Унификация гражданского и арбитражного судопроизводств России: актуальность, проблемы, перспективы

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 
 
  • Беликова Ксения Михайловна – доктор юридических наук, доцент, профессор кафедры гражданского и трудового права Российского университета дружбы народов;
  • Ифраимов Владислав Юсифович - аспирант кафедры гражданского и трудового права Российского университета дружбы народов
Аннотация: 

В настоящей статье, авторы посредством анализа положений действующего гражданского и арбитражного кодексов России (далее – ГПК и АПК РФ) обосновывают актуальность процессуального реформирования и указывают на его дальнейшую перспективу. Существенное внимание авторы уделяют принятой недавно Концепции единого гражданского процессуального кодекса РФ (далее – Концепция). Согласно авторской позиции, в настоящее время создание и принятие единого ГПК является не только актуальным, но и необходимым явлением. В связи с этим анализу подвергается предложенная Концепцией усовершенствованная процедура рассмотрения заявления об отводе судьи, в сравнении с аналогичными положениями действующих ГПК и АПК РФ выделяются ее достоинства. Кроме того, авторы акцентируют внимание на другие существующие проблемы правового регулирования различных вопросов в рамках действующих ГПК и АПК РФ. Так, в поле зрение авторов в настоящей статье попадает рассмотрение проблем, связанных с заочным производством в гражданском процессе, а также единоличным рассмотрением (в некоторых, предусмотренных ГПК и АПК РФ случаях) апелляционной жалобы на решения суда первой инстанции. Также в статье содержится несогласие с предложенным Концепцией положением о взыскании судебных расходов на оплату услуг представителей при их доказанности в полном объеме и предлагается авторская позиция по данному вопросу. Помимо анализа рассматриваемых проблем авторы статьи также предлагают некоторые варианты их решения. В завершении статьи авторы делают выводы, касающиеся актуальности положений Концепции, их достоинств и недостатков в регулировании исследованных вопросов, а также перспектив унификации гражданского и арбитражного судопроизводств России.

Ключевые слова: 

гражданский и арбитражный процесс, Концепция, единоличность и коллегиальность, отвод судьи, заочное производство, судебные издержки, оплата услуг представителя, судебные акты.

     В настоящее время в России споры между гражданами и юридическими лицами, а также публично-правовыми образованиями рассматриваются двумя судебными системами – судами общей юрисдикции и арбитражными судами. Первые рассматривают споры по правилам, установленным Гражданским процессуальным кодексом РФ [2] (далее – ГПК), вторые, – по правилам, установленным Арбитражным процессуальным кодексом РФ [1] (далее АПК). ГПК и АПК имеют много общего, однако и отличий у них не мало.

     05 февраля 2014 г. произошло объединение Верховного Суда (далее – ВС) и Высшего Арбитражного Суда (далее – ВАС) РФ [4], что создало предпосылки для реформирования процессуального законодательства, в т.ч. его унификации, разработки и принятия нового, единого для обеих систем судов Гражданского процессуального кодекса. 08 декабря 2014 г. был утвержден текст Концепции единого гражданского процессуального кодекса [6] (далее – Концепция). Стоит отметить, что в отечественной правовой доктрине давно обсуждался вопрос о необходимости реформирования процессуального законодательства, а после принятия Концепции появились множество работ, направленных на совершенствование ее положений [7]. Целью настоящей статьи выступает изучение сквозь призму норм действующих ГПК и АПК некоторых положений Концепции для определения актуальности и перспектив процессуального реформирования, а также выявления проблем функционирования предложенных Концепцией институтов и путей их решения.

     В настоящее время создание и принятие единого ГПК является не только актуальным, но и необходимым: множество положений действующих ГПК и АПК требуют, по нашему мнению, совершенствования, хотя АПК и является на сегодняшний день более развитым, чем ГПК. Создатели Концепции говорят о том, что собираются сохранить имеющиеся преимущества двух Кодексов (например, возможность подачи иска в электронном виде из АПК, судебный приказ из ГПК и др.).

     Стоит также отметить, что идея унификации, заложенная в Концепции, касается как отдельных процессуальных институтов, так и иных аспектов, например, вводит единую терминологию: теперь все принимаемые судами акты – решения, определения, постановления и т.д. будут именоваться судебными актами (1) и др.

     Остановимся на некоторых положениях Концепции.

