Теоретические и организационно-правовые основы анализа влияния зарубежных банковских систем на банковскую систему Российской Федерации

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 

 

  • Понаморенко Владислав Евгеньевич – кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры «Денежно-кредитные  отношения и монетарная политика» Финансового университета при Правительстве Российской Федерации;
  • Илюхина Светлана Сергеевна – кандидат технических наук, доцент кафедры «Таможенное право и организация таможенного дела» Юридический институт Московского государственного университета путей сообщения (МИИТ)
Аннотация: 

В настоящей статье автором излагаются подходы к классификации банковских систем, анализируются основные направления воздействия национальных и наднациональных банковских систем на банковскую систему России. Особое внимание уделяется банковским системам Европейского союза, стран ЕАЭС и БРИКС, а также информационным ресурсам, которые могут использоваться для анализа указанного влияния. Авторы отмечают, что банковские системы современности формируются под воздействием различных факторов: особенностей экономической модели государства, специфики правовой системы, уровня развития банковской практики, степени интегрированности в мировую экономику. Авторами рассматриваются способы образования центрального банка в мировой практике: Бундесбанка в ФРГ (1957 г.), Резервного банка Австрии (1960 г.), системы банков Федерального резерва в США (1913 г.) и др. В процессе своего исследования авторы отмечают, что банковские системы современности формируются под воздействием различных факторов: особенностей экономической модели государства, специфики правовой системы, уровня развития банковской практики, степени интегрированности в мировую экономику. В частности авторы рассматривая Европейский союз, отмечают, что он, на сегодняшний день прошел стадии банковской интеграции, выразившиеся в принятии Первой и Второй банковских директив, Консолидированной банковской директивы. В заключение авторы резюмировать, что анализ степени, направлений, форм влияния национальных и наднациональных банковских систем на банковскую сферу России должен осуществляться с учетом тенденций развития мировой финансовой системы, специфики региональных интеграционных процессов на основании разнообразного круга источников статистической, аналитической и научной информации.

Ключевые слова: 

банковская система, Европейский союз, Евразийский экономический союз, БРИКС, макропруденциальная политика, финансовый мегарегулятор, банковский союз.

DOI: 

10.17413/2015-2-19

     Банковские системы современности формируются под воздействием различных факторов: особенностей экономической модели государства, специфики правовой системы, уровня развития банковской практики, степени интегрированности в мировую экономику. Банковские системы могут анализироваться по следующим параметрам:

·        исторические особенности и принципы построения банковской системы страны;

·        роль и место национального банка в банковской системе, степень и виды его независимости, формы и направления подотчетности;

·        понятие и виды кредитных организаций, их универсализация и специализация, организационно-правовые формы;

·        порядок легализации банковской деятельности;

·        специфика пруденциального надзора;

·        другие.

     Одним из оснований для классификации банковских систем может служить характер экономических отношений в государстве. Следовательно, выделяются банковские системы распределительного, переходного и рыночного типов. Примером распределительного типа является банковская система Китая, переходного - России, рыночной - Германии, Франции.

     В соответствии с правовой системой государства можно выделить англосаксонские банковские системы (США, Великобритания) и континентальные банковские системы (Германия, Испания, Франция, Италия и др.), а также банковские системы мусульманских стран.

     По степени независимости от правительства банковские системы можно подразделить на более независимые и менее независимые. Примером государства с наиболее независимой банковской системой является Германия, а с менее независимой – Великобритания [17].

     Изучение эволюции, структур и опыта функционирования национальных банковских систем различных государств позволяет глубже проникнуть в систему мирохозяйственных связей, уяснить специфику банковской сферы как элемента мировой финансовой системы.

     Банковские системы развитых стран с рыночной экономикой имеют как общие черты, связанные с общим направлением развития экономики, так и специфические, вызванные особенностями эволюции национальных экономик и национальных денежных рынков.

