Социально-психологические особенности Интернет-коммуникации в контексте правовой социализации и задач правового просвещения

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 
кандидат психологических наук, ведущий научный сотрудник одела психологического обеспечения прокурорской деятельности НИИ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации
Аннотация: 

Современная Интернет-коммуникация рассматривается в качестве важного инструмента правовой социализации российских граждан, позволяющего им получать правовые знания, социально-правовые представления и установки для регулирования своего поведения не только непосредственно в виртуальном пространстве, но и в повседневной реальности, которые, тем не менее, часто нуждаются в определенной коррекции, актуализируя на государственном уровне задачи правового просвещения. В статье автор анализирует мнения ученых-правоведов, практиков, анализирует имеющиеся мнения, взгляды, терминологию. Так, автор анализирует вопросы объединения в сообщества, движения и многие другие аспекты, автором также подчеркивается, что у госслужащих имеются опасения и предубеждения к интернету, который представляется хаотичной, непонятно структурированной и плохо управляемой средой, которая к тому же довольно агрессивна и враждебна к представителям органов власти. В заключение автор подчеркивает, что надо понимать, что интернет-коммуникация, в том числе общение в соцсетях, это всего лишь инструменты, которые можно использовать и на благо, и во зло. А сам  интернет – это своеобразное отражение реальной жизни, в которой необходимо противодействовать всем негативным явлениям, а также использовать его возможности для праворазъяснения и правового просвещения. Но осуществление такой деятельности, поиск ее приемлемых форм должны быть хорошо продуманы и организованы. Внедрять их нужно очень осторожно, чтобы не добиться прямо противоположного задуманному эффекта и собственной дискредитации (а такого рода ситуации сегодня в российском виртуальном пространстве не являются редкостью), с обязательным привлечением специалистов в сфере веб-коммуникаций.

Ключевые слова: 

сеть, Интернет, Интернет-коммуникация, правовая коммуникация, правовое просвещение, правосознание, правовая социализация, социально-правовая идентификация.

DOI: 

10.17413/2015-2-7

     Согласно данным опросов общественного мнения в современных условиях социальный ориентир на «правовой порядок и законность» выходит на передний план. По сути, именно это становится необходимым условием жизни и развития страны и выступает в качестве ведущей социальной ценности. Соответственно, актуализируется потребность в правовых знаниях, а большинство граждан демонстрирует понимание того, что современное общество может и должно жить в соответствии с конституционными нормами и законодательством. И это не кратковременный социологический тренд, а устойчивая тенденция социально-правовых представлений последнего десятилетия. Тем не менее, другие социологические исследования показывают, что значительное число опрашиваемых честно и прямо отвечают, что в своей повседневной жизни существующими правовыми нормами руководствуются далеко не всегда. Кроме того, ответственность за должное соблюдением правовых норм довольно часто «переносится» на кого-то другого – государство, правоохранительные органы, правозащитников и т.д. Таким образом, очевидно, что, несмотря на возрастающую в обществе гражданскую активность, правые представления многих людей нуждаются в определенной коррекции, а потому актуализируются задачи реализации государственной политики России в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан [7].

     Передовой, научно обоснованный подход к правовому просвещению в первую очередь акцентируется на его важнейшем побудительном мотиве. Человек не является просто потребителем разнообразной, в том числе и правовой, информации и пассивным субъектом правового просвещения и воспитания, его правовое развитие определяется во многом собственной активностью. Следовательно, главная стратегия просветительской работы – вовлечение людей в обсуждение значимых правовых вопросов и реагирование на все факты и события социально-правовой жизни страны. Таким образом, нужно стремиться к активному включению населения в правовую коммуникацию. Только в этом случае возможно создание особой социальной среды – «социально-правового пространства», на основе чего будет формироваться развитое гражданское общество, а также эффективно решаться задачи укрепления российского правового государства [2. С. 62-68].

     Существенное место в этом плане, безусловно, должно отводится интернету, поскольку в значительной степени именно под влиянием коммуникации в зоне рунета происходит возрастание гражданской активности и позитивные изменения в содержании правосознания, что проявляется в самых разных аспектах: добровольческая и благотворительная деятельность; помощь пострадавшим в катастрофах и терактах; участие в просветительской деятельности, направленной на профилактику наркомании, подростковой преступности; помощь правоохранительным органам в охране общественного порядка и т.д. При этом граждане демонстрируют активность и желание участвовать в разработке законопроектов через их публичное обсуждение (1). Соответственно, возрастающий в обществе потенциал гражданской активности (включая реакцию людей, неудовлетворенных некоторыми аспектами социально-правовой жизни) должен быть конструктивно использован.

