Реформирование пенитенциарной системы России в начале XIX в.: от идей Екатерины II до попытки их воплощения во время правления Александра I

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 

ассистент кафедры теории и истории государства и права Рязанского государственного университета им. С.А. Есенина

Аннотация: 

В настоящей статье анализируется реформирование пенитенциарной системы России в начале XIX в., основанное в первую очередь на гуманистических воззрениях императрицы Екатерины II. Она в своих произведениях кратко рассматривала основные виды наказания, которые могли быть применены к преступнику, провозглашала необходимость предупреждения преступлений. Заложенная идеологическая основа оказала серьезное влияние на дальнейшую модернизацию УИС во время правления Александра I. В рамках статьи автор делает особый акцент на формировании и развитии общественно-государственной структуры – Общества попечительного о тюрьмах, которое должно было заниматься вопросами «ближайшего и постоянного надзора над заключенными»; наставлениями их в правилах Христианского благочестия и доброй нравственности; «занятие их приличными упражнениями» и так далее. Автор считает, что Общество попечительное о тюрьмах оказало определенное позитивное влияние на развитие пенитенциарной системы России, налаживании взаимодействия УИС и общественных структур, реформировании системы исполнения наказаний в духе европейских ценностей. По мнению автора, идеи императрицы Екатерины II оказали позитивное влияние на изменение пенитенциарной политики Российской империи в XIX в. Введение Общества попечительного о тюрьмах в 1819 г. стало первым позитивным практическим шагом власти по взаимодействию с обществом в целях реформирования пенитенциарной системы. В современном российском государстве важно использовать исторический опыт, поощряя на современном этапе создание независимых общественных структур для ресоциализации граждан, отбывших наказание в виде лишения свободы, осуществление контроля системы исполнения наказаний. Позитивный исторический опыт может быть использован на современном этапе в рамках реализации положений, закрепленных в Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года.

Ключевые слова: 

реформирование, реформы, уголовно-исполнительной системы, Екатерина II, Александр I, общественные организации, общественные объединения, общество попечительное о тюрьмах, Российская империя.

     Идея необходимости существенного улучшения содержания осужденных в местах лишения свободы, соблюдения их прав и законных интересов была заложена в эпоху правления Екатерины II [1. C. 2]. В Наказе  Комиссии о сочинении проекта нового Уложения 1767 г. содержались основные положения пенитенциарной политики страны. Императрица рассмотрела кратко основные виды наказания, которые могли быть применены к преступнику, провозгласила, что предупреждать преступления гораздо лучше, чем наказывать за уже совершенное деяние. При этом «…самое надежнейшее обуздание от преступлений есть не строгость наказания, но когда люди подлинно знают, что преступающий законы непременно будет наказан» [1. C. 144]. В своей работе Екатерина II считала необходимым уделить внимание правовому просвещению подданных: «Преступления не столь часты будут, чем большее число людей Уложение читать и разуметь станут. И для того предписать надлежит, чтобы во всех школах учили детей грамоте попеременно из церковных книг и из тех книг, кои законодательство содержат» [1. C. 133].

     В документе проводилась необходимость дифференциации наказания для разных преступлений: «Весьма худо наказывать разбойника, который грабит на больших дорогах, равным образом как и того, который не только грабит, но и до смерти убивает. Всяк явно видит, что для безопасности общенародной надлежало бы положить какое различие в их наказании» [1. C. 124].

     Однако предложения просвещенного монарха по реформированию уголовного и уголовно-исполнительного законодательства не были реализованы на практике во второй половине XVIII в. Отдельные попытки модернизации уголовно-исполнительной системы предпринимались во время правления Александра I. В 1802 г. в Малороссии начинается масштабное строительство острогов для арестантов трех разрядов. В том же году, 8 сентября, был издан Манифест императора Александра I «Об учреждении Министерств», который заложил основы государственного управления на последующие 115 лет.

