Особенности рассмотрения гражданских дел в мировых судах Российской империи

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса филиала Российского государственного социального университета в городе Дедовске

Аннотация: 

В настоящей статье исследован историко-правовой опыт, связанный с деятельностью мировых судов в Российской империи. Автор проанализировал особенности рассмотрения гражданских дел в мировых судах. Проблемы развития мировой юстиции связаны с формированием предпосылок гражданского общества, развитием системы общественных связей. Характер деятельности мирового суда определялся тем, что он являлся низшей судебной инстанцией и в этом качестве рассматривал наименее значительные дела, в том числе, гражданско-правового характера с небольшой суммой иска. Прохождение гражданского дела в мировом суде (первая инстанция) можно раз­делить на несколько стадий: возбуждение дела; подготовка дела к судебному разбирательству; судебное разбирательство; постановление и оглашение решения; отзывное производство; исполнение решения. В стадии судебного разбирательства можно выделить несколько эта­пов: подготовительная часть, рассмотрение дела по существу, заключитель­ные объяснения сторон. К числу важных особенностей судопроизводства в мировом суде следует отнести тот факт, что Устав гражданского судопроизводства предписывал подробное письменное изложение каждого решения мирового судьи с подробным описанием всех обстоятельств дела, включая словесные просьбы и жалобы, а также свидетельские показания. В результате значительную часть времени отнимала у судьи письменная работа. В статье сделан вывод, что рассмотрение мировым судом гражданских дел можно отнести к гражданскому судопроизводству, так как оно регламентировалось Уставом гражданского судопроизводства. Рассмотрение гражданских дел в мировых судах имело свои особенности по сравнению с общим исковым производством. К ним можно отнести упрощенный, по сравнению с обычным, порядок судопроизводства и деление решений на окончательные и неокончательные.

Ключевые слова: 

суд, мировой суд, судебная реформа, судопроизводство, гражданские дела, судебный процесс, судебная инстанция, Российская империя.

     Научная и практическая значимость темы исследования определяется потребностью в совершенствовании современной судебной системы Российской Федерации, в том числе, и гражданско-процессуального законодательства. Такое совершенствование может осуществляться с учетом накопленного в прошлом историко-правового опыта, на основе достижений современной историко-правовой науки [11, с. 4].

     Судебная реформа, которая продолжается в Российской Федерации, направлена на достижение таких целей, как укрепление роли судебной власти, уточнение ее места в системе разделения властей, повышение эффективности деятельности всей судебной системы, повышение статуса судей, укрепление судейского корпуса, обеспечение реализации права граждан на судебную защиту, совершенствование действующего процессуального законодательства. Реформа осуществляется на основе норм и принципов действующей Конституции России, которая устанавливает принцип разделения властей, превращает суд в самостоятельный орган власти, наделенный широкими полномочиями [14, с. 5]. В современных условиях именно суд призван играть ведущую роль в деле защиты конституционных и иных прав и законных интересов граждан.

     Значение судебной реформы повышается также в связи с той роль, которую суд играет в разрешении экономических споров, что имеет немаловажное значение для проводимой в России политики модернизации и инновационного развития [12, с. 81].

     Помимо этого, сегодня, когда государство обращает большое внимание на формирование институтов гражданского общества, именно суд призван играть важную роль в формировании новой адекватной вызовам современной эпохи системы общественных связей, новой модели взаимоотношений власти и общества [16, с. 6].

     В связи с этим, представляется справедливой позиция тех авторов, которые рассматривают судебную реформу в более широком контексте, как составную часть целостной правовой реформы [2, с. 42]. В этом контексте представляет интерес анализ процессуального законодательства и особенностей его развития на разных этапах нашей истории.

     Одной из судебных инстанций, созданных в процессе реформы 1864 г., стал мировой суд, который практически не имел аналогов в истории развития российской судебной системы. При этом рассмотрение гражданских дел в мировых судах имело свои процессуальные особенности, которые во многом определялись спецификой самой системы мировых судов.

     Характер деятельности мирового суда определялся тем, что он являлся низшей судебной инстанцией и в этом качестве рассматривал наименее значительные дела, в том числе, гражданско-правового характера с небольшой суммой иска.

     Уместно напомнить, что мировые суды зародились в Англии еще до Великой английской буржуазной революции и затем получили развитие в других государствах Европы, придя и в Российскую империю.

