К вопросу о понятии и признаках местного самоуправления

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 

доктор юридических наук, доцент, заведующий кафедрой муниципального права Российского университета дружбы народов

Аннотация: 

В настоящей статье автором рассматриваются понятие и признаки местного самоуправления, данные в трех значимых для развития местного самоуправления в России нормативно-правовых актах.  Важным фактором объединяющих эти акты является то, что все они способствуют функционированию местного самоуправления на принципах децентрализации. Особую роль формировании децентрализованного местного самоуправления в России сыграла Конституция Российской Федерации, принятая на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г. Особое значение играют положения статьи 3 и 12 Конституции РФ 1993 г. Положения закона «Об общих принципах организации  местного самоуправления в Российской Федерации» от 6 октября 2003 г. №131-ФЗ в части определения местного самоуправления базируются на конституционных принципах народовластия. Положения, определяющие местное самоуправление в Европейской Хартии местного самоуправления от 15 октября 1985 г. акцентируют внимание на осуществление местного самоуправления соответствующими органами публичной власти. Хартия делает особый акцент на органах (представительной власти), а не на институтах (механизмах) прямой демократии. В заключении автор делает вывод о том, что принципиально важно осознать то,что муниципальная деятельность строится на сочетании местных и государственных интересов, взаимодействии органов местного самоуправления и государственной власти. Муниципальные органы власти по определению не могут действовать вне общей государственной политики управления. Они наделяются отдельными государственными полномочиями, обладают комплексом полномочий государственно-властного характера. Думается, что на этом акцентирует внимание Хартия, где говорится, что органы местного самоуправления регламентируют значительную часть публичных дел.

Ключевые слова: 

МСУ, местное самоуправление, муниципалитет, муниципальное образование, понятия, признаки, право, правовое регулирование.

     Для того, чтобы ответить на вопрос, что такое местное самоуправление и в чем его сущность, следует проанализировать основополагающие положения Конституции Российской Федерации, принятой на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.(далее – Конституция РФ 1993 г.) , Федерального закона «Об общих принципах организации местном самоуправления в Российской Федерации» от 6 октября 2003 № 131-ФЗ (далее - Федеральный закон о местном самоуправлении 2003 г.)  и Европейской Хартии местного самоуправления от 15 октября 1985 г. (далее – Хартия).
     В Конституции РФ 1993 г. нет понятия местного самоуправления. Однако в различных статьях указанного закона закрепляются положения, которые в совокупности дают понимание данного феномена. Местное самоуправление выступает одной из основ конституционного строя, что определяет важное значение этого института в системе публичной власти в Российской Федерации. 
     Прежде всего, интерес вызывает статья 3 Конституции РФ 1993 г., согласно которой: «1. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. 2) Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и местного самоуправления…»
     Следуя логике  статьи  3 Конституции Российской Федерации 1993 г. можно сделать вывод о том, что как государственная, так  и муниципальная власть являются  публичной властью, поскольку и та и другая осуществляются народом. Следовательно, именно народ является источником власти. 
      На наш взгляд, весьма верную  характеристику власти народа как публичной власти дает известный российский государствовед С.А Авакьян: «…власть народа отмечает ученый  - это, прежде всего, публичная власть, что означает следующее:
1) она осуществляется в интересах всего народа, ее целью является общественное благо(иначе говоря публичный интерес);
2) пространством осуществления власти народа во всех ее формах (видах) является общество и государство; иначе говоря, государственные механизмы властвования отражаются на обществе и не безразличны ему, в свою очередь общественная составляющая властвования (формирование политических партий, влияние политических сил на пути развития общества и т.д.) отражаются на государстве и являются предметом его пристального внимания;
3) власть народа обращена ко всему обществу и к каждому человеку;
4) эта власть всем доступна, т.е. каждый человек вправе участвовать в реализации тех или иных функции и форм власти;
5) власть осуществляется народом в целом, его частью, проживающей на соответствующей территории, избранными народом представителями, сформированными ими органами и, наконец, производными от последних органами;
6 )власть использует методы убеждения, воспитания, поощрения, организации населения, а если необходимо – то и принуждение, характерные для существующего вида власти;
7) власть осуществляется гласно (открыто), и все ее мероприятия имеют (а за частую и должны иметь) общественный резонанс. 