     На основе Манифеста и были учреждены первые восемь министерств, в том числе Министерство внутренних дел. Сами органы исполнительной власти были строго централизованными бюрократическими учреждениями [8. C. 35]. Стоит отметить, что Министерство внутренних дел до реформирования в 1810 г. выступало как многоцелевой орган, имевший множество функций и правомочий. МВД не только занималось устройством общественного порядка, тишины, благополучия, но и ведало хозяйственными делами в стране, в том числе вопросами социальной политики, почтой и телеграфом, а также полицейской службой. Распыление сил министерства становится очевидным уже ко второму десятилетию XIX в., поэтому М. М. Сперанский предлагает выделить полицейскую службу в отдельную структуру, в результате чего и было образовано Министерство полиции Российской империи. Известный историк В.О. Ключевский так описывал необходимость реформирования МВД и создания нового министерства: «Сперанский находил двойной недостаток в этих (учрежденных в 1802 г. – М.С.) министерствах: отсутствие точного определения ответственности министров и неправильное распределение дел между министерствами. Они были преобразованы двумя актами – манифестом 12 июля 1810 г. о разделении государственных дел на особые управления и «Общим учреждением министерств» 25 июня 1811 г. По новому распорядку упразднялось одно из восьми прежних министерств, именно коммерции, дела которого распределялись между министерствами финансов и внутренних дел; зато из ведения последнего выделены были дела о внутренней безопасности, для которых образовалось особое министерство полиции» [4. C. 858].

     Министерство полиции в сфере охраны законности и правопорядка не ограничивалось только поиском преступников: орган исполнительной власти занимался рассмотрением и разрешением вопросов, связанных с деятельностью смирительных и рабочих домов, тюрем и острогов. Таким образом, Министерство полиции стало центральным органом, управляющим пенитенциарными учреждениями империи. В целом же в задачи нового министерства входили: проведение рекрутского набора в армию; охрана государственных запасов продовольствия; таможенный контроль; содержание и трудоиспользование осужденных; обеспечение исправности и безопасности путей сообщения; осуществление явного и тайного надзора за иностранцами в России, выполнять цензурные функции [6]. Эти задачи предопределили и структуру Министерства полиции. Оно состояло из министра, двух канцелярий (общей и особенной) и трех департаментов. Одним из департаментов стал департамент полиции исполнительной, который ведал административно-полицейским аппаратом, рекрутским набором, тюрьмами [11. C. 43]. В рамках этой деятельности в компетенцию Министерства полиции входило: представление императору предложений о смете расходов на содержание министерства, в том числе на содержание тюрем; строительство новых тюремных учреждений; надзор за деятельностью тюремной администрации на местах с помощью обер-полицмейстеров или полицмейстеров; доставка заключенных к месту отбывания наказания; перевод их из одного тюремного учреждения в другое; внешний надзор за арестантами с помощью полицмейстеров; исполнение приговоров. Министерство требовало от тюремной администрации с мест доклады о порядке в тюрьме, о санитарном состоянии, распределении, питании и лечении заключенных, недопущении побегов. Губернаторы, которым были подчинены тюрьмы, представляли сведения о состоянии дел в местах лишения свободы [10]. В рамках компетенции полиции в губерниях создавались гауптвахты, долговые тюрьмы («ямы»), управы благочиния, а также полицейские архивы. Общий штат исполнительной полиции составлял всего 32 человека, а в структуру департамента входило 3 отделения [7. C. 20–21]. Перевод полномочий из одного ведомства в другое оказал определенное воздействие на изменения в системе исполнения наказаний.

     Старт этим процессам был дан в 1817 г., когда на базе Министерства внутренних дел проводится масштабная ревизия тюремного ведомства, в результате которой был издан Высочайший указ на имя управляющего Министерством полиции «О лучшем устройстве тюрем, и о соблюдении в оных чистоты и опрятности». В данном нормативном правовом акте предписывалось привести все тюрьмы к единому стандарту, а в качестве примера данного стандарта указывались исправительные учреждения Москвы и Калуги [12. C. 55]. В следующем году тюремный вопрос был поднят вновь. Связано это было с посещением представителями Английского тюремного общества Венингом, Алленом и Грелетом в 1818–1819 гг. с разрешения императора тюрем в Санкт-Петербурге, Новгороде, Твери и Москве. Представленные ими донесения указывали на «многие темные стороны тюремного дела».

