Культурно-историческое наследие в семиотико-правовом измерении (на примере государственных символов субъекта Российской Федерации)

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 

кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры теории и истории государства и права юридического института Московского городского педагогического университета

Аннотация: 

Настоящая статья посвящена теоретико-методологическим и практико - ориентированным вопросам правовой семиотики - одного из наиболее перспективных направлений развития юриспруденции современного (постклассического) периода. Об этом свидетельствуют использованные теоретические разработки отечественных и зарубежных экспертов. Автор исходит из того, что законодательная форма внешнего выражения и закрепления вторичных признаков (символов) государства как  важнейшей политико-правовой ценности актуализирует теоретико-правовой анализ культурно-исторического наследия общества в контексте знаковой системы. Именно она выступает объектом семиотики. Поэтому, а также в связи с утвержденными в РФ Основами государственной культурной политики для прояснения культурно-исторического значения государственных символов в статье особое внимание уделено использованию общей теории знака. Эмпирической основной исследования при этом автором был избран опыт одного из субъектов РФ. А именно: Республики Хакасия. Своевременность статье придает и тот факт, что 2015 год в России объявлен годом литературы. В этой связи автор обращает внимание на проблему прочтения правовых текстов как процесс их дешифровки, выявление выраженного в знаке подлинного (адекватного замыслу законодателя) смысла текста. Использование семиотического метода для анализа культурно-исторического наследия на конкретном примере государственной символики Республики Хакасия позволило обоснованно утверждать, что данный метод «предлагает» рассмотреть выраженное в государственно-правовых символах культурное наследие, проясняя при этом специфически человеческий способ жизнедеятельности (активность правосознания человека в процесс восприятия и усвоение ценностей и смыслов, социальное конструирование и др.).

Ключевые слова: 

государство, признаки государства, герб, флаг, правовая семиотика, культурная политика государства, правовые ценности, теория знака, культурно-историческое наследие.

DOI: 

10.17413/2015-2-5

     Актуальность исследование, вынесенной в название настоящей статьи, поддерживается рядом факторов как практического, так и теоретического порядка, которые придают импульс и определяют перспективы научной разработки темы.

     Поводом к размышлениям над обозначенной проблемой послужили события в государственной жизни России совсем недавнего прошлого. Они вызвали мощный общественный резонанс, и, без сомнения, еще будут иметь далеко идущие последствия.

     Завершение 2014 г. в России, прошедшего под знаком Года культуры [12], было отмечено тем, что 24 декабря вступил в силу Указ Президента РФ № 808. Нормативный акт Главы государства утвердил «Основы государственной культурной политики» [13] в качестве фундамента для процесса правового регулирования общественных отношений в области культурного развития.

     Едва ли можно переоценить значение указанных выше нормативных правовых актов для правовой жизни современного российского общества. Очевидно, что оно многогранно. Но, прежде всего, состоит в том, что указанные документы «возвели» «культуру в ранг национальных приоритетов» и признали ее (культуру) «важнейшим фактором роста качества жизни и гармонизации общественных отношений, залогом динамичного социально-экономического развития, гарантом сохранения единого культурного пространства и территориальной целостности России» [10].

     Примечательно, что в государственной культурной политике соответствующее своему значение место заняли ценности политико-правового свойства. Обращает на себя внимание то, что в тексте Основ государственной культурной политики правовые ценности (нация – государствообразующая общность, многоациональный народ - единственный источник власти в РФ, патриотизм - чувство любви и глубокой привязанности граждан к своему отечеству, авторитет страны (государства) на международной арене) позиционируются в непосредственной связи с историей. «На протяжении всей отечественной истории именно культура сохраняла, накапливала и передавала новым поколениям духовный опыт нации, обеспечивала единство многонационального народа России, воспитывала чувства патриотизма и национальной гордости, укрепляла авторитет страны на международной арене» [10].

     Детерминация «культура – история» в тексте документа выражена при помощи понятия «культурное наследие», которое представлено и материальным, и нематериальным сегментами, созданную  в стране уникальную систему подготовки творческих кадров [10].

     Отметим и еще один значимый факт государственной жизни, который актуализирует тему исследования. А именно: 2015 год в России пройдет под названием «Год литературы», что является своеобразным продолжением Года Культуры. Соответствующие решения приняты: 12 июня 2014 г. Президент РФ подписал Указ «О проведении в РФ года литературы» [14].

