К вопросу о проблемах правового обеспечения правомерной деятельности в исключительной (морской) экономической зоне Украины

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 

кандидат юридических наук, старший научный сотрудник, доцент кафедры морского и таможенного права Национального университета «Одесская юридическая академия»

Аннотация: 

В статье анализируется современное состояние законодательного обеспечения режима правомерной деятельности в исключительной (морской) экономической зоне Украины, указывается на его пробелы и предлагаются возможные пути их преодоления. Проведен постатейный анализ Закона Украины «Об исключительной (морской) экономической зоне Украины», выявлены проблемы нормативно-правового обеспечения применения его отдельных статей, отмечается, что они значительно усложняют осуществление отдельных видов правомерной деятельности в рассматриваемом пространстве (осуществление свобод открытого моря, сооружение, эксплуатация и использование искусственных островов, установок и сооружений, проведение морских научных исследований). Проведенный анализ действующего законодательства Украины об исключительной экономической зоне показал, что на сегодняшний день остаются нерешенными целый ряд проблем, связанных с воплощением в правоприменительную практику норм специального Закона и, как следствие, Конвенции ООН по морскому праву 1982 года на Украине. Отмечается необходимость разработки и принятия ряда подзаконных нормативно-правовых актов в развитие норм Закона Украины «Об исключительной (морской) экономической зоне Украины», а именно: Порядка осуществления свобод открытого моря в экономической зоне, Порядка сооружения, эксплуатации и использования искусственных островов, установок и сооружений и Порядка проведения морских научных исследований.

Ключевые слова: 

морские пространства, исключительная экономическая зона, юрисдикция, юрисдикция государства в морских пространствах, Украина, свободы открытого моря, пробелы законодательства, правотворчество, морские научные исследования, искусственные сооружения в экономической зоне.

     Вопросы, связанные с использованием исключительных экономических зон (далее – ИЭЗ) длительное время не теряют своей актуальности в связи с развитием научных исследований в сфере управления морскими биоресурсами. Развитие мировой экономики в целом и процессы, происходящие в мире, свидетельствуют об актуальности исследования разных аспектов использования морских природных ресурсов. Стоимостное выражение прибыли от деятельности в морских пространствах, в том числе по использованию морских природных ресурсов, увеличивается с каждым годом. Не уменьшается и актуальность вопросов, касающихся административной юрисдикции прибрежных государств в отношении создаваемых ими в ИЭЗ искусственных сооружений, поскольку необходимость охраны суверенитета, территориальной целостности государства, а также необходимость ежедневного регулирования деятельности в ИЭЗ обуславливает закрепление соответствующих полномочий органов исполнительной власти, осуществляющих различные виды контроля (таможенного, пограничного, санитарного, ветеринарного, эпидемиологического и др.) при пересечении государственной границы, при заходе иностранных судов в ИЭЗ [14.С. 55 - 56].

     Концепция 200-мильной ИЭЗ появилась в начале 70-х годов ХХ в. Во время работы Третьей конференции ООН по морскому праву (1973 – 1982 гг.) эта концепция превратилась в институт международного морского права, находящийся на стадии становления, что не могло не вызвать повышенного интереса к его формированию [1.С. 4]. В.Ф. Царев видел причину такого интереса в «глобальному влиянии», осуществляемом ИЭЗ на существующие институты международного морского права [12.С.22][13.С.215]. Дж. Мартрен отмечал содержание и значение изменений, происходящих в режиме использования морских пространств как «революцию 200 миль» [15.С.21], а В. Линч охарактеризовал ИЭЗ как «единственное наиболее поразительное изменение в морском праве за последние 30 лет» [16.С.122]. Внедрение концепции ИЭЗ в морское право должно было стать, по мнению ее авторов, компромиссным решением вопроса о границах и сущности юрисдикции прибрежных государств.

     Конечно, концепция ИЭЗ привнесла достаточно много нового в международное публичное морское право. Вместе с тем, при решении вопросов о ее правовом статусе следует исходить из общих критериев классификации морских пространств, поскольку для того, чтобы стать общепризнанным институтом международного морского права, концепция ИЭЗ должна была быть разработана с учетом уже действующих международно-правовых норм, определяющих правовой режим морских пространств, в рамках которых предполагалось провозглашать такую зону [3.С. 93], и, соответственно, права на ее ресурсы.