     Осуществлять власть –значит управлять делами общества, государства, отдельных территории, объединении людей, совершать действия и добиваться желаемого поведения (результата) во имя определенных целей» [1. С. 374].
     Публичность муниципальной власти подчеркивается, также в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 15 января 1998 г. № 3-П «По делу о проверке конституционности ст. 80,90,93 и 94 Конституции Республики Коми и статьи 31 Закона Республики  Коми от 31 октября 1994 г. «Об органах исполнительной власти в республике Коми» (далее – Постановление Конституционного Суда РФ от 15 января 1998 г. № 3-П). Рассматривая вопрос о местных представительных органах власти в Республике Коми, Конституционный Суд РФ указал,  что само по себе то, что местные представительные органы согласно Закону республики Коми являются органами власти,  не свидетельствует об их государственной природе. Публичная власть может быть и муниципальной. Таким образом, согласно позиции Конституционного Суда РФ органы местного самоуправления осуществляют не государственную, а муниципальную власть, т.е. их природа не является государственной. 
     Муниципальная власть – это публичная власть особого рода, которая от государственной власти отличается следующими признаками: 
-территориальной  ограниченностью;
-более широким спектром форм непосредственного участия населения в управлении своими территориями;
 -системой принуждения в местном самоуправлении;
-законодательным ограничением прав местной власти со стороны государства; 
-подконтрольностью государству реализации передаваемых местной власти государственных полномочии.
     Если С.А. Авакьян в целом говорит о публичной власти,  то другой известный государстовед Г.В. Барабашев по отношению к англосаксонской  системе местного самоуправления выделяет следующие признаки местного самоуправления как публичной власти:
     «Во-первых, местное самоуправление определяется как власть, причем власть публичная, которая принадлежит местному населению.
      Во-вторых, власть это осуществляется гражданами, проживающими в границах муниципального образования. Никто иной (ни государственные органы, ни граждане, проживающие в пределах других территорий) не имеет права на осуществление такой власти на данной территории. Граждане, обладая властью, решают задачи местного значения. Власть эта ограничена рамками территории муниципального образования.
     В-третьих, власть эта предназначена только для решения задач местного значения. Здесь не упоминается, например, о функциях государственного значения, как это предусматривает европейская континентальная концепция местного самоуправления;
     В-четвертых, граждане непосредственно и через выборные органы местного самоуправления осуществляют эту власть.
     В-пятых, осуществление власти гражданами ограничено рамками закона. Это означает, что в основу деятельности местного населения положен закон;
     В-шестых, центральная власть, т.е. государственная власть, не имеет права вмешиваться в деятельность, осуществляемую местным населением при решении задач местного значения» [2. С. 292].
     Если статья 3 Конституции РФ 1993 года провозглашает местное самоуправление как одну из форм народовластия, то  в статье 12  закрепляются  функциональная основа  местного самоуправления. Так, например, в указанной статье прописано: «В Российской Федерации признается и гарантируется местное самоуправление. Местное самоуправление в пределах своих полномочий самостоятельно. Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти». Расширительное толкование указанной нормы  позволяет утверждать, что с одной стороны, основной закон страны  создает базу для обособления местного самоуправления  от государственного механизма (децентрализация), сохраняя при этом подзаконную деятельность местной власти. Термин «подзаконная»  деятельность применяется для иллюстрации того что органы местного самоуправления могут действовать только в рамках установленных законом полномочии. В этой связи можно предположить, что в данном случае речь идет о принципе Intеr vires (в пределах полномочии). 
     Исходя из всего вышесказанного, сложно говорить о полной самостоятельности местного самоуправления от государства. Однако с другой стороны - с учетом того, что органы местного самоуправления не являются структурными подразделениями государственных органов власти – их организационная (децентрализованная) обособленность очевидна. 
     В данном случае, в контексте сказанного словами известного российского государствоведа В.И. Васильева, отметим: «Децентрализованные субъекты власти, в том числе органы местного самоуправления, осуществляют управление, оставаясь интегрированной частью государства» [3. С. 400]. 