     В этой связи представляется важным обратить внимание на то, что Год литературы в РФ может способствовать выдвижению на передовые позиции государственной и общественной жизни обсуждения злободневных вопросов и все еще ожидающих своего решения задач из области правовой культуры общества. И, в частности, относительно специфического сегмента литературы, имеющего отношение к праву и связанному с ним государству. В продолжение изложенного выше добавим и еще один вопрос как часть общей проблемы – это чтение правовых текстов как процесс их дешифровки, выявление выраженного в знаке подлинного (адекватного замыслу законодателя) смысла текста.

     Принимая во внимание изложенное выше заметим, что в процессе   осмысления культурного наследия, выраженного в юридических текстах, хорошие эвристические перспективы имеет познавательный ресурс семиотического подхода.

     Правовая семиотика - относительно новое направление в современных (периода постнеклассики) теоретико-правовых исследованиях в целом, в том числе и в области изучения частных проблем [1. C. 51-57] [6. C. 291-303] [7. C. 29-35]. Трудности по ее освоению правоведением связаны с отсутствием хорошо развитой парадигмальной основы такого рода научных разработок. В этой связи вполнне  резонно  замечание профессора И.Л.Честнова, который полагает, что  «заниматься «механическим» приспособлением достижений семиотики – науки о знаках - к юридической материи» [15. C. 17-20] едва ли возможно.

     Тем не менее, семиотика все более интенсивно внедряется в правовые исследования. Ее сферой становится юридический язык, внешне выраженный в текстах, чаще всего, и письменных. Иными словами, объектом семиотического анализа, выступает, прежде всего, текст. Например, Конституции и др. законодательных, а также нормативно-правовых и правоприменительных актов.

     Правовая семиотика «занимается» так же и прояснением значений (смыслов) правовых категорий. Мифолоизироанные некритическим позитивизмом юридические понятия и категории тем не менее   используются в правотворческой деятельности, в правоприменении и в массовых повседневных практиках людей не произволом законодателя. Они имеют телеологическое (целевое) оправдание. Каталог общетеоретических понятий и категорий, во-первых, выступают средством внешнего выражения и наименования выявленных закономерностей государственно-правового бытия общества. Во-вторых, лексические конструкции юридического языка выступают символом [11. C. 68] объективных связей и отношений в социальной среде, обуславливающей такую рукотворную реальность как право - его язык значительно отличается от разговорного языка как средства обыденного общения. Общеправовые понятия и категории призваны адекватно выразить социальные смыслы в знаке (лексических конструкции) с целью обеспечить необходимую правовую коммуникацию в процессе правового регулирования в масштабах правовой культуры общества.

     Об этой стороне анализируемого вопроса кратно и вместе с тем емко высказался И.Л. Честнов: «Право, как и любое социальное явление, существует в социальном смысле только тогда, когда оно приобрело знаковую форму» [16. C. 60].

     С целью проиллюстрировать изложенное обратимся к  некоторым текстам нормативных правовых актов одного из субъектов РФ – Республики Хакасия, в которых содержится информация о ее государственных символах, как ценностях не только правовых, но и историко-культурных.

     В качестве объекта для семиотического анализа избраны несколько нормативных правовых актов субъекта РФ и, прежде всего, Конституция Республики Хакасия [4]. Примечательно, что конституция Республики Хакасия закрепляет обязанность каждого не только беречь памятники истории и культуры, но и «заботиться о сохранении исторического и культурного наследия» [4. С. 40] (курсив мой – Е.К). Информация об историческом и культурном наследии Хакасии, необходимая для анализа, содержится в законах Республики Хакасия о государственном гербе [2] и государственном флаге [3].

     Выше уже было обращено внимание на то, что историческое наследие едва ли можно представить вне культуры, как и невозможно предположить  и обратное. Ибо культура всегда исторична. Она связана с опытом  адаптивного существования коллективного субъекта (семья, род, племя, нация - государственно образующая общность), а история выступает временной формой существования культуры. Поскольку культура выражает себя в знаково-символической форме, в том числе и при помощи правовых знаков и символов, то в рамках традиционной модели функционирования знака [9. C. 45-96] может быть раскрыта при помощи следующих показателей:

     - во-первых, это слова (словосочетание). Они называют, указывая на некоторый объект и поэтому выполняет роль «обозначающего» в знаке. Например, «Государственный герб Республики Хакасия является официальным государственным символом Республики Хакасия» [2]. Аналогично законодатель обозначает и государственный флаг Республики Хакасия [3]. Слова «герб» и «флаг» указывают на такой объект  культурного наследия как государство, называя факультативные его признаки: государственную символику. При этом, однако, слова - знаки не характеризуют сам объект. Из этого утверждения, однако,  логически следует еще один тезис, который детерминирован знакомством с правовой материей;

     - во-вторых, сконструированный при помощи слов и словосочетаний  правовой текст – он и  есть организованный знак, который выражает определенное содержание – обозначаемое или то, на что знак указывает (дессигнат). В законе Республики Хакасия читаем: «Государственный герб Республики Хакасия представляет собой изображение в серебряном поле червлёного (красного) щита амазонок, тонко окаймленного зеленью и с золотой нитевидной внутренней каймой, обремененного серебряным идущим крылатым барсом настороже, тонко окаймленным и украшенным золотом и вписанным во внутреннюю кайму. Щит сопровожден вверху золотым, снаружи тонко окаймленным солярным знаком - символом Вселенной (в виде безанта, заключенного в два кольца, причем от внешнего кольца отходят четыре косвенных луча) и окружен венком из двух червленых березовых ветвей с зеленой листвой. Внизу венка, в промежутке между ветвями, на зеленой ленте изображен хакасский орнамент, выполненный золотом
Рисунки Государственного герба Республики Хакасия в многоцветном и черно-белом вариантах помещены в приложениях 1 и 2 к настоящему Закону» [2].

     Аналогично обстоит дело и с другим символом государства. В соответствии со ст. 1 Закона РХ «Государственный флаг Республики Хакасия представляет собой прямоугольное полотнище, состоящее из четырех полос. Три равновеликие полосы расположены горизонтально в последовательности: верхняя - синего, средняя - белого и нижняя - красного цвета. Четвертая полоса, зеленого цвета, располагается вертикально, непосредственно у древка, объединяя горизонтальные полосы.
В середине зеленой полосы изображен солярный знак (символ Вселенной) золотистого цвета. Ширина каждой из горизонтальных полос составляет одну треть ширины флага».

     В этой связи стоит заметить, что в правовой реальности - виртуальности нет единого явления, которое в точности соответствовала бы  дессигнату - означенному. Иными словами, знак не может в полном объеме передать истинно содержание и  обозначаемого. Последний как порождение культуры очень подвижен, текуч, пластичен и все время пытается  ускользнуть, выйти за пределы, покинуть свою форму. Применительно к теме настоящего исследования заметим, что истинное содержание государственных символов Республики Хакасия постижимо лишь в контексте некоего множества: историко-культурное наследие в материальном (памятники истории (петроглифы) и культуры) и нематериальном (духовном) смыслах;

     - в - третьих, текст как организованный знак символизирует связь между обозначающим ( субъектом) и обозначаемым ( объектом) и выражает воздействие, в силу которого указанное словосочетание воспринимается интерпретатором в качестве знака.

     С одной стороны, как сегмент позитивного правопорядка законодательство о государственных символах Хакасии находится в зависимости от воли правотворца- Верховного Совета Республики Хакасия. В силу чего оно детерминировано его «производством» нормативных правовых актов, в которых при помощи правил юридической техники и юридического письма закрепляются  соответствующие установления - нормы конституционных законов. Благодаря внешней выраженности эти нормы обретает свою материальность, способность быть чувственно-воспринимаемым образованием в пространстве правовой культуры конкретного общества. В силу чего правовые тексты о государственной символике выступают посредником в социально-политическом взаимодействии и граждан и членов гражданского общества, т.е. индивидуальных (первичных) субъектов права, и созданных и поддерживаемых благодаря усилиям людей коллективных (вторичных) субъектов правопорядка: общественных движений, политических партий, различных ассоциаций, государственных органов и учреждений и др.. Политико-правовое взаимодействие субъектов права опосредуется  в общими смыслами, которые  кодируются законами и символами.

