О ходе интеграции национальной банковской системы в мировую финансовую систему

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 

кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры «Денежно-кредитные  отношения и монетарная политика» Финансового университета при Правительстве Российской Федерации

Аннотация: 

Настоящая статья представляет собой обзор современного состояния мировой системы финансового регулирования в контексте проблематики интеграции российской банковской системы в мировую финансовую систему. Особое внимание уделяется международным финансовым нормам и правилам, ключевым организациям мировой финансовой архитектуры. Автор отмечает, что степень интеграции национальной банковской сферы в мировую финансовую систему может анализироваться по различным критериям, рассматривает такие критерии. Автор анализирует статистические основы анализа экономических показателей интегрированности национального банковского сектора в мировую финансовую систему. Автор также рассматривает аспекты проведения оценки регулирующего воздействия (ОРВ), отмечая, что проведения оценки регулирующего воздействия на ранней стадии (на стадии разработки проекта нормативного акта) призвано обеспечить: прозрачность: доступность информации об оценке регулирующего воздействия на всех стадиях принятия решений; публичность: обеспечение участия заинтересованных сторон в процессе разработки принимаемых решений и мониторинга принятых НПА; сбалансированность: обеспечение баланса интересов всех заинтересованных сторон в рамках проведения оценки; рациональность: обеспечение рационального соотношения выгод и затрат при принятии решений, минимизация издержек, связанных с введением (действием) НПА при условии достижения целей данных актов; экономичность: обеспечение разумного соотношения выгод от проводимой оценки регулирующего воздействия и затрат на ее проведение. В заключении автор резюмирует,, что анализ степени интегрированности отечественной банковской сферы в мировую финансовую систему следует осуществлять с экономической и регулятивной сторон, используя международные стандарты, базы данных, аналитические отчеты международных организаций, а также статистические данные национальных регуляторов.

Ключевые слова: 

мировая финансовая система, международные финансовые стандарты, банковская система, МВФ, БКБН, ФАТФ, ОЭСР, Совет по финансовой стабильности.

DOI: 

10.17413/2015-2-12

     В современных экономических условиях, несмотря на санкционное давление на отечественный финансовый сектор, не утрачивает актуальность вопрос соответствия финансовой деятельности, в том числе деятельности на финансовых рынках, глобальным финансовым стандартам. Развитые и динамично развивающиеся государства мира стремятся максимально полно имплементировать данные стандарты в национальные законодательства не столько опасаясь международно-правовых рестрикций, сколько опасаясь оказаться «на обочине» международных финансовых процессов.

     Особого внимания в свете сказанного заслуживает национальный банковский сектор, переживающий сегодня самый бурный период своего «переформатирования», связанный с единовременной имплементацией нескольких регулятивных практик (интегрированный финансовый надзор, макропруденциальный надзор, оверсайт и др.), происходящей на фоне сложной экономической ситуации и в условиях необходимости координации политики в сфере финансовых рынков с нашими странами-партнерами по ЕАЭС.

     На взгляд автора, степень интеграции национальной банковской сферы в мировую финансовую систему может анализироваться по различным критериям, в том числе:

1.                Экономическим, то есть определяющимся объемом взаимных инвестиций и платежей. Чем выше объем и разнообразнее формы и направления осуществления государствами взаимных инвестиций в банковские сектора друг друга, тем выше уровень взаимопроникновения финансовых рынков.

2.                Регуляторным (правовым), характеризующимся уровнем имплементации в национальное банковское законодательство международных финансовых стандартов. Так, оценка регуляторами степени имплементации этих стандартов в национальное законодательство может свидетельствовать о степени интеграции банковской системы России в мировую финансовую систему. Данные показатели отражаются в специальных отчетах по итогам мониторинга, а также отражаются в международных рейтингах (1).

