Международно-правовые принципы медиации в уголовном процессе

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 

кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры уголовного права, уголовного процесса и криминалистики Российского университета дружбы народов

Аннотация: 

Настоящая статья посвящена систематизации и анализу принципов медиации, закрепленных в международно-правовых и других нормативно-правовых актах, в первую очередь в Рекомендации № R (99) 19, принятой Комитетом министров Совета Европы 15 сентября 1999 года, и Основных принципах применения программ реституционного правосудия в вопросах уголовного правосудия, принятых ЕКОСОС ООН 24 июля 2002 года. Автор подчеркивает, что среди наиболее важных принципов следует выделить принцип добровольности, предполагающий недопустимость понуждения к участию (например, с такой аргументацией, что несогласие преступника на медиацию будет рассмотрено в качестве отягчающего обстоятельства). В этом заключается отличие медиации от традиционного уголовного судопроизводства: при медиации исход дела во многом зависит от усилий сторон, а усилия стороны будут прилагать, только если участвуют в медиации по собственному желанию. Так как участие в программе восстановительного правосудия возможно только в случае признания преступником вины (хотя бы частично), в случае возобновления уголовного судопроизводства участие преступника, в программе восстановительного правосудия не должно использоваться в качестве доказательства признания вины. В силу принципа нейтральности, беспристрастности, объективности медиатора он должен избегать пристрастности или предубеждений, основанных на личностных характеристиках сторон, их социального происхождения или поведения на медиации. Медиатор должен избегать проявления заинтересованности в конфликте, как во время, так и после медиации. Правоприменительная практика свидетельствует о том, что медиатором суды часто назначают психолога, имеющего к тому же сертификат, дающий возможность быть посредником в программах восстановительного правосудия по уголовным делам.

Ключевые слова: 

медиация, принципы медиации в уголовном процессе, программы примирения, примирительные процедуры, примирительное соглашение, международно-правовые гарантии в процессе примирения, служба медиации.

DOI: 

10.17413/2015-2-13

     Международно-правовые принципы медиации в уголовном процессе подробно изложены в Рекомендация № R (99) 19, принятой Комитетом министров Совета Европы 15 сентября 1999 года, и Основными принципами применения программ реституционного правосудия в вопросах уголовного правосудия, которые принял ЕКОСОС ООН 24 июля 2002 года.

     Оба этих документа устанавливают некие общие правила, которые должны соблюдаться государствами при законодательном закреплении и  применении восстановительных программ. Анализ Рекомендации № R (99) 19 и Резолюции ЭКОСОС позволяет выявить схожие нормы, устанавливающие основополагающие процессуальные гарантии, принципы и другие важные положения.

     Указанные в этих международных актах принципы имеют своей целью дать государствам-членам общее представление о восстановительном правосудии. При законодательном закреплении восстановительного правосудия, государствам предлагается сохранить основной, первоначальный смысл этих принципов. В документах закреплены основополагающие процессуальные гарантии, обеспечивающие справедливый подход к правонарушителю и жертве. Основные принципы базируются на процессуальных гарантиях. Именно поэтому, прежде чем говорить о принципах, представляется важным рассмотреть эти гарантии подробно:

1.                И жертва, и преступник должны иметь право консультироваться с адвокатом относительно восстановительного правосудия, а так же в случае необходимости пользоваться услугами переводчика.

     Марк Гронхайзен считает что, совет адвоката может быть полезен для обеспечения получения информированного согласия. Однако, на его взгляд, далеко неясно, целесообразно ли жертве и правонарушителю иметь поддержку адвоката во время процесса медиации.  Результаты исследования проведенного Гронхайзеном говорят, что шансы на успешное достижение соглашения обычно уменьшаются от присутствия или участия адвокатов. Проблема здесь в том, что адвокаты довольно часто сопротивляются медиации. Подоплека их нежелания двояка: они хотят сохранить свою монополию на судебный процесс, и финансово заинтересованы в использовании традиционных правовых процедур. Правовая помощь в традиционном смысле этого слова, следовательно, подвергает опасности достижение целей медиации жертвы и правонарушителя [9].

2.                Право на информацию - прежде, чем согласиться участвовать в программе восстановительного правосудия, стороны должны быть хорошо проинформированы об их правах, самом процессе и возможных последствиях их решений. В некоторой степени это положение влияет на принцип добровольности, так как стороны должны ясно представлять себе весь механизм этого института для того, чтобы решение об участии было действительно добровольным. Участники не должны вводиться, будь то намеренно или по причине непонятного для участника разъяснения условий, в заблуждение относительно медиации и последствий участия в этой процедуре.

