Принцип добросовестности как основание для освобождения информационного посредника от ответственности за нарушение авторских и смежных прав

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 

кандидат юридических наук, доцент кафедры «Гражданское право» Финансового университета при Правительстве Российской Федерации

Аннотация: 

В настоящей статье автором рассматриваются нормы российского, американского и европейского законодательства об ограничении ответственности информационного посредника. Автором отмечается, что в Докладе Рабочей группы по присоединению Российской Федерации к Всемирной торговой организации было указано на серьезность проблемы пиратства в сети Интернет в нашей стране и недостаточность деятельности по защите прав в отношении пиратства в Интернете. Автором проводится сравнительно-правовой анализ исследуемого законодательства. Предлагается выделить ряд критериев (признаков) информационного посредника, позволяющих отграничить данный вид субъекта правоотношений в числе тех, на кого возложена ответственность за нарушение авторских и смежных прав в сети Интернет. Это позволит четко определить категорию субъектов, не подлежащих привлечению к гражданско-правовой ответственности за нарушения интеллектуальных прав в информационно – коммуникационной среде. В заключении автор делает вывод на основании анализа российской судебной практики, что российские суды понимают концепцию «не знал и не должен был знать» как основание для освобождения информационного посредника  от гражданско-правовой ответственности за нарушение интеллектуальных прав, если результаты интеллектуальной деятельности были размещены им по поручению третьих лиц, без изменения их содержания, имели ссылку на авторство других лиц, что исключало предположение о неправомерности использования соответствующего результата интеллектуальной деятельности, и при получении сведений о нарушении интеллектуальных прав посредник незамедлительно принял необходимые и достаточные меры для прекращения нарушения интеллектуальных прав.

Ключевые слова: 

интеллектуальные права, сеть, Интернет, информационный посредник, провайдер, хостинг-провайдер, произведение, авторские права.

DOI: 

10.17413/2015-2-9

     Пункт 1 статьи 1253.1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) вводит возможность привлечения к ответственности информационного посредника за нарушение интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационной сети на общих основаниях, предусмотренных ГК РФ, при наличии вины с учетом особенностей, установленных пунктами 2 и 3 настоящей статьи.

     Под информационным посредником законодатель понимает три категории субъектов:

  1. лицо, осуществляющее передачу материала в информационно- телекоммуникационной сети, в том числе в сети "Интернет";
  2. лицо, предоставляющее возможность размещения материала или информации, необходимой для его получения с использованием информационно-телекоммуникационной сети;
  3. лицо, предоставляющее возможность доступа к материалу в этой сети.

     По мнению Е.А. Войниканис, понятие "информационный посредник", таким образом, является обобщающим и включает в себя целый ряд лиц, которые составляют цепочку между правообладателем (исполнителем услуги, дистрибьютором товара, автором, владельцем информации и т.п.) и пользователем [3]. Согласно М.В. Демьянец, В.М. Елину, А.К. Жаровой, принято выделять три категории провайдеров: провайдеры содержания (контент-провайдеры), хост-провайдеры и провайдеры доступа [4]. О крайне расплывчатой формулировке статьи 1253.1 ГК РФ в части определения категории информационных посредников говорит А.Лейба, поясняя, что к таковым могут относиться как поставщики услуг по предоставлению доступа в Интернет, так и организации, осуществляющие контроль за размещением информации в Сети, поисковые системы и даже обычные пользователи, разместившие ссылку на нелегальный контент [5. С. 10].

     Итак, в первую категорию информационных посредников ГК РФ включает лиц, осуществляющих передачу материала в информационно- телекоммуникационной сети, в том числе в сети "Интернет. Сюда следует отнести провайдеров доступа. Оператор оказания телематических услуг связи на основании выданной ему лицензии обеспечивает предоставления абоненту и (или) пользователю доступа к сети связи лицензиата; доступа к информационным системам информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе к сети Интернет; приема и передачи телематических электронных сообщений [9].

     Основной акт по защите интеллектуальных прав в США Digital Millennium Copyright Act определяет провайдеров как лиц, предлагающих передачу, маршрутизацию или обеспечение подключения для цифровой онлайн-связи между двумя точками, заданными пользователем, с целью передачи того или иного материала, не внося изменения в отправляемый или принимаемый материал [6].