     Вышесказанное позволяет утверждать, что скрытым смыслом статьи 12 Конституции РФ 1993 г. является  все-таки сочетание централизации и децентрализации. В свою очередь централизация, точнее говоря элемент централизации, выражается в наличии принципа inter  vires, т.е. функционирование местного самоуправления в пределах своих полномочии. А децентрализация выражается в структурной самостоятельности органов местного самоуправления от органов государственной власти. 
     Продолжая мысль об интегрированности местного самоуправления и опираясь, прежде всего, на положения статьи 12 Конституции РФ 1993 г. следует отметить, что хотя и органы местного самоуправления не являются органами государственной власти, их статус нельзя приравнивать к статусу общественных организации. Это связано с тем, что субъекты местного самоуправления являются субъектами публичного права, обладающими публично-властными полномочиями по отношению к населению муниципального образования и к организациям. В рамках обеспечения жизнедеятельности населения муниципального образования  органы местного самоуправления  должны реализовывать вопросы местного значения.  В данном случае действует императивный метод правового регулирования, поскольку предметы ведения и полномочия органов местного самоуправления, прежде всего, устанавливаются  в федеральном законодательстве. Тем самым их неисполнение влечет за собой ответственность, как перед населением муниципального образования, так и перед государством. 
     В целом органы местного самоуправления не могут выполнять свои функции, если их решения опираются только на силу общественного мнения и не поддерживаются мерами государственного характера. В данном случае большое значение имеет и то, что муниципальные образования непосредственно или через органы местного самоуправления принимают муниципальные правовые акты, подлежащие выполнению на всей территории муниципального образования. Все это, безусловно, подтверждает властный характер местного самоуправления и подтверждает факт того, что оно не является общественной организацией. Таким образом, муниципальные образования создаются в обязательном порядке и не может быть отменено. Такая правовая позиция была выражена в постановлении Конституционного Суда РФ от 30 ноября 2000 г. № 15-П «По делу о проверке конституционности отдельных положении Устава (Основного Закона) Курской области в редакции Закона Курской области от 22 марта 1999 года «О внесении изменений и дополнений в Устав (Основной Закон) Курской области». 
     Структурная обособленность местного самоуправления от государства подчеркивается и в других статьях Конституции РФ 1993 г. Так например в п. 1 статьи 131 прописано: «… Структура органов местного самоуправления определяется населением самостоятельно». Это значит, что установление структуру органов местного самоуправления является прерогативой населения муниципального образования.  Думается, что данное положение Конституции РФ 1993 г. является спорным и нуждается в уточнении. 
     Так, например, как справедливо отмечает Н.В. Постовой  «Законодатель не предусмотрел такого механизма, который устанавливал бы порядок формирования населением, например, структуры исполнительно-распорядительных органов местного самоуправления специальной компетенции. Можно только представить каким образом в городе или районе население определяет структуру исполнительных органов местного самоуправления. Практический это не возможно сделать. Другое дело, что например, жители, проживающие в пределах муниципального образования, формируют выборные органы местного самоуправления   путем проведения выборов. Или, например, жители на сходе небольшого населенного пункта могут сформировать комитет территориального общественного самоуправления, или избрать старосту. Но жители не могут формировать структуру органов образования, здравоохранения и  т.д. Следовательно, данная норма Конституции РФ действует избирательно, только относительно выборов в небольших муниципальных образованиях, где формируются на сходах какие-либо органы» [8. С. 109]. 
     Определенная самостоятельность органов местного самоуправления от государства подчеркивается и в п. 1 статье 132, где говорится, что «органы местного самоуправления самостоятельно управляют муниципальной собственностью, формируют, утверждают и исполняют местный бюджет, устанавливают местные налоги и сборы, осуществляют охрану общественного порядка, а также решают иные вопросы местного значения». Таким образом, исходя из содержания  рассматриваемых статьей и в рамках установленных органами государственной власти полномочий, местное самоуправление наделяется Конституцией РФ 1993 г. некоторой самостоятельностью. 