     В настоящее время процедура рассмотрения заявления об отводе судьи в АПК и ГПК решается по-разному. Так, согласно ч. 2 ст. 20 ГПК РФ если отвод заявлен судье, которые рассматривает дело единолично то вопрос об отводе решается тем же судьей. В АПК РФ установлен иной порядок, который на наш взгляд более рационален, а также соответствует современному представлению лиц, участвующих в деле, по этому вопросу. Так, согласно ч. 2 ст. 25 АПК РФ в случае, если отвод заявлен судье, который рассматривает дело единолично, такой отвод должен быть рассмотрен председателем арбитражного суда, его заместителем или председателем судебного состава. Это, по нашему мнению, более обоснованно по той причине, что судья рассматривающий отвод на самого себя не может в полной степени быть объективным и беспристрастным (ч. 3 ст. 9 АПК РФ и ч. 2 ст. 12 ГПК РФ). В контексте данного вопроса разработчики Концепции пошли по пути АПК РФ, включив в Концепцию еще более детальное регулирование.

     К примеру, согласно п. 2.6 Концепции заявление об отводе судьи, рассматривающим дело единолично должно рассматриваться председателем судебного состава, заместителем председателя суда (если отвод заявлен председателю судебного состава или председателю суда) или председателем суда (если отвод заявлен заместителю председателя суда). На наш взгляд, перспективность данного положения заключается в том, что при рассмотрении отвода, заявленного судье, рассматривающему дело единолично, у сторон и иных участников процесса будет возможность объективного, беспристрастного и справедливого рассмотрения их заявления.

     Необходимо отметить, что Концепция (п. 2.1) сохранила в себе прежние положения ГПК и АПК РФ относительно единоличного апелляционного рассмотрения дела на решение, принятое мировым судьей и в порядке упрощенного производства (ч. 3 ст. 7 ГПК РФ и ч. 1 ст. 272.1 АПК РФ). На наш взгляд, данное положение Концепции не может быть признано перспективным и более того, не вполне соответствует принципу объективного и беспристрастного рассмотрения дел. Считаем, что коллегиальность апелляционного рассмотрения спора необходимо сохранить вне зависимости от того каким судом и в каком порядке дело было рассмотрено в первой инстанции, поскольку анализ положений действующих ГПК и АПК РФ показывает, что суды вышестоящих инстанции рассматривают жалобы в коллегиальном составе (ч. 1 ст. 327 и ч. 2 ст. 386 ГПК РФ, ч. 1 ст. 266 и ч. 1 ст. 284 АПК РФ). Исключение решений мировых судей и судей, принявших акты в порядке упрощенного судопроизводства ничем не обоснованно.

     Так, апелляционная жалоба на решение районного суда принятого по первой инстанции, рассматривается в коллегиальном составе, при этом, данное решение может, практически ничем не отличатся по предмету и основанию от аналогичного решения, принятого мировым судьей. Приведем пример. Мировые судьи рассматривают дела по имущественным спорам на сумму до 50 тыс. руб., а районные – свыше 50 тыс. руб. (п. 5 ч. 1 ст. 23 и ст. 24 ГПК РФ). Допустим, что иск о взыскании задолженности в размере 49 тысяч рублей подан в мировой суд, а аналогичный иск (с одинаковым предметом и основанием спора) только на сумму 51 тысяч рублей – в районный. В итоге, решение мирового суда подлежит обжалованию в районный суд и его, будет рассматривать судья единолично, а решение районного – в суд субъекта РФ, который будет рассматривать апелляционную жалобу в коллегиальном составе. Таким образом, получается, что мы применяем различные правила к одинаковым по сути ситуациям.

     Коллегиальность говорит о том, что происходит учет мнения не только одного судьи, а трех профессионалов (один из которых, согласно ч. 2 ст. 15 ГПК РФ и ч. 2 ст. 20 АПК РФ в случае несогласия с решением своих коллег, может выступить с особым мнением и отразить его письменно), и, соответственно их совокупное мнение, на наш взгляд, является показателем объективности и беспристрастности. Аналогичные требования к коллегиальности относительно рассмотрения апелляционных жалоб на решения суда первой инстанции содержатся в законодательстве как развитых (например, Франции [3. С. 359-360]), так и развивающихся (например, Таиланда [11. С. 757]) стран. В добавок отметим, что решения мирового судьи не могут быть обжалованы в ВС РФ (ч. 1 ст. 391.1 ГПК РФ), равно как решения, принятые в порядке упрощенного производства в арбитражном процессе могут быть обжалованы в кассационном порядке, только по безусловным основаниям (ч. 4 ст. 288 АПК РФ), что означает, что количество инстанций, рассматривающие указанные дела резко уменьшаются. Данное обстоятельство, на наш взгляд, говорит о том, что объективное и беспристрастное рассмотрение указанных дел возможно только в коллегиальном составе судей. В связи с вышеизложенным, считаем, что положения Концепции относительно единоличного апелляционного рассмотрения жалоб на решения мирового судьи и решений, принятых в упрощенном порядке следует изменить, указав на коллегиальность их рассмотрения.