     Директива ЕС 2000/31/ЕС также выделяет схожую группу информационных посредников, называя их поставщиками информационных услуг, состоящих только в передаче информации, предоставленной получателем услуг, через коммуникационную сеть. Однако в ту же категорию Директива включает и поставщиков информационных услуг, состоящих в предоставлении доступа к коммуникационной сети [7]. Передача и предоставление доступа включают в себя  любое хранение передаваемой информации (автоматическое, промежуточное и кратковременное), но лишь в течение периода, необходимого для осуществления такой передачи, при условии, что информация не будет храниться в течение более длительного периода, чем это необходимо для передачи.

     Вторая категория посредников, согласно ГК РФ, - это лица, предоставляющие возможность размещения материала или информации, необходимой для его получения с использованием информационно-телекоммуникационной сети.

     Во вторую категорию можно включить таких субъектов, как хостинг-провайдеры. На сегодняшний день закон содержит легальное определение хостинг – провайдера, которым признается лицо, оказывающее услуги по предоставлению вычислительной мощности для размещения информации в информационной системе, постоянно подключенной к сети "Интернет" [8]. То есть, можно сказать, что провайдером хостинга является  лицо, предоставляющее услуги хостинга. В свою очередь хостингом считается размещение на сервере провайдера клиентского хоста с предоставлением необходимых сервисов [10].

     Директива ЕС 2000/31/ЕС называет таких посредников поставщиками информационных услуг, которые состоят из хранения информации, предоставленной получателем услуг.

     Третья категория информационных посредников представлена торрент-трекерами, поисковиками, рекламораспространителями контекстной рекламы, а также любым сайтом, на котором размещена ссылка на нарушающий авторское право материал. Надо сказать, что DMCA перечисляя условия освобождения от ответственности информационных посредников, называет в их числе размещения гипертекстовой ссылки на интернет-ресурс, где хранится материал, нарушающий авторское право (Information Location Tools), что позволяет сделать вывод об отнесении сайтов с ссылками на авторские материалы к числу информационных посредников  и американским законодательством.

     Некоторые авторы понимают нормы Директивы ЕС широко, разделяя трех видов информационных посредников (поставщиков услуг) по европейскому законодательству: осуществляющих простую передачу материалов, в соответствии со ст. 12 раздела 4 главы II Директивы ЕС, осуществляющих временное размещение материала, в соответствии со ст. 13 раздела 4 главы II Директивы ЕС и осуществляющих постоянное размещение материала, в соответствии со ст. 14 раздела 4 главы II Директивы ЕС [2. С. 1180 - 1184]. Однако, как кажется, не следует разделять информационных посредников по количеству указанных норм.  Представляется, что статья 13 раздела 4 главы II Директивы ЕС рассматривает все тех же провайдеров доступа, оказывающих информационные услуги, состоящие из передачи информации, предоставленной получателем услуг, с тем однако уточнением, что поставщик услуг осуществляет при этом автоматическое, промежуточное и кратковременное хранение информации, выполняемой единственно с целью обеспечения эффективной передачи информации другим получателям услуг по их требованию. По нашему мнению это одна и та же категория провайдеров доступа, осуществляющих передачу материалов в сети Интернет. Просто, по техническим причинам в некоторых случаях такая передача невозможна без кратковременного хранения (кэширования) информации на устройствах поставщика информационных услуг. При этом, в отличие от российского законодательство, Директива ЕС объединяет в одну категорию информационных посредников провайдеров доступа, включая кэширование, и посредников, предоставляющих доступ к коммуникационной сети.

     Согласно пункту 3 статьи 1250 ГК РФ предусмотренные настоящим Кодексом меры ответственности за нарушение интеллектуальных прав подлежат применению при наличии вины нарушителя, если иное не установлено настоящим Кодексом. При этом требование к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб при осуществлении им предпринимательской деятельности, подлежат удовлетворению независимо от вины нарушителя. Исключение составляют случаи, когда такое лицо докажет, что нарушение интеллектуальных прав произошло вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

     Вместе с тем, несмотря на то, что деятельность посредника можно отнести к предпринимательской, ГК РФ в статьи 1253.1 прямо указал на тот факт, что ответственность информационного посредника наступает только при наличии в его действиях вины.

     Согласно Директиве ЕС провайдеры доступа, которые осуществляют  просто передачу информации, а также поставщики информационных услуг, предоставляющие доступ к коммуникационной сети, не несут ответственности за переданную информацию при условии, что они не инициирует такую передачу, не выбирает получателя передачи и не выбирает или исправляет информацию, содержащуюся в передаче.

