Преступность несовершеннолетних в современной России: основные криминологические параметры

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 

кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой уголовно-правовых дисциплин Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации

Аннотация: 

В настоящей статье автором представлена криминологическая характери-стика преступности несовершеннолетних, проанализированы ее основные параметры и тенденции развития. Наиболее заметной тенденцией рассматриваемого сегмента преступности является существенное сокращение его абсолютных и относительных количественных показателей. Однако этот тренд недостаточно достоверно отражает фактическое состояние преступности несовершеннолетних, поскольку для столь значительного снижения ее количественных параметров нет необходимых социально-экономических предпосылок. Продолжающийся экономический кризис, снижение уровня доходов большинства семей, увеличивающийся разрыв в доходах населения, снижение качества образования, широкая пропаганда в средствах массовой информации псевдокультуры, сексуальной разнузданности, жестокости и насилия, процессы алкоголизации и наркотизации подростков, рост числа разводов, деформация института семьи, снижение ее воспитательного потенциала, увеличение количества детей, оставшихся без попечения родителей, – все эти факторы объективно способствуют росту преступности несовершеннолетних или, по крайней мере, стабильности ее показателей. Это дает основание для вывода, что зафиксированное сокращение преступности несовершеннолетних произошло, прежде всего, за счет повышения уровня ее латентности. В статье автором доказывается, что несмотря на статистически зафиксированное сокращение количественных показателей подростковой преступности, она претерпевает неблагоприятные структурные (качественные) изменения: стабильно высоким остается удельный вес совершаемых подростками тяжких и особо тяжких преступлений; расширяется сфера их криминальных интересов (при сохранении преимущественно корыстной и насильственной направленности); повышается криминальная самостоятельность и инициативность несовершеннолетних преступников; прослеживается устойчивый рост показателей повторной преступности подростков; происходит феминизация подростковой преступности; стремительно увеличивается доля подростков, совершивших преступления в состоянии наркотического опьянения. Эти процессы закономерно оказывают свое негативное влияние на «взрослую» преступность, равно как и на преступность в целом.

Ключевые слова: 

преступление, преступность, несовершеннолетние, подростковая преступность, несовершеннолетние преступники, тенденции преступности несовершеннолетних, криминология, Россия, РФ.

DOI: 

10.17413/2015-2-17

     Как известно, преступность несовершеннолетних представляет собой совокупность преступных деяний, совершенных лицами в возрасте 14 – 17 лет на определенной территории за определенный промежуток времени.

     Удельный вес подростковой преступности в структуре преступности в целом сравнительно невелик, однако недооценивать ее опасность неверно, так как помимо существенного материального и физического вреда она причиняет целый ряд деструктивных социальных последствий, имеющих выраженный криминогенный характер. Во-первых, подростковая преступность является мощным источником самодетерминации преступности как таковой. Криминальная зараженность сегодняшних несовершеннолетних продуцирует преступность лиц молодого возраста, транслирует негативный криминальный опыт в будущее, который по законам социального обучения вновь «возвращается» завтрашним подросткам в качестве «социального наследия» предыдущих поколений. Не стоит забывать и о том, что несовершеннолетние преступники являются социальной базой организованной и рецидивной преступности. Во-вторых, преступность несовершеннолетних способствует распространению криминального образа мыслей и способа поведения в «здоровой» подростковой среде, ведет к ее криминальному заражению. В-третьих, подростковая преступность причиняет вред личностному развитию самого несовершеннолетнего преступника, способствуя тем самым продолжению криминальной деятельности несовершеннолетнего [4. С. 82 – 89] [5. C. 7-8]. С учетом вышеизложенного, преступность несовершеннолетних следует рассматривать в качестве одной из наиболее серьезных и значимых социально-правовых проблем современного российского общества.