     Статистической основой анализа экономических показателей интегрированности национального банковского сектора в мировую финансовую систему может служить следующая информация Банка России:

1.                Информация о кредитных организациях с участием нерезидентов [3], включая: динамику роста иностранных инвестиций в уставные капиталы кредитных организаций и совокупного капитала банковской системы; динамику доли нерезидентов в совокупном уставном капитале банковской системы.

2.                Сводные данные по прямым иностранным инвестициям [22]: прямые инвестиции Российской Федерации по институциональным секторам экономики, прямые инвестиции Российской Федерации по инструментам прямых инвестиций.

3.                Прямые инвестиции в финансовый сектор России, в том числе: прямые инвестиции в Россию по видам экономической деятельности (раздел «Финансовая деятельность. Страхование») [22]; прямые инвестиции в банковский сектор и небанковские корпорации; виды прямых инвестиций в Россию: покупка/продажа новых акций (долей, паев), слияния и поглощения (по данным платежного баланса), раздел «Банки». 

4.                Прямые инвестиции из России за рубеж, в том числе: прямые инвестиции резидентов Российской Федерации за рубеж по инструментам и странам-партнерам [22]; прямые инвестиции из Российской Федерации за рубеж по инструментам и странам-партнерам [10]; исходящие прямые инвестиции из Российской Федерации за рубеж по инструментам и странам-партнерам [4].

5.                Международная инвестиционная позиция: международная инвестиционная позиция банковского сектора Российской Федерации; динамика иностранных активов и обязательств банковского сектора Российской Федерации; портфельные инвестиции из Российской Федерации за рубеж
(участие в капитале и долговые инструменты) [9]; производные финансовые инструменты банковского сектора Российской Федерации с нерезидентами [11].

6.                Иная статистическая информация: аналитика внешнего долга Российской Федерации (включая долг банковского сектора); трансграничные переводы физических лиц (резидентов и нерезидентов) [17]; показатели деятельности кредитных организаций с иностранным участием в уставном капитале в отношении к показателям действующих кредитных организаций (Таблица 10 в Обзоре банковского сектора); международные резервные активы и другая ликвидность в иностранной валюте Российской Федерации [7].

     Таким образом, анализ степени интегрированности национальной банковской сферы в мировую финансовую систему может быть осуществлен с использованием  статистических данных Банка России, касающихся банковской системы и внешнего сектора.

     Касательно иностранных инвестиций необходимо отметить, что формы проникновения иностранного капитала в банковский сектор России ограничены условиями присоединения России к Протоколу от 16.12.2011 "О присоединении Российской Федерации к Марракешскому соглашению об учреждении Всемирной торговой организации от 15 апреля 1994 г., согласно которым филиалы иностранных банков не могут открываться на территории Российской Федерации. Иностранный капитал, таким образом, может присутствовать в банковской системе России только в форме дочерних организаций иностранных банков, имеющих статус резидента, и представительств иностранных банков.

     Что касается зарубежных инвестиций российских банков, то здесь лидером Сбербанк, имеющий дочерние банки в Белоруссии, Казахстане, Украине, а также Центральной и восточной Европе, представительства – в Германии и Китае. Банк ВТБ представлен в Швейцарии, Кипре, Австрии, Италии, Люксембурге, Китае, Индии и Сингапуре. Промсвязьбанк имеет филиал на Кипре. Банк Москвы работает в Белоруссии, Украине и Сербии. Альфа-банк имеет дочерний банк в Голландии и различные инвестиционные компании в Америке и Англии.

     Аналитики отмечают, что в большинстве случаев российские банки заходят на иностранный рынок для того, чтобы обслуживать своих партнеров в других странах. В основном, это крупный бизнес. Реже – банки открывают филиалы для кредитования и обслуживания малого и среднего предпринимательства. И наконец, самый малый интерес у российских банков за рубежом – работа в розничном секторе [14].