     DMCA в п. "a" раздела II устанавливает условия, при соблюдении которых информационные посредники, передающие материал, освобождаются от ответственности. Так,  передача материалов не должна быть инициирована информационным посредником, все действия с материалом должны осуществляться посредством автоматических процессов без выборки материала, не должен осуществляться выбор получателя материала, все промежуточные копии должны быть никому не доступны, кроме получателя, и не должны сохраняться дольше, чем это объективно необходимо, материал не должен изменяться [6].

     Согласно российскому законодательству, если речь идет об информационном посреднике, функцией которого является передача материала в сети Интернет, то он не будет нести ответственность за нарушение интеллектуальных прав, произошедшее в результате такой передачи, если сможет доказать  одновременное наличие следующих обстоятельств. Во-первых, он не должен являться инициатором этой передачи и иметь какое-либо отношение к определению получателя указанного материала. Во-вторых, при передаче материала, нарушающего чужие интеллектуальные права, он не изменял указанный материал. Сюда не входят те изменения, которые были необходимы для обеспечения технологического процесса передачи материала. И, наконец, он не знал и не должен был знать о том, что использование соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицом, инициировавшим передачу материала, содержащего соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, является неправомерным.

     В целом условия освобождения от ответственности информационного посредника по европейскому и американскому законодательству совпадают. Закон США, в отличие от Директивы ЕС вводит дополнительный критерий: все промежуточные копии, созданные случайно для обеспечения передачи материалов, должны быть никому не доступны, кроме получателя, и не должны сохраняться дольше, чем это объективно необходимо. П.2 статьи 1253.1 ГК РФ в целом соответствует условиям, установленным в европейском и американском актах, но также вводит условие, которого в них нет. Речь идет о добросовестности информационного посредника при осуществлении передачи материалы в сети Интернет.

     Для второй категории информационных посредников установлены свои критерии освобождения от ответственности.

     Так, Директива ЕС освобождает от ответственности поставщиков информационных услуг, состоящих из хранения информации, предоставленной получателем услуг, при условии что, во-первых, поставщик не имеет фактических сведений о незаконной деятельности или информации и, в отношении требований о возмещении ущерба, не осведомлен о фактах или обстоятельствах, из которых незаконная деятельность или информация становится очевидной, и, во-вторых, при получении таких сведений поставщик предпринимает оперативные действия по устранению или прекращению доступа к информации.

     Пункт "c" раздела II DMCA в качестве условий для освобождения от ответственности информационных посредников, предоставляющих возможность размещения материалов, называет следующие:  неосведомленность информационного посредника о фактах и обстоятельствах, из которых с очевидностью становится известно о незаконном материале или действиях; отсутствие у информационного посредника прямой финансовой выгоды от использования материала, связанной с таким использованием; принятие оперативных мер по удалению или блокировке материала при получении надлежащего уведомления о нарушении.

     Российский Гражданский кодекс говорит, что информационный посредник, предоставляющий возможность размещения материала в сети Интернет освобождается от ответственности за нарушение интеллектуальных прав, произошедшее в результате размещения в Интернете материала третьим лицом или по его указанию, при одновременном соблюдении таким информационным посредником следующих условий. Прежде всего, он не знал и не должен был знать о том, что использование соответствующих объектов интеллектуальной собственности, содержащихся в таком материале, является неправомерным. При этом он, в случае получения в письменной форме заявления правообладателя о нарушении интеллектуальных прав с указанием страницы сайта и (или) сетевого адреса в сети Интернет, на которых размещен такой материал, своевременно принял необходимые и достаточные меры для прекращения нарушения интеллектуальных прав.

     Как видно, ни европейское, ни российское законодательство не устанавливают такого критерия освобождения информационного посредника от ответственности, как отсутствие прямой финансовой выгоды от использование подлежащего передаче материала. По мнению К.А. Васичкина, введение подобного условия в российское законодательство могло бы повысить уровень защищенности интеллектуальной собственности и послужить дополнительным препятствием для информационных посредников, строящих свою деятельность на основании нарушения интеллектуальных прав [2].

     Следует заметить, что российская судебная практика, задолго до введение в действие статьи 1253.1 ГК РФ, выработала подход, в соответствии с которым информационным посредником не признаются интернет-ресурсы, получающие прибыль от деятельности, связанной с использованием исключительных прав других субъектов, которую осуществляли лица, пользующиеся услугами этого провайдера.