     В последнее десятилетие в России вполне ощутимы усилия со стороны государства, его властных органов по повышению внимания к правовому информированию и правовому образованию населения, улучшению нравственного климата в обществе за счет стимулирования гласности, открытости деятельности государственных структур и учреждений, их доступности для граждан, в том числе и в виртуальном пространстве на официальных интернет-сайтах.  Повышается эффективность деятельности правовых институтов и, главное, многое делается для укрепления законности и правопорядка в стране, поскольку именно этот фактор оказывает решающее воздействие на правовое сознание населения.

     Однако нельзя не отметить, что сегодня в понимании целей, задач и самой сути правового просвещения интернет-пользователей существует серьезная проблемная зона, которая препятствует эффективности подобной деятельности. Это наличие различных взглядов на социальный феномен интернет-коммуникации, которые сводятся к двум противоположным позициям. На одном полюсе – позиция некоторых представителей гражданского общества, блогеров и рядовых пользователей. Для них интернет – это в первую очередь независимость, свобода слова и самовыражения, которая не приемлет каких-либо искусственных ограничений, цензуры и контроля со стороны государства. По их мнению, само виртуальное пространство выступает интеллектуальной,  креативной средой, способной к саморазвитию и самоорганизации, в которой создаются (и разрушаются) различные гражданские образования, общественные объединения и движения. Но она может быть и довольно жесткой, агрессивной, особенно в том случае, когда «самосохраняется», борется за свободу доступа, самовыражения, децентрализацию, а также с косностью, низкой культурой общения, ригидностью мировоззренческих позиций, чиновничьим произволом и другими деструктивными проявлениями [9. С. 46-52].

     Другой полюс составляют мнения представителей официальных структур, законодательных и исполнительных органов власти, государственных чиновников, которые пытаются противопоставить «хаосу» интернета правила организации, элементы контроля. С этих позиций, главное – это должная правовая регуляция любых интернет-отношений, важным средством которой выступает уровень правового сознания пользователей сети. Последнее очевидно требует своего повышения, на что и должна быть ориентирована просветительская работа. Например, специалист сферы интернет-права, И.М. Рассолов, полагает: «Рост уровня знания субъектами интернет-отношений норм права, повышение уровня их правовой культуры в интернете влияют на укрепление в обществе уважения к законам вообще и, в частности, к тем законам и иным актам, которые регулируют отношения в сфере виртуального пространства. Правосознание [пользователей] является рычагом воздействия на поведение субъектов интернет-отношений, а также фактором  правообразования в области интернета, т.е. фактором разработки новых законов и иных актов. … Субъекты интернет-отношений, соблюдающие правовые правила поведения в виртуальном пространстве, выдвигают ряд требований к праву, которые получают реализацию в виде принятия новых актов, отмены или изменения старых» [8. С. 208-209].

     Кибербезопасность и правовое регулирование интернет-отношений –  безусловно, актуальные задачи современности. Но представителями веб-аудитории подобная «забота» о правосознании интернет-пользователей принимается довольно негативно. В первую очередь потому, что правопросветительская работа в виртуальном пространстве тесно увязывается преимущественно, или исключительно с проблемами и задачами правового регулирования. И это воспринимается не только как противодействие свободе интернета, борьба с ним, но и как препятствование развитию информационных технологий (ИТ), внедрению их в государственное управление. Очевидно, наличие таких противоположных взглядов  на интернет-пользование рождает конфронтацию, деструктивно сказывается на организации правопросветительской деятельности с использованием ИТ, особенно той, агентами которой выступают государственные структуры.

     Кроме того, часто у госслужащих имеются опасения и предубеждения к интернету, который представляется хаотичной, непонятно структурированной и плохо управляемой средой, которая к тому же довольно агрессивна и враждебна к представителям органов власти. Надо отметить, что основания для подобных взглядов имеются. Подверженное «модным» стихийным тенденциям и манипуляциям, с весьма низкой культурой сетевого общения, актуальное состояние информационного пространства рунета заставляет многих задумываться: способно ли оно вообще оказывать позитивные влияния на жизнь социума в самых разных сферах, или социально деструктивно по определению. Свою лепту в формирование недоверия к интернету вносят и результаты некоторых исследований виртуального пространства, авторы которых критически к нему настроены и выявляют факты его негативного влияния. Например, исследования последствий психологической зависимости от интернета [3. С. 45-54], отчуждения от реальности, переноса внутриличностных комплексов в сетевое общение, эффектов психологического заражения и внушения в виртуальном пространстве и т.д. При этом растет число публикаций, описывающих различные правонарушения и преступления, совершаемые в интернете, или с его использованием. На этой, довольно подробно и тщательно аргументированной основе у некоторых складывается негативное восприятие виртуального пространства и сетевой коммуникации. Однако сама жизнь, проникновение интернета в которую только увеличивается, это опровергает.