     В посткризисный период наблюдалось некоторое снижение накопленных инвестиций банков за рубежом, однако в 2012 г. был достигнут исторический максимум вывоза ПИИ банками (6,2 млрд. дол.) преимущественно за счет реализации двух сделок c участием Сбербанка России. Так, российская кредитная организация приобрела турецкий Denizbank и австрийский Volksbank за 3,5 и 0,5 млрд дол. соответственно.

     Наибольшее количество операционных отделений российских банков открыто в странах СНГ (33,8%) и Восточной Европе (28,2%). Это свидетельствует о том, что основная доля зарубежных подразделений российских банков расположена в странах, сопоставимых с Россией по уровню развития.

     Исследователи обращают внимание, на следующую особенность соотношения форм участия российских банков за рубежом: если счет дочерних отделений идет на десятки по состоянию на конец 2013 г., то количество филиалов – всего шесть. В современной практике транснационализации банковского бизнеса выделяется преобладание формы филиалов над дочерними организациями в Азии, на Ближнем Востоке, в Северной Америке, Западной Европе. В Латинской Америке и Восточной Европе наблюдается обратная ситуация.

     Российские кредитные организации используют разные методы выхода на зарубежные рынки: учреждение банков «с нуля», покупка существующих кредитных организаций, участие в приватизации и др [1. С. 22-26].

     Новая архитектура и новый регулятивный базис мировой финансовой системы обусловлен финансовым кризисом, начавшимся в 2008 году. Данный кризис обнажил проблемы недостаточной интегрированности финансовых рынков (что позволило беспрепятственно реализоваться системному риску), недостаточное взаимодействие регуляторов и отсутствие единой для финансовых рынков регулятивной базы.

     Ответом на данные проблемы стали:

·        актуализация и выработка инструментария макропруденциальной политики (СФС, ЕКСР),

·        стремление к интегрированному финансовому надзору и создание, в связи с этим в некоторых странах финансовых мегарегуляторов (Великобритания, Россия),

·        усиление секторальных полномочий наднациональных органов (например, ЕЦБ в рамках создаваемого банковского союза ЕС), 

·        интенсификация интеграции финансовых рынков на уровне интеграционных объединений (например, в рамках ЕАЭС и БРИКС),

·        создание новой регулятивной базы, включающей глобальные и секторальные стандарты и имеющей антикризисный характер.

     Центральным органом новой мировой финансовой архитектуры является Совет по финансовой стабильности (Financial Stability Board, FSB/СФС), созданный по инициативе Группы Двадцати и наследовавший Форуму по финансовой стабильности.

     Приоритетными направлениями деятельности Совета по финансовой стабильности остаются выявление уязвимых мест глобальной финансовой системы и завершение реализации ключевых реформ в финансовом секторе. Ключевыми направлениями являются: 1) повышение устойчивости финансовых институтов; 2) решение проблем, связанных с деятельностью системно значимых финансовых институтов (СЗФИ); 3) снижение рисков параллельной банковской системы ПБС); 4) повышение устойчивости рынков деривативов.

     Помимо СФС, основными международными финансовыми регуляторами считаются следующие организации: МВФ, Всемирный банк, Базельский комитет по банковскому надзору (БКБН), Группа по разработке финансовых мер противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма (ФАТФ), Международная организация комиссий по ценным бумагам (МОКЦБ), Международная ассоциация страховых надзоров (МАСН), Международная ассоциация страховщиков депозитов (МАСД), Комитет по платежным и расчетным системам Банка международных расчетов (КПРС БМР), Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Комитет по международным стандартам аудита и подтверждения достоверности информации (КМСА), Комитет по международным стандартам финансовой отчетности (КМСФО) [6. С. 64-71].

     Принимаемые данными организациями стандарты, выступая в качестве «мягкого права», имеют рекомендательный характер (за исключением случаев, когда обязательную силу им придает межправительственная международная организация, как, например, произошло с рекомендациями ФАТФ, которые ООН признала обязательными для стран-членов ООН). Будучи инкорпорированными в национальное право, стандарты превращаются в "твердое право" и, таким образом, обеспечиваются применением силы.