     В соответствии со ст. 55 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. [5] (далее – UNCLOS’82), ИЭЗ подчиняется особому правовому режиму, согласно которому права и юрисдикция прибрежного государства и права и свободы других государств регулируются соответствующими положениями Конвенции. Однако выяснить действительный статус экономической зоны, как он определен в UNCLOS’82, невозможно, основываясь только на ст. 55 [2.С.24]. А.К. Жудро и А.П. Мовчан подчеркивали, что правовое положение ИЭЗ определяется всей совокупностью статей, содержащихся не только в ч. V, относящейся специально к зоне, но и в ч. VII UNCLOS’82, касающейся открытого моря [2.С.24].

     ИЭЗ – это морской район, в котором осуществляются суверенные права прибрежного государства для определенных целей. Для всех других целей – это район, в котором действуют фундаментальные принципы свободы открытого моря. Другими словами, положения UNCLOS’82 об ИЭЗ содержат разумный компромисс между интересами как прибрежного, так и других государств. Б. Оксман отмечал, что «для целей использования ресурсов этот район будет действительно под контролем прибрежного государства при условии, конечно, выполнения определенных обязательств. С другой стороны, там будут существовать свобода навигации и пролета» [17.С.57]. По мнению Б. Оксмана, в ИЭЗ обычно исключаются свобода рыболовства и в определенной степени некоторые другие свободы и устанавливается мера соответствующих прав или юрисдикции прибрежного государства. Однако в ИЭЗ не исключается традиционная роль государства флага [18.С.263].

     Важно подчеркнуть, что особенности правового положения ИЭЗ полностью зафиксированы в UNCLOS’82 и прибрежное государство не имеет права «по-особому», без учета положений UNCLOS’82, регламентировать действующие в зоне свободы открытого моря только на том основании, что зона подчинена «особому правовому режиму» [4.С. 66]

     Следует отметить, что UNCLOS’82 формально не рассматривает экономическую зону как зону, находящуюся в открытом море (как известно, ИЭЗ посвящена ч. V UNCLOS’82, которая так и называется «исключительная экономическая зона»). Вместе с тем с учетом сказанного о правовом режиме ИЭЗ было бы более обоснованным рассматривать ее как зону специальной юрисдикции прибрежных государств в открытом море [3.С.130].

     В целом концепция ИЭЗ оказала решающее влияние на изменение международного правопорядка в Мировом океане и привела к появлению новых отношений между государствами в вопросах использования морских ресурсов, проведения научных исследований, предотвращения загрязнения морской среды и т. п. Международное сообщество государств в целом и каждое государство отдельно заинтересовано в том, чтобы отношения, связанные с использованием Мирового океана, строились на справедливых, нормальных, упорядоченных началах, отвечающие требованиям эпохи, с должным учетом не только национальных, но и региональных, а также глобальных интересов [11.С.123].

     Правовой институт ИЭЗ, пройдя долгий путь формирования и развития присутствует практически во всех современных правовых системах прибрежных государств. Не стала исключением и Украина – Закон «Об исключительной (морской) экономической зоне Украины» [6] (далее – Закон) был принят в 1995 году – за четыре года до ратификации UNCLOS’82 [7]. При этом необходимо признать полное соответствие норм Закона соответствующим положениям UNCLOS’82, но также и то, что реализация норм Закона остается достаточно затруднительной вследствие отсутствия развивающего их законодательства.

     Отдельные вопросы, связанные с правовым режимом деятельности и правовым статусом ИЭЗ рассматривали А.Л. Колодкин, С.П. Головатый, С.В. Молодцов, А.Л. Маковский и многие другие. Однако их разработки касались, в основном, общих аспектов использования этого морского пространства, истории становления правовой категории «ИЭЗ», его правового статуса и правового режима в соответствии с UNCLOS’82. При этом анализ внутригосударственного законодательства об ИЭЗ, в частности украинского, на предмет его соответствия нормам UNCLOS’82, а также современное состояние правового обеспечения режима ИЭЗ Украины проведен не был, что и обусловило выбор темы настоящего исследования, основой которого стали нормы Закона Украины об ИЭЗ и анализ обеспечивающего их действие массива нормативной базы. Рассмотрим их.

     Первые статьи Закона (1 – 5) посвящены определению законодательства, понятия и делимитации ИЭЗ, суверенных прав и объема юрисдикции государства Украина в этом морском пространстве, а также сотрудничеству с другими государствами с целью координации управления живыми ресурсами ИЭЗ Украины, их сохранением, разведкой и оптимальным использованием, проведением научных исследований, защитой и сохранением морской среды. Нормы, закрепленные в указанных статьях, имеют общий характер, тождественны нормам UNCLOS’82 об ИЭЗ и не нуждаются в дополнительном законодательном обеспечении.