     Общие признаки построения банковских систем:

     1. Двухуровневый характер банковских систем развитых стран: первый уровень представлен центральным банком или аналогичным органом (органами) регулирования денежно-кредитной сферы и банковского надзора, второй уровень — кредитные и финансовые учреждения, непосредственно удовлетворяющие потребности экономических субъектов в банковском обслуживании (финансовые посредники);

     2. Система надзора за деятельностью коммерческих банков. Можно выделить три группы стран, отличающихся способами построения надзорных структур, местом и ролью центральных банков в этих структурах:

·        страны, в которых надзор осуществляет центральный банк,

·        страны, в которых надзор осуществляют другие органы, которым государство делегировало эти полномочия;

·        страны, в которых надзор осуществляют центральный банк совместно с другими органами государственного управления,

     3. Формы и методы регулирования банковской деятельности и денежно- кредитной сферы в целом: лицензирование, нормы пруденциального надзора за деятельностью банковских учреждений, операции центральных банков на денежном рынке, унификация форм расчетов [2. С. 9].

     Исторически существовали два пути образования центральных банков. Одни из них стали центральными в результате длительной исторической эволюции, в процессе которой они постепенно приобрели функции эмиссионного центра (Банк Англии, Центральный банк Франции).

     Примерами другого способа образования центрального банка в мировой практике могут служить образование Бундесбанка в ФРГ (1957 г.), Резервного банка Австрии (1960 г.), системы банков Федерального резерва в США (1913 г.), когда банки с самого начала учреждались как эмиссионные центры.

     Центральный банк в большинстве стран принадлежит государству. Но даже если государство формально не владеет его капиталом (США, Швейцария) или владеет частично (Бельгия, Япония), центральный банк выполняет функции государственного органа [18. С. 8-9].

     Составляющие второй уровень банковской системы коммерческие банки различаются по способу образования (формирования капитала), по основным секторам деятельности, по размерам, географическому направлению деятельности, но все они действуют по единым правилам в рамках единых регулирующих норм.

     Сегодня в функционировании банков происходят изменения: повышаются самостоятельность и роль банков в национальном хозяйстве; расширяются функции действующих и создаются новые финансово-кредитные институты; изыскиваются пути роста эффективности банковского обслуживания внутрихозяйственных и внешнеэкономических связей; идет поиск оптимального разграничения сфер деятельности и функций специализированных финансово-кредитных и банковских учреждений.

     Мировой финансовый кризис способствует тому, что в настоящее время на национальном уровне в ряде стран (в первую очередь, это США и ЕС) разрабатываются структурные меры, предусматривающие обязательное отделение традиционной (коммерческой) банковской деятельности от видов деятельности, связанных с операциями с ценными бумагами (1).

     Влияние зарубежных национальных и наднациональных банковских систем на российскую банковскую систему прослеживается по нескольким направлениям.

     Так, одним из основных направлений является изучение и заимствование позитивного национального и наднационального опыта банковского регулирования и надзора. Это касается опыта стран, практикующих модель интегрированного финансового надзора (например, Великобритании, Германии, Казахстана), стран, отличающихся высоким уровнем регулирования финансового сектора (например, Швеции, Канады, Австралии), стран, отличающихся высоким уровнем развития макропруденциального надзора (США, Великобритании, Германии). Отдельного внимания заслуживает опыт развития банковской системы Европейского Союза.

     Рассмотрим подробнее модели организации пруденциального надзора в мире и особенности наиболее развитой из существующих наднациональных банковских систем – банковскую систему ЕС.

     Анализ надзорной практики в ЕС, проводимый Европейским центральным банком, показывает, что можно выделить 3 базовые модели организации надзора в странах ЕС [23]:

1)    отраслевая модель («горная цепь»), в рамках которой в каждом секторе (банковский, страховой, рынок ценных бумаг) действует отдельный регулятор;

2)    модель надзора по целям («twin peaks»), в рамках которой между двумя регуляторами распределены соответственно функции пруденциального надзора и функции регулирования деятельности финансовых институтов и защиты инвесторов.

3)    модель единого регулятора («мегарегулятора») - все функции в области надзора и регулирования сосредоточены у одного органа. В настоящее время это наиболее распространенная модель организации надзора. В то же время Бельгия в 2011 г. осуществила переход от данной модели к надзору по целям, Великобритания – осуществила такой переход с 2013 г.