     В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.11.2011 № 6672/11 отмечено, что при привлечении к ответственности владельцев социальных и файлообменных интернет-ресурсов судам необходимо проверять, в частности: получил ли провайдер прибыль от деятельности, связанной с использованием исключительных прав других субъектов, которую осуществляли лица, пользующиеся услугами этого провайдера. В данном деле файл, содержащий незаконный контент (фотографии), был размещен пользователем на файлообменном сервере, владельцем которого является хостинг-провайдер.

     Согласно указанной правовой позиции следует учитывать степень вовлечения провайдера в процесс передачи, хранения и обработки информации, возможность контролировать и изменять ее содержание; получил ли провайдер прибыль от деятельности, связанной с использованием исключительных прав других субъектов, которую осуществляли лица, пользующиеся услугами этого провайдера; установлены ли ограничения объема размещаемой информации, ее доступности для неопределенного круга пользователей, наличие в пользовательском соглашении обязанности пользователя по соблюдению законодательства Российской Федерации при размещении контента и безусловного права провайдера удалить незаконно размещенный контент; отсутствие технологических условий (программ), способствующих нарушению исключительных прав, а также наличие специальных эффективных программ, позволяющих предупредить, отследить или удалить размещенные контрафактные произведения [11].

     Представляется возможным выделить ряд критериев (признаков), при наличии которых приходится говорить о наличие такого субъекта как информационный посредник.

     Во-первых, следует определить от кого исходит инициатива передачи материала в сети Интернет. Информационный посредник не является инициатором такой передачи и не определяет конечного получателя материала.

     Так, руководствуясь рассмотренными выше позициями ВАС РФ, суд пришел к выводу, что провайдер не является лицом, распространяющим произведения, делающим их общедоступными или иным образом совершающим действия в отношении произведений. Произведения были загружены на сайт пользователями самостоятельно. Провайдер не инициировал их загрузку и не был вовлечен в процесс загрузки, не влиял на целостность и содержание загружаемых произведений. В этой связи провайдер не является нарушителем исключительных прав, что исключает его ответственность.

     Создание технической возможности для размещения пользовательского контента на сайте действующим законодательством не запрещено, причинно-следственная связь между созданием такой технической возможности и размещением пользователями произведений на сайте отсутствует [12].

     Как указано в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2008 г. N 10962/08 по делу N А40-6440/07-5-68 "...провайдер не несет ответственности за передаваемую информацию, если не он инициирует ее передачу, выбирает получателя информации [13].

     Согласно подпункту "а" пункта 2 Совместной декларации о свободе выражения мнения и Интернете  ни одно лицо, которое предоставляет лишь технические интернет-услуги, такие как обеспечение доступа или поиск, передача или кэширование информации, не должно нести ответственности за созданный другими лицами контент, который был распространен при помощи этих услуг, если это лицо не вносило в него изменений и не отказывалось выполнить судебное решение об удалении данного контента в случаях, когда оно имеет возможность это сделать [14].

     Вторым критерием информационного посредника является проведение им мониторинга контента и наличие возможности оказать влияние на его целостность. Е.А. Войниканис определяет мониторинг как проверку законности контента в случае, когда не существует особых причин полагать, что контент является незаконным [3].

     Следует заметить, что согласно п.1 статьи 15 Директивы ЕС государства-члены ЕС не должны налагать на поставщиков информационных услуг обязательств по мониторингу информации, которую они передают или хранят, а также обязательств по активному поиску фактов или обстоятельств, указывающих на нелегальную деятельность. В то же время, Директива специально оговаривает право  каждого государства-члена ЕС установить обязательства для поставщиков информационных услуг по предоставлению оперативной информации компетентным органам о подозрениях в отношении нелегальной деятельности, осуществляемой получателем услуг, или в отношении информации, предоставленной получателем услуг, что, по понятным соображениям, невозможно осуществить без предварительного мониторинга. К тому же п. 47  Преамбулы Директива 2000/31/ЕС Европейского парламента и Совета Европейского Союза позволяет государствам – членам ЕС налагать на поставщиков услуг обязательства по контролю в особых случаях, в частности, обязательства выполнить распоряжения национальных органов власти в соответствии с внутренним законодательством [7].