     Международными финансовыми стандартами во всем их многообразии мировое сообщество в лице Группы 20 поручило Совету по финансовой стабильности (СФС) в 2009 г.

     В настоящее время существует более 70 стандартов, из которых 14 поддерживаются СФС в качестве ключевых для глобальной финансовой стабильности. Их соблюдение контролируют совместно МВФ и Всемирный банк. Эти основные 14 международных стандартов сведены в Свод (компендиум) стандартов, для включения в которых СФС использовал следующие критерии качества стандартов:

·        актуальность и важность для обеспечения стабильной, надежной и хорошо функционирующей финансовой системы (в том числе в свете уроков из недавнего финансового кризиса) в целях определения приоритетности в их имплементации;

·        универсальность в применимости, посредством охвата областей, которые имеют важное значение практически во всех юрисдикциях;

·        гибкость в имплементации, достигаемая широкими и общими формулировками, что позволяет учитывать особенности каждой из стран;

·        широкое одобрение, а именно стандарт должен быть выпущен организацией, признанной на международном уровне в соответствующей области регулирования, через процесс широких консультаций с заинтересованными сторонами.

     В единый свод, составленный СФС, входят следующие стандарты:

I. Макроэкономическая политика и прозрачность данных.

     1.1. Прозрачность в бюджетно-налоговой сфере. Кодекс надлежащей практики по обеспечению прозрачности в бюджетно-налоговой сфере (МВФ, 20.06.2007).

     1.2. Прозрачность денежно-кредитной и финансовой политики. Кодекс надлежащей практики по обеспечению прозрачности в денежно-кредитной и финансовой политике (МВФ, 03.08.2000).

     1.3. Специальный стандарт распространения данных (МВФ, 29.03.1996).

     1.4. Общая система распространения данных (МВФ, 19.12.1997).

II. Финансовое регулирование и надзор.

2.1. Страховой надзор. Основополагающие принципы страхования, стандарты, руководство и Методология оценки (IAIS, Международная Ассоциация страховых надзоров, МАСН, 19.10.2013).

2.2. Банковский надзор. Основополагающие принципы эффективного банковского надзора (БКБН, 30.10.2012).

2.3. Регулирование ценных бумаг. Цели и принципы регулирования ценных бумаг (ИОСКО, 01.06.2010).

III. Институциональная и рыночная инфраструктура.

     3.1. Основополагающие принципы эффективных систем страхования депозитов (МАСД, 01.11.2014).

     3.2. Международные стандарты аудита (Совет по международным стандартам аудита и подтверждения достоверности информации (IAASB), 08.11.2014)

     3.3. Принципы для инфраструктур финансового рынка (совм. КПРС - ИОСКО, 18.04.2012).

     3.4. Рекомендации по борьбе с отмыванием доходов, полученных преступным путем, финансированием терроризма и финансированием распространения оружия массового уничтожения (ФАТФ, 01.02.2012)

     3.5. Принципы эффективной системы несостоятельности и защиты прав кредиторов (Всемирный банк, 20.01.2011).

     3.6. Принципы корпоративного управления (ОЭСР, 01.04.2004).

     3.7. Международные стандарты финансовой отчетности (Совет по международным стандартам бухгалтерского учета (ИАСБ), 01.10.2002) [19].

     Все большее значение приобретает мониторинг СФС соблюдения странами рекомендаций, разработанных на международном уровне. Так на ежегодной основе к саммиту «Группы 20» СФС готовит доклад о ходе реализации рекомендаций «двадцатки» и СФС в странах-членах.