     Важной тенденцией в развитии надзорной практики в ЕС является также повышение роли центрального банка – во многих странах дополнительные надзорные функции на финансовом рынке были переданы или планируются к передаче центральному банку [23].

     Классический пример функционирования мегарегулятора – Германия, где в 2002 году было создано Федеральное ведомство по надзора за оказанием финансовых услуг Bundesanstalt für Finanzdienstleistungsaufsicht, BAfin). Оно объединило бывшие ранее разрозненными федеральные органы надзора – Федеральное ведомство надзора за кредитной системой, систему страхования и торговлю ценными бумагами. Президент BAfin назначается президентом Германии на неограниченный срок. Главная цель BAfin – обеспечение эффективности всего финансового сектора Германии.

     Бундесбанк и BAfin распределили функции банковского надзора между собой следующим образом: BAfin несет всю полноту ответственности за принятие таких официальных мер, как вынесение предупреждений кредитным организациям, требование к ним повысить собственный капитал и их закрытие; Бундесбанк занимается оперативной надзорной деятельностью [1].

     Своеобразная модель интегрированного финансового надзора осуществляется в Великобритании, которая официально внедряет такую модель с 1 апреля 2013 г. (после принятия Закона о финансовых услугах). Функции финансового регулятора FSA (Financial Services Authority) разделены между двумя структурами Банка Англии:

·        функции пруденциального надзора за банками, страховыми организациями и крупнейшими инвестиционными фирмами переданы PRA (Prudential Regulatory Authority);

·        функции защиты прав потребителей и регулирования рынка, а также пруденциального надзора за компаниями, не регулируемыми FSA – переданы вновь созданному на базе FSA регулятору – Financial Conduct Authority (FCA).

     В рамках новой модели предусматривается «двойное» регулирование банков, страховых организаций и крупнейших инвестиционных фирм – со стороны PRA (пруденциальный надзор) и FCA (регулирование деятельности).

     Одной из важнейших тенденций развития национальных и наднациональных банковских систем является создание и укрепление системы макропруденциального надзора. Данный опыт сегодня используется для становления отечественной системы макропруденциального надзора [14].

     Финансовый кризис ясно проиллюстрировал потребность в более эффективной макропруденциальной надзорной структуре и адекватном ей микропруденциальном надзорном режиме. 

     Одним из антикризисных направлений наднационального регулирования на уровне Евросоюза является создание системы наднациональных органов финансового надзора (European System of Financial Supervision (ESFS)), к которым с 1 января 2011 г. были переданы полномочию по регулированию финансовых рынков, находившиеся до этого времени частично в компетенции национальных органов. Новые органы подотчетны Европейскому парламенту и Совету ЕС, а также Европейской комиссии. Одной из ключевых задач новой структуры надзора является развитие единых регулятивных норм, обязательных для применения всеми странами ЕС («European Single Rulebook»).

     Европейская система финансового надзора (ЕСФН) включает в себя:

·         Европейский комитет по системному риску (ЕКСР);

·         Орган по банковскому надзору (ОБН);

·         Орган по страховому надзору и надзору в сфере пенсионного обеспечения;

·         Орган по надзору за рынком ценных бумаг;

·         Объединенный комитет Европейских надзорных органов;

·         Компетентные или надзорные органы в государствах-членах ЕС.

     Таким образом, для осуществления микропруденциального надзора в рамках ЕСФН образована новая структура – Европейское надзорное ведомство (European Supervisory Authorities, ESAs), состоящее из трех организаций, осуществляющих свою деятельность по секторальному принципу: банковский сектор, рынок ценных бумаг, страхование и пенсионное обеспечение.

     Как предусмотрено законодательством, ЕКСР - независимый орган ЕС, "ответственный за макропруденциальный контроль финансовой системы в пределах Союза". Объем операций ЕКСР обширен: его макропруденциальный контроль охватывает не только банки, но и всех финансовых посредников, рынки, продукты и инфраструктуры, которые могут повысить системные риски для финансовой системы.

