Социальная напряженность как один из факторов терроризма

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 

старший преподаватель кафедры международного права Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена

Аннотация: 

Статья является продолжением ряда научных публикаций криминологической тематики, в которых раскрываются самые разнообразные факторы распространения терроризма в современной России. Данная статья посвящена изучению таких факторов терроризма, которые имеют социальный или социально-экономический характер. К их числу автор относит социальную напряженность, отсутствие продуманной социальной и социально-культурной политики, рост экономического неравенства в обществе, безработицу, негативные изменения в социальной структуре, резкое падение уровня жизни населения, глубокий кризис в экономическом развитии страны, а также неудачи при проведении социальных и правовых реформ. Именно таким образом автор характеризует социально-экономическую обстановку в России в 1990-е – начале 2000-х годов. Особое внимание в статье уделяется такому фактору, как социальная напряженность, которая, по мнению автора, привела к дезорганизации функционирования различных социальных институтов в нашей стране. Характеризуются содержание, функции и уровни развития социальной напряженности. Кроме того, автор обращается к действующей Концепции противодействия терроризму в Российской Федерации и отмечает, что практическая реализация прописанных в Концепции мер социально-экономического характера будет способствовать эффективной профилактике терроризма в России. В целом, автор исходит из того, что для современной российской криминологии выявление и анализ социально-экономических и иных, связанных с ними, факторов распространения терроризма имеет весьма серьезное значение, поскольку социальная напряженность, бедность, безработица, социальные противоречия и социально-экономическое неравенство являются важнейшими факторами развития преступности в целом и терроризма в частности.

Ключевые слова: 

терроризм, факторы терроризма, социальные факторы, социально-экономическая обстановка, социальная напряженность, дезорганизация общества, социальные противоречия, профилактика терроризма, противодействие терроризму.

DOI: 

10.17413/2015-2-10

     Эффективное противодействие терроризму предполагает нейтрализацию и дальнейшее искоренение целого ряда факторов, способствующих его распространению. Среди этих факторов важное место занимают социально-экономические факторы. На рубеже XX-XXI веков в российской криминологической науке стала активно обсуждаться проблема, которая проявляла себя весьма остро и требовала адекватной ответной реакции: криминальная ситуация в России кардинально изменилась – состояние преступности было таково, что можно было говорить о криминализации власти, общества и экономики в целом. Однако понятийный аппарат, пригодный для понимания этого социального явления, на тот момент еще не был создан. Традиционные криминологические подходы, ориентирован­ные на понимание индивидуального или группового криминаль­ного поведения (в отдельных случаях массового, если иметь в виду массовые беспорядки), не в состоянии были объяснить масштабы, характер, механизмы и формы проявления современной преступ­ности, под контролем которой в значительной степени оказались государственные институты (власть, правоохранительные органы, армия), экономика и общество [11. C. 72-73]. Особую сложность представляло объяснение социально-экономических и иных причин и факторов такого опаснейшего преступления, как терроризм.

     На наш взгляд, комплекс социальных (социально-экономических) факторов, благоприятствующих возникновению и развитию в обществе конфликтогенной ситуации, «разрешаемой», в том числе, террористическим способом, включает:

·        социальную напряженность;

·        отсутствие действенной социальной и культурной политики [о роли культуры [9. С. 83-85] [10. С. 86-88];

·        рост социально-экономического неравенства;

·        безработицу, особенно в беднейших регионах страны [о значении сферы труда [2. С. 95-98] [3. С. 156-158];

·        коренные изменения в социальной структуре;

·        падение уровня жизни [7. C. 2];

·        кризис в экономическом развитии государства;

·        неудачи при проведении социальных и правовых реформ [5. С. 26-35] [6].

     Именно так, в целом, можно охарактеризовать социально-экономическую обстановку в Российской Федерации в 1990-е годы и в начале 2000-х годов. В таких условиях происходил распад действующих социальных норм и связей. В частности, Чеченская Республика продемонстрировала пример криминализации массового сознания как результат криминализации режима с момента объявления независимости Чечни. Ситуация правового беспредела стала рассматриваться как норма, и ее развитие не получило никакого сопротивления ни со стороны властей, ни со стороны большинства населения республики. Анализируя, помимо прочих, социально-экономические причины и факторы распространения терроризма на Северном Кавказе, Д. Гурулев указывает на низкий уровень развития экономики, безработицу, коррупцию во властных структурах: «Страдающие от безработицы люди, которые не имеют возможности обеспечить свои семьи, становятся особенно восприимчивыми к проповедям экстремистов и даже за небольшие деньги соглашаются участвовать в террористических акциях. В этой связи усилия властей по созданию новых рабочих мест, развитию производства приобретают особое антикриминогенное и, соответственно, антитеррористическое воздействие, значение которого трудно переоценить». Оценивая глубинные причины экстремистских настроений в регионе, данный исследователь пришел к выводу, что в их основе – прежде всего социально-экономические причины: социальное неравенство, бедность, отсутствие перспектив для некоторых категорий граждан (в первую очередь – молодежи), также автором было сделано весьма интересное замечание о том, что «даже экономические просчеты или ошибки местных властей, вызывающие недовольство населения, могут быстро приобретать национальную окраску» [4. C. 8-9].

     Считаем очевидным тот факт, что социальная напряженность, бедность, безработица, социальные противоречия и социально-экономическое неравенство являются важнейшими факторами развития преступности в целом и терроризма в частности. Что касается социальных противоречий, то в юридической науке им уделяется все больше внимания, причем, в самых различных контекстах [1. С. 134-139].