     В соответствии с Правилами регистрации доменных имен в домене RU Координационного центра национального домена сети Интернет администратор домена как лицо, заключившее договор о регистрации доменного имени, осуществляет администрирование домена, т.е. определяет порядок использования домена. Как указал Седьмой арбитражный апелляционный суд, администрирование обычно включает в себя, в том числе, обеспечение размещения информации на сайте, осуществление постоянного мониторинга за состоянием системы безопасности сервисов, необходимых для корректной работы приложения и информации на сайте. Таким образом, ответственность за содержание информации на сайте администратора домена должен нести владелец домена, как лицо, создающее технические условия для посетителей своего Интернет-ресурса. Следовательно, фактическое использование ресурсов сайта невозможно без участия в той или иной форме администратора домена, являющегося лицом, создавшим соответствующие технические условия для посетителей своего Интернет-ресурса [15].

     В другом деле суд указал на то, что доводы ответчика об отсутствии вины, нарушении прав истца непосредственными действиями пользователя сайта, а также внедренном на сайте инструменте, призванном помогать правообладателю эффективно бороться с незаконным контентом (система Content ID), и отсутствие у YouTube, LLC физической и технической возможности, а также обязанности по мониторингу загружаемого третьими лицами контента на сайте http://www.youtube.com/ правового значения для дела не имеют и не являются основанием для отказа в удовлетворении иска; законом правообладателю прямо предоставлена возможность предъявления требований о защите интеллектуальных прав к информационному посреднику на основании пункта 4 статьи 1253.1 Гражданского кодекса РФ; ответчик является таким лицом и, кроме того, созданная на сайте система Content ID также не исключает судебной защиты прав, принадлежащих правообладателю, в целях пресечения со стороны информационного посредника действий, нарушающих такие права или создающих угрозу их нарушения [16].

     Третьим критерием информационного посредника является осуществление им превентивных мер по предотвращению использования результатов интеллектуальной деятельности без согласия правообладателя.

     Так, например, Закон Франции N 2009-669 "О содействии распространению и защите творчества в Интернете" (Loi favorisant la diffusion et la protection de la  sur internet) от 12 июня 2009 года предусматривает т.н. доктрину «трех предупреждений», суть которой состоит в  том, что независимый публичный орган HADOPI, в задачи которого входит  обеспечение защиты объектов авторского и смежных прав в электронных коммуникационных сетях, при выявлении нарушений направляет пользователю рекомендацию, предупреждающую о необходимости прекратить нарушения. Если в течение шести месяцев нарушения не будут прекращены, пользователю повторно направляется еще одно предупреждение. Закон от 28 октября 2009 года N 2009-1311 "Об уголовно-правовой охране литературной и художественной собственности в Интернете" вводит третий этап: HADOPI направляет сведения о правонарушении прокурору, по представлению которого в отношении пользователя суд принимает решение о приостановлении доступа к Интернету на срок от одного месяца до года.

     В своем решении от 9 ноября 2009 года N А45-20867/2009 Арбитражный суд Новосибирской области указал на использование провайдером превентивной меры в форме добровольного прекращения обеспечения технической возможности передачи копии аудиовизуального произведения (кинофильма "Каникулы строгого режима") между пользователями файлообменной сети [17].

     Наконец самым важным критерием информационного посредника выступает его добросовестность. ГК РФ прямо называет в числе оснований для освобождения от ответственности информационных посредников факт того, что он не знал и не должен был знать о том, что использование соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицом, инициировавшим передачу материала, содержащего соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, является неправомерным, либо не знал и не должен был знать о том, что использование соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, содержащихся в таком материале, является неправомерным.

     Эквивалентом категории «не знал и не должен был знать» в Директиве ЕС выступает условие об отсутствии фактических сведений  о незаконной деятельности или информации и не осведомленности о фактах или обстоятельствах, из которых незаконная деятельность или информация становится очевидной.

     Апелляционный суд Парижа разъяснил, что следует понимать под фактическим знанием о незаконном распространении контента с нарушением авторских прав: провайдер считается осведомленным о правонарушении, если он получил уведомление от правообладателя, содержащее причины, позволяющие рассматривать размещение материала как незаконное и допускающее идентифицировать незаконный контент, определить место его размещения на сайте [18].

     Анализ российской судебной практики позволяет сделать вывод о том, что российские суды понимаю концепцию «не знал и не должен был знать» как основание для освобождения информационного посредника  от гражданско-правовой ответственности за нарушение интеллектуальных прав, если результаты интеллектуальной деятельности были размещены им по поручению третьих лиц, без изменения их содержания, имели ссылку на авторство других лиц, что исключало предположение неправомерности использования соответствующего результата интеллектуальной деятельности, и при получении сведений о нарушении интеллектуальных прав посредник незамедлительно принял необходимые и достаточные меры для прекращения нарушения интеллектуальных прав (1). Таким образом, непринятие немедленных, необходимых и достаточных мер для прекращения нарушения исключительных прав рассматривается судами как признак вины в действиях информационного посредника.