     Согласно ст. 3 Регламента № 1092/2010 Европейский Комитет Системных Рисков (ЕКСР) несет ответственность за макропруденциальный надзор над финансовой системой в рамках ЕС, вносит свой вклад в предотвращение или смягчение системных рисков в рамках финансовой системы с целью обеспечения финансовой стабильности в ЕС. Таким образом, он является проводником целей межстранового Совета по финансовой стабильности.

     ЕКСР активно осуществляет свою деятельность во взаимодействии с европейскими и международными структурами. В целях противостояния кризису, ЕКСР рассмотрел регулирующие положения ЕС для банковского дела (CRDIV/CRR), инфраструктуры рынка (EMIR) и страхования (Solvency II). ЕКСР поддерживает и развивает инициативы G20 и Совета по финансовой стабильности: усиление контроля и регулирования теневой банковской системы (shadow banking system), а также устранение системных и моральных рисков, связанных с системно значимыми финансовыми учреждениями (SIFIs).

     Орган банковского надзора (ОБН) функционирует в сфере деятельности кредитных организаций, финансовых конгломератов, инвестиционных фирм, учреждений, осуществляющих операции с электронными деньгами, включая вопросы корпоративного управления, аудита и финансовой отчетности, при условии, что такие действия органа являются необходимыми для обеспечения эффективного и последовательного применения этих актов [12. С. 71-81].

     Фокус европейских исследователей сегодня направлен на вопросы эффективного взаимодействия между монетарной, макропруденциальной и микропруденциальной политикой.

     Так, в ЕС полагают, что необходимо быть чрезвычайно осторожными в вопросе взаимодействия между контрциклической макропруденциальной политикой и традиционной монетарной политикой (monetary policy). Монетарная политика должна быть сопряжена с макропруденциальной политикой, у которой, чтобы выполнить стоящие перед нею задачи, должен быть индивидуальный набор эффективных инструментов: речь должна идти об инструментах, способных превентивно реагировать на риски, быть способных оформляться в виде предупреждений и рекомендаций и могущих трансформироваться в реальные действия [26].

     В настоящее время осуществляется выделение и осмысление специфических инструментов макропруденциальной политики, помимо очевидно признаваемого таковым контрциклического буфера капитала, вводимого Базелем III [22]:

     Эксперты отмечают важность связей, которые существуют между потребностью в финансовой интеграции в пределах Европейского валютного союза (European Monetary Union, EMU), микропруденциальным надзором и фискальной политикой, которые остались в национальной компетенции государств-членов ЕС [26].

     Европейский союз на сегодняшний день прошел стадии банковской интеграции, выразившиеся в принятии Первой и Второй банковских директив, Консолидированной банковской директивы, Пакета CRDIV/СRR, однако достигнутый уровень интеграции государств ЕС в банковской сфере признается европейцами недостаточным для противостояния системным рискам и кризисам. Так, сегодня на повестке дня Европейского союза стоит вопрос реализации проекта Глубокого и подлинного Экономического и валютного союза (deep and genuine EMU).

     Как отмечается в документах Еврокомиссии, асимметрия между интегрированными финансовыми рынками, с одной стороны, и все еще национально сегментированной архитектурой финансовой стабильности –  с другой, привели к несоответствующей координации среди компетентных органов на всех стадиях текущего кризиса [19].

     Фундаментальная реформа Экономического и Валютного союза основана на четырех строительных блоках: интегрированная финансовая система, интегрированная бюджетная система, интегрированная система экономической политики, меры по обеспечению необходимой демократической легитимности и подотчетности.

     Цель проекта Глубокого и подлинного ЭВС – движение к Полному финансовому и экономическому союзу (Full fiscal and economic union). В таком глубоком и подлинном ЭВС экономическая и фискальная политики государств-членов должны подвергнуться более глубокой координации и контролю на Европейском уровне.