3.                Право не участвовать - ни жертва, ни преступник не должны быть принуждены к участию в программе восстановительного правосудия или к принятию каких-либо решений. Их согласие обязательно. Эта гарантия тесно граничит с принципом добровольности, о котором будет сказано далее.

4.                Несовершеннолетние имеют право на представителя (родителя или опекуна). В приложении к Рекомендации № R (99) 19 записано, что органы уголовной юстиции  осуществляют контроль над процедурой медиации по делам несовершеннолетних. Закон должен гарантировать, в частности, право получать информацию, выражать собственное мнение, быть представленным родителями или иными лицами,  а также право на  быстрое рассмотрение дела [5].

     Теперь рассмотрим более подробно принципы медиации в уголовном процессе, которыми в соответствии с указанными международно-правовыми актами являются:

·        Принцип добровольности;

·        Принцип конфиденциальности;

·        Принцип общедоступности;

·        Принцип доступности на любой стадии уголовного процесса;

·        Принцип самостоятельности служб медиации;

·        Принцип юридической силы медиативного соглашения;

·        Принцип признания вины;

·        Принцип возобновления уголовного процесса;

·        Принцип беспристрастности;

·        10.Принцип ответственности участников.

     Принципа добровольности означает, что стороны должны по собственному желанию согласиться на участие в программе примирения, любые попытки понудить одну из сторон к участию недопустимы, особенно с такой  аргументацией, что несогласие преступника на медиацию будет рассмотрено в качестве отягчающего обстоятельства. 

В процессе медиации исход дела зависит от усилий сторон в гораздо большей мере, чем в уголовном процессе. Они должны заранее добровольно согласиться на медиацию. В любой момент стороны вправе отказаться от переговоров [2]. Активное участие может быть осуществлено только в случае отсутствия принуждения [8. C. 41-58]. Представители органов уголовной юстиции и медиатор обязаны разъяснить эти правила сторонам, соответственно, до начала и в самом начале медиации [9].

     Принцип добровольности так же подразумевает, что выход из процесса на любом этапе или продолжение медиации личное дело каждого участника. Согласие с результатом процесса  медиации  также сугубо добровольно. Услуги того или иного медиатора на какой-то части процесса или в течение всей процедуры принимаются обеими сторонами также добровольно [4].

     Принцип добровольности имеет отношение не только к участию, но и к соглашению, заключаемому по результатам проведения программы примирения. Требование, чтобы стороны пришли к добровольному соглашению, является безусловным. Стороны свободны в определении условий медиативного соглашения. Стороны могут выдвигать свои предложения и отвергать предложения другой стороны без объяснения причин [4].

     Требование добровольности соглашения, тем не менее, не лишает медиатора активной роли  на пути к  договоренностям [5]. Это означает, что стороны сами должны прийти к некоему решению, медиатор может помочь им в поиске этого решения, предложить различные варианты. Любое давление на участников запрещено, стороны не должны влиять друг на друга и медиатор не должен пользоваться своим авторитетом для принуждения сторон к принятию или отказу от каких-либо решений.

     Медиацию не следует продолжать, если одна из участвующих сторон не в состоянии понять смысл процесса.

     Принцип добровольности распространяется и на медиативное соглашение, принимаемое по итогам проведения программы. Оно должно быть достигнуто на добровольной основе и должно содержать только разумные обязательства.

     Требование разумности соглашения предполагает наличие определенной связи между видом правонарушения и характером возлагаемых на правонарушителя обязательств.

     Как бы в дополнение к требованиям добровольности, провозглашенными «Основными принципами применения программ реституционного правосудия в вопросах уголовного правосудия»,  Рекомендация № R (99) 19 упоминает требование разумности и соразмерности, которое означает, что, при прочих равных условиях, бремя возлагаемых на правонарушителя обязательств должно соответствовать тяжести его проступка; к примеру, «…обусловленная реституцией компенсация причиненного вреда не должна быть чрезмерной…» [5].

     На практике этот принцип применяется, например, в США где «ассоциация медиаторов» (1) запрещает жертвам преступления получать прибыль в результате заглаживания вреда преступником, поэтому может иметь место только фактическое возмещение ущерба.

     Необходимой предпосылкой продуктивного диалога и достижения конструктивных результатов выступает принцип конфиденциальности. Соблюдение данного принципа создает обстановку, в которой стороны могут спокойно затронуть большее число аспектов дела, нежели считается допустимым в ходе традиционной судебной процедуры. С другой стороны,  конфиденциальность  защищает интересы сторон [2].