     На наш взгляд, правовое информирование и просвещение населения в интернете не должно определяться исключительно задачами правового регулирования новой коммуникационной сферы, поскольку это не только сужает смысл подобной просветительской деятельности, но и изначально настраивает против себя многих рядовых пользователей и непосредственных адресатов. Современную интернет-коммуникацию надо рассматривать значительно шире – как важный инструмент правовой социализации [1] граждан, позволяющий им получать правовые знания, социально-правовые представления и установки для регулирования своего поведения не только непосредственно в виртуальном пространстве, но и в повседневной реальности. Российский интернет сегодня демонстрирует немало примеров подтверждающих сказанное.

     Именно посредством интернет-коммуникации организовывались и получали определенную известность разнообразные сообщества и движения, декларирующие себя в качестве борцов за права и свободы, гарантированные российской Конституцией. Самые известные в этом плане: движение «За честные выборы» (2), «Гражданская платформа», «Комитет гражданских инициатив», движение «Стратегия 31» и др. Часто интернет-активность по объединению сторонников и единомышленников стимулировалась актуальной социальной проблемой, или каким-либо значимым событием жизни. Это, например, движения против распространения наркотиков. Наибольшую известность получила интернет-кампания в поддержку движения «Город без наркотиков», но есть и другие подобные инициативные объединения, которые практикуют и «оффлайн-действия». Распространение имеют и различные интернет-сообщества «защитников культурного наследия», протестующие против сноса памятников архитектуры, зданий, имеющих культурную ценность, а также против коммерческой, «точечной» застройки, угрожающей экологии района, или бытовому жизнеобеспечению местных жителей (например, широкую известность получило движение «В защиту Химкинского леса»). Также популярны и движения «В защиту потребителей», практикующие «рейды» и скрытую съемку в магазинах, торгующих просроченным или некачественным товаром (в таких акциях, в частности, были замечены активисты молодежного отделения партии «Единая Россия»).

     Излюбленной тематикой интернет-активистов является борьба с чиновниками и привилегиями. Так, известное сообщество «Синие ведерки» выступает против злоупотреблений в использовании спецсигналов на автомобилях. Другие выявляют факты сокрытия чиновниками незадекларированных средств, движимого и недвижимого имущества (в том числе имеющегося за рубежом), незаконное участие в бизнесе. Третьи уличают владельцев фиктивных дипломов, «наград», ученых степеней и т.п.

     Еще один заметный аспект сетевой активности: интернет стал общественной площадкой для противодействия коррупции в виде попыток публичного разоблачения тех или иных коррупционных действий. Наиболее известна в этом плане деятельность блогера Алексея Навального (ник navalny, сайт «Роспил», ныне уже не функционирующий), прославившегося своими интернет-расследованиями по всей России, что в итоге позволило ему стать одним из новых политических лидеров оппозиции. Со своей стороны государство пытается использовать это направление интернет-активности и перевести ее в контролируемое и правовое русло, например, создавая и развивая структуру «электронного правительства и электронных госуслуг», одной из основных целей которой является именно противодействие коррупции. Однако нельзя не признать, что многие чиновники, заинтересованные в незаконных способах обогащения, всячески препятствуют введению новых технологий в государственное управление, а также стремятся дискредитировать наиболее активных интернет-борцов с коррупцией, благо поводы для этого находятся (3). Тем не менее, сетевая активность в этой сфере, несомненно, находит немало сторонников и в дальнейшем будет только усиливаться.