     В процессе судебной реформы 1864г. мировые суды были созданы на базе концепции С.И. Зарудного, который смотрел на мирового судью как на примирителя сторон, своего рода «судью совести» [7, с. 69-70]. Как подчеркивает Е.В. Хаматова, «одной из заслуг судебной реформы 1864 года было введение в российскую судебную систему мировой юстиции, которая должна была освободить общие суды от большого количества малозначительных гражданских и уголовных дел и максимально приблизить правосудие к народу» [17, с. 7].

     В процессе крестьянской реформы 1861г., когда возникла необходимость в создании особого учреждения для разрешения различных споров, был учрежден институт мировых посредников. К их ведению относилось рассмотрение споров между временнообязанными крестьянами и помещиками, а также рассмотрение жалоб крестьян на волостные учреждения [5, с. 32]. Институт мировых посредников просуществовал до 1874 г.

     В соответствии с положениями судебной реформы 1864г., мировые судьи делились на участковых и почетных и избирались на три года органами городского и земского самоуправления из лиц, имевших определенный возрастной, образовательный, служебный и имущественный ценз. Участковые и почетные мировые судьи составляли уездный съезд мировых судей, или мировой съезд, собиравшийся на сессии и игравший роль апелляционной инстанции [4, с. 220].

     При рассмотрении гражданских дел мировые судьи имели право разрешать иски ценой до 500 рублей. Кроме того, из их компетенции были изъяты иски, подсудные военным, духовным, коммерческим, инородческим и крестьянским судам. Тем самым, круг исков, которые крестьянское население могло подавать в мировой суд, изначально был значительно сужен [6, с. 53].

     Первые мировые суды начали свою деятельность в Москве и Санкт-Петербурге 17 мая 1866 года. К 1870 году мировые суды действовали в 23-х губерниях. В Польше и девяти губерниях Западного края мировые суды открылись в 1875 -1877 годах; в Северо-Западном и Юго-Западном краях - в начале 1880-х годов и т.д. Однако после принятия 12 июля 1889 года «Положе­ния о земских участковых начальниках» мировые суды прекратили свое существование в качестве единой системы. В подготовленном в 1894г. специальной комиссией проекте нового Учреждения судебных установлений мировые суды как судебная инстанция не предусматривались [13, с. 154].

     Российский мировой суд был полупрофессиональным (это связано с нехваткой квалифицированных кадров). В своей деятельности он совмещал начала коллегиальности и единоличности. Единолично дела рассматривались в первой инстанции (мировой судья), коллегиально - в апелляционной и кассационной (мировой съезд).

     Согласно Уставу гражданского судопроизводства (ст. 29), мировому суду были подсудны:

     1) иски по личным обязательствам и договорам и о движимом имуществе ценой не свыше пятисот рублей (п. 1 ст. 29);

     2) иски о вознаграждении за ущерб и убытки, когда их сумма не превы­шает пятисот рублей, или же во время предъявления иска не может быть по­ложительно известна (п. 2 ст. 29);

     3) иски о личных обидах и оскорблениях (п. 3 ст. 29);

     4) иски о восстановлении нарушенного владения, независимо от суммы, если со времени нарушения прошло не более шести месяцев (п. 4 ст. 29);

     5) иски о "праве участия частного" (сервитутах), на основании ст.ст. 442, 445 - 451 Законов Гражданских, если со времени его нарушения прошло не более одного года (п. 5 ст. 29).

     Кроме того, мировой судья мог принять к своему рассмотрению всякий спор, если обе стороны просили его решить их дело "по совести" (ст. 30). Решения по таким делам были окончательными и только в форме мировой сделки, иначе дело передавалось по подсудности.

     В компетенцию мировых судей входили дела по охране наследственного имущества, независимо от его вида и стоимости (ст. ст. 1401, 1402, 1403, 1422). Это включало в себя объявление об открытии наследства, вызов лиц, имеющих на него какие-либо права, опись, опечатывание и сбережение иму­щества. Мировой судья мог осуществлять раздел имущества между наследни­ками, но лишь "полюбовно", примирительным производством; при возникно­вении спора дело передавалось в окружной суд.

     В местностях, где не предусматривалось учреждение должности нотариуса, или таковая не была никем замещена, все нотариальные полномочия перехо­дили также к мировым судьям (ст. 2 Положения о нотариальной части).

     Исключались из подсудности иски между сельскими обывателями ценой до ста рублей - они подлежали разрешению волостными судами (ст. 96 Об­щего положения о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости).

