О расширении в гл. 22 УК РФ круга норм предусматривающих специальные виды освобождения от уголовной ответственности

Номер журнала:

Автор: 
Краткая информация об авторе (ах): 

кандидат юридических наук, адвокат, член коллегии адвокатов «Московский юридический центр»

Аннотация: 

В статье автором проводится анализ расширения  круга норм УК РФ (гл. 22), предусматривающих специальные виды освобождения от уголовной ответственности. Обращение к зарубежному законодательству позволило автору сделать вывод о том, что большинство аналогов стимулирующих норм главы 22 УК РФ встречается в законодательстве стран СНГ – Азербайджане, Грузии, Таджикистане, Туркмении, Украине и др, а также о том, что освобождение от уголовной ответственности по налоговым преступлениям – не менее распространенная стимулирующая норма в зарубежных правопорядках. Особое внимание уделяется вопросам стимулирования позитивного послепреступного поведения лиц, совершивших экономическое преступление. По мнению автора в качестве альтернативного условия освобождения от уголовной ответственности целесообразно включить признак добровольного заявления о совершенном преступлении или выдачу преступных доходов, а также альтернативный признак «активное способствование раскрытию и/или расследованию преступления». Автор приходит к выводу о том, что проблема расширения действия стимулирующих норм в гл. 22 УК РФ интересна и актуальна в условиях либерализации уголовного законодательства в экономической сфере. В частности, в ракурсе вопросов об экономической амнистии, автор полагает, что введение стимулирующих норм к ст. 186 УК в ближайшее время не предвидится.

Ключевые слова: 

гл. 22 УК РФ, ст. 761 УК РФ, освобождение от уголовной ответственности, стимулирующие нормы, преступления в сфере экономической деятельности, налоговые преступления, дифференциация ответственности.

     До декабря 2011 г. (до введения в Общую часть УК ст. 761 Федеральным законом № 420-ФЗ) об освобождении от уголовной ответственности за преступления в сфере экономической деятельности мы говорили в рамках специальных видов освобождения от ответственности, закрепленных в подстатейных примечаниях к 4 статьям рассматриваемой главы (ст. 178, 184, 198, 199 УК). Каждая из этих стимулирующих норм содержит собственный состав тех обстоятельств, при наличии которых возможно ставить вопрос об освобождении лица от уголовной ответственности за совершение соответствующего экономического преступления.

     Обращение к зарубежному законодательству позволяет сделать вывод о том, что большинство аналогов стимулирующих норм гл. 22 УК РФ встречается в законодательствах стран СНГ – Азербайджане, Грузии, Таджикистане, Туркмении, Украине и др.  Так, в ст. 203 УК Грузии предусмотрено, что лицо освобождается от ответственности, если оно добровольно заявило органам власти о передаче спортсменам, судьям, тренерам, а также иным лицам, указанным в диспозиции ч. 1, денег, ценных бумаг или иного имущества, либо оказании имущественных услуг[9. С. 237].

     Освобождение от уголовной ответственности по налоговым преступлениям – не менее распространенная стимулирующая норма в зарубежных правопорядках. Так, в ч. 4 ст. 212 Уголовного кодекса Украины предусмотрено, что лицо, впервые совершившее налоговое преступление, освобождается от уголовной ответственности, если оно до привлечения к уголовной ответственности уплатило налоги, сборы (обязательные платежи), а также возместило ущерб, причиненный государству их несвоевременной уплатой (финансовые санкции, пеня)[13. С. 190]. Уголовное законодательство Болгарии не предусматривает в подобном случае безусловного освобождения от уголовной ответственности, однако, ст. 255 устанавливает, что если до окончания следствия в суде первой инстанции необъявленный и неуплаченный налог, а также причитающаяся пеня внесены в бюджет, то назначается наказание не связанное с лишением свободы — штраф[10. С. 190].

