминоры), законодатель не только создает путаницу относительно выбора вида ответственности, но и неоправданно, на наш взгляд, расширяет круг уголовно-наказуемых видов поведения. К тому же следует отметить, что зачастую подробно описывая объективную сторону, законодатель либо копирует положения иных правовых актов, не признавая их бланкетными, либо компилирует положения, содержащиеся в этом же акте. Сокращение объема норм таким способом было бы в ряде случаев логичным, но казуистичный стиль описания норм является характерной чертой всех англо-саксонских правовых систем, и законодатель не отходит от него даже в процессе реформирования законодательства, посвященного преступлениям в сфере экономических действий, причиной чего стали пробелы как итог подобного изложения норм.

     Поскольку не все преступные деяния могут быть фактически описаны в нормах специальных законов, в исключительных случаях применяются положения общего права или ряда составов, предусмотренных иными нормативными актами. К примеру, формы уклонения от уплаты кредиторской задолженности, не предусмотренные законами о банковской деятельности, будут квалифицироваться судами как действия, предусмотренные Актом о хищениях 1978 г., санкции за которые различны не только по видам, но и по размеру штрафов. Именно поэтому мы считаем, что способ построения составов экономических преступлений путем перечисления способов совершения преступления не оправдан, несмотря на то, что цель, которую преследует законодатель, сводится к  разграничению характера и объема ответственности в зависимости от опасности преступных деяний.

     Далее мы  хотели бы обратиться к конкретным терминам, которые использует законодатель при описании объективной стороны экономических преступлений. В отличие от российского уголовного права, в английском законодательстве, посвященном преступлениям в сфере экономической деятельности, содержится огромное количество терминов, отражающих различные стороны того или иного деяния. К примеру, до недавнего времени в отечественной науке и практике использовалось два термина в области минимизации налоговых обязательств: правомерное избежание налогов и незаконное уклонение от уплаты налогов. Однако в Англии в отношении налогов уже долгое время применяются и другие термины, такие как: уменьшение налогов, налоговое мошенничество, сопротивление уплате налогов и отказ от уплаты налогов.

     В законе «О порядке уплаты налогов» (Tax Management Act 1970) содержится термин «избежание налогов» - правомерное использование определенного налогового режима в целях получения преимуществ при уплате налогов, допускаемых самим законом. Сделки, совершаемые с злоупотреблением с целью избежания налогов, как правило, признаются судами ничтожными, однако в ряде случаев (при наличии признаков «бесчестности») квалифицируются как мошеннические действия, образуя состав преступления.

     Также в этой сфере действуют определенные положения налогового законодательства, известные как «положения против уклонения». Кроме того, некоторые ученые развивают положения относительно предотвращения избежания налогов, в том числе путем совершения так называемых самопогашающихся сделок [6] или сделок, не имеющих коммерческой цели, но совершаемых исключительно для уменьшения налогов [7]. В Законе Великобритании «О бюджете» 2004 г. было предусмотрено, что с налоговых агентов и налогоплательщиков, использующих схемы избежания налогов, налоговым управлением могут быть истребованы объяснения относительно некоторых деталей применения таких схем.

     Финансовые службы Великобритании используют термин «уменьшение налогов» для обозначения приемлемого уровня налогового планирования, минимизации налоговых обязательств путем использования мер, прямо одобренных Парламентом. Признавая значительное сходство понятий «избежание» и «уменьшение», тем не менее, их необходимо разграничить. Критерии разграничения следует искать, во-первых, в том, с какими намерениями осуществляется толкование законодательства, что в этом случае рассматривается плательщиком (налоговым агентом) допустимым, а что - нет. Здесь может иметь место избирательное применение комментариев к законодательству и доктрин: во-первых, количество их весьма значительно и зачастую они противоречат друг другу, а во-вторых, в том, каким образом используются пробелы законодательства и конкуренция его норм, что недопустимо для уголовного права.

     Несмотря на то, что в английском законодательстве, посвященном налоговым преступлениям, содержится большое количество терминов, характеризующих ту или иную форму поведения налогоплательщика, тем не менее возникают большие трудности, так как английские суды толкуют подобные термины по-разному. Выделение признаков, которые бы разграничивали преступное уклонение от непреступного, является положительным моментом, но, так или иначе, казуистичное изложение признаков порой содержит внутреннее противоречие. «Приемлемость» уровня налогового планирования не раскрывается, тем самым сходят на «нет» старания законодателя, потому как не всегда те способы, которые утвердил Парламент, отражают реальную опасность некоторых видов минимизации налогов, граничащую с уклонением. Мы можем сделать вывод, что абстрактный способ изложения термина «приемлемость»  мог бы существенно облегчить работу суда в вопросе разграничения преступного уклонения от непреступного.