     Приступая к анализу состояния преступности несовершеннолетних, следует отметить, что наиболее заметной тенденцией рассматриваемого сегмента преступности является существенное сокращение его абсолютных и относительных количественных показателей. В первую очередь, обращает на себя внимание резкое снижение количества зарегистрированных преступлений, совершенных несовершеннолетними и при их соучастии (1) (в 2008 г. – 107 890, в 2009 г. – 94 720, в 2010 г. – 78 548, в 2011 г. – 71 910, в 2012 г. – 64 270, в 2013 г. – 67 225, в 2014 г. – 59 240). Так, с 2008 г. по 2014 г. абсолютное число этих преступлений сократилось на 45,1 %, т.е. чуть ли не в два раза (см. таблицу 1).

Таблица 1. Динамика преступности несовершеннолетних

 

Годы

Абсолютное число расследованных преступлений, совершенных несовершеннолетними и при их соучастии

Темпы роста

(в % к 2008 г.)

Темпы прироста

(в % к АППГ)

2008

107 890

-

-

2009

94 720

- 12,2

- 12,2

2010

78 548

- 27,2

- 17,1

2011

71 910

- 33,3

- 8,5

2012

64 270

- 40,4

- 10,6

2013

67 225

- 37,7

+ 4,6

2014

59 240

- 45,1

- 11,9

 

     Столь резкое снижение абсолютных показателей регистрации преступлений, совершаемых несовершеннолетними, во многом объясняется сокращением общей численности подростков уголовно наказуемого возраста, проживающих в России (см. рисунок 1).

Рисунок 1. Численность населения России в возрасте 14-17 лет

     Так, только за пять лет (с 2010 г. по 2014 г.) численность населения России в возрасте от 14 до 17 лет сократилась на 11,9 % (с 5 976 548 до 5 267 535), что закономерным образом отразилось и на показателях подростковой преступности. Учитывая это обстоятельство, для целей криминологического анализа предпочтительнее использовать относительные показатели, в частности, коэффициент преступности несовершеннолетних, рассчитываемый на 100 тыс. человек населения в возрасте 14–17 лет (в сравнении с абсолютными данными этот показатель является более информативным, поскольку в нем учено сокращение численности несовершеннолетних в стране).

     Коэффициент преступности несовершеннолетних также демонстрирует устойчивую тенденцию к снижению, хотя темпы этого снижения менее значительны в сравнении с динамикой абсолютных показателей. Если с 2008 г. по 2014 г. абсолютное количество преступлений, совершенных подростками, сократилось на 45,1 %, то коэффициент преступности несовершеннолетних снизился на 31,9 % (см. таблицу 2).

Таблица 2. Уровень преступности несовершеннолетних

 

Годы

Коэффициент

преступности

несовершеннолетних

(на 100 тыс. человек

населения в возрасте

14–17 лет)

Темпы

роста

(в % к

2008 г.)

Темпы прироста

(в % к

 АППГ)

2008

1 651,0

-

-

2009

1 477

- 10,5

- 10,5

2010

1 314,3

- 20,4

- 11,0

2011

1 231,0

- 25,4

- 6,3

2012

1 147,3

- 30,5

- 6,8

2013

1 238,3

- 25,0

+ 7,9

2014

1 124,6

- 31,9

- 9,2

 

     Однако вышеприведенные данные недостаточно достоверно отражают фактическое состояние преступности несовершеннолетних. Для столь значительного снижения ее количественных показателей нет необходимых социально-экономических предпосылок. Продолжающийся экономический кризис, снижение уровня доходов большинства семей, увеличивающийся разрыв в доходах населения, снижение качества образования, широкая пропаганда в средствах массовой информации псевдокультуры, сексуальной разнузданности, жестокости и насилия, процессы алкоголизации и наркотизации подростков, рост числа разводов, деформация института семьи, снижение ее воспитательного потенциала, увеличение количества детей, оставшихся без попечения родителей, – все эти факторы объективно способствуют росту преступности несовершеннолетних или, по крайней мере, стабильности ее показателей. Это дает основание для вывода, что зафиксированное сокращение преступности несовершеннолетних произошло, прежде всего, за счет повышения уровня ее латентности.