     Вернувшись к отечественному УК, отметим, что ранее стимулирующая «налоговая» норма распространялось не только на составы налоговых преступлений (ст. 198, 199), но и на ст. 194 УК РФ (Уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица). Федеральным Законом, вернувшим специальный вид освобождения по ст. 198 УК, уклонение от уплаты таможенных платежей не предусматривает собственной стимулирующей нормы. Однако мы считаем, что прежняя редакция закона была более правильной. Противоположной позиции придерживается А. В. Иванчин, указывая на необходимость законодательного дублирования примечания 2, указанного в ст. 198 УК, отдельно к ст. 194 и 199 УК[4. С. 95-96]. Соответственно целесообразно закрепление в законе унифицированной нормы – специального вида освобождения от уголовной ответственности, распространяющее своё действие на ст. 194, 198, 199, а также 1992.

     Интересным представляется заимствование зарубежного опыта в применении специального освобождения применительно к другим составам преступлений, скажем легализации (Беларусь, Казахстан)[11]. Наиболее совершенным представляется примечание к ст. 262 УК Республики Таджикистан: лицо освобождается от ответственности за легализацию, если оно содействовало раскрытию преступления и добровольно передало, сдало незаконные доходы[12]. Полагаем, в последней редакции эта норма вполне мыслима в примечании к ст. 174 (174 [11. С. 93]) УК РФ. В качестве альтернативного условия освобождения от уголовной ответственности целесообразно включить признак добровольного заявления о совершенном преступлении или выдачу преступных доходов, а также альтернативный признак «активное способствование раскрытию и/или расследованию преступления».

     Своеобразно данный вопрос решен немецким законодателем. В абз. 9 § 261 УК ФРГ указано, что лицо освобождается, если добровольно сообщает о деянии компетентным органам или добровольно дает повод для подобного сообщения и деяние в этот момент не является полностью либо частично раскрытым[14]. Норма § 264а также снабжена предписанием об исключении наказания лица, если оно добровольно предотвращает получение выгоды в результате совершения указанного преступления. Отметим, что в зарубежном законодательстве УК ФРГ является своеобразным лидером по количеству стимулирующих норм освобождения от уголовной ответственности за экономические преступления, причем, по общему правилу, чтобы избежать ответственности, лицу требуется не только возместить ущерб, но и предпринять более активные позитивные посткриминальные действия (по общему правилу, он своими действиями должен предотвратить причинение вреда). Такое обязательное условие освобождения представляется оправданным и криминологически обоснованным. Только в случае позитивного посткриминального поведения лица можно ставить вопрос о применении к нему специальных основания освобождения от ответственности.

     Проблема расширения действия стимулирующих норм в гл. 22 УК РФ – не менее интересна и актуальна в условиях либерализации уголовного законодательства в экономической сфере. Еще в ходе разработки УК РФ перед законодателем стоял вопрос о расширении пределов применения освобождения от уголовной ответственности, сторонником которого выступала С. Г. Келина  [6].  Представляется, что перечень примечаний, закрепленных  на сегодняшний день в законе в гл. 22 УК РФ (прим. к ст. 178, 184, 198, 199, 1991, 2001), далеко не полный, нуждается в своей корректировке и подлежит расширению. Подобные предложения высказываются в литературе. Так, по мнению ряда авторов, необходимо закрепить специальное освобождение по ст. 1701, 174, 1741, 175, 176, 1853, 1856, 190, 193, 194 и 1992 в целях стимулирования позитивного послепреступного поведения лиц, совершивших соответствующее экономическое преступление[3].  

     Некоторые авторы предлагают дополнить главу 22 УК специальным примечанием к ст. 190 УК РФ (Невозвращение на территорию РФ предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран). Данное примечание Н. А. Лопашенко предлагает изложить в следующей редакции: «Лицо, совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, возвратившее на территорию Российской Федерации предметы, указанные в настоящей статье, освобождается от уголовной ответственности вне зависимости от мотивов, которыми оно руководствовалось»[7]. Считаем, что не является необходимым указание на отсутствие мотивов. В целом же мы поддерживаем данную норму. Законодатель для достижения более значимой цели (в данном случае – возврат предметов, представляющую особую ценность для государства и общества) идет на определенные и значительные уступки (освобождая лицо от уголовной ответственности). Однако для оценки работоспособности и обоснованности данной нормы, необходимо учитывать ее «популярность» и статистику применения. Так, за период с 1997 по 2010 год по данной статье было осуждено всего 8 человек[8]. Поэтому зададимся вопросом, нужно ли модифицировать данную норму, ради единичных случаев ее применения, когда внутри главы 22 УК есть немало других более популярных составов, в большей степени нуждающихся в подобных рода специальных примечаниях - освобождениях?