     Состояние тюрем того времени лучше всего иллюстрируют слова А. Ф. Кони: «Тюрьмы Петербурга в описываемое время – мрачные, сырые комнаты со сводами, почти совершенно лишенные чистого воздуха, очень часто с земляным или гнилым деревянным полом, ниже уровня земли… При посещении Венинга в рабочем доме оказались сидящими вместе дети одиннадцати и двенадцати лет, разбойники, окованные цепями, и семидесятидвухлетний Тимофей Чеоров, содержавшийся уже двадцать два года» [5. C. 7–8]. Сам В. Венинг, посетивший отечественные пенитенциарные учреждения, отмечал, что они находятся не в лучшем состоянии: «Двор, ведущий к этой тюрьме [В. Венинг писал про тюремное помещение губернского правления. – М.С.], был чрезвычайно грязен; нужные места, не чистившиеся несколько лет, так заразили воздух, что почти невозможно было сносить зловоние. В сии места солдаты водили мужчин и женщин одновременно без всякого разбора и благопристойности. В камерах было также темно, грязно, а пол не мылся с тех пор, как сделан». Женская комната выглядела так: «она еще хуже, чем мужская», в комнате «с женщинами находились днем и ночью три солдата. Невозможно без отвращения и помыслить о скверных следствиях такого учреждения». Городскую тюрьму В. Венинг характеризовал так: «грязная, дурная, а потолок, в одной комнате грозивший обрушиться, подперли столбами при мне» [3].

     Для серьезного улучшения мест заключения при непосредственном участии Министерства полиции был выработан проект учреждения в России «Попечительного Общества о тюрьмах, который и удостоился в 1819 г. Высочайшего утверждения» [7. C. 41–42]. Д. Тальберг подчеркнул интересное правовое положение новой общественной структуры: «При самом возникновении «Попечительное о тюрьмах общество» было каким-то незаконнорожденным детищем филантропии, какой-то аномалией в порядке организации обществ, оно являлось не то частным, не то государственным учреждением» [12. C. 77–78]. Задачами новой общественно-государственной организации, состоявшей из крупных помещиков и духовенства, стало на первоначальном этапе нравственное исправление преступников, а в дальнейшем – улучшение их содержания в тюрьмах. При этом государство преследовало еще одну задачу – существенно уменьшить расходы государственного бюджета на содержание осужденных.

     Основные обязанности общества были достаточно четко изложены в Правилах Попечительного о тюрьмах общества, утвержденных 19 июля 1819 г.: 1) ближайший и постоянный надзор над заключенными; 2) размещение их по роду преступлений, или обвинений; 3) наставление их в правилах Христианского благочестия и доброй нравственности (для этих целей, как было указано в Правиле XI, осужденных снабжали книгами Священного Писания, проводили воспитательные беседы со священниками, «провождение воскресных и праздничных дней в благочестивых чтениях, беседах и молитве поставляется в обязанность для начальства тюремного» [9. C. 24]); 4) занятие их приличными упражнениями; 5) заключение провинившихся или буйствующих в уединенное место [9. C. 22].

     Президентом Общества стал А. Н. Голицын. Он же занимал должность Председателя Библейского и Человеколюбивого общества [12. C. 78]. Первичное количество членов общества составляло около 30 человек. Ко всем членам общественной организации предъявлялись серьезные требования – они должны были быть «известны своим благомыслием, честностью и человеколюбием» [9. C. 559]. Само Общество находилось, как было указано в уставе, под покровительством Императора и учреждалось при Министерстве юстиции [13. C. 204].