     Крестьянские (волостные) суды, учрежденные этим Общим положением 19 февраля 1861 года, забирали огромную часть подсудности, оставляя тем са­мым приобретших личную свободу крестьян в громадной зависимости от об­щинных устоев [10, с. 119]. В своей деятельности они руководствовались не правовыми нормами, а местными обычаями. Но возможность обратиться к мировому судье у крестьян была. Те из них, которые отправлялись в город на заработки, не подлежали юрисдикции во­лостного суда, и споры свои разрешали в мировых и общих судебных учреж­дениях. Члены же общины имели право передать свое дело в мировой суд ли­бо по своему обоюдному согласию, либо тогда, когда оно выходило из общей компетенции волостного суда (ст. 31 УГС). Свидетельства о том, насколько широко использовалась крестьянами такая возможность, противоречивы. С одной стороны, обращаться к мировому судье было далеко и дорого. С другой - нередки были случаи, когда крестьяне пытались "подтасовать" дело, чтобы его рас­сматривал именно мировой судья, особенно если речь шла о крупной сумме [9, с. 226]. Совпадают источники в одном: волостному суду крестьяне не доверяли, ибо слишком сильны были там противоречия местных группировок, решения бы­ли далеки от справедливости, мздоимство быстро проникло и в эту среду.

     Самый многочисленный класс должен был стать основным клиентом ми­ровой юстиции. Этого, однако, не произошло в полной мере. Из компетенции мирового суда исключались иски, сопряженные с интересами казенных управлений, за исключением виндикационных (п. 2 ст. 31 Устава гражданского судопроизводства); и споры о привилегиях на открытия или изобретения (п. 4 ст. 31). В тех местностях, где действовали коммерческие суды, часть исков, свя­занных с обязательственными правоотношениями, отходила к ним.

     Статья 31 (п. 1) Устава гражданского судопроизводства исключала из подсудности мировых судей иски о пра­ве собственности или о праве на владение недвижимостью, утвержденном на формальном акте. Тем не менее, могли рассматриваться, например, вопросы сервитутов на недвижимость, платежей по ипотечным закладным.

     Мировые судьи приглашались также в состав особых присутствий врачеб­ной управы для освидетельствования психически больных.

     Составители судебных уставов охарактеризовали порядок разбирательства в мировом суде как упрощенный [15, с. 214]. Это проявлялось, прежде всего, в сокращении процесса, из которого было устранено предварительное письменное приготовление к словесному разбирательству. Кроме того, для такого упрощенного процесса был характерен меньший формализм. Как отмечает В.Н. Бабенко, «Рассмотрение дел в мировых судах характеризовалось упрощенным порядком. Оно не делилось на стадии, так как… все вопросы, связанные с организацией и проведением процесса имел право единолично решать мировой судья» [1, с. 145]. По всем гражданским делам мировые судьи должны были стараться примирить стороны.

     Прохождение гражданского дела в мировом суде (первая инстанция) можно раз­делить на несколько стадий: возбуждение дела; подготовка дела к судебному разбирательству; судебное разбирательство; постановление и оглашение решения; отзывное производство; исполнение решения.

     Исковая просьба подавалась по месту нахождения ответчика; копий по числу ответчиков не требовалось, но могли быть потребованы необходи­мые приложения. В отличие от общих судов, уравнивались статусы постоян­ного местожительства и временного пребывания ответчика, если предметом иска были требования, касающиеся движимого имущества. Специально ого­варивалось, что иски о вознаграждении за убытки в недвижимом имуществе подаются по месту нахождения данного имения, то есть устанавливалась ис­ключительная подсудность (ст.ст. 34 -35). Встречный иск (ст.ст. 38 - 39) разбирался тем же мировым судьей, которому был предъявлен иск пер­воначальный. Если встречные требования выходили за пределы мировой под­судности, производство дела прекращалось, и стороны должны были обра­титься в окружной (или иной - по подсудности) суд. В общем, правила были достаточно традиционны. Мировой судья не мог возбуждать гражданское дело по собственной инициативе.

     Относительно поводов отказа в принятии исковой просьбы, устав ограни­чивался лишь общей фразой о неподсудности: "не подлежит рассмотрению мировым судьей" (ст. 53). Просьба протоколировалась (будучи словесной) или подшивалась в дело - первая стадия окончена.