     Этапы движения к «подлинному ЭВС»:

1.       На первом этапе (в течение 6-18 месяцев) приоритет должен быть отдан полному развертыванию новых экономических инструментов управления и внедрению Единого надзорного механизма (Single Supervisory Mechanism), после чего предусмотрено внедрение Единого механизма работы с проблемными банками (Single Resolution Mechanism for banks).
2.     Второй этап (от 18 месяцев к 5 годам) предполагает бюджетную интеграцию (включая возможность требовать пересмотра государственного бюджета в соответствии с европейскими обязательствами), углубление координации в области налогообложения и занятости.
3.     Третий этап (начнется не ранее, чем через 5 лет) -  учреждение автономного бюджета еврозоны, предусматривающего бюджетную обеспеченность ЭВС [19].

     В мае 2012 г. Европейским центральным банком (ЕЦБ) была выдвинута идея Банковского союза, который мог бы объединить или государства еврозоны, или большинство стран ЕС. Предполагается, что Банковский союз позволит укрепить национальные банки, снизить их зависимость от правительственных финансов, предоставляемых для выкупа суверенных долгов. Кроме того, задачами Банковского союза будет ужесточение надзора в банковском секторе еврозоны, а также создание общеевропейской системы защиты вкладов.

     В завершении создания Банковского союза должны функционировать: единый надзорный механизм, общая система страхования вкладов, интегрированная структура антикризисного управления [21].

     Единый надзорный механизм, запущенный в ноябре 2014 года, состоит из ЕЦБ и национальных регуляторов. ЕЦБ осуществляет пруденциальный надзор за кредитными организациями, зарегистрированными в странах ЕС – участницах еврозоны, и обладает всеми полномочиями национальных регуляторов данных стран.

     Анализ функционирования банковского союза ЕС следует осуществлять в целях заимствования позитивного опыта ЕС для развития банковской интеграции в ЕАЭС и БРИКС, а также в целях усвоения опыта антикризисного регулирования в банковском секторе. Информационной базой здесь может служить раздел «Банковский союз» на сайте Европейской комиссии [20], сайт Европейского центрального банка [25] и сайт Органа банковского надзора ЕС [26]

     Отдельным направлением влияния зарубежных банковских систем на российскую банковскую сферу является взаимодействие банковских систем в рамках региональных интеграционных объединений, прежде всего ЕАЭС и БРИКС. Данное взаимодействие проявляется как на микроуровне (установление корреспондентских отношений между банками стран-членов и активизация проведения трансграничных платежей вследствие интенсификации взаимной торговли и взаимных инвестиций, проникновение банковского капитала в банковские системы друг друга), так и на уровне банковского сообщества этих стран (совместные форумы, рабочие группы).

     В условиях интенсификации региональной экономической интеграции с участием Российской Федерации, особое значение обретает анализ интеграционных процессов в банковской сфере государств ЕАЭС и БРИКС, а также предпосылок и современного состояния формирования наднациональных правовых и институциональных основ банковской интеграции в рамках данных интеграционных объединений.

     Данный анализ может осуществляться на основе аналитических отчетов и статистических данных, публикуемых специализированными органами и организациями:

1.                Информационный портал Межгосударственного банка СНГ (2), на котором публикуются ежеквартальные обзоры денежно-кредитной политики государств-участников ЕАЭС, освещающие правовые основы деятельности национальных (центральных) банков, инструменты денежно-кредитной политики и другие тенденции развития финансовых рынков этих стран [3], статистическая информация центральных (национальных) банков государств ЕАЭС, включающая основные макроэкономические показатели и показатели финансовых рынков [4], сводные материалы о взаимных платежах государств-участников ЕАЭС, подготовленные Центральным банком Российской Федерации на основе данных центральных (национальных) банков государств ЕАЭС [5], материалы заседаний Совета руководителей центральных (национальных) банков стран ЕАЭС аналитические обзоры, статьи, новости стран СНГ и ЕАЭС.

2.                Евразийский банк развития (3), выпускающий Мониторинг взаимных инвестиций СНГ, Интеграционный барометр ЕАБР [5], Макромонитор СНГ [15]. Обращаем также внимание на доклад «Количественный анализ экономической интеграции ЕС и ЕАЭС» [6].

3.                Евразийская экономическая комиссия, публикующая материалы заседаний Департамента финансовой политики и Консультативного комитета по финансовым рынкам [11].