     Наиболее рельефно выразить эту мысль помогает историческая справка создания государственных символов Хакасии и описания, приводимые специалистами в области геральдики. Анализ показал, что красный щит амазонок символизирует оберег, защищает и охраняет народ Хакасии. Также красный цвет символизирует природу и ее животворящие силы. На щите изображен крылатый барс, который встречается в наскальных рисунках древних хакасов. Барс - это память о предках, символ идеи, верности, символизирует духовность, идейность, прямоту, мужество. По представлениям хакасов, является представителем высших Небесных сил на Земле, является тотемом (первопредком) и хранителем. Голова барса развернута к зрителю – «позиция настороже», крылья барса смоделированы в виде хакасского орнамента. Солярный знак - символ Вселенной, символ солнца, звезды; четыре луча означают четырех - частный принцип мира. Щит обрамлен березовыми ветвями, которые изогнуты таким образом, что образуют четыре угла. Березовые ветви - это символ мужского и женского начала, изображающие божественные силы, они символизируют благопожелания, благополучие, достаток и благосостояние. Четыре угла олицетворяют четыре времени суток, четыре времени года, четыре стороны света. Государственный герб расположен внутри круга - символа Вечности.

     Другой государственный символ Республики Хакасия – флаг. Он так же кодирует смыслы, сформированные различными историческими периодами развития региона, с целью  сохранить и передать их без потерь будущим поколениям.

     Изначально три цвета флага соответствовали цветам Государственного флага Российской Федерации, подчеркивая тем самым, что Республика Хакасия - субъект Российской Федерации. Зеленый цвет полосы вдоль древка флага - основной цвет знамени Древнехакасского государства - символизирует связь современных хакасов со своими далекими предками. Зеленый также цвет вечной жизни, тайги, весенней степи, лугов, возрождения, дружбы и братства народов Хакасии, традиционный цвет Сибири. Изображенный на флаге солярный знак был обнаружен на каменных изваяниях, встречающихся только на территории Хакасии. Он символизирует дань уважения к поколениям людей, живших на земле Хакасии.

     - в-четвертых, автономность и относительная самостоятельность государственных символов по отношению к смежными знаково-символическими образованиям, как ко вторичным признаками государства (столица Хакасии, государственные праздники, награды и др.), так и первичным признакам государства (государственный аппарат, территориально - административное деление и др.). Все это привносит в правовую реальность смысловой избыточность знаковых систем, которая порождает смысловое приращение знака, ставя тем самым под вопрос четкость и определённость в правовых смыслов, и поэтому не приветствуется    в теоретико-правовом дискурсе.

     На основании изложенного выше можно обоснованно сделать ряд заключений, максимально обобщенного свойства.

     Герб и флаг как государственные символы Республики Хакасия    представляют собой идеально-материальное образование, облеченное в сконструированную при помощи инструментов юридической техники текстуально-символическую форму.

     Благодаря нормативным правовым актам – конституции Республики Хакасия, законам о государственных символах Республики Хакасии в пространстве правовой культуры общества объективируется особое идеальное содержание. Его суть – информация об истории государственности, традиционных верованиях, картине мира, встроенной в религиозное мировоззрение и обусловленной близостью с природой, адаптивными формами существования в ней и др. Это так же информация о традиционных ценностях народа Хакасии. К их числу относятся: уважение к предшествующим поколениям людей, жившим на хакасской земле, верность, духовность, идейность, прямоту, мужество; гармоничного существования мужского и женского начала, благопожелания, благополучие, достаток и благосостояние в течении всего временного цикла ( в разное время года); дружбы и братства народов Хакасии как органической части многонационального и многоконфессионального народа РФ и др..

     Как знаковая система (организованный текс), тексты о государственных символах Хакасии существует на двух уровнях: денотативном и коннотативном, взаимодействие между которыми обеспечивает динамику и функциональность. Первый (денотативный) уровень - уровень нормативного сообщения о гербе и флаге Республики Хакасии. Второй (коннотативный) - уровень сообщает информацию об обусловленной спецификой культуры ценностях - метафизических по своей природе объектах, которые, тем не менее, выполняя нормообразующие и нормосохнаняющие функции в политико-правовом пространстве, обеспечивают правопорядок органического типа.

     Однако взятые сами по себе государственные символы – это «лишь формализованный и, в сущности, статичный продукт общественного, в особенности правового сознания. Он, свою очередь, детерминирован практикой общественных, особенно правовых отношений [8. C. 8] и «ничего не сможет сделать, если выключается из живой связи с правовыми идеями и правовыми отношениями», субъектами которых выступают люди и никто кроме них.