     Рассмотрим подробнее такой фактор, как социальная напряженность. Социальная напряженность – термин, которым оперируют представители различных научных направлений, однако зачастую «параметры» данного состояния общества довольно размыты. Полагаем, что применительно к исследованию социальных факторов терроризма необходимо более детально охарактеризовать содержание, функции и уровни развития социальной напряженности.

     Социальная напряженность, по определению А.Н. Сухова, – это массовый адаптационный синдром, который отражает степень физиологической и социально-психологической адаптации (приспособления), а во многих случаях – дезадаптации различных ка­тегорий населения к хронической фрустрации, трудностям (по­нижению уровня жизни и социальным изменениям). Проявляется она в ряде симптомов – резкий рост недовольства, недоверия к властям, конфликтность в обществе, тревожность, ухудшение демографической ситуации, компенсаторные реакции (агрессия, поиск врагов, надежда на чудо), стрессогенность отношений – и определяется влиянием техногенных, природных, эпидемиологических и социальных факторов. Социальная напряженность по своему механизму имеет двойственный характер – она может развиваться стихийно и умышленно. В последнем случае ее как повод используют в своих целях оппозиция и криминальные структуры. Функционально напряженность выполняет двоякую роль: деструктивную (разрушительным образом влияет на государство, экономику, власть и личность) и конструктивную (мобилизует на преодоление трудностей, фрустраций) [11. C. 44-45].

     При этом важно понимать, что социальная напряженность – явление многоуровневое. Так, выделяют три уровня ее развития: 1) низкий (практически не влияющий на общественную стабильность); 2) средний (заметно влияющий на жизнедеятельность общности); 3) высокий (дезорганизующий функционирование социальных институтов и общностей). Критериями каждого уровня социальной напряженности выс­тупают следующие характеристики: 1) степень недовольства населения, его направленность и форма проявления (в эмоциональных оценках, экономических и по­литических требованиях); 2) эффективность власти, ее авторитетность, лояльность си­ловых структур к ней; 3) влияние средств массовой информации, а также криминальных струк­тур на состояние социальной напряженности; 4) степень консолидации оппозиции [11. C. 45].

     Таким образом, социальная напряженность, послужившая одним из факторов распространения терроризма в Российской Федерации, может быть охарактеризована как сильнейший дезадаптационный «синдром», развивавшийся как стихийно, так и умышленно, сыгравший колоссальную деструктивную роль в развитии российского общества и проявившийся на самом высоком уровне, т.е. приведший к дезорганизации функционирования различных социальных институтов. При этом, как верно отмечает А.А. Дорская, является ли «государство правовым и социальным зависит не только от законодателей, органов власти, но и от каждого члена общества… необходимо позитивное отношение к праву, осознание его необходимости и ценности» [7, c. 2]. Как известно, кризис ценности права также сыграл свою деструктивную роль в нашей стране.

     В завершение считаем необходимым отметить, что в Концепции противодействия терроризму в Российской Федерации 2009 года [8] к основным мерам по предупреждению терроризма, в числе прочих, отнесены: нормализация общественно-политической ситуации; разрешение социальных конфликтов; снижение уровня социально-политической напряженности; оздоровление экономики регионов Российской Федерации и выравнивание уровня их развития; сокращение масштабов маргинализации общества, его социального и имущественного расслоения и дифференциации; обеспечение социальной защиты населения; формирование стойкого неприятия обществом идеологии насилия, а также пропаганда социально значимых ценностей. Убеждены, что эффективная реализация этих мер на практике непременно будет способствовать профилактике терроризма в России.

ЛИТЕРАТУРА: 
[1] Абаканова В.А. Некоторые вопросы преодоления социальных противоречий при расследовании легализации преступных доходов // Вестник Академии права и управления. 2014. № 35.
[2] Алешина А.В., Косовская В.А. Международно-правовые стандарты в сфере недопущения дискриминации трудящихся // Общество. Среда. Развитие. 2014. № 2.
[3] Алешина А.В., Косовская В.А. Права трудящихся: современное состояние международно-правового регулирования // Права и свободы человека и гражданина: теоретические аспекты и юридическая практика. Материалы Международной научной конференции памяти Ф.М. Рудинского. Рязань, 2015.
[4] Гурулев Д. Проблемы борьбы с терроризмом // Законность. 2007. № 6.
[5] Дорская А.А. О методологии изучения российских правовых реформ // Вестник Московского городского педагогического университета. Серия: Юридические науки. 2015. № 1 (17).
[6] Дорская А.А. Правовые реформы в России: типология, логика развития, критерии результативности. Монография. СПб.: Астерион, 2014.
[7] Дорская А.А. Улучшение качества жизни большинства членов общества как критерий результативности правовых реформ // Правозащитник. 2014. № 1.
[8] Концепция противодействия терроризму в Российской Федерации (утв. Указом Президента Российской Федерации от 5 октября 2009 г.) // Российская газета. 20.10.2009. № 198.
[9] Петрова Е.Е. Культурные права человека (к вопросу об охране культурного наследия) // Международно-правовые механизмы защиты прав человека СПб., 2008.
[10] Петрова Е.Е. Международно-правовая защита культурных прав человека // Международное право: ретроспективный анализ современных проблем. Сборник научных статей по материалам Международной научной конференции. СПб., 2014.
[11] Сухов А.Н. Социальная психология безопасности. М.: Академия, 2004.
Ключевые слова En: 

terrorism, factors of terrorism, social factors, social and economic situation, social tension, disorganization of society, social contradictions, prevention of terrorism, counteraction to terrorism.