     Проблеме интеграции банковских систем государств-членов ЕАЭС посвящен Протокол о финансовых услугах (Приложение №17 к Договору о Евразийском экономическом союзе), согласно которому государства-члены осуществят гармонизацию в сфере финансового рынка к 2020 году, а к 2025 году будет создан единый орган по регулированию финансового рынка с местом расположения в городе Алматы [13. С. 19-25].

     Интеграционные процессы в группе БРИКС с 2014 года вышел на качественно новый уровень. Итогами 6-го саммита БРИКС, проходившего 15 июля 2014 года в Форталезе (Бразилия) стали:

1.                Соглашение о создании Нового банка развития (НБР), целью которого является мобилизация ресурсов для финансирования инфраструктурных проектов. Первоначальный объявленный капитал Банка составит 100 млрд. долл. США. Его первоначальный подписной капитал будет составлять 50 млрд. долл. США и будет поровну распределяться между представителями Банка.

2.                Договор о создании Пула условных валютных резервов БРИКС, первоначальный размер которого составит 100 млрд. долл. США. Этот Пул, как указано в Декларации, будет играть позитивную роль страхового механизма, помогать странам избегать краткосрочных проблем с ликвидностью и способствовать углублению сотрудничества между странами БРИКС, а также поможет укрепить глобальную систему финансовой безопасности и станет важным дополнением к существующим международным механизмам.

3.                Меморандум о взаимопонимании по вопросу о сотрудничестве между учреждениями по кредитованию экспорта и страхованию экспортных кредитов стран БРИКС.

4.                Соглашение о сотрудничестве в области инноваций в рамках Механизма межбанковского сотрудничества стран БРИКС.

     По результатам состоявшегося 8-9 июля 2015 года в Уфе:

1.                Приняты Уфимская декларация, Стратегия экономического партнерства БРИКС, поставлена задача разработать Дорожную карту торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества стран БРИКС на период до 2020 года.

2.                Участники Уфимского саммита БРИКС приветствовали завершение процесса ратификации Договора о создании Пула условных валютных резервов БРИКС и его вступление в силу.

3.                На саммите было подписано Операционное соглашение между центральными банками стран БРИКС, определяющее технические параметры операций в рамках функционирования Пула.

4.                Стороны подтвердили наличие потенциала для расширения практики взаиморасчетов в национальных валютах между странами БРИКС и просят соответствующие государственные органы стран БРИКС продолжить обсуждение возможности более широкого использования национальных валют во взаимной торговли.

     Особенно важной для развития взаимного торгового и инвестиционного сотрудничества является продвижение проекта Банка развития БРИКС, о котором было заявлено еще на саммите в Дурбане в марте 2013 года. Данный проект уже стал предметом исследований в зарубежной экономической науке [24]. Так, предметом анализа уже стали размер и качество капитала, качество кредитного портфеля, степень финансовой «изощренности» используемых инструментов, возможности расширения членства для не-стран БРИКС и др. Банку БРИКС рекомендуется использовать опыт и экспертные знания существующих банков развития, таких как Латиноамериканский банк развития (CAF), Европейский инвестиционный банк (EIB) бразильский Банк развития (BNDES), Немецкий Банк развития (KfW), Южно-Африканская Корпорация промышленного развития (South African Industrial Development Corporation, Китайский Банк развития, а также других [24].

     Одним из форматов взаимодействия в рамках группы является Банковский форум БРИКС.

     Анализ экономической (в том числе банковской) интеграции в БРИКС может осуществляться с использованием следующих информационных ресурсов:

1.     Сайт Министерства иностранных дел РФ «Россия в БРИКС» [16].

2.     Сайт Национального комитета по исследованию БРИКС [7].

3.     Сайт проекта «Гражданский БРИКС» [8].

4.     Сайт российской части Делового совета БРИКС [9].

5.     Европейский аналитический сайт «EURO-BRICS».

     Особо следует остановиться на таком направлении влияния зарубежных банковских систем на отечественную банковскую сферу, как предоставление ликвидности (прежде всего долгосрочной) зарубежными банками российским кредитным организациям и взаимодействие зарубежных и российских банков в трансграничных платежных отношениях.

