Основы адвокатской правозащитной деятельности в аспекте реализации государственной уголовно-правовой политики

Номер журнала:

Краткая информация об авторе (ах): 

президент Адвокатской палаты Республики Башкортостан, заведующий кафедрой адвокатуры и нотариата Уфимского института (филиала) Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова

Аннотация: 

В настоящей статье автор проводит исследование правовых аспектов правозащитной деятельности адвоката в Российской Федерации в современных условиях. Автором отмечается, что традиционным и приоритетным направлением правозащитной профессиональной деятельности адвоката в российском судопроизводстве принято считать защитную (правозащитную) функцию. В правозащитной профессиональной деятельности адвоката представляют интерес такие проблемы, как наличие или отсутствие внутреннего убеждения (позиции) по поводу действий подзащитного, возможность или необходимость выработки самостоятельной позиции по делу, круг интересов подзащитного, который обязан отстаивать защитник. Возможность осуществления государством охранительной функции зависит от существования эффективной системы материально-правовых норм, предусматривающих юридическую ответственность за совершение противоправных деяний. Неотъемлемой частью права на защиту является право обвиняемого и подозреваемого на бесплатную юридическую помощь адвоката, назначаемого защитником по решению суда, прокурора, следователя, дознавателя. Важным элементом права на защиту является право обвиняемого и подозреваемого на беспрепятственную коммуникацию с выбранным или назначенным защитником. Автор также рассматривает основные права адвоката, в т.ч. собирать сведения, опрашивать лиц с их согласия, собирать и представлять предметы и документы, привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, фиксировать информацию, совершать иные действия, не противоречащие законодательству Российской Федерации. Автором анализируются вопросы оценки эффективности деятельности адвоката. В заключение автор делает вывод о том, что вышестоящие суды в разные исторические периоды предъявляют различные требования к законности и обоснованности приговоров, и это отражается на количестве оправданий. Многие суды стремились к вынесению оправдательных приговоров только в бесспорных случаях, когда нет ни малейшего сомнения в невиновности подсудимого. Когда же такие сомнения имелись, судьи предпочитали возвращать дела на доследование, где часть из них прекращалась.

Ключевые слова: 

адвокат, адвокатская деятельность, правозащитная деятельность, адвокатура, политика, Россия, РФ.

DOI: 

10.17413/2015-3-5

     Традиционным и приоритетным направлением правозащитной профессиональной деятельности адвоката в российском судопроизводстве принято считать защитную (правозащитную) функцию. Согласно ст. 49 Конституции РФ, каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Пригласить защитника для участия в уголовном деле - это право, а не обязанность подозреваемого (обвиняемого). Если лицо при разъяснении ему соответствующего права отказалось от помощи защитника, но впоследствии изменило свое решение, защитник должен быть допущен к участию в уголовном деле независимо от того, на какой стадии оно находится. При этом защитнику должно быть предоставлено время, достаточное для подготовки к осуществлению своих полномочий.

     Исследуя вопрос об участии адвоката в уголовном деле, ученые рассматривают это направление деятельности адвоката как основное [3. C. 19]. Если права и процессуальная позиция адвоката как представителя производны от прав и интересов представляемого, то юридическая природа функции защиты иная. Защитник, вступая в процесс, призван защищать, а не представлять интересы подзащитного. Он процессуально более самостоятелен в выборе средств и способов защиты и не всегда обязан следовать позиции подзащитного [7].

     В правозащитной профессиональной деятельности адвоката представляют интерес такие проблемы, как наличие или отсутствие внутреннего убеждения (позиции) по поводу действий подзащитного, возможность или необходимость выработки самостоятельной позиции по делу, круг интересов подзащитного, который обязан отстаивать защитник. Внутреннее убеждение адвоката-защитника о действиях подзащитного формируется на основании не только имеющихся доказательств, но и добровольного и глубокого сознания и соблюдения принципов и запретов, основанных на представлениях адвоката о его долге. Формирование позиции по делу - процесс длительный, и на различных стадиях уголовного преследования эта позиция может быть различной. Если адвокат принял на себя обязанность осуществлять защиту, то в силу закона он не вправе от нее отказаться, и здесь на первый план выходит чувство профессионального долга.