      В соответствии с положениями Устава СФС и Механизма повышения уровня соответствия международным стандартам страны-члены СФС обязуются периодически участвовать в Программе оценки финансового сектора МВФ-ВБ (FSAP) и проходить страновые обзоры СФС (в течение трех лет после завершения FSAP), которые оценивают степень внедрения международных стандартов и принципов в финансовом секторе (в первую очередь, рекомендаций FSAP). Обновление FSAP по России было завершено в 2011 году [19]. 

     В этой связи важно отметить, что в 2014 году СФС проводит в отношении Российской Федерации два обзора: страновой обзор и обзор в рамках Инициативы по сотрудничеству и обмену информацией.

     В страновой обзор по России включены две темы: 1) механизмы и инструменты реализации макропруденциальной политики; 2) режим урегулирования несостоятельности банков. Для анализа можно использовать последний страновой обзор «Экспертная оценка России» от 2 февраля 2015 года на сайте СФС [19].

     Инициатива по сотрудничеству и обмену информацией была запущена СФС в марте 2010 года. В рамках данной «инициативы» оценивается степень реализации рекомендаций FSAP, затрагивающих вопросы сотрудничества и обмена информацией. Проводится оценка соответствия национальных стандартов Базельским основополагающим принципам эффективного банковского надзора, принципам регулирования рынка ценных бумаг Международной организации комиссий по ценным бумагам и ключевым принципам Международной ассоциации органов страхового надзора.

      Ключевую роль для развития национальной банковской сферы играет Базельский комитет по банковскому надзору (БКБН) при Банке международных расчётов  («Committee on Banking Supervision of the Bank for international Settlements»).

     Базельский комитет был основан в г. Базель в 1974 г. руководителями центральных банков стран Большой десятки (G10) для внедрения единых стандартов и развития международного сотрудничества  в сфере банковского регулирования. Одной из основных задач комитета является пруденциальное регулирование деятельности банков, а также выполнение контрольной функции по проверке соблюдения ими установленных норм.

     Основной задачей Базельского комитета является разработка новых подходов в отношении банковского надзора  и поиск путей совершенствования данной сферы на международном уровне. Базельский комитет разрабатывает стандарты, директивы и рекомендации для органов регулирования государств-членов. Эти принципы не имеют юридически обязательной силы и не являются обязательными к выполнению по своей правовой природе, однако, в большинстве случаев, находят своё отражение в национальных законодательствах государств-членов.

     В 2012 году Базельский Комитет начал Программу оценки нормативного соответствия (Regulatory Consistency Assessment Programme (RCAP)), чтобы контролировать прогресс имплементации Базельских стандартов в национальные законодательства.

      В рамках этой программы, БКБН периодически контролирует уровень применения требований к рисковому капиталу (risk-based capital requirements) (с октября 2011), требований для глобальных и национальных системно значимых банков, норматива текущей ликвидности (LCR) и коэффициента левереджа (с октября 2013).

      Комитет издал свои отчеты по результатам оценки семи стран (Австралия, Бразилия, Канада, Китай, Япония, Сингапур и Швейцария). В октябре 2014 года БКБН опубликовал Седьмой отчет о ходе работ по переходу на Базельские стандарты, включающий информацию по широкому кругу стран, включая Россию [22], а 11 ноября 2014 года - пятый Отчет для G20 об имплементации Базель III. В декабре 2014 года Комитет издал отчеты по ЕСnи США [22].

     Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ) (англ. Financial Action Task Force on Money Laundering — FATF) — также является международной межправительственной организацией, которая занимается выработкой мировых стандартов в сфере противодействия отмыванию преступных доходов, финансирования терроризма и финансирования распространения оружия массового уничтожения (ПОД/ФТ или ПОД/ФТ/ФРОМУ), а также осуществляет оценку соответствия национальных систем ПОД/ФТ этим стандартам. Основным инструментом ФАТФ в реализации своего мандата являются 40 рекомендаций в сфере ПОД/ФТ, которые подвергаются пересмотру.

     В настоящее время группа состоит из 36 членов, а именно: 34 страны,  две международные организации.