     Дефинитивная норма, определяющая понятие  местного самоуправления, содержится в п. 2 статьи 1  Федерального закона о местном самоуправлении 2003 г., где говорится , что «местное самоуправление в Российской Федерации – форма осуществления народом своей власти, обеспечивающее в пределах, установленных Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, а в случаях, установленных федеральными законами, - законами  субъектов Российской Федерации, самостоятельное и под свою ответственность решение населением непосредственно и (или) через органы местного самоуправления вопросов местного значения исходя из интересов населения с учетом исторических и иных традиции».
     Указанное выше определение основывается на следующих признаках местного самоуправления:
Во-первых, местное самоуправление - это форма осуществления народом своей власти. Данное положение, безусловно, корреспондирует статьей 3 Конституции РФ 1993 г. согласно которой народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и местного самоуправления. Таким образом, получается, что местное самоуправление является одной из форм осуществления народом публичной власти. Кроме того, по смыслу статьи 3 Конституции РФ 1993 г. и указанного положения п. 2 статьи 1 Федерального закона о местном самоуправлении 2003 г., местное самоуправление осуществляется как  непосредственно через формы прямой демократии (выборы, референдум, сходы, голосования, территориальное общественное самоуправления и др.), а также опосредовано через органы местного самоуправления.  
Во-вторых, пределы местного самоуправления устанавливаются Конституцией РФ 1993 г., федеральными законами, а в случаях установленных федеральными законами - законами субъектов РФ. 
В третьих, в законе также как и в Конституции подчеркивается самостоятельность населения муниципального образования в решении вопросов местного значения. Таким образом, самостоятельность  местного самоуправления является ее сущностной характеристикой, определяющей обособленное место органов местного самоуправления в системе органов публичной власти. Наличие вопросов местного значения, прежде всего, свидетельствует о том, что есть установленная законом компетенция органов местного самоуправления, в пределах которых осуществляется их самостоятельная деятельность. Вопросы местного значения –это совокупность дел, которые, нацелены на обеспечение оптимальной жизнедеятельности населения муниципального образования.
     Конституция РФ 1993 г. не дает и не может дать исчерпывающего перечня таких вопросов, но некоторые из них все-таки закрепляются. Речь идет о положениях статьи 132 Федерального закона о местном самоуправлении 2003 г. где говориться о том, что органы местного самоуправления самостоятельно управляют муниципальной собственностью, формируют утверждают и исполняют местный бюджет, устанавливают местные налоги и сборы, осуществляют охрану общественного порядка, решают иные вопросы местного значения.  
В четвертых, особый интерес вызывает термин «под свою ответственность..» как признак местного самоуправления. В теории муниципального права данная формулировка признана не совсем корректной. Кроме того, у нее нет аналогов в мировой практике.
     Так, например, по мнению Н.В. Постового, «неудачным является указание в определении понятия на «ответственность населения» за решения вопросов местного значения. ... В законодательстве России пока нет определения ответственности относительно населения в целом как сообщества граждан. Население – это все жители, проживающие в границах муниципального образования, в том числе и несовершеннолетние и недееспособные. К ответственности можно привлечь только дееспособных жителей» [8. С. 109].
     Следует обратить внимание на то, что в названии главы 10: «Ответственность органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления, контроль и надзор за их деятельностью» Федерального закона о местном самоуправлении 2003 г.,  отсутствует формулировка «ответственность населения». Получается, что  это понятие не соответствует содержанию закона.
     Думается, что ответственность населения муниципального образования все-таки должна быть установлена, поскольку в муниципальном законодательстве закрепляются случае, когда население муниципального образования непосредственно принимает устав муниципального образования.   Так, например, на территории Российской Федерации есть муниципальные образования, где численность жителей поселения составляет до 300 человек. В данном случае, согласно п. 3 статьи 35 Федерального закона о местном самоуправлении представительный орган муниципального образования не формируется, а его полномочия осуществляются сходом граждан,  в том числе и полномочия, отнесенные к исключительной компетенции представительного органа. Следовательно, сход граждан принимает устав муниципального образования.
