К вопросу о религиозном факторе распространения терроризма в России

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 

старший преподаватель кафедры международного права Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена

Аннотация: 

Настоящая статья посвящена изучению религиозного фактора распространения терроризма в Российской Федерации. Автор исследует некоторые особенности современного российского общества, указывая на его многонациональный и многоконфессиональный характер, а также обозначает роль религии в современной России. В статье показано, что сегодня многие современные конфликты имеют религиозную почву. При этом происходит подмена религиозного учения политизированными идеями, которым пытаются придать религиозный окрас. Раскрывается возможность как позитивной, так и негативной реакции на реализацию принципа толерантности, который стал одной из важных характеристик современного западного общества и активно пропагандируется в других регионах мира. Показано, что террористы используют религиозный фактор в контексте с этническим и национальным. Раскрывается понятие «аутоаграссия», в котором ряд исследователей видят религиозную почву. Приводятся примеры использования экстремистами террористических «методов борьбы». В статье уделено внимание культурно-мировоззренческим мерам противодействия современному терроризму. В статье анализируются точки зрения различных авторов, исследуются актуальные вопросы роли конфессиональных и мировоззренческих ориентиров в контексте угрозы терроризма. В целом, терроризм рассматривается как наиболее опасная форма этнического и религиозного экстремизма.

Ключевые слова: 

религиозный фактор, религия, многоконфессиональность, мировоззрение, терроризм, экстремизм, этнический конфликт, этническая ситуация.

     Движущей силой терроризма в современной России является совокупность самых разнообразных факторов – политических, социально-экономических, психологических и духовных. В ряду этих факторов особое место занимает религиозный фактор. Связано это, прежде всего с тем, что Российская Федера­ция представляет собой не только уникальное многонацио­нальное государство с весьма сложной национальной и этнической структурой, но и является государством многоконфессиональным, в котором сосуществуют все мировые религии и самые разнообразные религиозные течения. Как справедливо отмечает Д.А. Пашенцев, «на протяжении сотен и тысяч лет религия оказывала определяющее воздействие на формирование мировоззрения человека, определяя глубинный смысл его поступков, формируя их мотивацию» [8, с.171]. При этом, к сожалению, сегодня многие конфликты имеют религиозную почву [2, с.4].

     В конце XX – начале XXI века в нашей стране произошло обострение этнической ситуации, которое привело к возникновению локальных этнических кон­фликтов различной степени интенсивности и напряженности. Многонациональный и многоконфессиональный характер российского общества, имеющий  колоссальный культурный потенциал, в сложный для страны период породил абсолютно деструктивный этноконфликтный заряд. Это произошло, с одной стороны, вследствие непоследовательной национальной политики Советского Союза, а, с другой стороны, в результате действий политических элит постсоветской России в 1990-е годы, которые активно использовали межнациональные противоречия как инструмент политической борьбы. Также, с учетом того, что в годы советской власти официально внедряемым мировоззрением был атеизм, возвращение части населения к религиозности после десятилетий отчуждения от религии проходило через обращение, в том числе, к нетрадиционным, зачастую экстремальным, религиозным формам.

     Религиозный фактор используется террористами одновременно с этническим и национальным фактором и призван обеспечивать лояльность групп, исповедующих ту же религию, приток сторонников и поддержку, в том числе, за пределами своих государств. Говоря о различных аспектах воздействия религиозного фактора на терроризм, С.И. Рубанцов отдельно отмечает «теоретическую сторону», которая представлена ошибочным, неправильным, фанатичным или заведомо искаженным толкованием религиозных догм [9, c. 1965].