     Рекомендации ФАТФ включают в себя основные положения, которым предлагается следовать государствам в ходе борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма. 

     В 1990 г. были приняты первые рекомендации в ответ на растущий вызов распространения наркотических средств и легализации денежных средств добытых при совершении преступлений, связанных с их незаконным оборотом. В феврале 2012 г. произошел последний пересмотр рекомендаций [12]. Теперь рекомендации ФАТФ применяются к отмыванию преступных доходов, финансированию терроризма, финансированию распространения оружия массового уничтожения, а также к борьбе с коррупцией и налоговыми преступлениями.

     Рекомендациями ФАТФ предусматривается необходимость мониторинга и оценки национальных систем требованиям ФАТФ.

     Как уже было упомянуто выше, в соответствии с Резолюцией Совета Безопасности ООН № 1617 (2005), Рекомендации ФАТФ являются обязательными международными стандартами для выполнения государствами-членами ООН.

     ФАТФ использует методологию взаимной оценки государств на соответствие рекомендациям ФАТФ. Последнюю взаимную оценку Россия проходила в 2008 году [5].

     В октябре 2013 года Россия успешно представила очередной Отчет о прогрессе по выполнению рекомендаций взаимной оценки [20].

     Для банков наиболее значимыми являются следующие рекомендации ФАТФ:

·        внедрение риск-ориентированного подхода (Рекомендация 1);

·        усиление мер надлежащей проверки клиента (НПК) в отношении национальных публичных должностных лиц (ПДЛ) (Р.12);

·        выявление бенефициаров (Р. 24 и 25);

·        организация внутреннего контроля в целях ПОД/ФТ.

     Кратко необходимо упомянуть Вольфсбергскую группу и разработанные ей Вольфсбергские принципы [8] – принципы политики по оценке возникновения в деятельности финансовых организаций риска легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем (2). Вольфсбергские принципы содержат приоритетные направления политики банков и основные элементы механизмов по предотвращению использования банковской системы для легализации доходов, полученных преступным путем. В основе политики любого банка в соответствии с Вольфсбергскими принципами должно лежать правило, согласно которому банк может устанавливать отношения только с теми клиентами, в отношении источников доходов или финансирования которых, может быть в разумных пределах подтверждено их законное происхождение.

     Особое значение для развития банковской сферы имеют подходы Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) к организации эффективной регуляторной политики в финансовой системе. Такая политика особенно важна в свете создаваемого в России Международного финансового центра, формирование которого является индикатором уровня развития финансового рынка в стране [13]. Согласно посвященному Российской Федерации докладу Всемирного банка [15], основными проблемами, препятствующими созданию в России МФЦ, являются:

·        коррупция, отсутствие верховенства права, частые и дискреционные вмешательства со стороны государства;

·        неэффективный бюрократический аппарат; неэффективная и непредсказуемая законодательная система;

·        барьеры для вхождения иностранных компаний: ограничения по вхождению на рынок иностранных финансовых компаний, ограничения в части иностранной собственности российских компаний, ограничение в части привлечения иностранных специалистов;

·        хаотичные и сложные механизмы регулирования: забюрократизированность; непоследовательное правоприменение;

·        контрпродуктивное налоговое законодательство: НДС на финансовые операции и услуги, высокие ставки налогов для финансовых компаний, чрезмерное налогообложение иностранных резидентов.

      Очевидно, что четыре из пяти проблем напрямую связаны с реализацией регуляторной политики в финансовой (в том числе банковской) сфере.

     В документе «Рекомендации по регуляторной политике» ОЭСР в этой связи рекомендует: выделение органа, ответственного за регуляторную политику; регулярную оценку эффективности регулирующих положений и регулятивных систем (доведение результатов до общественности); создание реестра контрольных органов с указанием целей и инструментария регулирования; внедрение риск-ориентированного подхода; координацию регуляторной политики на федеральном, региональном и местном уровнях; международное регулятивное сотрудничество.