     Исходя из выше сказанного, на данный момент невозможно ответить на вопрос о том, какова ответственность населения, если оно принимает устав, несоответствующий федеральному  и региональному законодательству? Таким образом, совершенно ясно, что в законодательстве должен быть механизм негативной ответственности применимы населению муниципального образования. 
     Появление в российском законодательстве данного термина связано с подписанием и дальнейшей ратификацией в 1998 г. Европейской хартии местного самоуправления 1985 г. Так например, в статье 3 Хартии говорилось, что «под местным самоуправлением понимается право и реальная способность органов местного самоуправления регламентировать значительную часть публичных дели управлять ею, действуя в рамках закона, под свою ответственность и в интересах местного самоуправления». Анализируя данное положения Хартии, можно прийти к выводу, что здесь внимание акцентируется на том, что местное самоуправление это, прежде всего, деятельность органов муниципальной власти. Следовательно, речь идет об их ответственности. В случае с российским муниципальным законодательством упор делается на ответственность населения. При этом, как уже отмечалось выше, ответственность органов и должностных лиц местного самоуправления прописывается подробно, а механизм ответственности населения  вообще не обозначен.
     Отсутствие в законодательстве ответственности населения муниципального образования свидетельствует о том, что в теории муниципального права, да и на практике пока еще не решен вопрос о составе муниципального правонарушения, при котором субъектом ответственности может выступать население муниципального образования. Соответственно, нет негативной ответственности, сторонники которой определяют юридическую ответственность как ответственность за  действие или бездействие. В научной литературе существует точка зрения о том, что кроме негативной ответственности есть еще и  позитивная ответственность, которая в большей мере опирается на социальный, а не правовой характер. Иными словами, позитивная ответственность в отличии от правовой не является репрессивной. В данном случае,  ответственность за конкретные действия субъект правоотношении берет на себя. Так, например, Федеральный закон о местном самоуправлении 2003 г. закрепляет целый ряд вопросов местного значения решения, по которым принимается населением муниципального образования. В частности речь идет о реализации населением права на местное самоуправления путем прямых форм осуществления местного самоуправления (референдум, выборы, сход и др); определение структуры органов местного самоуправления и т.д. Как следствие этого, ответственность  за решения тех или иных вопросов насеет население муниципального образования. 
      В теории муниципального права существует  много научных позиций, объясняющих особенность позитивной ответственности.
     Так, например, по мнению Н.Л. Лютцера, позитивная юридическая ответственность, «которая включает в себя как внутреннее отношение субъекта права к своему долгу в части выполнения требования норм права, так и ответственность перед кем-то, предполагающая возможность спросить с данного субъекта права за его действия. В этих случаях речь не идет о лишениях в результате применения мер принудительного воздействия за порученное дело, санкции. Скорее это средства воздействия на субъект муниципального права, побуждающее его эффективно применять законодательство, свои права и возможности, т.е. обеспечивающие его ответственное поведение» [1. С. 516]. 
     И.В. Выдрин и А.Н. Кокотов считают что «деятельность «под свою ответственность» - это не обязанность населения претерпевать коллективные решения, применяемые государством, а обязанность детально осуществлять собственные самоуправленческие права» [4. С. 34]. 
     По мнению В.И. Фадеева, «в случае неудовлетворительного решения вопросов местной жизни претензии населения муниципального образования должны быть обращенны не только к органам и должностным лицам местного самоуправления, но также к себе, так как население самостоятельно формирует муниципальные органы и непосредственно решает ряд вопросов местного значения» [6. С. 106]. 
     Как справедливо считает Е.М. Забалотских, «на население, берущее на себя бремя решения вопросов местного значения, ложится ответственность за результат. В случае если избранный на муниципальных выборах глава муниципального образования ненадлежащим образом  осуществляет свои полномочия, то население в праве его отозвать.  Процедура голосования по отзыву финансируется исключительно за счет средств местного бюджета. Вот и получается, что ошибившись в выборе главы муниципального образования, население будет расплачиваться за «ошибку» из своего «местного» кармана [5. С. 15]. 