     Медиатор не должен разглашать ход и результаты  медиации, если на это нет разрешения всех сторон или если этого не требует закон.

     По отношению к конфиденциальности стороны могут разработать свои правила, или заранее договориться с медиатором, или использовать уже имеющиеся определенные правила. Так как гарантия конфиденциальности является важной для сторон, медиатор должен обсудить ее с конфликтующими сторонами.

     Если медиатор проводит приватные заседания со сторонами, содержание таких заседаний, с точки зрения конфиденциальности, должно быть обсуждено со всеми сторонами предварительно [4]. Процесс переговоров проходит не публично, и любая информация, открывшаяся в процессе этих переговоров, не подлежит огласке, за исключением заключаемого по результатам процедуры примирения соглашения.

     В приложении к Рекомендации № R (99) 19 разъясняется, в какой мере необходимо информировать органы уголовного правосудия о том, что обнаруживается в процессе медиации – органам уголовной юстиции сообщаются только процессуальные шаги и результат процесса медиации.

     Однако далее содержится исключение из принципа конфиденциальности. В пункте 30 приложения к Рекомендации говорится, что в случае угрозы совершения нового преступления следует достичь баланса между принципом конфиденциальности и необходимостью предотвратить причинение серьезного зла или ущерба.  Поэтому принцип конфиденциальности не распространяется на информацию о преступлении, подготовка которого может обнаружиться во время медиации.  В таком случае  медиатор должен информировать соответствующие власти [5].

     Конфиденциальность не может быть истолкована как ограничение или запрет на мониторинг, научные исследования или оценку программ  медиации. При соответствующих обстоятельствах и с разрешения сторон, научным работникам может быть разрешен доступ к статистическим данным, присутствие на процессе  медиации, интервью участников  медиации.

      Принцип общедоступности сводится к призыву развивать  программы посредничества, государственные и частные, в качестве общедоступной услуги. Это означает, что медиация должна быть развита и распространена в государстве настолько, что прибегнуть к программе примирения можно было независимо от места жительства, – программы восстановительного правосудия должны быть доступны по всей территории государства.

     Заметим, что в Рекомендации № R (99) 19  говорится только о территориальной доступности. Но представляется не менее важным условием – доступность в финансовом плане для всех слоев населения.

     В случае применения медиации по гражданским делам эта процедура является платной, и расходы несут стороны в равных долях. В таких случаях плата за посредничество в конфликте является справедливой, особенно если речь идет о крупных экономических спорах, и стороны понимают что услуги медиатора обойдутся им дешевле, чем государственные пошлины, которые необходимо уплатить для того чтобы возбудить судопроизводство, а также расходы на адвокатов, осуществляющих представительство в суде. Но  думается, что в уголовном процессе медиация на платной основе не будет иметь успеха. Во-первых, было бы не справедливо понуждать потерпевшего к оплате посреднических услуг. Что касается преступника – то не исключено, что лицо, в силу отсутствия финансовой возможности, откажется оплачивать восстановительную программу (особенно, если на преступление его толкнула именно бедность и не способность обеспечить себя и своих близких даже товарами первой необходимости). Поэтому представляется необходимым создание общественных или даже государственных организаций для этих целей. Тем более что за рубежом такая практика успешно применяется, не редко проведение таких процедур возглавляют представители местных церквей или вообще добровольцы.

     Принцип возможности медиации на любой стадии уголовного процесса. В зарубежных странах вопрос о доступности медиации на разных стадиях судопроизводства решается  по-разному. В то время как одни программы  используются на любой стадии, другие могут быть связаны исключительно с прекращением уголовного преследования (условным или иным): сопровождать адресованное правонарушителю полицейское предостережение, развиваться параллельно с уголовным преследованием, составлять элемент приговора (например, предписания о возмещении вреда (2)), или происходить после назначения судом наказания. Желательно, чтобы посредничество было доступным в ходе всего уголовного судопроизводства.  При этом учитывается, что стороны (пострадавший, в частности) могут не быть готовы воспользоваться выгодами медиации на ранних стадиях процесса.  И, тем не менее, во многих делах важно не откладывать урегулирование конфликта. Кроме этого, необходимо отметить, что в приложении к Рекомендации прямо указано на то, что «уголовное дело должно быть открыто для медиации,  как только о преступлении было заявлено в полицию» [5].

     Самостоятельность служб медиации. В соответствии с этим принципом, службы медиации организуют свою деятельность принципиально иным образом нежели органы уголовной юстиции, это необходимо для достижения целей, которые преследует процесс медиации, а так же для того чтобы медиация отвечала назначению восстановительного правосудия.