     Однако уже следующая (6) статья Закона заслуживает дополнительного внимания, поскольку в ч. 2 содержит норму о том, что в ИЭЗ Украины все государства как прибрежные, так и не имеющие выхода к морям, пользуются, при условии соблюдения положений настоящего Закона, иных актов законодательства Украины, а также общепризнанных норм международного права, свободой судоходства и полетов, прокладки подводных кабелей и трубопроводов, другими правомерными с точки зрения международного права видами использования морского пространства. При этом какой-либо конкретный порядок осуществления перечисленных видов деятельности (свобод) – судоходства и полетов, прокладки подводных кабелей и трубопроводов, других правомерных с точки зрения международного права видов использования морского пространства – на сегодняшний день на Украине не выработан, что, на наш взгляд, значительно затрудняет осуществление указанных видов деятельности.

     Статья 7 Закона «Сохранение и использование рыбных и иных живых ресурсов», упомянув в ч. 1 о принятии мер по сохранению живых ресурсов, в основном касается именно их использования и в этой части обеспечена соответствующим законодательством, а именно Порядком и условиями использования рыбных и иных водных живых ресурсов исключительной (морской) экономической зоны Украины утвержденными постановлением Кабинета Министров Украины от 13.08.1999 г. № 1490 [10]. Относительно сохранения этих ресурсов в рассматриваемом пространстве действуют нормы Закона Украины от 08.07.2011 г. «О рыбном хозяйстве, промышленном рыболовстве и охране водных биоресурсов» [8], в котором предусматриваются наряду с мерами по сохранению живых ресурсов во внутренних водах, территориальном море, на континентальном шельфе, отдельные мероприятия и в ИЭЗ (остановка и осмотр судов, проводящих промысел водных биоресурсов, приостановление и прекращение промысла, наложение штрафов). Этот же Закон «О рыбном хозяйстве, промышленном рыболовстве и охране водных биоресурсов», а также упомянутые Порядок и условия… обеспечивают и следующую статью Закона (8) «Анадромные виды рыб» относительно их сохранения и восстановления.

     Статью 9 Закона «Обеспечение соблюдения законодательства Украины об исключительной (морской) экономической зоне» также необходимо признать нормативно обеспеченной. В этом направлении на Украине действуют Положение о порядке охраны суверенных прав Украины в ее исключительной (морской) экономической зоне, утвержденное постановлением Кабинета Министров от 12.06.1996 г. № 642 [9] и упомянутые выше Порядок и условия. В частности, Положение о порядке охраны суверенных прав… предусматривает, что охрана суверенных прав Украины в ее ИЭЗ и контроль за реализацией прав и исполнением в ней обязательств других государств, украинских и иностранных юридических и физических лиц, международных организаций осуществляются Госпогранслужбой, органами рыбоохраны Госкомрыбхоза и органами Минэкобезопасности. Должностные лица этих органов имеют право останавливать и осматривать суда, другие плавсредства, ведущие промысел рыбы и других водных живых ресурсов, поиск, исследование и операции, связанные с таким промыслом, и другие работы в ИЭЗ, проверять документы на осуществление рыбного промысла и других работ; приостанавливать или прекращать рыбный промысел и другие работы в случае нарушения законодательства об ИЭЗ или отсутствия разрешения (согласования) на их проведение; посещать, осматривать и находиться на искусственных островах, установках и сооружениях, находящихся в ИЭЗ, а также проверять документы, удостоверяющие право на проведение работ и сооружение искусственных островов, установок, сооружений и установление зон безопасности вокруг них; временно запрещать (приостанавливать) морские научные исследования, проводящиеся с нарушением требований законодательства об ИЭЗ, или прекращать их в случаях, предусмотренных законодательством; задерживать суда, допускающие нарушения законодательства Украины или норм международного права, и доставлять их в один из открытых для захода иностранных невоенных судов портов Украины; применять штрафные санкции; бесплатно пользоваться транспортными услугами и средствами связи промышленных судов иностранных государств, осуществляющих рыбный промысел или другие работы в ИЭЗ Украины согласно действующим соглашениям или разрешениям.

     Статья 10 «Искусственные острова, установки и сооружения» Закона, устанавливающая норму о том, что Украина в своей ИЭЗ имеет исключительное право создавать, а также разрешать и регулировать сооружение, эксплуатацию и использование искусственных островов, установок и сооружений для морских научных исследований, разведки и разработки природных ресурсов, а также других экономических целей согласно действующему законодательству Украины, представляет собой пример практически «мертвой» нормы, поскольку порядок проведения подобных работ действующим законодательством Украины не предусмотрен. Очевиден значительный пробел в законодательстве, поскольку создание и эксплуатация таких сооружений нуждается в детальной проработке и принятии соответствующего специального законодательства.