     Характеризуя предусмотренные гл. 22 УК составы, имеющие стимулирующие нормы для экономических преступников, отметим, что все они являются материальными составами. Иными словами, освобождение от ответственности по экономическим преступлениям возможно в случае возмещения ущерба за совершенное преступление. Однако зададимся вопросом: возможны ли случаи специального освобождения по формальным составам экономических преступлений (гл. 22 УК)?

     Рассмотрим, например, различные виды контрабанды. Исключив Федеральным законом от 07.12.2011 № 420-ФЗ из гл. 22 ст. 188 УК («Контрабанда»), законодатель снова вернулся к регламентации данного вида преступного поведения в частных формах (ст. 2001, 2261, 2291 УК). Нас интересует законодательный запрет валютной контрабанды (с. 2001), состав которой введен в гл. 22 УК Федеральным законом от 28.06.2013 № 134-ФЗ. В прим. 4 указано, что лицо, добровольно сдавшее наличные денежные средства и (или) денежные инструменты, указанные в настоящей статье, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. Такое законодательное решение представляется обоснованным, поскольку по ранее действовавшему закону, если лицо совершило действия, предусмотренные объективной стороной ст. 188 УК, но по различным соображениям желало прекратить свое преступное поведение, добровольный отказ исключался. Для минимизации неблагоприятных последствий привлечения к уголовной ответственности лицо могло, к примеру, явиться с повинной либо добровольно сдать предметы контрабанды. В первом случае явка может быть признана смягчающим обстоятельством. Во втором – в условиях снижения минимального порога санкций (до 2 месяцев) лицо могло получить минимальное наказание. Думается, несправедливо отсутствие иных вариантов избежать уголовной ответственности. Далее, если, например, в состав контрабанды входило оружие, то при его сдаче лицо в этой части освобождается от ответственности, в остальной же части контрабанды освобождение по закону остается неурегулированным. Отметим, что эти погрешности оказались исправленными законодателем в новой ст. 2001 УК РФ.

     Еще один состав – фальшивомонетничество (ст. 186 УК РФ). Условиями освобождения в этом случае должны быть: а) добровольность; б) выдача изготовленного в полном объеме; в) лицо не успело сбыть (хотя бы один денежный знак), а если успело, то активно способствовало изобличению приобретателя фальшивки. Полагаем целесообразным закрепление специального вида освобождения от уголовной ответственности по ст. 186 УК РФ, как это сделал немецкий законодатель. В  абз. 2 § 149 УК ФРГ в качестве условий освобождения требуется активное постпреступное поведение лица: предотвращение опасных последствий деяния, уничтожение, приведение в негодность средств подделки или передача их компетентному правоохранительному органу. В то же время в ходе обсуждения в 2013 г. проекта экономической амнистии вызывала сомнения возможность амнистирования фальшивомонетчиков и контрабандистов [16]. По этим причинам полагаем, что введение стимулирующих норм к ст. 186 УК в ближайшее время не предвидится.

     Таким образом, отметим, что зарубежный законодатель активно использует такое средство дифференциации ответственности за преступления в сфере экономической деятельности, как специальное освобождение. Как правило, указанные стимулирующие положения закреплены в законе в форме императивных и безусловных правил. Ряд составов, содержащих специальные основания освобождения в гл. 22 УК РФ, имеют свои аналоги во многих уголовных кодексах  зарубежных стран. Кроме того, в законодательстве ряда стран встречаются нормы, введение которых в отечественный уголовный закон представляется весьма целесообразным (ст. 174, 1741, 175, 186, 190, 194, 1992). Слабая насыщенность гл. 22 указанными средствами дифференциации ответственности, имеющими большое стимулирующее значение, не способствует борьбе с экономическими преступлениями в России [5].