     Таким образом, адвокат, предъявивший ордер юридической консультации и не общавшийся до этого со своим доверителем, связан этим фактом и не может по своим моральным, этическим соображениям отказаться от защиты, даже если он после первого общения с доверителем выяснит, что в силу своих убеждений не желает защищать его. Любое государство, будучи важнейшей формой организации цивилизованного общества, возлагает на себя множество социально значимых функций. Одной из них, как известно, является охранительная функция, обусловленная необходимостью защиты интересов общества и государства от противоправных посягательств, создающих опасность для их развития и жизнедеятельности. Несомненно, что современное демократическое правовое государство призвано в первую очередь обеспечивать защиту прав, свобод и законных интересов человека и гражданина, а также общества в целом, конституционного строя государства и иных значимых социальных благ.

     Возможность осуществления государством охранительной функции зависит от существования эффективной системы материально-правовых норм, предусматривающих юридическую ответственность за совершение противоправных деяний. Причем особое значение в такой системе имеют уголовно-правовые нормы, охраняющие интересы общества и государства от преступных посягательств как наиболее опасных проявлений антисоциального поведения и являющиеся источником уголовной политики.

     Однако подобные материальные нормы не способны самореализовываться, т.е. автоматически применяться к лицам, совершившим преступления. Такая реализация возможна только в процессе специальной юрисдикционной деятельности, позволяющей установить все имеющие уголовно-правовое значение обстоятельства, правильно квалифицировать содеянное и на основании этого вынести законный, обоснованный и справедливый правоприменительный акт государственно-властного характера. Правом осуществления такой деятельности могут быть наделены только определенные государственные правоохранительные органы - субъекты уголовной юрисдикции (органы дознания, предварительного следствия, прокуратура и суд) (1). Более того, указанная деятельность, имея юрисдикционную направленность, должна быть строго формализованной, т.е. производиться лишь в установленном процессуальным законом порядке. Эта деятельность называется уголовно-процессуальной, или просто уголовным процессом. Однако указанные субъекты не всегда верно осуществляют уголовно-правовую оценку совершенного деяния, что влечет за собой неправильную квалификацию преступления, а, следовательно и несправедливое назначение наказания.

     Следует отметить, что квалифицированный характер юридической помощи предполагает следующие признаки:

  • соответствие деятельности по оказанию юридической помощи закону;
  • соразмерность действий по оказанию юридической помощи обстоятельствам дела и нормам права;
  • своевременность действий по оказанию юридической помощи (т.е. оказание необходимой в конкретной ситуации юридической помощи) [8. C. 27-28].

     Неисполнение либо ненадлежащее исполнение адвокатом своей конституционной обязанности по оказанию клиенту квалифицированной юридической помощи заключается в оказании адвокатом неквалифицированной либо некачественной юридической помощи.

     Как показывает практика, некачественная юридическая услуга чаще всего ассоциируется:

  • с грубым незнанием юристом материального права, незнанием последних изменений в законодательстве;
  • с нарушениями процессуального порядка: неявкой или опозданием без уважительных причин в судебное заседание, проявлением неуважительного отношения к другим участникам процесса;
  • с неграмотным составлением процессуальных документов (искового заявления, кассационной или надзорной жалобы, мирового соглашения, ходатайства, заявления об обеспечении иска и т.п.) [5. C. 167].

     Из этого следует, что критерии, по которым на практике происходит оценка качества оказания юридической помощи, связывают с их очевидностью, т.е. с их явностью и бесспорностью. К критериям оценки деятельности адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве как квалифицированной юридической помощи, оказываемой им подзащитному, следует отнести:

  • использование адвокатом-защитником для обоснования своей позиции как в целом, так и по отдельным вопросам действующего законодательства, прежде всего УК РФ, УПК РФ, а также определений (постановлений) Конституционного Суда РФ как признающих ту или иную норму неконституционной, так и разъясняющих, какой конституционно-правовой смысл заложен в той или иной норме, но и, конечно, использование постановлений Пленума Верховного Суда РФ (СССР, РСФСР) по уголовным делам, содержащим разъяснения по вопросам применения отдельных положений УК РФ и УПК РФ;
  • правильное составление адвокатом процессуальных документов в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства (например, апелляционной жалобы (ч. 1 ст. 363 УПК РФ));
  • полнота и своевременность выполнения поручения как в целом, так и по отдельным вопросам (например, посещение подозреваемого в ИВС, составление жалобы и т.д.) в соответствии с соглашением об оказании юридической помощи;
  • использование адвокатом-защитником средств и способов защиты, не запрещенных законодательством (п. 1 ч. 1 ст. 7 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", п. 11 ч. 1 ст. 53 УПК РФ и п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката). Перечень запрещенных средств и способов защиты в общем виде представлен в ч. 4 ст. 6 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации". Ей корреспондируются положения ч. 1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката и отдельные положения уголовно-процессуального закона, в частности, адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого (ч. 7 ст. 49 УПК РФ). Кроме того, к запрещенным средствам и способам защиты относят и запрет совершать правонарушения, и, прежде всего, преступления, например, фальсифицировать доказательства по уголовному делу (ч. 2 ст. 303 УК РФ) и т.д.;
  • своевременное и полное выполнение необходимых действий адвокатом, вытекающих из требований Кодекса профессиональной этики адвоката и обстоятельств дела (например, согласно ч. 4 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат-защитник обязан обжаловать приговор: 1) по просьбе подзащитного; 2) при наличии оснований к отмене или изменению приговора по благоприятным для подзащитного мотивам; 3) как правило, в отношении несовершеннолетнего, если суд не разделил позицию адвоката-защитника и назначил более тяжкое наказание или наказание за более тяжкое преступление, чем просил адвокат и др.);
  • соблюдение предписаний уголовно-процессуального законодательства, связанных с процессуальной формой производства по делу (соблюдение процессуальных сроков, правил подсудности, своевременности явки и т.д.);
  • соблюдение решений органов адвокатской палаты, принятых в пределах их компетенции, касающихся деятельности адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве (например, решением Совета АПЧО 29 апреля 2010 года утверждено Положение о соглашении об оказании юридической помощи на территории Челябинской области") [10].

     Нарушение любого из вышеперечисленных критериев оценки деятельности адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве как квалифицированной юридической помощи, оказываемой им подзащитному, приводит к неустранимым сомнениям в качестве оказываемой юридической помощи [6. C. 942]. Проведенный нами опрос адвокатов показал, что более 85% пассивную защиту относят к частным случаям неквалифицированной и непрофессиональной защиты. Так, на заседании квалификационной комиссии Адвокатской палаты Ставропольского края рассматривалась жалоба на бездействие адвоката. Адвокат, заключив договор на защиту на предварительном следствии с П., ни разу не встречался со своим подзащитным наедине и не согласовывал позицию. При проведении допросов своего подзащитного в качестве подозреваемого и обвиняемого, очных ставок с потерпевшим и свидетелем не задал ни одного вопроса. Вся деятельность этого адвоката свелась к молчаливому подписыванию следственных протоколов. Фактически уголовную защиту он не осуществлял [2. C. 16]. Указанная проблема весьма актуальна в условиях современных реалий.

     Большинству российских граждан в силу невысоких доходов приходится иметь дело с членами адвокатских коллегий, бюро и других образований, которые честно делают свое дело: консультируют доверителей, составляют документы, пишут жалобы, защищают обвиняемых либо представляют потерпевших на следствии и в суде, в основном добросовестно отрабатывая свои, безусловно, более скромные, чем у известных адвокатов, гонорары. Но и они могут оказать клиенту неоценимую услугу, поскольку и среди них имеются профессионалы своего дела.

     Обязательным условием реализации права обвиняемого и подозреваемого на квалифицированную юридическую помощь является возможность свободного выбора защитника. В ряде своих решений Верховный Суд признал существенным нарушением уголовно-процессуального закона факт необеспечения обвиняемому права пригласить защитника по своему выбору, факт участия в деле другого адвоката вместо избранного обвиняемым, случаи нарушения права на выбор адвоката.