     Определенное внимание также следует уделить заочному производству (производству в отсутствие ответчика, извещенного надлежащим образом о времени и месте судебного заседания). Создатели Концепции собираются сохранить заочное производство в новом ГПК, чего никогда не было в АПК РФ (гл. 23 Концепции), но имеет место в действующем ГПК (гл. 22). Однако в настоящее время существуют некоторые проблемы, связанные с заочным производством, с которыми сталкиваются истцы, и которые не нашли разрешения в Концепции. Одна из проблем такова. К примеру, истец обратился в суд к ответчику по адресу его места жительства (ст. 28 ГПК РФ) о взыскании задолженности по договору займа. В случае, если ответчик формально извещен (например, если письмо с извещением о времени и месте судебного заседания было возвращено из почты обратно в суд по причине истечения срока хранения [10] (2)), суд может вынести заочное решение, при наличии иных требований ГПК (согласие истца, не сообщение ответчиком уважительности своей неявки и т.д.). Согласно ст. 244 ГПК РФ заочное решение вступает в силу по истечении сроков его обжалования, которые согласно ст. 237 ГПК РФ составляют 7 дней с момента вручения этого решения ответчику. Проблема с которой приходится сталкиваться на практике заключается в том, что в случае, если человек фактически не проживает по указанному в иске адресу, и соответственно, не получает решение суда, направленное ему по почте на руки, то данное решение так и не вступает в законную силу. Это означает, что истец лишается своего права на получение взысканной задолженности и обращения с заявлением о возбуждении исполнительного производства. Здесь мы сталкиваемся с ситуацией, при которой решение по делу есть, а исполнить его никак невозможно. В связи с этим, необходимо на уровне нового ГПК РФ закрепить процедуру вступления в законную силу заочного решения суда. На наш взгляд, решение данной проблемы, осложняется его двойственностью. С одной стороны, можно указать, что заочное решение вступает в силу с момента его направления в адрес регистрации ответчика. Такая норма значительно облегчит положение истца и процедуру вступления решения в законную силу и его дальнейшего исполнения. С другой стороны, по общим правилам ГПК, иск, как мы уже говорили, подается по адресу регистрации ответчика. Допустим, ответчик сменил адрес своей регистрации и на момент подачи иска зарегистрирован по иному адресу (или даже в другом субъекте РФ). Российское законодательство не может обязать граждан находится в определенном субъекте РФ или получать почтовую корреспонденцию по предыдущему адресу регистрации, поскольку иное противоречило бы как положению Конституции РФ (ст. 27), так и здравому смыслу.

     Таким образом, в ином случае можно говорить о нарушении прав ответчика как стороны по делу, поскольку он никоем образом не мог знать об имеющемся процессе и соответственно участвовать в нем, защищая свои права. В связи с этим, нам представляется, что срок на обжалование заочного решения следует увеличить до 10 дней с момента, когда ответчик узнал или должен был узнать о наличии данного решения. Одновременно, следует обязать судей при неявке ответчиков, которые не получают почтовую корреспонденцию с судебными извещениями, направлять судебные запросы в Федеральную миграционную службу или иные уполномоченные структурные подразделения МВД РФ с предоставлением сведений о текущем адресе регистрации ответчика.

     В таком случае, если адрес регистрации ответчика подтвердиться, то при наличии заочного решения ответчик должен будет о нем знать, если нет, то дело будет передано по подсудности в иной суд, по адресу регистрации ответчика, что обеспечит объективное и справедливое судебное разбирательство для участников дела.