     В документе «Структура политики для эффективного и результативного финансового регулирования (PFEEFR)» [21] ОЭСР предлагает следующие подходы для создания эффективной системы финансового регулирования (банковская сфера вписана сюда в качестве элемента): необходимость формулирования «эталонного определения» финансовой системы на национальном уровне; определение признаков хорошо функционирующей финансовой системы как целевых ориентиров; идентификация инструментов регулирования финансового сектора и их эффективных комбинаций; пересмотр регулятивной структуры и инструментария каждые 5-8 лет; определение «финансового регулирования», принципов и элементов финансового регулирования (принципы вместо правил, наблюдение вместо принуждения); применение 10-ти принципов эффективного и результативного финансового регулирования.

     Важной составляющей эффективной регуляторной политики, является институт оценки регулирующего воздействия (ОРВ), к которому с 2014 года подключен и Банк России [2].

     Проведения ОРВ на ранней стадии (на стадии разработки проекта нормативного акта) призвано обеспечить:

·        прозрачность: доступность информации об оценке регулирующего воздействия на всех стадиях принятия решений;

·        публичность: обеспечение участия заинтересованных сторон в процессе разработки принимаемых решений и мониторинга принятых НПА;

·        сбалансированность: обеспечение баланса интересов всех заинтересованных сторон в рамках проведения оценки;

·        рациональность: обеспечение рационального соотношения выгод и затрат при принятии решений, минимизация издержек, связанных с введением (действием) НПА при условии достижения целей данных актов;

·        экономичность: обеспечение разумного соотношения выгод от проводимой оценки регулирующего воздействия и затрат на ее проведение.

     Таким образом, следует резюмировать, что анализ степени интегрированности отечественной банковской сферы в мировую финансовую систему следует осуществлять с экономической и регулятивной сторон, используя международные стандарты, базы данных, аналитические отчеты международных организаций, а также статистические данные национальных регуляторов.

ПРИМЕЧАНИЯ

(1) В тоже время, на саммите «Группы 20» в Санкт-Петербурге странам-членам было рекомендовано ускорить процесс снижения механического использования рейтингов, присваиваемых кредитными рейтинговыми агентствами, в соответствии с «дорожной картой», одобренной СФС в октябре 2012 года.

(2) Одиннадцать ведущих банков мира, список которых, по сведениям, изложенным в указании оперативного характера Банка России от 08.04.2003 № 53-Т «О внесении изменений и дополнений в Вольфсбергские принципы», выглядит следующим образом: (ABN AMRO N.V., Bank of Tokyo-Mitsubishi Ltd., Barclays Bank, Citigroup, Credit Suisse Group, Deutsche Bank AG, Goldman Sachs, HSBC, J.P. Morgan Private Bank, Santander Central Hispano, Societe Generale, UBS AG), инициировали разработку и 30.10.2000 подписали Всеобщие директивы по противодействию отмыванию доходов в частном банковском секторе (Вольфсбергские принципы).