     Статьи 11 «Юрисдикция Украины в отношении искусственных островов, установок и сооружений» и 12 «Содержание и эксплуатация искусственных островов, установок и сооружений» Закона предусматривают, что Украина в своей ИЭЗ имеет исключительную юрисдикцию в отношении этих сооружений, в том числе в отношении таможенных, налоговых, санитарных и иммиграционных законов и правил, а также законов и правил, касающихся ее безопасности. Предусматривается также возможность установления вокруг них зон безопасности и осуществления в этих зонах соответствующих мер для обеспечения безопасности как судоходства, так и искусственных островов, установок и сооружений. Их ширина не должна превышать 500 метров, отсчитываемых от каждой точки их внешнего края, за исключением случаев, когда иное разрешено общепризнанными международными стандартами или рекомендовано соответствующей международной организацией. Также указывается, что оставленные и неиспользуемые сооружения должны быть удалены в кратчайший срок, а об их создании и ликвидации, а также об установлении новых зон безопасности должно быть подано соответствующее уведомление в порядке, предусмотренном Кабинетом Министров Украины.

     При этом порядок установления указанных сооружений, объявления зон безопасности и форма уведомления нормативно-правовыми актами не урегулированы, что, как представляется, в условиях активного поиска подземных месторождений нефти и газа на Украине, в том числе на морском дне в пределах ИЭЗ, усугубляет негативный эффект подобного пробела в законодательстве.

     Статьи 13, 14 и 15 Закона, посвященные морским научным исследованиям в ИЭЗ Украины, также не имеют своего «продолжения» в действующем законодательстве, при этом остро нуждаются в нем, поскольку устанавливают нормы о том, что подобные исследования проводятся лишь по согласованию со специально уполномоченными органами Украины, право на их проведение имеют все государства, их юридические и физические лица, международные организации, для чего они подают соответствующую информацию упомянутым органам, также Украина имеет право отказать в разрешении на их проведение. Все указанные организационные аспекты лишь продекларированы в Законе, а конкретный порядок их осуществления на сегодня отсутствует, отсутствует также и форма информации, предоставляемой иностранными государствами, их юридическими и физическими лицами, а также международными организациями для получения разрешения на проведение исследований.

     Таким образом, проведенный анализ действующего законодательства Украины об ИЭЗ показал, что на сегодняшний день остаются нерешенными целый ряд проблем, связанных с воплощением в правоприменительную практику норм Закона об ИЭЗ и, как следствие, Конвенции ООН по морскому праву 1982 года на Украине. Представляется необходимым разработать и принять следующие подзаконные нормативно-правовые акты: Порядок осуществления свобод судоходства и полетов, прокладки подводных кабелей и трубопроводов, других правомерных с точки зрения международного права видов использования ИЭЗ Украины; Порядок сооружения, эксплуатации и использования искусственных островов, установок и сооружений для морских научных исследований, разведки и разработки природных ресурсов, а также других экономических целей в ИЭЗ Украины, а также зон безопасности вокруг них; Порядок проведения морских научных исследований в ИЭЗ Украины.

ЛИТЕРАТУРА: 