     В этой связи следует указать на политические факторы, осложняющие в настоящее время данные взаимоотношения. Так, кратковременное приостановление проведения транзакций по кредитным картам СМП-Банка и ИнвестКапиталБанка в 2014 году международными платежными системами Visa и Mastercard способствовало интенсификации создания в России национальной системы платежных карт и переводу процессинга Visa и Mastercard из-за рубежа в Россию. В качестве меры обеспечения финансовой безопасности России принято решение ускорить процедуру создания и запуска национальной платежной карты (ожидается в конце 2015 года).

     Негативное влияние отключения российских банков (Сбербанка, ВТБ, Газпромбанка, ВЭБа и Россельхозбанка) от источников долгосрочного фондирования на показатели ликвидности и устойчивости российского банковского сектора, угроза отключения российских банков от системы межбанковских коммуникаций SWIFT, приостановление процесса включения рубля в число расчетных валют международной валютообменной системы CLS способствуют поиску альтернативных межбанковских платежных систем и источников долгосрочного фондирования.

     В этой связи перспективными видятся возможности создания национального аналога SWIFT и/или подключения российских банков к китайскому аналогу SWIFT (China International Payment System (CIPS)), присоединение России к созданному Китаем Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций (АБИИ), развитие Нового банка развития БРИКС.

     Таким образом, следует резюмировать, что анализ степени, направлений, форм влияния национальных и наднациональных банковских систем на банковскую сферу России должен осуществляться с учетом тенденций развития мировой финансовой системы, специфики региональных интеграционных процессов на основании разнообразного круга источников статистической, аналитической и научной информации.

ПРИМЕЧАНИЯ

(1) В частности, разработаны две основные модели преобразования банковской деятельности (первая налагает прямой запрет на определенные сочетания финансовых операций (правило Волкера, статья 619 закона Додда-Франка), вторая разделение разных типов операций по разным компаниям, имеющим различные источники формирования активов (нормативный акт Банка Англии на основе предложения Независимой банковской комиссии под руководством Дж. Викерса и проект закона на основе предложения Экспертной группы по реформированию банковского сектора Евросоюза под руководством председателя банка Финляндии Э. Лииканена).
(2) Межгосударственный банк, являясь Секретариатом Совета руководителей центральных (национальных) банков государств-участников ЕврАзЭС, осуществляет координацию обмена информацией по наиболее актуальным экономическим и финансовым вопросам, в том числе вопросам развития национальных банковских систем Содружества, организации банковского надзора, состояния платежных балансов и валютных рынков и макроэкономического развития этих стран.
(3) Евразийский банк развития (ЕАБР), учрежденный в 2006 году, является международной финансовой организацией, призванной содействовать экономическому росту государств-участников, расширению торгово-экономических связей между ними и развитию интеграционных процессов на евразийском пространстве путем осуществления инвестиционной деятельности. Деятельность Банка направлена как на создание условий для устойчивого экономического развития и углубление интеграционных процессов между государствами-участниками ЕАБР, так и на решение задач по преодолению ими последствий мирового финансово-экономического кризиса.