     Одним из основных факторов, объединяющих все указанные выше, довольно разнородные на первый взгляд, движения и сообщества, является именно активная гражданская позиция, обостренное чувство справедливости и желание противодействовать негативным явлениям современной российской действительности с учетом своего понимания их истоков, причин и  использования доступных средств и возможностей сети. Многие акции и публичные поступки активистов подобных объединений проводятся в реальном мире, но информации о них распространяется через интернет-коммуникации. Именно при помощи интернета сообщества получают известность, одобрение аудитории и пополняются новыми членами, собирают средства и организовывают новые акции и мероприятия. Для активистов таких объединений сам факт принадлежности к ним – важнейший смыслообразующий жизненный мотив и социально-правовая идентификация. Этим же довольно часто объясняется и определяется внимание к деятельности подобных интернет-объединений всех сочувствующих или пассивно интересующихся.

     Можно полагать, что участники таких сообществ неплохо информированы в правовом плане и демонстрируют высокий уровень  социальной ответственности и правового сознания, по крайней мере, по их убеждениям и воззрениям. Однако, известно, что во взглядах сторонников аналогичных гражданских структур существует немало социально-правовых предубеждений, искаженных представлений и ошибочных интерпретаций событий (действие известного социально-психологического механизма каузальной атрибуции). А их поступки и акции часто выходят за рамки «правового поля», нанося тем самым ущерб правопорядку, и вызывают противодействие со стороны государства, правоохранительных органов. Часто правовые взгляды этих людей идеализированы и идеологизированы, а их социально-правовые представления находятся в тесной связи и под влиянием политических идей. Именно поэтому определяющими в их деятельности иногда становятся политические мотивы, сопровождаемые лозунгами социально-правовой направленности. Но, тем не менее, участники этих объединений социально активны, влияют на мнения окружающих и на формирование массовых социально-правовых представлений. Поэтому задача государства и правоохранительных органов не столько противодействие деятельности таких социальных активистов, сколько налаживание диалога с ними, когда это уместно и идет на пользу социально-правовой жизни. Потенциал гражданской активности и социальной ответственности, стремление людей улучшить окружающую действительность должны быть использованы для решения правоприменительных задач и в правопросветительских целях.

     Отдельное направление функционирования подобных движений и сообществ – это борьба за права автовладельцев, за культуру вождения и поведения на дорогах, против незаконной парковки и т.п., а также противодействие злоупотреблениям сотрудников ГИБДД. Здесь необходимо отметить, что многие из указанных выше движений и объединений стали возможны именно с развитием интернета и новых технологий, в первую очередь, с использованием и распространением цифрового видео. Особенно популярны в сети ролики с автомобильных видеорегистраторов. Кроме того, сегодня каждый человек может снять происходящее на мобильный телефон и также разместить полученное видео в сети. В итоге факты недостойного поведения каких-либо персон (например, пьяный дебош на борту самолета) или даже совершенные правонарушения могут быть при помощи интернета мгновенно доведены до общественности (а также и до правоохранительных органов), получить широкое обсуждение и порицание. Многие интернет-активисты полагают, что это может существенно повлиять на культуру публичного поведения и правосознание населения.

     В этой связи в качестве иллюстрации можно привести бытовое событие, произошедшее в Санкт-Петербурге в 2013 г., когда один бизнесмен на «крутой» иномарке, паркуясь у магазина, заехал на тротуар. Проходившая мимо чета пенсионеров сделала ему замечание в резкой форме. В ответ бизнесмен не только не убрал машину, но и толкнул в грудь одного из пенсионеров. Очевидцы сняли происходящее на видео и выложили в интернет. Это вызвало бурное обсуждение и возмущение пользователей. Активисты «вычислили» владельца автомобиля, нашли его персональную страницу в интернете, и устроили ему «троллинг» в веб-терминах (4). Грубиян, в итоге, лично извинился перед обиженными им пенсионерами, также принес публичные извинения в сети, а впоследствии удалил свой аккаунт. Аналогичное, но более резонансное событие и с большими последствиями для участника произошло в Москве. В феврале 2014 г. в интернете появилась видеозапись, где женщина, в которой пользователи опознали сотрудницу МВД РФ, гр. О., выходя из личного автомобиля, толкает на тротуаре девушку с маленьким ребенком в коляске. Скандальное видео вызвало бурное обсуждение в интернете. Гр. О. была уволена из органов, а материалы по инциденту были переданы в военное следственное управление по Москве [5].