     Вместе с тем необходимо понимать, что органы уголовной юстиции должны обладать достаточной властью для выполнения «правоохранительной» роли, так как именно на них лежит абсолютная ответственность за соблюдение законности судопроизводства и за соблюдением прав человека в ходе самого процесса медиации [5].

     Зарубежными и отечественными авторами при анализе указанных международных актов предлагаются и другие принципы. Некоторые из них так же рассмотрены в приложении к Рекомендации, несмотря на то, что не выделены в качестве основных принципов. Эти принципы так же необходимо рассмотреть.

     Например, юридическая сила медиативного соглашения, которую рекомендация советует придавать медиативному соглашению.

     Соглашения, достигнутые в рамках программ восстановительного правосудия, и их исполнение должны, в соответствующих случаях, находиться под судебным надзором или быть включены в судебные решения или постановления (в таком случае, результаты должны иметь тот же статус, что и любые другие судебные решения или постановления, и должны исключать преследование за те же обстоятельства).

     Практика применения программ восстановительного правосудия в странах англосаксонского права, как и в других зарубежных странах, складывается следующим образом. Медиативное соглашение, как правило, должно быть утверждено судом. В некоторых программах восстановительного правосудия (например, семейная конференция) в качестве итогового документа составляется план воспитательной работы, который так же должен быть утвержден судом. Полагаем, что такой вариант наиболее приемлемый для заимствования программ восстановительного правосудия в российский уголовный процесс. Стоит сказать так же и о том, что на практике не все примирительные программы требуют участия суда. Полицейская медиация в Англии, а также многие программы примирения, используемые после осуждения или фактического отбытия наказания, проводятся без какого-либо судебного контроля, и цель таких программ сводится исключительно к вопросам возмещения вреда потерпевшему  и ресоциализации осужденного.

     Добросовестное выполнение обязательств закрепленных в медиативном соглашении и утвержденных судом влечет невозможность уголовной ответственности за то же преступление. Нарушение этих обязательств влечет за собой возобновление уголовного судопроизводства.

     Участие в медиации - не доказательство вины. Сама Рекомендация не содержит этого условия в качестве принципа, но приложение к Рекомендации разъясняет что, признание пострадавшим, как и обвиняемым, всех основных  обстоятельств дела служит необходимым условием для проведения медиации. Если такое общее понимание отсутствует, возможность достижения в результате медиации соглашения  становится сомнительной, если не вовсе исключена. Нет необходимости, чтобы обвиняемый признавал свою вину, а органы уголовного правосудия могли бы выносить решения до рассмотрения дела, чтобы не нарушать принципа презумпции невиновности (ст. 6.2 ЕКПЧ). Достаточно того, что обвиняемый допускает определенную ответственность за то, что случилось.

     Участие в медиации не должно использоваться против обвиняемого, если дело вернется назад в органы уголовного правосудия после медиации. Кроме того, признание фактов или даже «признание вины» обвиняемым в контексте медиации не должно быть использовано как доказательство в последующем судебном разбирательстве по тому же делу [5].

     Положение о необходимости признания вины логично хотя бы потому, что невиновный человек не будет заинтересован в медиации и, как следствие, возмещении ущерба, который был нанесен потерпевшему не им. За рубежом среди уже существующих программ, есть такие, которые имеют подобное правило. К примеру,  для участия в Victim / Offender Mediation Programme в Англии признание вины преступником является существенным условием [9].

     Возобновление уголовного процесса в случае невозможности достижения соглашения предполагает, что отказ от переговоров автоматически влечет за собой возвращение в ту стадию уголовного процесса, откуда дело было направлено для медиации [6] и такой отказ в последующем не должен использоваться против преступника [7. C. 33-35] (например, в качестве отягчающего обстоятельства).

     Законодательство должно определять правовые последствия не заключения соглашения в процессе медиации. В теории принято выделять три модели медиации жертвы и правонарушителя в зависимости от их взаимосвязи с традиционной системой уголовного правосудия [3].  Так вот, в зависимости от модели последствия не заключения медиативного соглашения разные. В первой модели, где медиация является частью обычной уголовной процедуры, эти последствия вполне очевидны. Обвинения сняты не будут; не будет и оснований для смягчения наказания. Во второй модели, – где медиация жертвы и правонарушителя представляет собой реальную альтернативу уголовному преследованию – не  заключение соглашения или не выполнение условий договора неизбежно приводит к возобновлению обвинений и судебному преследованию. В третьей модели, –  где медиация предпринимается после того, как уголовный суд завершит свою работу, –  вопрос последствий от неудачи в заключение соглашения в разрезе возобновления уголовного процесса не стоит.