     Неотъемлемой частью права на защиту является право обвиняемого и подозреваемого на бесплатную юридическую помощь адвоката, назначаемого защитником по решению суда, прокурора, следователя, дознавателя. Подозреваемый и обвиняемый могут быть освобождены от оплаты труда адвоката, участвующего в деле, по их заявлению с учетом материального положения и иных обстоятельств.

     Важным элементом права на защиту является право обвиняемого и подозреваемого на беспрепятственную коммуникацию с выбранным или назначенным защитником. УПК гарантирует право каждого обвиняемого и подозреваемого на конфиденциальные встречи с защитником без ограничения их количества и продолжительности (ст. ст. 46, 47 УПК РФ). Исключением является возможность ограничения встречи защитника с подозреваемым до его первого допроса (ч. 4 ст. 92 УПК РФ). Право на защиту неотделимо от гарантий его осуществления.

     Гарантией права обвиняемого и подозреваемого на защиту является установленная законом обязанность суда, прокурора, следователя и дознавателя разъяснить обвиняемому и подозреваемому их права и обеспечить им возможность защищаться всеми не запрещенными УПК способами и средствами. Права обвиняемого и подозреваемого обеспечиваются указанными субъектами уголовного процесса путем удовлетворения ходатайств обвиняемого и подозреваемого, ознакомления их с материалами дела в установленном законом порядке, соблюдения УПК при производстве следственных и судебных действий, обеспечения участия защитника в деле.

     Гарантиями права на защиту выступают: запрет возлагать на обвиняемого обязанность доказывать свою невиновность (ч. 2 ст. 49 Конституции РФ); право указанных лиц на отказ от дачи показаний) [1. C. 38]. Право обвиняемого и подозреваемого хранить молчание рассматривается Европейским судом как распространяющееся на любую информацию, которая может исходить от обвиняемого. Нарушение права на защиту является существенным нарушением уголовно-процессуального закона и влечет отмену приговора по делу. В соответствии с частью 1 ст. 6 УПК РФ уголовное судопроизводство имеет своим назначением в равной мере как защиту прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступления, так и защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения и ограничения прав и свобод, в том числе прав, связанных с мерами уголовно-процессуального принуждения (применение мер пресечения) [11. C. 123].

     Осуществляя свою деятельность, адвокат вправе:

  1. собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, а также иных организаций. Указанные органы и организации обязаны в порядке, установленном законодательством, выдавать адвокату запрошенные им документы или их надлежащим образом заверенные копии не позднее чем в месячный срок со дня получения запроса адвоката;
  2. опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь;
  3. собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации;
  4. привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи;
  5. беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей), без ограничения числа свиданий и их продолжительности;
  6. фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, по которому адвокат оказывает юридическую помощь, соблюдая при этом государственную и иную охраняемую законом тайну;
  7. совершать иные действия, не противоречащие законодательству Российской Федерации (ч. 3 ст. 6).

 

     Используя вышеперечисленные права, защитник формирует позицию при рассмотрении вопроса о применении или продлении меры пресечения [4. C. 78].

     Одним из эффективных результатов деятельности адвоката в рамках реализации уголовной политики является вынесение оправдательного приговора. Оправдательный приговор - форма судебного контроля за законностью и защитой прав человека на предварительном следствии и дознании. Контроль заключается в проверке и исследовании представленных в суд доказательств и опровержении вывода о том, что преступление совершил обвиняемый. В соответствии с презумпцией невиновности для опровержения обвинения можно лишь установить, что собранные следствием доказательства недостаточны для признания обвиняемого виновным. В УПК РФ 2001 г. включено основание вынесения оправдательного приговора - "подсудимый непричастен к совершению преступления" (п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ), которое заменило основание "не доказано участие обвиняемого в совершении преступления" (УПК РСФСР 1960 г.).