     Увеличение доли латентных преступлений, совершенных несовершеннолетними, находится в русле общей тенденции повышения уровня латентности и преступности в целом, которая убедительно доказана современными криминологическими исследованиями. Не углубляясь в рассмотрение этого вопроса, отметим, что сокращение зарегистрированной преступности в России происходит на фоне роста числа зарегистрированных органами внутренних дел заявлений, сообщений и иной информации о происшествиях (в 2011 г. – на 3,5%, в 2012 г. – на 6,7%, в 2013 г. – на 7,6%). Причем разрыв между данными о зарегистрированных заявлениях и преступлениях стремительно возрастает. Если в 2005 г. число заявлений превышало количество зарегистрированных преступлений в 4,5 раза, то в 2012 г. – уже в 11,5 раза, а в 2013 г. – в 12,9 раза, что не оставляет сомнений в повышении уровня латентности преступности в целом, равно как и подростковой преступности в частности (2).

     Переходя к рассмотрению структуры преступности несовершеннолетних, подчеркнем относительную стабильность ее распределения по категориям тяжести совершенных преступлений (см. таблицу 3).

 

Таблица 3. Структура преступности несовершеннолетних

по категориям тяжести совершенных преступлений

 

 

Годы

Общее количество преступлений, совершенных несовершеннолетними

Преступления небольшой тяжести

Преступления средней тяжести

Тяжкие

преступления

Особо тяжкие преступления

Абс. число

Уд. вес от общ. числа преступлений

Абс. число

Уд. вес от общ. числа преступлений

Абс. число

Уд. вес от общ. числа преступлений

Абс. число

Уд. вес от общ. числа преступлений

2010

78548

16 355

20,8

38 732

49,3

20 910

26,6

2 551

3,2

2011

71 910

15 011

20,9

37 037

51,5

17 897

24,9

1 965

2,7

2012

64 270

16 608

25,8

33 133

51,6

12 817

19,9

1 712

2,7

2013

67 225

17 861

26,6

34 730

51,7

12 877

19,2

1 757

2,6

2014

59 240

15 598

26,3

29 856

50,4

12 009

20,3

1 777

3,0

 

     В течение последних пяти лет удельный вес тяжких и особо тяжких преступлений, совершенных несовершеннолетними и при их участии, колеблется в пределах 22 – 30 % (в 2010 г. – 29,8 %, в 2011 г. – 27,6 %, в 2012 г. – 22,6 %, в 2013 г. – 21,8 %, в 2014 г. – 23,3 %). Причем в отдельные годы этот показатель превышает долю тяжких и особо тяжких преступлений в структуре преступности в целом. Так, если в общей структуре преступности удельный вес тяжких и особо тяжких преступлений составил в 2010 г. – 26,1 %, а в 2011 г. – 25,3 %, то в структуре преступности несовершеннолетних доля преступлений указанных категорий тяжести равнялась в 2010 г. 29,8 %, а в 2011 г. – 27,6 %. Таким образом, по своей общественной опасности преступность несовершеннолетних практически не уступает преступности взрослых лиц.

     Оценивая распространенность конкретных видов преступлений, совершаемых подростками, следует отметить, что в структуре преступности несовершеннолетних традиционно доминируют преступления против собственности. В частности, в 2014 г. преступления против собственности совершили 44 216 из 54 369 выявленных несовершеннолетних преступников, что составляет 81,3 %. 33 060 подростков совершили кражи (60,8 %), 4 626 – грабежи (8,5 %), 4 013 – неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (7,4 %), 1 093 – разбои (2,0 %).