     Если стороны явились в суд вместе, мировой судья мог приступить к судебному разбирательству сразу же (ст. 60). Таким образом, стадия под­готовки дела выпадала, и это нельзя оценивать положительно. Сокращение процесса тут только кажущееся. Принимая дело к своему производству, судья должен убедиться в том, что оно достаточно подготовлено. В нашем совре­менном процессе эта норма закреплена законодательно. Результаты неподготовленности не застав­ляют себя долго ждать:  выясняется, что для разрешения дела недоста­точно материалов, нужны доказательства, нужно провести осмотр или экс­пертизу, вызвать свидетелей и т.д. А судебное разбирательство уже началось, и судья был вынужден его откладывать. Такая картина повсеместно возникала в мировых судах. Отсутствие стадии подготовки неизбежно проявлялось в по­следующих действиях, дезорганизуя процесс, разрывая его и затягивая. Поэто­му, с точки зрения практической, упомянутая ст. 60 была нецелесообразна.

     Сама стадия подготовки дела к разбирательству включала: вызов ответчи­ка, свидетелей, третьих лиц (повесткой или через истца, с его согласия), сбор доказательств (этим занимались стороны), производство осмотра на месте, вызов сведущих людей для дачи показаний по вопросам, требующим специ­альных познаний. С учетом времени, которое необходимо было на проведение всех этих подготовительных мероприятий, мировой судья назначал день и время разбирательства - устав требовал это сделать сразу же после принятия исковой просьбы. Собственно, конкретных сроков устав не предусматривал, лишь одно условие должно было быть выполнено: промежуток времени меж­ду днем вызова ответчика, свидетеля и др. и днем заседания определялся с та­ким расчетом, чтобы лицо имело со времени получения повестки не менее одного дня на каждые 15 верст пути от места жительства до камеры мирового судьи. Этот срок назывался явочным, или поверстным.

     В стадии судебного разбирательства можно выделить несколько эта­пов: подготовительная часть, рассмотрение дела по существу, заключитель­ные объяснения сторон.

     Заседание начиналось с того, что мировой судья объявлял, какое дело подлежит рассмотрению, и вызывал из публики, присутствующей в ка­мере, истца и ответчика. Затем происходила поверка: явились ли стороны, свидетели и другие вызванные лица, если явились - удостоверялась их лич­ность, если не явились - выяснялось, через секретаря, вручены ли им повестки, какие имеются данные о причинах неявки. При уважительных причинах неяв­ки сторон, дело откладывалось; отсрочка разбирательства была также воз­можна по просьбе обеих сторон. Если по неуважительной причине отсутство­вал ответчик, процесс мог быть отсрочен, но при согласии истца на заочное решение он продолжался. Отсутствие третьих лиц и соистцов также не препят­ствовало продолжению рассмотрения дела. Если же не явился без уважитель­ных причин истец - дело прекращалось производством, вне зависимости от желания ответчика, но в этом случае истец не лишался права на возобновле­ние дела предъявлением нового искового прошения, не прерывался срок дав­ности (ст. 154).

     Следующим действием подготовительной части было рассмотрение част­ных требований и заявлений сторон. Одно из возможных требований - отвод судьи. Статья 69 Устава гражданского судопроизводства предоставляла право отвода лишь ответчику. Однако статья 195 говорила уже о том, что мировой судья "может быть отводим тяжущимися", т.е. обеими сторонами.  Поэтому ст. 69 Устава гражданского судопроизводства всегда толковалась расширительно, хотя пробел в норме так и оставался пробелом. Различались, как уже говорилось, только моменты, в которые стороны могли заявить об устранении. В этой же части процесса, как правило, принимался и встречный иск, если таковой был.

     Такое процессуальное действие, как приведение свидетелей к присяге и их удаление из зала, не имело своего четкого места. Оно фактически находилось на границе подготови­тельной части и рассмотрения дела по существу, но в любом случае свидетели были уже удалены до начала состязания сторон.

     Рассмотрение дела по существу начиналось с краткого изложения
судьей сути исковых требований. Хотя закон этого и не предусматривал, здесь из-за удобства действовали по аналогии с общими судами [8].

     Далее следовало состязание сторон. Оно происходило в форме диалога между истцом и ответчиком, управляемого вопросами мирового судьи. Вна­чале объяснял свои требования истец, ему возражал ответчик - и так по очере­ди, до тех пор, пока судья не находил, что дело достаточно объяснено.