     Следует согласиться и с позицией авторов учебника «Муниципальное право», которые отмечают: «На вопрос, перед кем сообщество несет ответственность, ответ дает сама формула – «под свою ответственность». Это значит, что равнодушное отношение населения к тому, кого оно избирает в органы местного самоуправления, плохая работа граждан на своих рабочих местах, нежелание участвовать в организационных формах  контроля над местными властями, отсутствие активного сотрудничества, солидарности жителей (микротерриториальный эгоизм)  и т.п. могут привести, а точнее, неизбежно приводят к низкому уровню благосостояния основной массы населения в городе, поселке, селе (на минимуме того, что обязуется гарантировать государство), к образованию нездоровой и некомфортной среды обитания, высокому криминальному уровню оперативной обстановки и др. Следовательно, население отвечает само перед собой и на каждом жителе лежит доля этой ответственности» [9]. 
В пятых, местное самоуправление, безусловно, должно осуществляться исходя из интересов населения и с учетом исторических иных традиции.  Данный принцип особо актуален для многонациональной и поликонфесиональной Российской Федерации, на отдельных территориях которой сложились исторически определенные традиции осуществления местного самоуправления. 
     Весьма подробно данный признак, характеризующий особенности местного самоуправления в Российской Федерации, раскрыт в диссертации Р.М. Усмановой. Так, например, по отношению к формулировке статьи 1Федерального закона о местном самоуправлении «.. исходя из интересов населения с учетом исторических и иных местных традиции» Р.М. Усманова выдвигает следующие тезисы:
«1) к историческим традициям относятся исторические традиции местного самоуправления, исторические традиции субъектов РФ, к местным –традиции, которые сложились в данном муниципальном образовании, отражают его особенности, находят свое отражение в официальных символах и могут быть закреплены в муниципальном уставе, к иным – традиции людей, проживающих на территории муниципального образования  (национальные, этнические, религиозные и др.);
2) население, в первую очередь в своих собственных интересах, должно учитывать исторические и иные местные традиции при непосредственном осуществлении местного самоуправления и при участии в его осуществлении;
3)органы местного самоуправления должны учитывать исторические и иные местные традиции при решении вопросов местного значения;
4) требование об учете исторических и иных местных традиций находит свое отражение в правотворческой деятельности  органов местного самоуправлении при издании муниципально-правовых актов;
5) учитывать исторические и иные местные традиции органы местного самоуправления могут в правоприменительной деятельности; 
6)учет исторических и иных местных традиций обязательно должен быть в интересах населения. При этом в подобных интересах должны действовать все субъекты, включая и органы государственной власти, которые регламентируют данное требование в своих нормативных актах; 
7)учет исторических и иных местных традиций необходим для сохранения самобытности отдельных народов;
8)отрицание, игнорирование исторических местных и иных традиций различными субъектами власти может привести к конфликту как между органами местного самоуправления и населением, так и между обществом и государством;
9) учет исторических и иных местных традиций – это гарантия приближения самих органов местного самоуправления к населению, обеспечение стабильности в муниципальном образовании, сохранение культуры  народов» [10]. 
     Переходя к рассмотрению определения местного самоуправления,  данного в Хартии, еще раз отметим, что в федеральном законодательстве о местном самоуправлении, при формулировании понятия «местное самоуправление», подчеркивается первичность непосредственного решения населением вопросов местного значения. Сказанное, находит свое подтверждение в нормах главы 5 действующего закона, где представлен широкий перечень форм непосредственной демократии. Однако, несколько иной подход к этой проблеме просматривается в Хартии. Так, например, в статье 3 указанного документа  дается следующее понятие местного самоуправления: 1) под местным самоуправлением понимается право и реальная способность органов местного самоуправления регламентировать значительную часть публичных дел и управлять ею, действуя в рамках закона, под свою ответственность и в интересах местного населения; 2) это право осуществляется советами или собраниями, состоящими из членов, избранных путем свободного, тайного, равного, прямого и всеобщего голосования. Советы или собрания могут иметь подотчетные им исполнительные органы. Это положение не исключает обращения к собраниям граждан, референдуму или любой другой форме прямого участия граждан, если это допускается законом. 