     Второе место по распространенности в структуре преступности несовершеннолетних стабильно занимают преступления против жизни и здоровья. В 2014 г. выявлено 4 563 подростков, совершивших указанные преступления, что составило 8,4 % от общего числа несовершеннолетних преступников. В 2014 г. несовершеннолетними совершено 286 убийств (включая покушения на убийство), 1060 подростков умышленно причинили тяжкий вред здоровью, в том числе и повлекший причинение смерти потерпевшего по неосторожности (277). Характерной чертой насильственных преступлений, совершаемых несовершеннолетними, становятся немотивированная агрессивность и жестокость. Подростки зачастую преступают тот предел насилия и жестокости, который в конкретной ситуации был бы вполне достаточен для достижения цели [3. С. 343].

     На третьем месте по распространенности среди преступлений, совершаемых несовершеннолетними, находятся преступления против здоровья населения и общественной нравственности. Удельный вес совершивших эти преступления подростков в 2014 г. составил 5,9 % (3 215), причем большая часть (2 662) из них оказалась причастна к незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов без цели сбыта.

     Таким образом, преступность несовершеннолетних имеет в основном корыстную и насильственную направленность. Вместе с тем специальные криминологические исследования показывают, что в последние годы в структуре преступности несовершеннолетних увеличивается удельный вес преступлений, которые отличаются сложностью механизма совершения (в частности, мошенничеств, преступлений в сфере экономической деятельности, преступлений в сфере компьютерной информации). Несовершеннолетние довольно активно «осваивают» новые для них преступления, занимают новые криминальные ниши, что позволяет говорить о своеобразной «диверсификации» подростковой преступности [4. С. 42-44].

     Характерной особенностью преступности несовершеннолетних является высокий удельный вес преступлений, совершенных в соучастии. В 2010 г. доля несовершеннолетних, совершивших групповые преступления, составила 40,9 %, в 2011 г. – 42,5 %, в 2012 г. – 41,4 %, в 2013 г. – 41,8 %, в 2014 г. – 41,8 %. Учитывая же, что в 2007 и 2008 гг. этот показатель достигал 48,1 % и 45 %, можно констатировать некоторое сокращение групповой преступности несовершеннолетних. С одной стороны, эту тенденцию следует оценивать положительно, так как преступления, совершенные в соучастии, при прочих равных условиях признаются более общественно опасными, нежели преступления, совершенные единолично. С другой стороны, приведенные данные свидетельствуют о повышении криминальной самостоятельности и инициативности несовершеннолетних преступников, что не может не вызывать опасений.

     Серьезную озабоченность вызывают и результаты анализа повторной преступности несовершеннолетних. Официальная статистика демонстрирует тенденцию устойчивого роста удельного веса подростков, ранее совершавших преступления. В 2006 г. их доля среди несовершеннолетних преступников составляла 16,0%, в 2007 г. – 17%, в 2008 г. – 17,6%, в 2009 г. – 18,5%, в 2010 г. – 19,1%, в 2011 г. – 19,6%, в 2012 г. – 21,8%, в 2013 г. – 23,2 %, а в 2014 г. – уже 26,1 % (см. рисунок 3). Приведенные данные свидетельствуют о явно недостаточной эффективности мер предупреждения повторных преступлений и ненадлежащей деятельности органов и учреждений, в обязанности которых входит профилактика преступности несовершеннолетних.

Рисунок 3. Повторность совершения преступлений несовершеннолетними

     Обращает на себя внимание тот факт, что рассматриваемая тенденция проявляет себя на фоне роста повторной преступности в целом. Если в 2003 – 2009 гг. удельный вес выявленных лиц, ранее совершавших преступления, прирастал незначительными темпами (1 – 2 % в год), то, начиная с 2010 г., этот показатель демонстрировал стремительный рост (в 2009 г. – 32,0%, в 2010 г. – 35,8%,  в 2011 г.  – 38,6%,  в 2012 г. – 44,7%, в 2013 г. – 47,6%, а в 2014 г. – 50,8%). Таким образом, достаточно четко прослеживается важная криминологическая закономерность: тенденции преступности несовершеннолетних спустя довольно непродолжительное время (через 3 – 4 года, когда несовершеннолетние преступники переходят в молодежную возрастную категорию) самым непосредственным образом отражаются во взрослой преступности. Стабильный рост показателей повторной преступности подростков, начавшийся с 2007 г., через несколько лет привел к взрывному росту рецидивной преступности в целом.