     УПК РФ (ст. 246) предусмотрел вынесение судом постановления о прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям (п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 24 и п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ) в случае отказа прокурора от обвинения. В указанных случаях желательно вынесение не постановления о прекращении дела, а оправдательного приговора по основаниям, указанным отказавшимся от обвинения прокурором. В правосознании граждан оправдательный приговор имеет больший вес, чем постановление суда о прекращении дела. При сравнении оправдательного приговора с обвинительным можно заметить, что оправдание производит более сильное воздействие на психику судебной аудитории (одобрительные возгласы, аплодисменты или знаки несогласия), чем вынесение обвинительного приговора. Оправдательный приговор является достаточно редким явлением в судебной практике. К тому же распространено убеждение, что если уж человек предан суду, то он непременно будет осужден, поэтому оправдание воспринимается как явление чрезвычайно редкое, неожиданное.

     Признаком демократичности судопроизводства является общее количество оправдательных приговоров, постановляемых судами страны, в их сопоставлении с числом обвинительных приговоров. Каждый оправдательный приговор - свидетельство силы судебной власти и защиты, которые не боятся противостоять столь могущественным органам, как прокуратура, министерство внутренних дел или служба государственной безопасности и преодолеть сложившееся под их влиянием общественное мнение (см. приложение).

     Как отмечает И.Л. Петрухин, «количество оправдательных приговоров детерминировано действием ряда факторов, из которых одни способствуют его увеличению, а другие - уменьшению. Оно связано с уголовной политикой и позицией вышестоящих органов судебной власти» [9. C. 22]. Вышестоящие суды в разные исторические периоды предъявляют различные требования к законности и обоснованности приговоров, и это отражается на количестве оправданий. Многие суды стремились к вынесению оправдательных приговоров только в бесспорных случаях, когда нет ни малейшего сомнения в невиновности подсудимого. Когда же такие сомнения имелись, судьи предпочитали возвращать дела на доследование, где часть из них прекращалась.

ПРИМЕЧАНИЯ

(1) К субъектам уголовной юрисдикции относятся как сами государственные органы (органы дознания, предварительного следствия прокуратуры и суда), так и их должностные лица (дознаватель, следователь, прокурор, судья и др.).

ЛИТЕРАТУРА: 
[1] Галушкин А.А., Грудцына Л.Ю. Современные проблемы и тенденции адвокатуры. М.: РУДН, 2015.
[2] Гаспарян Н. Пассивная защита нарушает права граждан // Бизнес-адокат. 2005. № 4.
[3] Игнатов С.Д. Адвокатская деятельность и проблемы ее совершенствования в условиях судебно-правовой реформы. Ижевск, 2000.
[4] Коряковцев В.В., Питулько К.В. Руководство адвоката по уголовным делам. СПб., 2006.
[5] Кратенко М.В. Дисциплинарная практика: оценка качества работы адвоката // Федеральное законодательство об адвокатуре: практика применения и проблемы совершенствования: Материалы Международ. науч.-практ. конф. Екатеринбург, 13 июля 2004 г. Екатеринбург, 2004.
[6] Кудрявцев В.Л. Некоторые проблемы оценки деятельности адвоката-защитника как квалифицированной юридической помощи в уголовном судопроизводстве. Научные труды РАЮН. В 3-х томах. М.: Юрист, 2009. Вып. 9. Т. 3. 
[7] Кучерена А.Г. Адвокатура в условиях судебно-правовой реформы в России. М., 2009. // КонсультантПлюс, 2015.
[8] Мухудинова Н.Р. Обеспечение конституционного права каждого на получение квалифицированной юридической помощи в российском уголовном процессе. Диссертация. Саранск, 2005.
[9] Петрухин И.Л. Оправдательный приговор и уголовная политика // Адвокат. 2007. № 5.
[10] Положение о соглашении об оказании юридической помощи // 2015, Адвокатская палата Челябинской области. URL: http://www.advokat74.com/documents/90/1119.html
[11] Трунов И.Л., Трунова Л.К. Меры пресечения в уголовном процессе. СПб., 2003.
Заголовок En: 

Fundamentals of the Advocacy Human Rights Activities in the Aspect of the State Penal Policy Implementation

Ключевые слова En: 

lawyer, lawyer activity, advocacy work, advocacy, politics, Russia, Russian Federation.