     Есть примеры и другого рода, когда пользователи выкладывают в сеть видео «из своей жизни» в надежде получить известность и одобрение интернет-сообщества (большое число просмотров и «лайков» – комментариев «нравится»), а в результате получают сплошь негативные отзывы и даже обструкцию со стороны веб-аудитории. Недавний случай, когда необычный досуг сотрудников омского сырного завода стал поводом для проверки Роспотребнадзора. Работники предприятия выложили в интернет фотографии, где они купаются в бадье с молоком, а следом опубликовали видео производства сыра-косички в антисанитарных условиях. Видео получило резонанс, но не тот, на который, видимо, надеялись его авторы. Число просмотров было большим (более 300 тыс.), однако увидев, в каких условиях на заводе производят продукты питания, возмущенные пользователи – жители Омска не только оставляли сплошь негативные отклики, но и перестали покупать продукцию местного завода, а также обратились в Роспотребнадзор. В итоге, после громкого скандала омский завод был закрыт, а СК России возбудил уголовное дело [6].

     Подобные примеры довольно типичны. Обсуждение в сети аналогичных происшествий происходит регулярно, что, на наш взгляд, наглядно иллюстрирует влияние интернет-коммуникации на нравственную среду и социально-правовую атмосферу современного российского общества, а сам интернет становится важным средством правовой социализации российских граждан. Конечно, при этом существует немало фактов, когда интернет используется в социально деструктивных и преступных целях. Тем не менее, надо понимать, что интернет-коммуникация, в том числе общение в соцсетях, это всего лишь инструменты, которые можно использовать и на благо, и во зло. А сам  интернет – это своеобразное отражение реальной жизни, в которой необходимо противодействовать всем негативным явлениям, а также использовать его возможности для праворазъяснения и правового просвещения. Но осуществление такой деятельности, поиск ее приемлемых форм должны быть хорошо продуманы и организованы. Внедрять их нужно очень осторожно, чтобы не добиться прямо противоположного задуманному эффекта и собственной дискредитации (а такого рода ситуации сегодня в российском виртуальном пространстве не являются редкостью), с обязательным привлечением специалистов в сфере веб-коммуникаций.

ПРИМЕЧАНИЯ

(1) В частности, активное обсуждение в интернете проводилось по проектам федеральных законов «О полиции» и «Об образовании». С 2013 г. проекты нормативно-правовых актов публикуются на портале regulation.gov.ru для их общественного обсуждения.
(2) Здесь, кстати, вполне уместно отметить, что именно использование новой технологии – видеонаблюдение посредством веб-камер на избирательных участках за ходом президентских выборов 2012 г. не только сняло претензии оппонентов о наличии массовых нарушений в процессе голосования, но и позволило значительно снизить накал социальной напряженности, возникший после парламентских выборов 2011 г.
(3) Здесь имеется в виду то, что коммерческая деятельность самого Навального стала предметом судебного разбирательства.
(4) Термин обозначает вид интернет-общения, в котором один из участников – «тролль» (злой дух в скандинавской мифологии) – провоцирует конфликт, оскорбляя других пользователей. Первоначально использовался исключительно в негативном ключе, однако потом стал применяться довольно широко, в том числе для интернет-«атак» на персоны, скандально прославившиеся, или демонстрирующие нарушения этикета поведения. И в этом аспекте стал использоваться, например, и в традиционной журналистике.

ЛИТЕРАТУРА: 
[1] Андрианов М.С. Психологические механизмы и периодизация процесса правовой социализации // Психология и право 2013. № 1. URL: http://psyjournals.ru/psyandlaw
[2] Андрианов М.С., Артемов В.В. Организация и методическое обеспечение работы органов прокуратуры по правовому просвещению // Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. 2014. № 3 (41). 
[3] Асмолов А.Г., Цветкова Н.А., Цветков А.В. Психологическая модель интернет-зависимости личности // Мир психологии. 2004. № 1. 
[4] Герасимов С.И.  Проблемы формирования правосознания и правовой культуры современного российского общества. М.: РПА Минюста России, Щит-М, 2012.
[5] Данные с портала РИА Новости // 2015, РИА Новости. URL: http://ria.ru/society/20140228/997495873.html 
[6] Данные с портала НТВ.Ru // 2015, НТВ. URL: http://www.ntv.ru/novosti/870680#ixzz32FXmGgq5 
[7] Капинус О.С. Проблемы правового просвещения и участие в нем органов прокуратуры. М.: Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 2011.
[8] Рассолов И.М. Право и киберпространство. М.: Московское бюро по правам человека, 2007.
[9] Сидоренко А.А. Настоящее и будущее российского интернета: существующее положение, региональная проекция, перспективы // Вестник общественного мнения. 2010. № 3 (105).
Ключевые слова En: 

network, Internet, Internet communication, legal communication, legal education, sense of justice, legal socialization, social and legal identification.