     Если рассматривать преступность подростков в гендерном аспекте, то обращает на себя внимание тот факт, что среди несовершеннолетних преступников преобладают лица мужского пола (что, впрочем, характерно и для преступного контингента в целом).  Вместе с тем, начиная с 2004 г., удельный вес девочек в структуре несовершеннолетних преступников вырос практически в 1,5 раза (см. рисунок 4). В 2003 г. этот показатель составлял 7,7%, в 2004 г. – 7,9%, в 2005 г. – 8,6%, в 2006 г. – 9,3%, в 2007 г. – 9,7%, а в 2008 г. – 10,3%, в 2009 г. – 10,9%, 2010 г. – 11,0%, в 2011 г. – 10,8%, в 2012 г. – 11,3 %, в 2013 г. – 11,0%, в 2014 г. – 10,9%. Таким образом, прослеживается тенденция феминизации подростковой преступности.

Рисунок 4. Доля девочек среди несовершеннолетних преступников

     Структурная характеристика преступности несовершеннолетних будет неполной без данных о подростках, совершивших преступления в состоянии опьянения (алкогольного и наркотического). Эти данные демонстрируют разнонаправленную динамику.

     Удельный вес несовершеннолетних, совершивших преступления в состоянии алкогольного опьянения, начиная с 2004 г. существенно снизился (в 2003 г. – 20,1%, в 2004 г. – 16,1%, в 2005 г. – 14,3%, в 2006 г. – 12,3%, в 2007 г. – 10,6%, в 2008 г. – 10,0%), затем незначительно скорректировался вверх и остается стабильным (в 2010 г. – 10,0 %, в 2011 г. – 11,0 %, в 2012 г. – 13,9 %, в 2013 г. – 13,9 %, в 2013 г. – 13,9 %).

     Что же касается доли подростков, совершивших преступления в состоянии наркотического опьянения, то за последние пять лет она увеличилась более чем в пять раз (см. рисунок 5). В 2010 г. удельный вес таких лиц составлял 0,2%, в 2011 г. – 0,4%, в 2012 г. – 0,4%, в 2013 г. – 0,7%, в 2014 г. – 1,1%.

Рисунок 5. Удельный вес несовершеннолетних,

совершивших преступление в состоянии наркотического опьянения

     Оценивая эти статистические показатели, необходимо учитывать, что они не отражают реальную долю «пьяной» подростковой преступности. Так, анкетирование несовершеннолетних, осужденных за совершение насильственных и корыстных преступлений, показало, что более 65% из них находились в момент совершения преступления в состоянии алкогольного или наркотического опьянения [8].

     В территориальном разрезе рассматриваемый сегмент преступности демонстрирует существенные региональные различия. Так, в зависимости от показателей коэффициента криминальной пораженности несовершеннолетних Г.И. Забрянский разделил субъекты Российской Федерации на шесть групп (классов), причем разрыв между наиболее и наименее благополучными регионами оказался практически десятикратным [2. С. 98].

     Региональные различия становятся заметны и при сопоставлении преступности несовершеннолетних в городах и сельской местности. Например, по результатам исследования подростковой преступности в Алтайском крае и Республике Горный Алтай было установлено, что уровни преступности несовершеннолетних и криминальной активности подростков в сельской местности выше, чем в городах; объем преступлений, совершаемых сельскими несовершеннолетними, больше, чем городскими; структура преступности несовершеннолетних в сельской местности также отличается от аналогичной структуры городов края. В частности, в сельской местности выше удельный вес краж, изнасилований, убийств и покушений на убийство, преступлений, связанных с умышленным причинением вреда здоровью средней тяжести. В городах выше удельный вес грабежей, разбоев, угонов автомобилей или иных транспортных средств без цели хищения [7].