ЛИТЕРАТУРА: 
[1] Банковская система России 2013: потенциал роста и сценарии его реализации. Информационно-аналитические материалы. 2015, Ассоциация региональных банков России. // URL:http://www.asros.ru/ru/events/306
[2] Вешкин Ю.Г., Авагян Г.Л. Банковские системы зарубежных стран: Курс лекций. М.: Экономист, 2004.
[3] ЕврАзЭС: Ежеквартальные обзоры по денежно-кредитной политике государств-участников // 2015, Межгосударственный Банк. URL: http://www.isbnk.info/analytics_monetary_overview.html
[4] ЕврАзЭС: Основные показатели денежно-кредитной политики // 2015, Межгосударственный Банк. URL: http://www.isbnk.info/statistics_monetary.html
[5] Интеграционный барометр ЕАБР // 2015, Евразийский Банк Развития. URL: http://www.eabr.org/r/research/centre/projectsCII/projects_cii/index.php...
[6] Количественный анализ экономической интеграции ЕС и ЕАЭС // 2015, Евразийский Банк Развития. URL: http://www.eabr.org/r/research/centre/projectsCII/projects_cii/index.php...
[7] Официальный сайт Национального комитета по исследованию БРИКС // 2015, Национальный комитет по исследованию БРИКС. URL: http://nkibrics.ru
[8] Официальный сайт проекта «Гражданский БРИКС» // 2015, Гражданский БРИКС. URL: http://civilbrics.ru
[9] Официальный сайт Российской части делового совета БРИКС // 2015, Гражданский БРИКС. URL: http://brics.tpprf.ru/ru/
[10] Официальный сайт Евразийского Банка Развития (ЕАБР) // 2015, Евразийский Банк Развития. URL: http://www.eabr.org/r/research/centre/projectsCII/invest_monitoring/
[11] Официальный сайт Евразийской экономической комиссии  // 2015, Евразийская экономическая комиссия. URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/finpol/dofp/Pages/default.aspx
[12] Понаморенко В.Е., Четвериков А.О., Карпов Л.К. Банковская интеграция в ЕС и ЕЭП: возможности правовой трансплантации: монография. М.: Юстицинформ, 2014. 
[13] Понаморенко В.Е. Современное состояние и перспективы гармонизации банковского законодательства государств-участников Единого экономического пространства // Евразийский юридический журнал. 2014. № 3(70). 
[14] Постановление Правительства Российской Федерации от 5 июля 2013 № 571 "О Национальном совете по обеспечению финансовой стабильности" // СПС «КонсультантПлюс», 2015.
[15] Макромонитор СНГ // 2015, Евразийский Банк Развития. URL: http://www.eabr.org/r/research/publication/makromonitor_cis/
[16] Россия в БРИКС // 2015, МИД России. URL: http://www.brics.mid.ru
[17] Тихомиров К.А. Банковские системы ведущих стран Европейского Союза // Финансовое право. 2013. № 7.
[18] Щенин Р.К. Банковские системы стран мира: учебное пособие. М.: КНОРУС, 2010. 
[19] A blueprint for a deep and genuine economic and monetary union Launching a European Debate // 2015, European Commission. URL: http://ec.europa.eu/commission_2010-2014/president/news/archives/2012/11...
[20] Banking union // 2015, European Commission. URL: http://ec.europa.eu/finance/general-policy/banking-union/index_en.htm
[21] Communication from the Commission to the European Parliament and the Council. A Road map to Banking Union. COM (2012) 510 final. Brussels, 2012. // 2015, European Commission. URL: http://ec.europa.eu/internal_market/finances/docs/committees/reform/2012...
[22] Macroprudential Policy: What Instruments and How to Use Them? Lessons from Country Experiences. IMF, 2011. // 2015, International Monetary Fund (IMF). URL: http://www.imf.org/external/pubs/ft/wp/2011/wp11238.pdf 
[23] Recent Developments in Supervisory Structures in the EU Member States (2007-10) // 2015, European Central Bank. URL: https://www.ecb.europa.eu/pub/pdf/other/report_on_supervisory_structures...
[24] Stephany Griffith-Jones. A BRICS Development Bank: a dream coming true? // 2015, United Nations Conference on Trade and Development (UNCTAD). URL: http://unctad.org/en/PublicationsLibrary/osgdp20141_en.pdf
[25] The European Central Bank (ECB) // 2015, European Central Bank (ECB). URL: http://www.ecb.europa.eu/home/html/index.en.html
[26] The European Banking Authority (EBA) // 2015, European Banking Authority (EBA). URL: http://www.eba.europa.eu/
[27] The ESRB at 1 / Stefan Gerlach, Ernest Gnan and Jens Ulbrich. SUERF – The European Money and Finance Forum. Vienna, 2012. // 2015, European Money and Finance Forum (SUERF). URL: http://www.suerf.org/download/studies/study20124.pdf
Ключевые слова En: 

banking system, European Union, Euroasian economic union, BRICS, macroprudential policy, financial megaregulator, banking association.