     Затем наступала очередь исследования доказательств. Вначале допраши­вались свидетели истца, после - свидетели ответчика. Если были в деле другие доказательства (документы и прочее), исследовались и они. Тяжущиеся могли задавать свидетелям вопросы (с разрешения судьи), участвовали в исследова­нии остальных доказательств.

     Последний этап судебного разбирательства - заключительные объяснения сторон. Выглядело это так же, как и предыдущее состязание, но, как правило, намного короче.

     Мировой судья прекращал разбирательство дела и приступал к поста­новлению решения, учтя все приведенные по делу обстоятельства и определив "по убеждению совести" значение и силу доказательств (ст. 129 Устава гражданского судопроизводства).

     Что касается предложения заключить дело миром, устав указывал делать это после состязания сторон в этапе рассмотрения дела по существу. Тем не менее, меры для склонения тяжущихся к примирению мировой судья обязан был принимать и во время производства дела, т.е. практически постоянно, и только в случае неуспеха приступать к постановлению решения (ст. 70).

     Решение судьи не могло противоречить закону. Однако статья 130 Устава гражданского судопроизводства да­вала мировому судье право "руководствоваться общеизвестными местными обычаями, но лишь в том случае, когда применение местных обычаев дозво­ляется именно законом или в случаях положительно не разрешаемых закона­ми". Общие суды таким правом не обладали.

     Решения мировых судей делились на окончательные и неокончательные. Решения по искам до тридцати рублей были окончательными и апелляции не подлежали. На них допускались только кассационные жалобы в мировой съезд. На остальные решения допускались и апелляции. Мировой судья имел право также вынести и частное определение.

     Заочное решение постановлялось в случае неуважительной неявки ответ­чика, по просьбе истца. Судья мог только предложить истцу такой вариант, и если воли истца на это не последовало, дело лишь откладывалось, что, впро­чем, бывало редко, ибо истцы своим правом в таком случае охотно пользова­лись (ст. 145 Устава гражданского судопроизводства).

     Изменение политического курса, последовавшее за убийством Александра II, не могло не оказать своего влияния на судебную систему. Более того, основные принципы судебной реформы 1864 г. подверглись критике одними из первых. Очевидно, независимый суд был несовместим с усилением абсолютности верховной им­ператорской власти. В Судебные уставы вносятся изменения и дополнения, укрепляющие адми­нистративный надзор за судебными учреждениями, частично пересматриваются юрисдикция и порядок судопроизводства [3, с. 311]. Перемены в мировом суде коснулись, прежде всего, его кадрового состава. 

     4 октября 1881 года в статью 39 Учреждения судебных установлений вводится понятие "благонадежности" избираемых в мировые судьи лиц. О ней губернаторы сообщали свое мнение Сенату. Замечания по кандидатурам они имели пра­во делать еще за два года до этого, а новелла на практике приобрела харак­тер обязательной аттестации [8].

     Законом от 20 мая 1885 г. вносятся изменения в порядок привлечения ми­ровых судей к дисциплинарной ответственности. Временное устранение их от должности становится возможным не только в случае предания суду, но и в случае привлечения к следствию по факту любого преступления, влекущего тюремное заключение либо более строгое наказание; причем в случаях, не терпящих отлагательства - даже без предварительного требования у судьи объяснения.

     С 1886 года земским собраниям и городским думам было запрещено изби­рать в почетные мировые судьи военных, состоящих на действительной служ­бе. Впредь на эту должность они могли быть только назначены Правитель­ством в соответствующих местностях. В общем, с точки зрения государствен­ных интересов, в этом добавлении нет ничего предосудительного: армия не должна отвлекаться от своих прямых функций, а кадровые офицеры не могут быть связаны еще какой-либо, пусть даже судейской, присягой.

     К числу важных особенностей судопроизводства в мировом суде следует отнести тот факт, что Устав гражданского судопроизводства предписывал подробное письменное изложение каждого решения мирового судьи с подробным описанием всех обстоятельств дела, включая словесные просьбы и жалобы, а также свидетельские показания. В результате значительную часть времени отнимала у судьи письменная работа.

     Особенности законодательства оказывали большое влияние на эффективность работы мирового суда. Н.Полянский писал в начале ХХ века: «Формальное подчас отношение мировых судей к обязанности склонения сторон к миру, сложность процедуры мирового производства, исключительно редкое применение в мировом суде норм обычного права, развитие в нем письменности – все это в свое время вызывало упреки по его адресу. Теперь многие из упреков кажутся незаслуженными. Мы видели, что все перечисленные черты находят себе объяснение  или в законе, или в кассационной практике» [15, с. 247]. В ходе судебной контрреформы мировой суд был фактически ликвидирован и остался только в немногих крупных городах.