     Примечательно, что исследования в других регионах дают противоположные результаты. В частности, они показывают, что удельный вес преступлений, совершенных несовершеннолетними в городах в крупных городах Сибири, в среднем на треть выше удельного веса аналогичных преступлений, совершаемых в сельской местности [6].

     Подобные территориальные различия подростковой преступности, обусловленные неравномерным распределением ресурсов (человеческих, природных), региональной спецификой социально-экономических, социально-культурных, политических процессов, особенностями организации социального контроля и правоохранительной деятельности, требуют дифференцированного подхода к разработке и реализации системы мер ее предупреждения.

     По данным криминологических исследований, до 70 – 80% преступлений соверша­ется несовершеннолетними вблизи места жительства, учебы (в том числе непосредствен­но в образовательных учреждениях и общежитиях) [1. C. 304]. Это обстоятельство существен­но увеличивает возможности профилактики, пресечения и раскрытия таких преступлений.

     Завершая анализ основных криминологических параметров преступности несовершеннолетних, отметим, что, несмотря на статистически зафиксированное сокращение ее количественных показателей, она претерпевает неблагоприятные структурные (качественные) изменения: стабильно высоким остается удельный вес совершаемых подростками тяжких и особо тяжких преступлений; расширяется сфера их криминальных интересов (при сохранении преимущественно корыстной и насильственной направленности); повышается криминальная самостоятельность и инициативность несовершеннолетних преступников; прослеживается устойчивый рост показателей повторной преступности подростков; происходит феминизация подростковой преступности; стремительно увеличивается доля подростков, совершивших преступления в состоянии наркотического опьянения. Причем эти процессы уже оказывают свое негативное влияние на «взрослую» преступность, равно как и на преступность в целом.

ПРИМЕЧАНИЯ

(1) Необходимо сразу же оговорить, что преступность несовершеннолетних регистрируется только на основании расследованных преступлений, поскольку иначе установить причастность подростка к совершению преступного деяния невозможно. Следовательно, нераскрытые преступления несовершеннолетних не получают отражения в официальной статистике.
(2) Необходимо учитывать, что для преступности несовершеннолетних характерна более высокая латентность. Если состояние и тенденции развития преступности в целом можно определить по количеству ежегодно регистрируемых преступлений, то параметры преступности несовершеннолетних – только по раскрытым преступлениям, доля которых в последние годы составляет чуть более половины об их общего числа.

ЛИТЕРАТУРА: 
[1] Бабаев М.М., Крутер М.С. Молодежная преступность.  М.: Юристь, 2006.
[2] Забрянский Г.И. Социология преступности несовершеннолетних. Минск, 1997.
[3] Малков В.Д. Криминология: Учебник для вузов.2-е изд., перераб. и доп. М.: ЗАО «Юстицинформ», 2006.
[4] Попандопуло В.В. Преступность несовершеннолетних: состояние, функции, последствия,  социальный контроль: Дис. … канд. юрид. наук. Краснодар: КубГУ, 2007.
[5] Пудовочкин Ю.Е. Ювенальное уголовное право: теоретико-методологические и историко-правовые аспекты.  М., 2001.
[6] Савельев А.И. Криминологическая характеристика и  предупреждение преступности несовершеннолетних в крупных городах Сибири: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Омск: Омская академия МВД России, 2006. 
[7] Сапронова Н.А. Преступность несовершеннолетних в сельской местности и ее предупреждение: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Томск: ТГУ, 2011.
[8] Шевченко Г.В. Употребление несовершеннолетними психоактивных веществ: статистическая и социологическая оценка // Российский криминологический взгляд. 2012. № 3.
Ключевые слова En: 

crime, criminal, minors, teenage crime, minor criminals, tendencies for the crime of minors, criminology, Russia, Russian Federation.