     Необходимо также, по нашему мнению, обратить внимание на вопрос о возмещении расходов на оплату услуг представителя, относимых к судебным издержкам. В настоящее время, согласно АПК РФ и ГПК РФ, они должны возмещаться в разумных пределах (ч. 2 ст. 110 АПК РФ и ч. 1 ст. 100 ГПК РФ). В Концепции законодатель отходит от данного подхода и предлагает взыскивать судебные расходы на оплату услуг представителей при их доказанности в полном объеме, за исключением случаев, когда проигравшая сторона не докажет недобросовестность выигравшей дело стороны или ее представителя при определении размера вознаграждения (например, при их аффилированности и т.д.) или искусственность понесенных издержек (п. 7.4.3 Концепции). С одной стороны, данное положение является вполне обоснованным, поскольку в настоящее время критерий разумности, применяемый судами, слишком расплывчат и не учитывает некоторые практические реалии (к примеру, имеют место случаи, когда за участие представителя в 9 судебных заседаниях в районном суде г. Москвы, суд присуждал истцу расходы в размере 10 тысяч рублей, при заявленных и фактически оплаченных – 40 тыс. руб. [9]). Получается, фактически человек платит своему представителю одну сумму, а по решению суда получает иную сумму, которая существенно ниже понесенных им на представителя расходов. С другой, -необходимо учитывать, что подобные положения Концепции могут поставить стороны в неравное положение и позволят взыскивать нерыночные расходы на представителей, что, в свою очередь, может превратить данный институт из компенсаторного в средство неосновательного обогащения.

     Закрепленное в Концепции положение о возможности снижения заявленных расходов на оплату услуг представителей, в случае если проигравшая сторона докажет их неразумность, также не вполне убедительно, поскольку доказать факт искусственно понесенных издержек или недобросовестность сторон при определении суммы вознаграждения на практике очень сложно. На наш взгляд, в новом ГПК РФ следует установить критерии, которыми судам надлежит руководствоваться при взыскании расходов на оплату услуг представителей. Такие критерии имеются на уровне некоторых Постановлений и Информационных писем ранее действовавшего ВАС РФ [5], однако они также нуждаются в доработке.

     Нам представляется, что в новом ГПК должны найти закрепление следующие критерии, соответствующие заявляемым сторонами требованиям о взыскании судебных расходов на оплату услуг представителя: 1) сложившиеся в соответствующем регионе (субъекте РФ) среднерыночные цены на оказание юридических услуг по спорам, рассматриваемой категории (соответствующая информация объективно может подтверждаться, к примеру, расценками, имеющимися у адвокатских  объединений); 2) сложность рассматриваемого дела, которая может подтверждаться, например, отсутствием четкого законодательного регулирования вопросов, входящих в предмет соответствующего спора; наличием неоднозначной, противоречивой судебной практики по нему или вовсе ее отсутствием; количеством судебных заседаний и т.д.; 3) объем фактически выполненных представителем стороны действий, направленных на разрешение спора (например, поиск и вызов в судебное заседание свидетелей или экспертов; попытка разрешения спора в досудебном порядке или путем заключения мирового соглашения; подача отзыва или возражений с дополнением или первичным указанием своей позиции по делу; приобщение к материалам дела достоверных и допустимых доказательств, непосредственно имеющих отношение к предмету спора в обоснование своей позиции; содействие суду и участникам процесса в разрешении спора путем направления запросов в определенные учреждения с целью получения информации, необходимой для принятия своевременного, объективного и справедливого решения по спору, и т.д.) (3); 4) количество инстанций, в котором данное дело было рассмотрено (как правило, сложные категории дел всегда доходят до кассационного и надзорного производства, что также подтверждает понесенные стороной расходы на оплату услуг представителя). На наш взгляд, соответствие данным критериям, позволит стороне получить заявленные и фактически понесенные судебные расходы на оплату услуг представителя, обосновав их размер.

     Таким образом, рассмотрев положения Концепции сквозь призму идеи унификации процессуального законодательства РФ, следует подчеркнуть значимость и исключительность данного документа. Безусловно, Концепция не является неким промежуточным актом или проектом нового ГПК. Она лишь содержит в себе правовую основу, позицию и видение законодателем положений нового ГПК.

     Вышеизложенное, приводит авторов настоящей статьи к следующим выводам:

     1. Актуальность Концепции обосновывается тем, что ее положения являются необходимой частью существующих правовых реалий. В то же время, предложенные Концепцией положения, которые должны быть инкорпорированы в новый, единый ГПК имеют наряду с множеством положительных аспектов (например, усовершенствованная процедура рассмотрения заявления об отводе судьи) также и ряд необходимых, но при этом требующих своей доработки вопросов (например, заочное производство и расходы на оплату услуг представителя);

     2. Перспективы унификации гражданского и арбитражного судопроизводств России заключаются в принятии нового, единого ГПК РФ, включающего в себя имеющиеся в настоящее время положительные институты действующих ГПК и АПК РФ в их усовершенствованном виде.