     Таким образом, важную роль в решении незначительных по сумме судебных исков играл мировой суд. Рассмотрение мировым судом гражданских дел можно отнести к гражданскому судопроизводству, так как оно регламентировалось Уставом гражданского судопроизводства. Рассмотрение гражданских дел в мировых судах имело свои особенности по сравнению с общим исковым производством. К ним можно отнести упрощенный, по сравнению с обычным, порядок судопроизводства и деление решений на окончательные и неокончательные.

ЛИТЕРАТУРА: 

[1] Бабенко В.Н. Судебная система России: история и современность. М., 2007.
[2] Дорская А.А. Правовые реформы в России: типология, логика развития, критерии результативности. СПб.: Астерион, 2014.
[3] Дорская А.А. Проблема единства судебной системы России: уроки судебной реформы 1864 г. // Вопросы правоведения. 2013. № 1.
[4] Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. М., 1997.
[5] Ефремова Н.Н. Развитие конституционных основ правосудия в России (историческая ретроспектива) // Вестник Московского городского педагогического университета. Серия: Юридические науки. 2014. № 2.
[6] Ефремова Н.Н. Тема суда праведного и возмездия справедливого в литературе // Вестник Московского городского педагогического университета. Серия: Юридические науки. 2014. № 1.
[7] Коротких М.Г. Самодержавие и судебная реформа 1864 года в России. Воронеж, 1989.
[8] Костин С.П. Гражданско-процессуальное законодательство Российской империи (вторая половина ХIХ века). М.: Книгодел, 2010.
[9] Леонтович В.В. История либерализма в России. 1762 - 1917. М., 1995.
[10] Никулина Н.В. Волостные суды в судебной системе Российской империи после судебной реформы 1864 г. // Вестник Московского городского педагогического университета. Серия: Юридические науки. 2012. № 2.
[11] Пашенцев Д.А. Методологические проблемы современной историко-правовой науки // Право и образование. 2013. № 1.
[12] Пашенцев Д.А. Правовое регулирование инноваций и инновационной деятельности в Российской Федерации // Евразийский юридический журнал. 2012. № 50.
[13] Пашенцев Д.А. История государства и права России. М.: Эксмо, 2010.
[14] Пашенцев Д.А. Конституция России: этапы развития. М.: Готика, 2008.
[15] Полянский Н. Мировой суд // Суд и права личности: Сборник статей (по изд.1914г.). М., 2005.
[16] Рогачева Л.И. Развитие общественных связей в России. М., 2011.
[17] Хаматова Е.В. Уголовное судопроизводство в мировом суде: история и современность. М., 2003.

Заголовок En: 

Features Of Civil Cases Consideration In The Magistrates Courts In The Russian Empire

Аннотация En: 

In this article the historical and legal experience related to the activities of magistrates' courts in the Russian Empire. Author analyzed features of civil cases in magistrates' courts. Problems of global justice of the peace development are connected with the formation of the civil society prerequisites, development of public relations. Nature of the magistrate court activity was determined by that it was a lowest judicial instance and in this instance considered the least significant cases, including civil-law claims with small amounts. Passage of civil case in magistrate's court (first instance) can be divided into several stages: initiation of proceedings; preparing case for trial; trial; decision and announcement of the decision; revocable production; decision execution. In the trial stage several stages can be allocated: preparatory part, consideration of merits, parties concluding arguments. Among the important features of proceedings in the magistrates' court should be pointed out the fact that the Charter of Civil Procedure prescribed a detailed written statement of each decision of the judges with a detailed description of all circumstances, including verbal requests and complaints, as well as testimony. As a result, a significant portion of time was taken from the judge by the written work. In the article it is concluded that consideration of civil cases by the magistrate courts can be attributed to civil proceedings, as it was regulated by the Charter of Civil Procedure. Hearing of civil cases in the magistrates' courts had its own characteristics in comparison to the general civil proceedings. These include simplified, compared to the conventional, order of legal proceedings and division of decision on final and inconclusive.

Ключевые слова En: 

court, magistrates courts, judicial reform, legal proceedings, civil cases, trial, judicial instance, Russian Empire.