     Взяв на вооружение некоторые течения в исламе, например, ваххабизм, террористы оправдывают свои самые жестокие преступления, преследующие более политические, нежели религиозные цели. Учитывая это, некоторые исследователи уделяют особое внимание культурно-мировоззренческим мерам противодействия современному терроризму. Так, например, О.В. Нардина, признавая, что нынешний всплеск насилия и терроризма связан с широким комплексом проблем экономического, политического, социального и иного характера, считает непростительной ошибкой игнорировать религиозный фактор, неразрывно связанный с историей всех народов, включая ее самые трагические эпизоды, и предлагает следующие меры культурно-мировоззренческого характера: «вести разъяснительную работу среди населения по поводу спекулятивного характера ссылок террористов на их религиозное оправдание, поскольку все классические религии отвергают насилие; пресекать деятельность нетрадиционных религий и сект, проповедующих насилие; разработать программы в целях организации конструктивного взаимодействия различных религиозных конфессий и широко осветить деятельность конфессий, направленную на достижение межэтнического и межрелигиозного согласия и толерантности» [6, с. 35].

     Очевидно, что серьезная опасность кроется в убежденности отдельных групп в своем превосходстве над другими людьми лишь по причине того, что они принадлежат к определенной религиозной группе. В этой связи можно обратиться к исследованиям процесса формирования такого невероятно деструктивного свойства, как аутоагрессия, в которой некоторые ученые также склонны усматривать религиозную основу. В частности, Л.В. Сердюк пишет: «Эта агрессия основывает­ся, как правило, на религиозной основе, на достаточ­но сильных гипертрофированных убеждениях. Убеж­дение перерастает в потребность, которая при соответствующей идейной обработке формирует фанати­ческого свойства мотив, направленный на служение общей цели. Как правило, это люди, психологически предрасположенные к подобному внушению на ос­нове ... определенных негативных жизненных обстоятельств» [10, с. 107]. Именно это опасное свойство потенциальных исполнителей часто используют организаторы террористических актов.

     Представляется весьма точным и оправданным мнение о том, что «религиозный фактор использовался в каждую историческую эпоху с большей или меньшей активностью различными социально-политическими силами, как стоящими у власти, так и оппозиционными, в том числе экстремистской направленности, для реализации их целей, нередко весьма далеко выходящих за рамки религии» [9, с. 1963].

     Н.В. Остроухов, анализируя особенности конфессиональной ситуации в России, полагает, что религиозные различия в их нынешней форме существенно осложняют конфликтогенную среду в полиэтнических государствах (в том числе, и в нашей стране), а также отмечает, что мобилизационный потенциал различных конфессий оказался в настоящее время очень востребованным: «Наиболее отчетливо тенденция к реанимации политического значения религии просматривается в исламе. Происходящее в последние десятилетия усиление роли и влияния в мировых делах политизированного ислама (исламизма) сделало его важным фак­тором современной геополитики. Этот процесс сопровождается возникновением экстремистских политических течений, проти­воречащих духу традиционного ислама и проповедующих насильственные формы политической борьбы, включая террорис­тические. Указанный факт способствовал наблюдающейся в по­следние годы активизации международного терроризма. Происходящий в мире процесс реанимации политического значения религий имеет в России ярко выраженные особенности, обусловленные тем, что он сочетается с начавшимся в начале 90-х годов прошлого века процессом возрождения религий» [7, с. 205].

     Как известно, неэффективная деятельность государственных органов в сфере национальной и молодежной политики в 1990-е годы, а также некорректное поведение отдельных представителей власти нанесли серьезный урон межнациональным отношениям в современной России. Культурно-просветительская ниша, оставленная государством без внимания, была занята экстремистами для широкой пропаганды национализма, исламского фундаментализма, особенно среди исламской молодежи. Поэтому в настоящее время весьма интересной и актуальной представляется идея создания «эффективной системы мировоззренческой безопасности, цель которой – нейтрализация, профилактика и преодоление радикального экстремизма. В основе такой системы – социально-коммуникационные технологии формирования внутренней устойчивости личности, семьи, нации, общества, создание мировоззренческой среды обитания, безопасной от политического, национального, религиозного экстремизма, провоцирующего насилие в форме террористических действий» [6, с. 34].

     Относительно формирования определенной мировоззренческой среды следует отметить одну важную особенность – конфессиональная идентификация человека не всегда соответствует мировоззренческой идентификации [5, с. 33], а поиск нравственных идеалов сейчас является даже более сложным процессом, чем в предшествующие эпохи, что объясняется мозаичностью современных представлений о должном и необыкновенным усложнением повседневной жизни каждого человека [1, с. 21]. Именно поэтому тема государственно-конфессиональных отношений и правового статуса человека сейчас становится все более актуальной и востребованной [4].