ПРИМЕЧАНИЯ

(1) См., напр.: Апелляционное определение Московского областного суда от 30.06.2014 по делу N 33-12285/2014; Постановление Суда по интеллектуальным правам от 28.01.2015 N С01-1286/2014 по делу N А40-169281/2013.

ЛИТЕРАТУРА: 
[1] "Доклад Рабочей группы по присоединению Российской Федерации к Всемирной торговой организации" [рус.] (Вместе с "Законами, правилами и другой информацией...", "Формой уведомления о товарах, содержащих шифровальные средства", "Техническими барьерами в торговле", "Перечнем двухсторонних и многосторонних соглашений в сфере СФС, участником которых является Российская Федерация (с последними изменениями от 4 августа 2011 года)", "Документами, распространенными... в неформальном режиме под символами серии "JOB", начиная с последнего формального заседания Рабочей группы 23 марта 2006 г.") (Принят 16.11.2011 - 17.11.2011) // СПС «КонсультантПлюс», 2015.
[2] Васичкин К.А. Регулирование деятельности информационных посредников в целях охраны интеллектуальных прав в сети Интернет по законодательству России, США и ЕС // Актуальные проблемы российского права. 2014. № 6.
[3] Войниканис Е.А. Право интеллектуальной собственности в цифровую эпоху: парадигма баланса и гибкости. М.: Юриспруденция, 2013.
[4] Демьянец М.В., Елин В.М., Жарова А.К. Предпринимательская деятельность в сети Интернет: монография. М.: ЮРКОМПАНИ, 2014. 
[5] Лейба А. Информационный посредник под прицелом // ЭЖ-Юрист. 2014. № 33.
[6] DMCA section 512(k)(1)(A) // 2015, U.S. Copyright Office. URL: http://www.copyright.gov/legislation/dmca.pdf
[7] Директива 2000/31/ЕС Европейского парламента и Совета Европейского Союза "О некоторых правовых аспектах информационных услуг на внутреннем рынке, в частности, об электронной коммерции (Директива об электронной коммерции)" [рус.] (Вместе с "Исключениями из статьи 3") (Принята в г. Люксембурге 08.06.2000) // 2015, Access to European Union Law. URL: http://eur-lex.europa.eu
[8] Федеральный закон от 27 июля 2006 № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" // СПС «КонсультантПлюс», 2015.
[9] Постановление Правительства Российской Федерации от 18 февраля 2005 № 87 "Об утверждении перечня наименований услуг связи, вносимых в лицензии, и перечней лицензионных условий" // СПС «КонсультантПлюс», 2015.
[10] Постановление Правительства Москвы от 14 июня 2005 № 439-ПП "О дальнейшем проведении работ по созданию Московского городского портала" (вместе с "Концепцией Системы городских порталов", "Функциональными требованиями к Московскому городскому порталу (МГП) в сети Интернет") // СПС «КонсультантПлюс», 2015.
[11] Постановление Президиума ВАС РФ от 01 ноября 2011 № 6672/11 по делу № А40-75669/08-110-609 // СПС «КонсультантПлюс», 2015.
[12] Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27 декабря 2012 № 09АП-34167/2012-ГК по делу № А40-75669/08-110-609 // СПС «КонсультантПлюс», 2015.
[13] Постановление Президиума ВАС РФ от 23 декабря 2008 № 10962/08 по делу № А40-6440/07-5-68 // СПС «КонсультантПлюс», 2015.
[14] Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 09 июля 2013 № 18-П "По делу о проверке конституционности положений пунктов 1, 5 и 6 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Е.В. Крылова" // СПС «КонсультантПлюс», 2015.
[15] Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 06 марта 2014 по делу № А03-12782/2013 // СПС «КонсультантПлюс», 2015.
[16] Решение Московского городского суда от 01 декабря 2014 по делу № 3-218/2014 // СПС «КонсультантПлюс», 2015.
[17] Решение Арбитражного суда Новосибирской области от 9 ноября 2009 года № А45-20867/2009 // СПС «КонсультантПлюс», 2015.
[18] Cour d'appel de Paris (4e ch. Sect. A), 6 mai 2009, Dailymotion c. C. Carion, Nord-Ouest production et autres.
Ключевые слова En: 

intellectual rights, network, Internet, information intermediary, provider, hosting provider, work, copyright.