     Как видно, Хартия делает особый акцент на органах (представительной власти), а не на институтах (механизмах) прямой демократии. Формы непосредственного осуществления местного самоуправления населением Хартия рассматривает не только как дополнительные (факультативные), но и вообще не обязательные – их наличие в конкретной стране Совета Европы зависит от тог, допускается ли это законом. 
     Характерной чертой местного самоуправления является его двойственная природа. В нем одновременно сочетаются два начала – общественное и государственное [9]. Это видно в определениях местного самоуправления во всех трех случаях указанных актов.  Принципиально важно осознать то, что муниципальная деятельность строится на сочетании местных и государственных интересов, взаимодействии органов местного самоуправления и государственной власти. Муниципальные органы власти по определению не могут действовать вне общей государственной политики управления. Они наделяются отдельными государственными полномочиями, обладают комплексом полномочий государственно-властного характера. Думается, что на этом акцентирует внимание Хартия, где говориться, что органы местного самоуправления регламентируют значительную часть публичных дел. В данном случае речь идет о государственных и муниципальных делах, которые реализуются органами местного самоуправления одновременно. Следовательно, можно и нужно говорить о местном самоуправлении и местном  управлении, которое осуществляется в рамках государственных полномочии которыми наделяются органы местного самоуправления.
ЛИТЕРАТУРА: 
[1] Авакьян С.А. Конституционное право России. Учебный курс. Т.1. М.: Норма: Инфра-М. 2010.
[2] Барабашев Г.В. Местное самоуправление - трудное дитя России. М., 1993.
[3] Васильев В.И. Конституционные начала местного самоуправления // Конституция Российской Федерации: от образа будущего к реальности (к 20 –летию Основного Закона России): монография. Под ред Т.Я. Хабриевой. М.: «Юриспруденция». 2014.
[4] Выдрин И.В., Кокотов А.Н. Муниципальное право России. М.: Норма: Инфра-М. 2000. 
[5] Заболотских Е.М. Ответственность должностных лиц и органов местного самоуправления. Москва: Проспект. 2015.
[6] Кутафин О.Е., Фадеев В.И. Муниципальное право Российской Федерации. М.: Юрист, 2001. 
[7] Муниципальное право России: учебник для бакалавров / отв. ред С.А. Авакьян. М.: Проспект. 2013. 
[8] Постовой Н.В., Таболин В.В., Черногор Н.Н. Муниципальное право России. М.: Юриспруденция, 2011.
[9] Прудникова А.С., Хазова Е.Н., Антоновой Н.А.  Муниципальное право России: учебник для студентов. М.: ЮНИТИ-ДАНА. 2013. 
[10] Усманова Р.М. Муниципальное право в системе публичного регулирования общественных отношений: проблемы теории и практики // Дис. … д-ра юрид. наук. Москва. 2014.
Заголовок En: 

To The Question Of Concept And Signs Of The Local Government

Аннотация En: 

In the present article author examines concept and features of the local government, provided in three legal acts, which are significant for the development of local government in the Russian legal acts. The important factor, uniting these acts is that they all are contributed to the functioning of the local government on the principles of decentralization. A special role in the formation of a decentralized local government in Russia is played by the Russian Constitution, adopted by population vote on the December 12, 1993. Particular importance plays the provisions of Article 3 and 12 of the Constitution of the Russian Federation from 1993. Provisions of the Law "On the General Principles of Local Self-Government in the Russian Federation" dated October 6, 2003 No. 131-FZ in the definition of local self-government, based on the principles of constitutional democracy. Provisions, defining the local government in the European Charter of Local Self-Government of the October 15, 1985 focus on the implementation of the relevant local government public authorities. The Charter makes an emphasis on the organs (representative government), not on the institutions (mechanisms) of direct democracy. In conclusion, author underlines, that it is crucial to recognize that the municipal activities is based on the combination of local and state interests, cooperation of local governments and public authorities. Municipal authorities, by definition, cannot act outside of the general public policy management. They are endowed with the certain state powers, have a complex powers of state-imperious nature. So, the Charter make an emphasis on this fact, that local governments regulate substantial share of public affairs.

Ключевые слова En: 

MSG, local government, municipality, municipal district, concept, signs, law, legal regulation.