ПРИМЕЧАНИЯ

(1) В настоящее время только АПК РФ (ст. 16) использует обобщенное наименование принимаемых судебных актов (решений, определений, постановления), тогда как ГПК РФ (ч. 1 ст. 13) именует их судебными постановлениями.

(2) При этом отметим, что ненадлежащее извещение ответчика о времени и месте судебного заседания (а именно таким в практике и признается как раз «истечение срока хранения» (см., напр., Постановление Федерального Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 30 сентября 2008 г. № Ф08-5813/2008 по делу № А32-23514/2007-22/440 (http://docs.cntd.ru/document/780832739)) является безусловным основанием для отмены судебного акта.

(3) Следует отметить, что все эти действия должны быть доказаны и подтверждены документально. Например, представитель должен доказать попытку разрешения спора в досудебном порядке документом, направленным в адрес иной стороны и содержащим в себе сведения о разрешении спора, а в случае рассмотрения дела в суде – представить суду предварительный текст мирового соглашения на бумажном носителе с указанием своей позиции по порядку разрешения спора миром.

ЛИТЕРАТУРА: 
[1] Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации // СПС «КонсультантПлюс», 2015.
[2] Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации // СПС «КонсультантПлюс», 2015.
[3] Давтян А.Г. Гражданский процесс зарубежных стран: учеб. пособие. М.: Проспект, 2009. 
[4] Закон РФ о поправке к Конституции РФ от 05.02.2014 № 2-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Феде-рации и прокуратуре Российской Федерации» // Российская газета. 07.02.2014. № 27.
[5] Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 05.12.2007 № 121 «Обзор судебной практики по во-просам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах» // Вестник ВАС РФ.  2008.  № 2. 
[6] Концепция единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации // URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_172071/ (дата обращения: 26.04.2015).
[7] Молчанов В.В. Судебное доказывание в будущем едином Гражданском процессуальном кодексе Россий-ской Федерации // Арбитражный и гражданский процесс. 2015. № 3. 
[8] Объединенный Верховный суд России начинает работу. 6 августа 2014. // URL: http://tass.ru/politika/1362519 (дата обращения: 02.05.2015)
[9] Определение Московского городского суда от 09.07.2014 № 4г/3-7058/14 по исковому заявлению Н. к ООО «Стройгрупп», ООО «Управляющая компания «Стройгрупп». // URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=card;div=LAW (дата обращения: 03.05.2015 г.).
[10] Приказ ФГУП «Почта России» от 31.08.2005 г. 343 «О введении в действие «Особых условий приема, вручения, хранения и возврата почтовых отправлений разряда “Судебное”». // URL: http://base.garant.ru/70303344/#ixzz3Z1uxUZmh (дата обращения: 03.05.2015 г.).
[11] Сухарев А.Я. Правовые системы стран мира: Энциклопедический справочник. М.: Издательство НОР-МА, 2003.
Заголовок En: 

Civil And Arbitration Proceedings Unification In Russia: Relevance, Problems, Prospects

Аннотация En: 

In the present article authors, by analyzing provisions of the applicable civil and arbitration codes of Russia (hereinafter - the Code of Civil Procedure and the Code of Arbitration Procedure of the Russian Federation) justify the relevance of the procedural reform and indicate its future prospects. Considerable attention is paid to the recently adopted Concept of a Code of Civil Procedure of the Russian Federation (hereinafter - the Concept). According to the author's position, now the creation and adoption of a united Code of Civil Procedure is not only relevant, but necessary phenomenon. In connection with this, the subject of analysis of the proposed concept is improved procedure for handling the application for disqualification of a judge, in comparison with the similar provisions of the existing Code of Civil Procedure and of the Code of Arbitration Procedure stand out its advantages. In addition, authors focus on other existing problems of legal regulation of various issues in the current Code of Civil Procedure and of the Code of Arbitration Procedure. Thus, in the view of the author in this article falls consideration of the problems associated with the absentee in civil proceedings, as well as the sole consideration (some provided by the Code of Civil Procedure, and the cases of the Code of Arbitration Procedure) appeal against the decision of the trial court. The article also contains a disagreement with the position of the proposed by the concept for the recovery of legal costs for the services of their representatives to the proof in full and invited author's position on this issue. In addition to the analysis of the issues authors also offer some options for their solutions. At the end of the article authors make conclusions regarding the relevance of the Concept, its strengths and weaknesses in the regulation of the studied issues and the prospects of unification of civil and arbitration proceedings in Russia.

Ключевые слова En: 

civil and arbitration process, concept, sole and collegial judgement, disqualification of the judge, default production, legal cost, fee of the representative, judicial acts.