ЛИТЕРАТУРА: 

[1] Галушкин А.А. Институт гражданства и государственный суверенитет: организационно-правовой аспект // Вестник Московского университета МВД России. 2012. № 10.
[2] Галушкин А.А., Тимошенко Д.Ю. Адвокатура в Российской Федерации на современном этапе // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Юридические науки. 2013. № 2.
[3] Грибов А. С. Особенности дифференциации ответственности за экономические преступления в уголовном праве России, ФРГ и США. М., 2013. С. 59; Соловьев О.Г. Преступления в сфере экономической деятельности: текст лекций. ЯрГУ: Ярославль, 2010.
[4] Иванчин А. В. Использование уголовно-правовых конструкций и приема примечания при регламентации экономических преступлений // Налоговые и иные экономические преступления: сб. науч. ст. Ярославль, 2000.
[5] Коробеев А. И. Полный курс уголовного права СПб., 2008. Т. 3. С. 481-482; Соловьев О.Г. Преступления в сфере экономической деятельности: текст лекций. Ярославль: ЯрГУ. 2010.
[6] Келина С. Г. Современные тенденции развития уголовного законодательства и уголовно-правовой теории // Современные тенденции развития уголовной политики и уголовного законодательства. М., 1994.
[7] Лопашенко Н. А. Вопросы совершенствования норм главы 22 УК РФ: Проект Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовный Кодекс РФ» (с пояснительной запиской) // Налоговые и иные экономические преступления: сб. науч. статей. Вып. 1. Ярославль. 2000.
[8] Соловьев О.Г. Техника законодательной регламентации уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов и таможенных платежей (монография). М.: Издательство «Юрлитинформ». 2010.
[9] Уголовный кодекс Грузии / перевод с грузинского И. Мериджанашвили. СПб., 2002.
[10] Уголовный кодекс Республики Болгария / перевод с болгарского Д. В. Милушева, А. И. Лукашова. СПб., 2001.
[11] Уголовный кодекс Республики Казахстан. СПб., 2001.
[12] Уголовный кодекс республики Таджикистан. СПб., 2001.
[13] Уголовный кодекс Украины / перевод с украинского В. Ю. Гиленченко. СПб., 2001.
[14] Уголовный Кодекс ФРГ / перевод с немецкого А. В. Серебренниковой. М., 2000.
[15] Чиркина Р.В., Галушкин А.А. Удержание несовершеннолетних от повторных преступлений // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Юридические науки. 2012. № 4.
[16] URL: http://www.kremlin.ru/news/18383

Заголовок En: 

On Expansion Of The Circle Of Norms Providing Special Types Of Release From Criminal Liability In The Chapter 22 Of The Criminal Code Of The Russian Federation

Аннотация En: 

In the article author conducts analysis of the circle of the criminal code of the Russian Federation (Charter 22) norms expansion, providing special types of release from criminal liability. Analyzes of the foreign legislation allowed author to draw a conclusion that the majority of the stimulating legal analogs to the Chapter 22 of the Criminal Code of the Russian Federation are present in the legislation of the CIS countries – Azerbaijan, Georgia, Tajikistan, Turkmenistan, Ukraine and some other, and also that release from the criminal liability on the tax crimes – is not less widespread stimulating norm in the foreign legislation. Special attention is paid to the questions of the positive post criminal behavior of persons who committed economic crime stimulation. According to the author it appears to be reasonable to include into the alternative condition of the release from criminal liability a sign of the voluntary statement of the crime commission or giving criminal income and also an alternative sign of the "active contribution to the disclosure and/or crime investigation". Author comes to the conclusion that a problem of the expansion of the stimulating norms in the Chapter 22 of the Criminal Codes of the Russian Federation action is interesting and actual in the conditions of criminal legislation in the economic sphere liberalization. In particular, in the foreshortening of the economic amnesty questions author believes that introduction of the stimulating norms of the Chapter 186 of the Criminal Code of the Russian Federation isn't expected soon.

Ключевые слова En: 

Chapter 22 of the Criminal Codes of the Russian Federation, Article 761 of the Criminal Code of the Russian Federation, release from the criminal liability, stimulating norms, crimes in the sphere of economic activity, tax crimes, differentiation of responsibility.