     Таким образом, идеи императрицы Екатерины II оказали позитивное влияние на изменение пенитенциарной политики Российской империи в XIX в. Введение Общества попечительного о тюрьмах в 1819 г. стало первым позитивным практическим шагом власти по взаимодействию с обществом в целях реформирования пенитенциарной системы. В современном российском государстве важно использовать исторический опыт, поощряя на современном этапе создание независимых общественных структур для ресоциализации граждан, отбывших наказание в виде лишения свободы, осуществление контроля системы исполнения наказаний.

ЛИТЕРАТУРА: 

[1] Екатерина II. Наказ Императрицы Екатерины II, данный Комиссии о сочинении проекта Нового Уложения // Екатерина II. Избранное. М., 2010.
[2] Екатерина II. Тюрьмы в России. Собственноручный проект императрицы Екатерины II. 1787 г. // Русская старина. 1873. Т. VIII.
[3] Иванова Г.М. Женщины в заключении (историко-правовой аспект). URL: http://www.owl.ru/library/042t.htm
[4] Ключевский В.О. Русская история. М., 2007.
[5] Кони А.Ф. Федор Петрович Гааз. Биографический очерк. М., 2006.
[6] Министерство полиции России (1811–1819 гг.) // URL: http://www.gov.cap.ru/hierarhy.asp?page=./10930/13529/13530/13534
[7] Министерство внутренних дел. 1802–1902. СПб., 1901.
[8] Мулукаев Р.С., Малыгин А.Я., Епифанов А.Е. История отечественных органов внутренних дел. М., 2005.
[9] Никитин В.Н. Тюрьма и ссылка. 1560–1880. СПб., 1880.
[10] Организация взаимодействия полиции и тюремных учреждений Российской империи в XIX веке // URL: http:// http://www.azpenalreform.az/ru/library/articles/381-organizacija-vzaimod...
[11] Реент Ю.А. История уголовно-исполнительной системы России: учебник. Рязань, 2006.
[12] Тарасов О.А., Васильева С.А. Становление и развитие тюремных учреждений и структур Рязанского края. Историко-документальные очерки. Ч. I (XII – первая половина XIX вв.). Рязань, 2010.
[13] Уголовно-исполнительное право России: теория, законодательство, международные стандарты, отечественная практика конца XIX – начала XXI века: учебник для вузов / под ред. А.И. Зубкова. М., 2005.

Заголовок En: 

Reforming Of The Penology System Of Russia At The Beginning Of The Xix Century: From The Ideas Of Catherine Ii To The Attempt Of Their Embodiment During Alexander I's Ruling

Аннотация En: 

In the present article author analyzed reforming of the penology system of Russia at the beginning of the XIX century, which was based first of all on humanistic views of the empress Catherine II. In her wars she briefly considered main types of punishment which could be applied to the criminal, proclaimed the need for crimes prevention. Laid ideological foundation had a serious impact on the further modernization of penology system during Alexander I ruling. Within the article author pays particular attention to the formation and development of public-government institution – Societies of trustee about prisons which had to deal with issues of "nearest and constant surveillance over prisoners"; assist them in rules of Christian piety and kind moral; "occupy them by decent exercises" and so on. Author considers that Society of trustee about prisons had a certain positive impact on the development of penal system of Russia, adjustment of interaction of the penalty system and public structures, reforming of the punishments execution system in the spirit of European values. According to the author, ideas of the empress Catherine II had positive impact on the change of penitentiary policy of the Russian Empire in the XIX century. Introduction of Society of trustee about prisons in 1819 became the first positive practical step of authorities on the interaction with society for the penal system reforming. In modern Russian state it is important to use historical experience, at the present stage encouraging creation of independent public structures for resocialization of citizens who served sentence in the form of imprisonment, conduct of the independent control over the system of punishments execution. Positive historical experience can be used at the present stage through the implementation of certain provisions into the Concept of the criminal and executive system of the Russian Federation development until 2020.

Ключевые слова En: 

reforming, reforms, criminal and executive system, Catherine II, Alexander I, public organizations, public associations, society popechitelny about prisons, the Russian Empire.