     Далее, мы можем сказать, что уменьшение налогов есть правомерное снижение налоговых обязательств посредством действий, прямо разрешенных законом, а избежание - это создание законных условий для неуплаты налогов посредством действий, не запрещенных законом.

     В отличие от «избежания», «уклонение от уплаты налогов» - основной термин, используемый для обозначения деяний индивидов и корпораций, которые не уплачивают налоги, применяя незаконные способы. Уклонение от уплаты налогов обычно подразумевает умышленное искажение (умалчивание) сведений, необходимых для правильного исчисления налогооблагаемой базы с тем, чтобы снизить налоговые обязательства. Эти действия включают, в частности, предоставление недостоверной налоговой декларации (недекларирование или неполное декларирование доходов, прибыли и выгод, или преувеличение затрат и других обстоятельств, учитываемых при вычетах) [5, s. 36–36(A)].

     Выделение данного вида связано с тем, что пассивные формы уклонения менее опасны (по мнению английской уголовно-правовой доктрины), чем обманные, соответственно за них, как правило, применяют незначительные меры наказания и в большинстве случаев не применяется принцип кратности причиненного ущерба при назначении штрафов.

     По нашему мнению, дифференциация ответственности за налоговые преступления в зависимости от способа совершения преступления во многих случаях будет иметь положительный эффект. Прежде всего это связано с тем, что конкретные способы совершения экономических преступлений (например, путем обмана) будут оказывать большее влияние на общественную опасность этого деяния. В ряде случаев обман налоговых органов путем включения ложных сведений обладает большей общественной опасностью, чем просто неподача декларации. Английский законодатель формирует составы экономических преступлений в зависимости от способа их совершеиня с целью дифференциации уголовной ответственности, хотя, по нашему мнению, данный вопрос более актуален в процессе индивидуализации наказания, поскольку не все обманные способы уклонения будут в действительности порождать значительно большую общественную опасность, чем «пассивное уклонение».

ЛИТЕРАТУРА: 

[1] Бражник, С.Д. Правоприменительная техника в уголовном праве: юридическое содержание, виды и границы понятия [Текст] / С.Д. Бражник, А.М. Инджгия // Юридическая наука. – 2012. – № 4.
[2] Соловьев, О.Г. Проблемы модернизации норм о преступлениях в сфере экономической деятельности: критический анализ законодательной техники [Текст] // Вестн. Ярослав. гос. ун-та им. П.Г. Демидова. Серия «Гуманитарные науки». – 2012. – № 3.
[3] Соловьев, О.Г. Уголовно-правовое регулирование экономической деятельности в Англии: проблемы дифференциации ответственности [Текст] // Вестн. Ярослав. гос. ун-та им. П.Г. Демидова. Серия «Гуманитарные науки». – 2013. – № 1.
[4] Соловьев, О.Г. Опыт законодательной регламентации ответственности за экономические преступления в УК Техаса (США) [Текст] / О.Г. Соловьев, А.С. Грибов // Российский следователь. – 2008. – № 24.
[5] Tax Management Act 1970 [Text] // Great Britain Statutory Publications. – 1970.
[6] IRC v. Ramsay. 300 [Теxт] // Law Reports: Appeal Cases. – 1982.
[7] Furniss v. Dawson. 474 [Теxт] // Law Reports: Appeal Cases. – 1984.

Заголовок En: 

Features of Responsibility for Commission of Tax Crimes Regulation under the Criminal Legislation of England

Аннотация En: 

In the present article, author discusses features of regulating liability for tax offenses in British criminal law. Author researches question of taxation criminalization. Author emphasizes that it is important to separate tax evasion (illegal different ways) from tax optimization (within the law). Author analyzes concept of "tax fraud", which can be defined as the deliberate actions of person to reduce taxes and committed through falsification of documents relevant to the tax authorities. In addition author considers tax fraud and other forms of criminal actions on the tax system under the British law, including tax cuts, tax resistance and refusal to pay taxes. Author concludes that forms of British economic crime compositions, depending on the way they were committed differentiates criminal liability. This question is more relevant in the process of punishment individualization because not all fraudulent evasion techniques will actually produce a much greater danger to society than "passive avoidance".

Ключевые слова En: 

tax crime, tax fraud, reduction of taxes, resistance to taxes payment, refusal of taxes payment, legislation, law, Tax Management Act 1970, England, Great Britain.