[1] Головатый С.П. 200-мильная экономическая зона в мировом океане. Международно-правовые проблемы [Текст] / Отв. ред.: Сапожников В.И. – Киев: Наук. думка, 1984.
[2] Жудро А.К., Мовчан А.П. Третья Конференция ООН по морскому праву: достигнутые результаты и возможные перспективы для судоходства [Текст] / Актуальные проблемы морского права и международного судоходства. – М.: ЦРИА «Морфлот», 1980.
[3] Калинкин Г.Ф. Режим морских пространств [Текст]. М.: Юрид. лит., 1981.
[4] Ковалев Ф. Экономическая зона и ее правовой статус [Текст] // Международная жизнь. 1979. № 1.
[5] Конвенция ООН по морскому праву 1982 года [Текст] / Морське право. Джерела: У 3 ч. Ч. 1. Т. 1.Кн. 2 «ІІІ Конференція ООН з морського права» / [Додін Є.В. Кузнецов С.О. Аверочкіна Т.В., Нікіша Д.О.]. О.: Фенікс, 2011.
[6] Об исключительной (морской) экономической зоне Украины: Закон Украины от 16.05.1995 г. // ВВР. 1995. № 21.
[7] О ратификации Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву 1982 года и Соглашения об имплементации Части XI Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву 1982 года: Закон Украины от 03.06.1999 г. // ВВР. 1999. № 31.
[8] О рыбном хозяйстве, промышленном рыболовстве и охране водных биоресурсов: Закон Украины от 08.07.2011 г. // ВВР. 2012. № 17.
[9] Положение о порядке охраны суверенных прав Украины в ее исключительной (морской) экономической зоне, утверждено постановлением Кабинета Министров от 12.06.1996 г. № 642. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://zakon1.rada.gov.ua/laws/show/642-96-п
[10] Порядок и условия использования рыбных и иных водных живых ресурсов исключительной (морской) экономической зоны Украины утвержден постановлением Кабинета Министров Украины от 13.08.1999 г. № 1490 // ОВУ. – 1999. № 33.
[11] Современное международное морское право. Сотрудничество социалистических стран. Экономическая зона. Международные морские организации. Разрешение споров. Проблема ограничения морских вооружений [Текст] / Бараболя П.Д., Волосов М.Е., Гуреев С.А., Калинкин Г.Ф., и др.; Отв. ред.: Лазарев М.И. М.: Наука, 1984.
[12] Царев В.Ф. Правовые вопросы использования живых ресурсов экономических зон на III Конференции ООН по морскому праву. Обзорная информация [Текст] // Центральный научно-исследовательский институт информации и технико-экономических исследований рыбного хозяйства. Серия «Морское рыболовство». Вып. 6. М., 1978.
[13] Царев В.Ф. Концепция 200-мильной экономической зоны и традиционные институты морского права [Текст] // XIV Тихоокеанский научный конгресс (Хабаровск, август 1979) : Тез. докл. М., 1979.
[14] Аверочкіна Т.В. Адміністративна юрисдикція України стосовно штучних островів, установок і споруд в її виключній (морській) економічній зоні [Текст] // Правопорядок у державному та суспільному розвитку: національний і міжнародний вимір: Збірник матеріалів юридичної науково-практичної Інтернет-конференції «Актуальна юриспруденція», м. Київ, 24 лютого 2012 року. Тези наукових доповідей. К., 2012.
[15] Martray J.A qui appartient l’océan? Vers un nouveau régime des espaces et des fonds marins [Тext]. – Paris, Éditions maritimes & d'outre-mer, 1977.
[16] Lynch W.C. The Law of the Sea and the Developing Countries: Cornucopia or Catastrophe? [Тext] // The Law of the See: Issues in Ocean Resource Management / Ed. by D. Walsh. – New York etc., 1977.
[17] Henkin L.A Closer Look at Some Issues for Geneva – Oceans Policy, Marine Environment, and Fisheries [Тext] // Columbia Journal of Transnational Law. 1975. – Vol. 14. № 1.
[18] Оxman В.Н. The Third United Nations Conference on the Law of the Sea: The 1976 New York sessions [Тext] // American Journal of International Law. 1977. Vol. 71. – № 2.

Заголовок En: 

To The Question Of Problems In The Legal Regulation Of The Lawful Activity In An Exclusive (Sea) Economic Zone Of Ukraine

Аннотация En: 

In the article current state of legislative instruments of lawful activity in the exclusive (sea) economic zone of Ukraine is analyzed, gaps and possible ways of their overcoming are specified. An itemized analysis of the Law of Ukraine "About the exclusive (sea) economic zone of Ukraine" is conducted, problems in some articles of the legal regulation are discussed, it is noted that they considerably complicate separate types of lawful activities in the considered area (freedom of the seas, construction, operation and use of artificial islands, installations and constructions, carrying out sea scientific researches). Carried-out analysis of current Ukrainian legislation on the exclusive economic zone showed that today there is a number of unresolved problems connected with the embodiment into the law-enforcement practice of the special Law norms, as a result, the United Nations Convention on the Law of the Sea of 1982 in Ukraine. The need of development and adoption of the number of subordinate normative legal acts in development of the Law of Ukraine "About the exclusive (sea) economic zone of Ukraine" provisions is noted, namely: the procedure of freedoms of the sea in an economic zone, Order of artificial islands, installations and constructions construction, operation and use and the Order of sea scientific researches carrying out.

Ключевые слова En: 

sea spaces, exclusive economic zone, jurisdiction, jurisdiction of the state in sea spaces, Ukraine, freedom of the seas, legislation gaps, law-making, sea scientific researches, artificial constructions in the economic zone.