     Предлагаемая современным западным обществом толерантность, понимая как ценность и социальная норма гражданского общества, проявляющаяся в праве всех граждан быть различными; обеспечении устойчивой гармонии между различными конфессиями, политическими, этническими и другими социальными группами; уважении к разнообразию различных мировых культур, цивилизаций и народов; готовности к пониманию и сотрудничеству с людьми, различающимися по внешности, языку, убеждениям, обычаям и верованиям [3, с.225], может быть использована как инструмент для поддержания общественного мира и согласия, но может вызывать и противоположные эмоции.

     В целом, в таких многонациональных и многоконфессиональных государствах, как Российская Федерация, терроризм выступает в качестве наиболее опасной формы этнического и религиозного экстремизма. Приверженность экстремистов к крайним взглядам и мерам, выражаемая, в частности, в активном использовании террористических «методов» для достижения поставленных целей, стала реальной угрозой безопасности России.

ЛИТЕРАТУРА: 

[1] Дорская А.А. Декларация принципов толерантности ЮНЕСКО и современные государственно-конфессиональные отношения // Медиация: становление и развитие (российский и зарубежный опыт): Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Герценовские чтения-2011». СПб., 2011.
[2] Дорская А.А. Роль международного права в регулировании государственно-конфессиональных отношений. Монография. СПб.: Астерион, 2011.
[3] Иванова Н.Ю. К вопросу о формировании толерантности в условиях глобализации (международно-правовой анализ) // Система ценностей современного общества. 2008. № 4.
[4] Игнатьева М.В. Государственно-конфессиональные отношения и правовой статус человека: теоретико-правовой аспект // Евразийский юридический журнал. 2012. № 12 (55).
[5] Игнатьева М.В. Развитие многоконфессиональности в России в контексте Декларации о принципах толерантности // Медиация: становление и развитие (российский и зарубежный опыт): Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Герценовские чтения-2011». СПб., 2011.
[6] Нардина О.В. Общегосударственная антитеррористическая стратегия: культурно-мировоззренческие меры противодействия терроризму // Культура: управление, экономика, право. 2007. № 1.
[7] Остроухов Н.В. Теоретико-методологические, правовые и прикладные вопросы генезиса, эволюции и разрешения этнических конфликтов в современной России (опыт системного исследования). М.: Юрлитинформ, 2008.
[8] Пашенцев Д.А. Роль религии в формировании российской правовой традиции // Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2010. № 6.
[9] Рубанцов С.И. Воздействие религиозного фактора на терроризм // Ученые заметки Тихоокеанского государственного университета. 2013. Том 4. № 4.
[10] Сердюк Л.В. О формировании агрессии современного терроризма // Уголовное право. 2005. № 2.

Заголовок En: 

To The Question Of The Religious Factor Of Terrorism Distribution In Russia

Аннотация En: 

Present article is devoted to the study of the religious factor of the terrorism distribution in the Russian Federation. Author investigates some features of modern Russian society, pointing to its multinational and multi-religious character and also designates role of the religion in modern Russia. In the article it is shown that today many modern conflicts have the religious soil. Substitution of the religious doctrine to the politicized ideas to which the religious color is given. Possibility of both positive and negative reaction on the realization of the tolerance principle, which became one of the important characteristics of modern society of the West and is actively propagandized in other regions of the world is reveals. It is shown that terrorists use the religious factor in the context with ethnic and national. The concept "autoaggression" in which a number of researchers see the religious soil are revealed. Examples of the extremists terrorists "fight methods" are presented. In the article attention to the cultural and world outlook measures of the counteraction to modern terrorism is given. In the article the points of view of various authors are analyzed, topical issues of the confessional and world outlook reference points role in the context of the terrorism threat are investigated. In general terrorism is considered as the most dangerous form of ethnic and religious extremism.

Ключевые слова En: 

religious factor, religion, multi-confessional, outlook, terrorism, extremism, ethnic conflict, ethnic situation.