     Исследование культурного наследия в контексте семиотического метода проблематизирует и одновременно предоставляет реальную возможность обратить внимание на Человека. Он предстает  как  социокультурная переменная величина. Но именно от Него, от его духовной активности и  интеллектуально волевых усилий по освоению и трансляции культурных ценностей в повседневных практиках  в зависимость поставлена правовая система и ее функциональная достаточность в обществе.

     Семиотический подход, таким образом, «предлагает» рассмотреть выраженное в  государственно-правовых символах культурное наследие, проясняя при этом специфически человеческий способ жизнедеятельности (активность правосознания человека в процесс восприятия и усвоение ценностей и смыслов, социальное конструирование и др.).

ЛИТЕРАТУРА: 
[1] Глухарева Л.И. Лингвоюридичекие и семиотико-правовые характеристики прав человека // Муромские чтения «Язык и логика закона и права». Материалы XIV Международной конференции 17 апреля 2014 г. М.: РГГУ, 2014. 
[2] Закон  Республики Хакасия «О государственном гербе Республики Хакасия» принят 19 марта 2003 года (с изменениями, внесенными Законом Республики Хакасия от 20 декабря 2006 года N 74-ЗРХ) // 2015, Официальный сайт Верховного совета Республики Хакасия. URL: http://www.vskhakasia.ru/respublika-hakasia/simvolika.html  
[3] Закон Республики Хакасия «О государственном флаге Республики Хакасия» // 2015, Официальный сайт Верховного совета Республики Хакасия. http://www.vskhakasia.ru/respublika-hakasia/simvolika.html 
[4] Конституция Республики Хакасия. Принята на XVII сессии Верховного Совета Республики Хакасия (первого созыва) 25 мая 1995 г. // 2015, Официальный портал Правительства Республики Хакасия. URL: http://www.r-19.ru/mainpage/documents/constitution.html 
[5] Крупеня Е.М. Статусное публичное право: теоретико-правовой и юридико-технический аспект // Муромские чтения «Язык и логика закона и права». Материалы XIV Международной конференции 17 апреля 2014 г. М.: РГГУ, 2014. 
[6] Крупеня Е.М. Познавательный ресурс семиотического подхода в теоретико-правовых исследованиях (на примере статусного публичного права) // Знаково-символическое бытие права. Одиннадцатые Спиридоновские чтения. Материалы Международной научно-теоретической конференции. СПб.: СПбИВЭСЭП, 2013. 
[7] Крупеня Е.М. Статусное публичное право в контексте семиотического анализа // Вестник РГГУ. Серия «Юридические науки». 2012. № 3 (83).
[8] Мальцев Г. В. Понимание права. Подходы и проблемы. М.: Прометей, 1999.  
[9] Моррис Ч. Основания теории знака // Семиотика: сборник переводов. М.: Радуга, 1982.
[10] Основы государственной культурной политики. Утверждены Указом Президента Российской Федерации от 24 декабря 2014 № 808 «Об утверждении основ государственной культурной политики» // 2015, Администрация Президента России. URL: http://www.kremlin.ru/acts/17944 
[11] Ромашов Р.А. Конституция как символ публично-правового порядка // Знаково-символическое бытие права. Одиннадцатые Спиридоновские чтения. Международная научно-теоретическая конференция. СПб., 2013. 
[12] Указа Президента Российской Федерации от 22 апреля 2013 г. «О проведении года Культуры в России» // 2015, Администрация Президента России. URL: http://www.kremlin.ru/acts/17944
[13] Указ Президента Российской Федерации от 24 декабря 2014 г. «Об утверждении основ государственной культурной политики» // 2015, Администрация Президента России. URL: http://www.kremlin.ru/acts/17944 
[14] Указ Президента Российской Федерации  «О проведении в Российской Федерации года литературы» от 12 июня 2014 № 426  // 2015, Администрация Президента России. URL: http://www.kremlin.ru/acts/17944 
[15] Честнов И.Л. Лингвистический «поворот» в постклассической юриспруденции // Муромские чтения «Язык и логика закона и права». Материалы XIV Международной конференции 17 апреля 2014 г. М.: РГГУ, 2014. 
[16] Честнов И.Л. Знаково-символическое бытие права после прагматического поворота // Знаково-символическое бытие права. Одиннадцатые Спиридоновские чтения. Международная научно-теоретическая конференция. СПб., 2013.
Ключевые слова En: 

state, signs of the state, coat of arms, flag, legal semiotics, state cultural policy, legal values, theory of a sign, cultural and historical heritage.