ЛИТЕРАТУРА: 
[1] Абалкина А.А. Формы и методы экспансии российских банков за рубеж // Деньги и кредит. 2014. №3.
[2] Единый портал для размещения информации о разработке федеральными органами исполнительной власти проектов нормативных правовых актов и результатов их общественного обсуждения, 2015. URL: http://regulation.gov.ru
[3] Информация о кредитных организациях с участием нерезидентов на 1 октября 2014 года // 2015, ЦБ РФ. URL: http://cbr.ru/analytics/bank_system/PUB_141001.pdf
[4] Исходящие прямые инвестиции из Российской Федерации за рубеж по инструментам и странам-партнерам по состоянию на 01.01.2014 // 2015, ЦБ РФ. URL: http://cbr.ru/statistics/print.aspx?file=credit_statistics/dir-inv_out_c...
[5] Каталог отчетов о взаимных оценках государств-членов ЕАГ // 2015, Eurasian Group on Combating Money Laundering and Financing of Terrorism (EAG). URL: http://www.eurasiangroup.org/ru/mers.php
[6] Кудряшов В.В. Международные финансовые стандарты как концепция регулирования международных финансовых отношений // Право и экономика. 2014. №1.
[7] Международные резервные активы и другая ликвидность в иностранной валюте Российской Федерации // 2015, ЦБ РФ. URL: http://cbr.ru/statistics/print.aspx?file=credit_statistics/reserves_liqu...
[8] Письмо Банка России от 15 февраля 2001 № 24-Т «О Вольфсбергских принципах» // 2015, СПС «КонсультантПлюс».
[9] Портфельные инвестиции из Российской Федерации за рубеж (участие в капитале и долговые инструменты) // 2015, ЦБ РФ. URL: http://cbr.ru/statistics/print.aspx?file=credit_statistics/portfolio_tot...
[10] Прямые инвестиции из Российской Федерации за рубеж по инструментам и странам-партнерам в 2010-2014 годах // 2015, ЦБ РФ. URL: http://cbr.ru/statistics/print.aspx?file=credit_statistics/dir-inv_out_c...
[11] Производные финансовые инструменты банковского сектора Российской Федерации с нерезидентами // 2015, ЦБ РФ. URL: http://cbr.ru/statistics/print.aspx?file=credit_statistics/fin-der-pos.h...
[12] Рекомендации ФАТФ. Международные стандарты по противодействию отмыванию денег, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения  // 2015, Международный учебно-методический центр финансового мониторинга (МУМЦФМ). URL: http://www.mumcfm.ru/index.php/ru/materials/books
[13] Рейтинг МФЦ (Global Financial Centres Index) составляется ежегодно компанией Z/Yen // 2015, LONG FINANCE. URL: http://www.longfinance.net/images/GFCI16_22September2014.pdf
[14] Российские банки за рубежом, предоставление банковских услуг за рубежом, представительство и филиалы российских банков в Европе  // 2015, ООО «Сравни.ру». URL: http://www.sravni.ru/novost/2012/6/18/rossijskie-banki-za-rubezhom/
[15] Российская Федерация: Анализ и диагностика финансовой, регуляторной и институциональной политики, необходимой для создания МФЦ, июнь, 2012 // 2015, Аналитический центр "Форум". URL: http://mfc-moscow.com/assets/files/analytics/Russia_as_an_International_...
[16] Статистика внешнего сектора  // 2015, ЦБ РФ. URL: http://cbr.ru/statistics/?PrtId=svs
[17] Трансграничные операции физических лиц (резидентов и нерезидентов) в 2014 году  // 2015, ЦБ РФ. URL:http://cbr.ru/statistics/print.aspx?file=CrossBorder/C-b_trans_14.htm&pi...
[18] Федеральный закон «О валютном регулировании и валютном контроле» от 10 декабря 2003 № 173-ФЗ // 2015, СПС «КонсультантПлюс».
[19] Key Standards for Sound Financial Systems // 2015, Financial Stability Board. URL: http://www.financialstabilityboard.org/what-we-do/about-the-compendium-o...
[20] Mutual Evaluation of the Russian Federation // 2015, Financial Action Task Force (FATF). URL:  http://www.fatf-gafi.org/media/fatf/documents/reports/mer/FUR-Russian-20...
[21] Policy Framework for Effective and Efficient Financial Regulation // 2015, Organisation for EconomicCo-operation and Development (OECD). URL:  http://www.oecd.org/finance/financial-markets/44362818.pdf
[22] Seventh progress report on adoption of the Basel regulatory framework // 2015, Bank for International Settlements. URL: http://www.bis.org/publ/bcbs290.pdf
Ключевые слова En: 

world financial system, international financial standards, banking system, IMF, BCBS, FATF, OECD, Council for financial stability.