     Нейтральность, беспристрастность [9], объективность медиатора. Медиатор в равной степени поддерживает стороны и их стремление в разрешении конфликта. Если медиатор чувствует, что не может сохранять нейтральность, он должен передать дело другому медиатору или прекратить медиацию.

     В нейтральности медиатора по уголовным делам есть особенности. Первая состоит в том, что, оставаясь беспристрастным к сторонам, медиатор не безразличен к факту правонарушения. Это означает, что стороны для него «не равны» в том смысле, что обязанности по заглаживанию вреда возлагаются на правонарушителя. С другой стороны, требования пострадавших к правонарушителю должны быть ограничены в случае их несоразмерности по отношению к тяжести совершенного деяния.

     Медиатор должен проводить  медиацию  только тех дел, в которых он может оставаться беспристрастным и справедливым. В любое время, если медиатор не способен проводить процесс в беспристрастной манере, он обязан прекратить  медиацию.

     Качество процесса  медиации  повышается, когда у сторон есть уверенность в беспристрастности медиатора. Медиатор должен остерегаться пристрастности или предубеждений, основанных на личностных характеристиках сторон, их социального происхождения или поведения на  медиации.

     Медиатор должен избегать проявления заинтересованности в конфликте, как во время, так и после медиации. Без согласия всех сторон, медиатор не должен впоследствии устанавливать профессиональные отношения с одной из сторон по касающемуся или не касающемуся делу при условии, если это может вызвать законные вопросы целостности процесса  медиации [4].

     Ответственность сторон и медиатора. Медиатор отвечает за соблюдение принципов и стандартов в процессе медиации. Ответственность за результат медиации несут стороны конфликта, участвующие в медиации. Медиатор не может советовать сторонам принять то или иное решение по существу конфликта [1].

     Однако полностью согласиться с тем, что стороны несут ответственность за результат медиации, сложно. Не совсем понятно, о какой ответственности идет речь. Выше мы уже писали о том, что отказ в заключение соглашения не должен использоваться против преступника и усугублять его положение при возвращении материалов в орган отправивший дело на медиацию. Возможно, имелась в виду гражданско-правовая ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, принятых на себя в соответствие с подписанным сторонами медиативным соглашением. Хотя здесь так же стоит оговориться, что неисполнение обязательств может повлечь и возобновление уголовного преследования.

ПРИМЕЧАНИЯ

(1) В оригинале название этой организации – Victim Offender Mediation Association.
(2) В уголовном процессе стран англосаксонского права при разбирательстве уголовного дела в суде гражданский иск жертвы преступления не рассматривается. Таким образом, программы восстановительного правосудия помогают жертвам преступления восстановить их нарушенные права и решить вопросы, связанные с возмещением вреда нанесенного преступлением.

ЛИТЕРАТУРА: 
[1] Восстановительная медиация. Общественный центр судебно-правовая реформа // 2015, Общественный центр Судебно-Правовая Реформа. URL: http://sprc.ru/?p=171
[2] Иво А. Понятие «mediation» (посредничество) нуждается в объяснении // 2015, Информационное агентство Zakon.kz. URL: http://www.zakon.kz/101136-ponjatie-mediation-posrednichestvo.html 
[3] Махов В.Н., Василенко А.С. Медиация и другие программы восстановительного правосудия в уголовном процессе стран англосаксонского права. М.: Юрлитинформ, 2015.
[4] Основные принципы медиации // URL: http://www.compactum.ru
[5] Приложение к Рекомендации № R (99) 19 комитета министров государствам – членам совета Европы, посвященной медиации в уголовных делах. // 2015, Территориальная лига медиаторов. URL: http://liga-mediatorov.ru/index.php/2011-10-04-20-30-47/--r-99-19------1...
[6] Смирнов А.В. Типология уголовного судопроизводства … диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук по специальности 12.00.09. М.: Институт государства и права РАН, 2001.
[7] Handbook on Restorative Justice Programmes. Criminal justice handbook series united nations office on drugs and crime. New York: United Nations , 2006. 
[8] Rebuilding community connections – mediation and restorative justice in Europe // Coinsil of Europe, 2004.  
[9] Victim / Offender Mediation Programme in association with West Midlands National Probation Service & Brinsford Young Offenders Institution // URL: http://centralmediation.co.uk
Ключевые слова En: 

mediation, principles of mediation in the criminal trial, programs of reconciliation, conciliatory procedures, conciliatory agreement, international legal guarantees in the course of reconciliation, mediation services.